Новое на форуме / в фотоотделе / другие музыканты · Регистрация · Вход · Участники · Правила · Поиск · RSS
Страница 2 из 7«123467»
Майкл Джексон - Форум » Michael Joseph Jackson » Майкл Джозеф Джексон - статьи, книги, воспоминания » Беседы о MJ » Библиотека МАЙКЛА
Библиотека МАЙКЛА
Libra1510Дата: Воскресенье, 17.02.2013, 15:59 | Сообщение # 21
Группа: Модератор
Сообщений: 17802

Статус: Online



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post249838724/ :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. The Giving Tree


Сегодня рассказ пойдет о произведении из личной библиотеки Майкла, название которого знакомо практически всем поклонникам Майкла и в тоже время возможно вы впервые услышите о нем. Ссылку на эту книгу нам дал сам Майкл, когда назвал дерево в Neverland - The Giving Tree:

"Я назвал его мое дарующее [или щедрое] дерево, потому что оно меня вдохновляет. Я вообще люблю лазить по деревьям, но это дерево я люблю больше всего, потому что я поднимаюсь высоко и смотрю вниз сквозь его ветви и я просто люблю его ...»



Шел Сильверстейн. Щедрое дерево(The Giving Tree)



Шелдон Элан «Шел» Сильверстейн (англ. Sheldon Alan 'Shel' Silverstein) (родился 25 сентября 1930 — умер 10 мая 1999) — американский поэт, автор песен, музыкант, карикатурист, сценарист и детских книг, читателям последних известный как Дядюшка Шелби (англ. Uncle Shelby). Некоторые свои карикатуры он подписывал инициалами: S.S. Имя Шела Силверстейна стало широко известно благодаря детским книгам, которые он сам же и иллюстрировал, — прежде всего, «Пропавший кусочек», «Свет на чердаке», «Где кончается тротуар», «Щедрое дерево». Сам автор говорил, что никогда не изучал поэзию и поэтому выработал собственный стиль, расслабленный и повествовательно-разговорный, нередко с использованием нецензурных выражений и элементов разговорной речи. Шел Сильверстейн сочинял сленговую поэзию и даже переписал Гамлета в стиле рэп.

Книги Силверстейна, переведённые на 20 языков, разошлись общемировым тиражом 20 миллионов экземпляров

Шел Сильверстейн родился и вырос в Чикаго. Своим первым источником вдохновения он называл Эла Кэппа: «Первым делом я начал перерисовывать Кэппа, он действительно на меня повлиял. Он умел <здорово> вырисовывать фигурки людей, тела, руки», — говорил Сильверстейн в интервью http://ru.wikipedia.org/wiki....4%D1%81 Стадсу Теркелу. В числе карикатуристов, оказавших на него влияние в ранние годы, Сильверстейн называл также Верджила Парча (англ. Virgil Partch).

В интервью Publisher’s Weekly он рассказывал:

"Когда мне было лет 12-14... я предпочёл бы стать хорошим бейсболистом или иметь успех у девочек, но — в бейсбол играть не умел, танцевать — тоже. К счастью, и девчонки мною не интересовались. Поскольку ничего с этим поделать было нельзя, я начал рисовать и писать. К счастью, мне не пришлось никого копировать, я выработал собственный стиль. Я начал работать прежде, чем ужзнал, что есть <Джеймс> Тёрбер, <Роберт> Бенчли, <Джордж> Прайс и <Сол> Стейнберг. Я впервые увидел их работы, кога мне было уже за тридцать. К тому времени, как я начал интересовать девочек, я был уже весь в работе, и для меня этот успех потерял важность... Работа вошла в привычку."

Шел Силверстайн, интервью Джин Мерсер, Publishers Weekly


Силверстейн поступил в Чикагский художественный институт (англ. Art Institute of Chicago), но ушёл оттуда, проучившись лишь год. Свои первые работы он опубликовал в студенческой газете Roosevelt Torch, затем, поступив на военную службу, — в тихоокеанском филиале газеты «Stars and Stripes» http://ru.wikipedia.org/wiki....%D0%B0) ; здесь, в частности, увидел свет его первый сборник комиксов Take Ten(1955). Вернувшись после демобилизации в Чикаго, Силверстейн начал работать фриланс-карикатуристом для разных журналов (подрабатывая при этом торговлей хот-догами в парках у стадионов). Его карикатуры публиковали журналы Look, Sports Illustrated и This Week. В 1956 году Силверстейн впервые вышел на массовый рынок: книга «Take Ten» была перепечатана издательством Ballantine Books под названием «Grab Your Socks!» (с предисловием Билла Молдина).

В 1957 году Силверстейн стал одним из ведущих карикатуристов журнала Playboy, в качестве корреспондента которого отправился в кругосветное путешествие. В общей сложности здесь вышли 23 выпуска его серии «Shel Silverstein Visits…». Эти путевые карикатурные эссе были собраны в одном сборнике «Playboy’s Silverstein Around the World» (2007), с предисловием Хью Хефнера и введением от музыкального журналиста Митча Майерса. Карикатуры Силверстейна публиковались в «Плейбое» ежегодно начиная с 1957 года до середины 1970-х годов; один из выпусков был расширен и вышел отдельным изданием под заголовком Uncle Shelby’s ABZ Book(Simon & Schuster, 1961); это был первый его сборник предназначенный исключительно для взрослых. В 1960 году один из самых известных рисунков Силверстайна был опубликован на обложке сборника карикатур «Now Here’s My Plan: A Book of Futilities», вышедшего в издательстве Simon & Schuster.

Книги для детей


Силверстайн начал писать для детей по настоятельной рекомендации своего редактора из издательства Harper & Row (ныне HarperCollins), Урсулы Нордстрем (англ. Ursula Nordstrom). Publishers Weekly (описывая автора как «сильного, мускулистого, тренированого мужчину, ветерана Корейской войны»), задал ему вопрос о том, как он пришёл к решению начать писать для детей. Силверстейн отвечал:

"А я к нему и не приходил.Я никогда не собирался ни писать, ни рисовать для детей. Это мой друг Томи Унгерер практически насильно затащил меня, визжащего и упирающегося, в офис Урсулы Нордстрем. И она убедила меня в том, что Томи прав: я вполне могу писать детские книг"

В числе самых известных детских работ Силверстейна — бестселлер «The Giving Tree», «Uncle Shelby’s ABZ», «A Giraffe and a Half», «Lafcadio, the Lion Who Shot Back» (последнюю он называл своей любимой).

Отто Пенцлер в предисловии к антологии детективного романа «Murder for Revenge» (1998) писал о необычайной разносторонности Силверстейна, автора поп-хитов, карикатур, детский рассказов и взрослой юмористической прозы, отмечая, что A Light in the Attic провел два года в списках бестселлеров New York Times, чего не могли достичь ни Стивен Кинг, ни Джон Гришем ни Майкл Крайтон.

Песенное творчество


Интерес к музыке возник у Шела Силверстейна ещё в бытность его студентом Chicago College of Performing Arts при Университете Рузвельта. Впоследствии его песни исполняли Томпалл Глейзер («Put Another Log on the Fire»), Лоретта Линн («One’s on the Way»), The Irish Rovers («The Unicorn»), Джонни Кэш («25 Minutes to Go», «A Boy Named Sue»), Бобби Бэйр («Rosalie’s Good Eats Cafe», «The Mermaid», «The Winner», «Tequila Sheila»). Особый успех имело сотрудничество Силверстейна с рок-группой Dr. Hook & The Medicine Show, для которой он написал песни, ставшие хитами: в частности, «Sylvia's Mother» и «The Cover of the Rolling Stone».

С Бакстером Тейлором Силверстайн написал песню «Marie Laveau», за которую авторский дуэт в 1975 году был удостоен BMI Award. Песня Симлверстайна «The Ballad of Lucy Jordan», впервые записанная Dr. Hook в 1975 году, позже была исполнена Марианн Фэйтфул (1979) и Белиндой Карлайл (1996) http://ru.wikipedia.org/wiki....%D0%B0, а позже была использована в саундтреках к фильмам Montenegro и Thelma & Louise. Песню «Queen of the Silver Dollar» (Dr. Hook, 1972) исполняли позже Дойль Холли (1973), Эммилу Харрис http://ru.wikipedia.org/wiki....B%D1%83 (1975) и Dave & Sugar (1976). Его же «In the Hills of Shiloh» записывали The New Christy Minstrels и Джуди Коллинз. В фильме Ned Kelly (1970) песни Силверстайна исполняли, в числе прочих, Уэйлон Дженнингс и Крис Кристофферсон.

Вот так пишут о Сильверстейне наши:


Говоря о Шеле Сильверстейне, многие западные исследователи используют оборот «человек Ренессанса». Его дарование художника и литератора действительно отличалось редкостной универсальностью. Сильверстейн писал детские стихи и рисовал комиксы для «Плейбоя», был автором притч, оглашаемых с церковных кафедр, и сделал нецензурное переложение «Гамлета» в стиле рэп. Он блестяще иллюстрировал свои стихотворения и сочинял великолепные песни. Получил «Грэмми» и номинировался на «Оскара»…

Он обладал невероятной способностью — совмещать несовместимое.

Его первые детские книги поначалу отказывались публиковать, поскольку считали, что для детей они чересчур сложны, а для взрослых — слишком не серьезны. Но оказалось, что их с одинаковым волнением читают и взрослые и дети.

С простотой, свойственной детской литературе, он говорил о весьма не простых вещах: жертвенности, семейных отношениях, кризисе самоидентификации. Его сочинения одновременно светлы и глубоко трагичны, вероятно, в этом и заключается секрет их притягательности. Его справедливо считают остроумцем, однако заметим, что Сильверстейн никогда не пытается рассмешить читателя любой ценой, — в одном из стихотворений он утверждает, что вечно веселые люди — скучны. Он не желает никого учить или сообщать готовые рецепты, а просто предлагает нам всем сесть с ним вечером у камина, чтобы свободно поговорить о главном. И в мире было не так уж много столь занимательных, а главное — искренних, порою до беспощадности, собеседников.

Еще в советские времена у нас публиковалось несколько детских стихотворений Силь­верстейна, замечательно переведенных Григорием Кружковым, а в последние годы появились и два прозаических перевода мастера. Однако многие из ярких стихов Дядюшки Шелби, как подписывал свои детские книги Сильверстейн, пока еще недоступны русскому читателю.

Забытый язык


Я когда-то владел языком цветов
И брюзжание гусениц мог до конца понять,
Дирижировал хором орущих весной котов
И беседовал с мухой, влетевшей в мою кровать.

Я смеялся над шуткой скворца, был рыдать готов
Вместе с каждой снежинкою, тающей, как мечта.
Я когда-то владел языком цветов…
Как же это ушло?
Как же это ушло?
И — куда?

Дождь


Я глаза распахнул
И на дождь посмотрел снизу вверх,
Он по векам скользнул
И в мой мозг перетек без помех.
И отныне я слышу в кровати всю ночь напролет,
Как внутри головы тихий дождь свои песни поет.

Нелегка моя жизнь —
Каждый шаг, каждый вздох выверяй,
На руках не пройтись —
Как ведро, перельюсь через край.
Вы простите ту чушь, что наплел я на радость молве, —
Я не тот, кем я был, — тихий дождь у меня в голове.

Страх темноты


Я — Реджинальд Крак, я боюсь, когда мрак,
И со светом сплю всю свою жизнь.
Я привык всегда брать
Медвежонка в кровать
И свой палец сосать или грызть.
Слушать мамин рассказ,
В туалет пару раз —
Лишь тогда засыпаю вполне,
Я — Реджинальд Крак, я боюсь, когда мрак,
Не захлопывай книжку на мне.

«Щедрое дерево» почитать можно здесь





Сообщение отредактировал Libra1510 - Воскресенье, 17.02.2013, 16:32
 
Libra1510Дата: Воскресенье, 17.02.2013, 17:31 | Сообщение # 22
Группа: Модератор
Сообщений: 17802

Статус: Online



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post250919058/ :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Сила позитивного мышления

Продолжаю рассказ о книгах из личной библиотеки Майкла. Сегодня:

Норман Пил. Сила позитивного мышления



Об этой книге рассказывает Френк Кассио:


«В выходные в большом городе мы часто ходили в кинотеатры или магазины, где продавались комиксы, но вот что я вспоминаю с особым трепетом, так это то, как Майкл познакомил меня с миром книг и открыл для меня радость чтения. Я страдал дислексией (частичное специфическое нарушение процесса чтения, обусловленное не сформированностью /нарушением высших психических функций и проявляющееся в повторяющихся ошибках стойкого характера – прим. пер.), и чтение вызывало у меня большие затруднения. Но когда однажды я посетовал, что не люблю читать, он просто сказал: «Ну что ж, тогда ты на всю жизнь останешься тупицей и невежей. Фрэнк, ты можешь заниматься любым делом в этом мире, но если не обладаешь знаниями, ты – ничто. Послушай, предположим, я прямо сейчас дам тебе миллион долларов, ты возьмешь его? Или, быть может, предпочтешь получить знания, которые позволят тебе самому заработать этот миллион?»

Конечно, я знал правильный ответ на его вопрос.

- Я выберу знания.

- Все правильно. Потому что благодаря знаниям ты сможешь один миллион превратить в два.

Первая книга, которую Майкл сподвиг меня прочесть, носила название «Сила позитивного мышления». И я увидел, каким образом идеи, описанные в этой книге, связаны с некоторыми вещами, о которых толковал мне Майкл. Я был заинтригован, и барьер между мной и чтением был сломлен. И вот, следуя подсказкам Майкла в книжных магазинах, полный любопытства, что же ему интересно, я начал читать книги, которые он советовал, и заглядывал во все, что читал он сам»

Перевод listener_95 отсюда

Норман Винсент Пил



Родился Пил в Бауэрсвилле, Огайо (Bowersville, Ohio) в 1898 году; высшее образование он получал в Уэслианском Университете Огайо (Ohio Wesleyan University) и в школе богословия при Университете Бостона (Boston University School of Theology).

Воспитан Норман был в лучших традициях методистской церкви; в 1922-м он и сам стал священнослужителем.

В 1932-м Пил перебрался под крыло церкви реформаторов; следующие 52 года он проработал пастором в одной из церквей Манхэттена. Проповедником Норман оказался в высшей степени выдающимся – за время его работы паства церкви увеличилась с 600 до 5000 с лишним человек; слава о проповедях Нормана ходила по всему городу.

Теорию позитивного мышления Пил разработал с помощью психоаналитика Смайли Блэнтона (Smiley Blanton); вместе они работали в собственной религиозно-психиатрической клинике близ церкви и регулярно писали книги – вроде 'Ответ в вере: Психиатр и пастор обсуждают ваши проблемы' ('Faith Is the Answer: A Psychiatrist and a Pastor Discuss Your Problems').

К 1951-му клиника была преобразована в Американский Фонд Религии и Психиатрии (American Foundation of Religion and Psychiatry); Пил занимал пост президента, а Блэнтон служил исполнительным директором. Долго, впрочем, их сотрудничество не продлилось – в 1952-м Норман опубликовал книгу 'Сила позитивного мышления' ('The Power of Positive Thinking'); психиатрическая общественность жестоко раскритиковала сей труд, и Блэнтон счел за благо отречься от Пила.

Еще в 1935-м Пил запустил радиопроект 'Искусство жизни' ('The Art of Living'); это шоу успешно шло в эфире 54 года. С помощью Национального церковного совета (National Council of Churches) Норман сумел перебраться на телевизионный экран; параллельно он состоял в редакторском комитете журнала 'Guideposts' и работал над новыми книгами.

Во время Великой Депрессии Пил – вместе с Джеймсом Кэшем Пенни (James Cash Penney), Артуром Годфри (Arthur Godfrey) и Томасом Уотсоном (Thomas J. Watson) – вошел в первый совет организации '40Plus', помогавшей безработным менеджерам.

В 1960-м Пил выступил в качестве представителя 150 священников-протестантов; в своей речи он высказался против избрания Джона Кеннеди (John F. Kennedy) на пост президента США. Мотивировал свою точку зрения Норман тем, что избрание католика поставит под удар всю культуру страны; в письменном манифесте Пил сотоварищи заявили, что Кеннеди неминуемо поставит интересы католиков выше интересов страны в целом. Следует отметить, что выступал Норман отнюдь не от лица всех протестантов страны – ряд его братьев по вере считали, что он находится в плену слепых предубеждений.

Пил был хорошо знаком с президентом Ричардом Никсоном (Richard Nixon) и его семьей; близки Норман и Ричард были как лично, так и в политическом плане. В 1968-м Нормана даже пригласили на свадьбу Джули Никсон (Julie Nixon) и Дэвида Эйзенхауэра (David Eisenhower). Интересно, что Пил не забыл о дружбе с президентом даже тогда, когда тот существенно утратил популярность у своих избирателей – собственно, Норман продолжал абсолютно спокойно общаться с другом даже в разгар Уотергейтского кризиса.

Другой американский президент, Рональд Рейган (Ronald Reagan), вручил Пилу за вклад в богословие Президентскую Медаль Свободы – высший знак отличия для американского штатского.

Скончался Норман Пил 24-го декабря 1993-го в Поулинге, штат Нью-Йорк (Pawling, New York); на момент смерти ему было 95 лет.

источник

А вот, что написал сам Пил в прологе к книге по случаю выхода из печати двухмиллионного экземпляра:

В то время, когда я писал эту книгу, мне ни разу не пришло в голову, что когда-нибудь выйдет в свет ее юбилейный двухмиллионный экземпляр. Но, если говорить откровенно, я благодарен этому событию не из-за количества проданных книг, а потому что имел удовольствие предложить огромному числу людей простую, но действенную философию относительно образа жизни.

Законы динамики, которым учит эта книга, постигались тяжелым путем проб и ошибок в процессе моих личных исследований жизненного пути человека. Но я нашел в них решение собственных проблем, а у меня, поверьте, их всегда хватало. Эта книга является попыткой поделиться моим духовным опытом, а коль он помог мне, то, думаю, будет полезен и для других.

Формулируя эту простую философию жизни, я нашел и собственные ответы в учениях Иисуса Христа. Я лишь попытался описать эти истины с помощью выражений и мыслей, понятных современным людям. Тот образ жизни, подтверждением которого является эта книга, прекрасен. Он не легок, а зачастую и труден, но зато полон радости и надежды.

Я хорошо помню тот день, когда сел писать эту книгу. Я понимал, что работа требует больших способностей, чем те, которыми я обладал, и поэтому нуждался в Божественной помощи. Мы с женой заручаемся Божественной поддержкой во всех сферах деятельности, а также при решении проблем. Поэтому мы уделяли определенное время самой серьезной молитве, прося Его о руководстве, а затем передавали данный проект в Божьи руки. Когда рукопись была готова к публикации, мы с миссис Пил опять помолились относительно нее. Мы просили лишь о том, чтобы она смогла помочь людям прожить более счастливую жизнь. Когда из-под пресса вышла первая книга их этого двухмиллионного тиража и мы получили ее, тоже был момент духовного подъема. Мы поблагодарили Бога за Его помощь и препоручили Ему эту книгу.

Книга написана для простых людей этого мира, одним из которых являюсь и я сам. Я родился и воспитывался в одном из городков Среднего Запада, в семье, жившей в довольно стесненных условиях, но преданной христианской вере. Я хорошо знаю людей из этих мест, люблю их и верю в них. Когда кто-нибудь из них вверяет Богу свою жизнь, он получает взамен удивительную силу и радость.

Книга написана с глубоким сочувствием к страданиям, трудностям и борьбе людей в процессе их существования. Она учит обретению умиротворенности разума, но не посредством бегства от жизни в спасительный покой, а с помощью особой силы, обеспечивающей движущую энергию для созидательного личного и социального образа жизни. Она учит позитивному мышлению — не как средству достижения славы, богатства или власти, а как инструменту практического применения веры для преодоления препятствий и обретения достойных ценностей жизни. Она учит трудному, упорядоченному образу жизни, который вместе с тем приносит человеку огромную радость, когда он добивается победы над собой и над тяжелыми жизненными обстоятельствами.

Со всеми теми, кто поведал мне о своих славных победах, одержанных благодаря практическому использованию духовных методов, описанных в этой книге, и теми, кто еще обретет этот опыт, я разделяю свою радость относительно всего того, что с ними произошло, когда они стали жить в соответствии с динамичными духовными формулами.

И наконец, я хочу выразить глубокую признательность моим издателям за их неустанную поддержку, сотрудничество и дружбу. Да поможет Бог использовать эту книгу на благо людям.

источник



 
Libra1510Дата: Воскресенье, 17.02.2013, 17:43 | Сообщение # 23
Группа: Модератор
Сообщений: 17802

Статус: Online



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post251344697/ :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Ог Мандино

Еще одна удивительная книга из личной библиотеки Майкла

Ог Мандино. Дар Акабара



В интернете информации об авторе немного, вот довольно скупая биографическая справка из Википедии:



Ог Мандино (англ. Og Mandino, 12 декабря 1923 года — 3 сентября 1996) — американский писатель, «гуру продаж» и автор книги Величайший торговец в мире. Его работы, основанные на христианском фундаментализме, находились под большим влиянием Наполеона Хилла и Эмметта Фокса. На сегодняшний день Мандино остаётся весьма популярным автором. Его книги проданы в количестве более 50 миллионов экземпляров и переведены на более чем двадцать пять различных языков. До 1976 года являлся президентом журнала Success Unlimited и был введён в Зал Славы Национальной Ассоциации Спикеров.

Главным девизом Мандино было «сделай это сейчас». Его книга Величайший торговец в мире в какой то мере была предшественницей некоторых других популярных книг, как, например, Семь привычек высокоэффективных людей.

Мать Ога предрекала ему писательскую судьбу. В старших классах он был редактором газеты и планировал поступать в University of Missouri на факультет журналистики. Однако летом 1940 года его мать неожиданно умерла. Вместо того, чтобы идти в колледж, Он решил пойти работать на бумажную фабрику и работал там до 1942 года, когда он вступил в Армейский Воздушный Корпус. Во время Второй мировой войны он летал на стратегическом бомбардировщике B-24 Liberator.

В 1976 году, когда ему было 52 года, он поразил издательскую индустрию тем, что оставил руководство журналом "Саксэсс Алли-митед", и все свое время посвятил литературной и лекционной работе, став одним из самых любимых в стране ораторов.

**************************************

Почему-то не смогла найти полный текст этой сказки, хотя книги о продажах есть куда ни глянь. И в библиотеке Майкла эти книги тоже были,



но вот сказка меня заинтриговала.

Вот небольшой текст об этой книге нашла в одном из блогов на майле:


Акабар - Звезда, которая спускалась на Землю по Воле Бога несколько раз: первый раз, когда родился младенец Иисус Христос - тогда ей дали название Вифлеемской; второй раз, когда нужно было помочь лапландскому мальчику Туло, чьей путеводной звездой она была... Спустилась она для того, чтобы спасти четырнадцатилетнего Туло и его младшую сестру Яанну от холодной и голодной смерти во время сильнейшей снежной бури, которая свирепствовала на Северных землях Полярной зимой. Но главной её целью было передать мальчику свой Дар - "Креденду", которую Акабар собирал на протяжении многих тысяч лет своей жизни - это дар веры, мудрости, любви... Ради этого Дара Звезда Акабар отдал свою Жизнь!

Креденда - это латинское слово, означающее "вопросы веры", или доктрины, которым необходимо следовать. Оно происходит от глагола "кредере", означающего "верить" или "доверять". Креденда - лишь ключ, который открывает лучшие качества, дремлющие в каждом человеке. Но для того, чтобы "волшебство" произошло, надо быть готовым его принять! Креденда позволит прожить жизнь в мире и гармонии!

а вот отсюда начинается самое интересное! в который раз вспоминаю слова о Майкле - он не делал ничего на показ, если и говорил о своих идеях-идеалах, то не для красного словца.

ОН ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ТАК ЖИЛ.

Скажи мне что ты читаешь и я скажу кто ты. Текст этой креденды решила опубликовать отдельным постом. Я думаю, прочитав, вы поймете почему.



 
Libra1510Дата: Воскресенье, 17.02.2013, 18:31 | Сообщение # 24
Группа: Модератор
Сообщений: 17802

Статус: Online



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post251351631/ :

Библиотека Майкла. Креденда

продолжение. начало здесь

К Р Е Д Е Н Д А



Отвернись от толпы с ее бесплодной погоней за славой и золотом.

Закрывая дверь, никогда не оглядывайся на жалкую возню алчности и честолюбия.

Утри слезы поражения и неудач. Сними с плеч свою тяжелую ношу и отдохни, пока твое сердце не успокоится.



Пребывай в мире с собой. "Сейчас" - уже поздно, чем ты думаешь, ибо твоя жизнь, в лучшем случае - мгновение между двумя вечностями.

Будь бесстрашным. Ничто не может причинить тебе вреда, кроме тебя самого. Делай то, чего ты больше всего боишься, и гордись своими победами.



Концентрируй свою энергию. Быть повсюду - значит не быть нигде.

Береги свое время, ибо это твое величайшее достояние.

Пересматривай свои цели. Прежде чем настроиться на достижение цели, посмотри, счастливы ли люди, уже владеющие тем, чего ты хочешь.

Люби своих ближних и подсчитывай свои благословения. Думай о том, как бы тебе их не хватало, если бы ты остался один.



Отложи в сторону несбыточные мечты и заверши повседневные дела, какими бы незначительныи они тебе ни казались. Все великие свершения достигнуты благодаря упорному труду и ожиданию.



Будь терпеливым. Бог откладывает, но не отказывает.

Будь стойким. Что посеешь, то и пожнёшь, хорошее или плохое.



Не вини других людей в своем нынешнем состоянии: ты стал таким по собственному выбору.

Если придется, учись жить в честной бедности и занимайся более важными делами, чем переноска золота к своей могиле.

Никогда не останавливайся на полпути.

Заботы и тревоги - ржавчина жизни; когда ты прибавляешь вчерашний груз к сегодняшнему, его вес становится невыносимым.

Не жалей себя и возноси хвалу даже за свои неудачи. Ты бы не потерпел неудачу, если бы не нуждался в ней.

Всегда учись у других. Тот, кто учится сам у себя, - нерадивый хозяин.



Будь благоразумен. Не отягощай свою совесть. Живи так, словно ты находишься на арене, наполненной завистниками.



Избегай похвалы. Если видишь в себе что-то, раздувающее твою гордость, присмотрись внимательнее, и ты найдешь более чем достаточно причин для смирения.

Будь мудрым. Пойми, что не все люди были созданы равными, ибо в природе нет равенства; однако еще не родился человек, чей труд не родился бы вместе с ним.

Работай каждый день, как будто этот день - последний в твоей жизни, и относись к людям с нежностью, как будто все они должны умереть сегодня в полночь.



Люби всех, даже тех, кто отвергает тебя, ибо ненависть - это роскошь, которую ты не можешь себе позволить.

Ищи тех, кто нуждается в твоей помощи. Помни: тот, кто дает одной рукой, всегда получает двумя.



Будь жизнерадостным. Самое главное, помни, что для счастливой жизни нужно очень немного.



Смотри в небо. Тянись к нему.



Сверяй свои поступки с волей Господа и спокойно иди к вечности, с улыбкой на губах и милосердием в сердце.



Когда ты уйдешь, о тебе должны сказать, что ты оставил в наследство лучший мир, чем тот, в который пришел.






Сообщение отредактировал Libra1510 - Воскресенье, 17.02.2013, 18:32
 
Libra1510Дата: Пятница, 22.02.2013, 00:04 | Сообщение # 25
Группа: Модератор
Сообщений: 17802

Статус: Online



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post252958690/ :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Мозговой штурм

Давненько я не делала постов о личной библиотеке Майкла, пожалуй пора это все возобновить, сегодня речь пойдет о книге:

Алекс Осборн. Ваша творческая сила



Osborn Alex Faickney (1888 – 1966) США - Американский журналист, один из основателей известного рекламного агентства BBDO (Batten, Barton, Durstine & Osborn). В 1942 году он издал книгу: How to «Think Up», где описал первый вариант мозгового штурма / brainstorming, который использовался им и его сотрудниками в рекламном агентстве ещё в конце 30-х годов XX века.

«Алекс Осборн, один из пионеров в области исследования творчества, говорил: «Количество, количество и ещё раз количество! Вот девиз дня». И добавлял: «Чем больше попыток, тем больше вероятность попадания в цель».

Алекс Осборн утверждал: «Можно считать аксиомой тот факт, что количество идей переходит в качество. Логика и математика подтверждают, что чем больше идей порождает человек, тем больше шансов, что среди них будут хорошие идеи. Причём лучшие идеи приходят в голову не сразу».

Как это часто бывает у успешных проектов, позже историки, культурологи и т.п. наши массу аналогов техники «мозгового штурма» в разные эпохи и у разных народов…

В 1953 году Алекс Осборн издал книгу: Прикладное воображение: принципы и процедуры творческого решения проблемы / Applied Imagination: Principles and Procedures of Creative Problem Solving Applied Imagination и начал проводить семинары по креативу для предпринимателей.

В 1954 году Алекс Осборн создал фонд «Creative Education Foundation» (CEF) для распространения его технологии.

источник

Но для начала немного истории, точнее сказать, одна легенда:


Никому не пожелаешь побывать в переделке типа той, в которую попал американец Алекс Осборн. Представьте себе: вторая мировая война, в открытом океане караван грузовых судов. И так уж случилось, что в какой-то момент они остались без охраны. И вдруг радиотелеграмма: будьте внимательны – в вашем районе действует немецкая подводная лодка. Алекс – он был капитаном одного из этих кораблей – живо себе представил: вот показывается перископ подлодки, а вот и торпеда, оставляя за собой мелкие буруны, мчится прямо в борт. Что делать? Задача, казалось бы, неразрешимая.

И тогда капитан вспомнил практику, к которой в затруднительных положениях прибегали еще средневековые пираты. Выстроилась на палубе вся команда, и все, начиная с младших матросов, отвечали только на один вопрос: как спастись в ситуации торпедной атаки? Можно говорить все, что только придет в голову! – а вдруг чья-то "дикая" идея послужит ключиком к решению проблемы... Например, повар подал такую идею: давайте все выбежим на борт и одновременно подуем на торпеду. Глядишь, и сдуем ее с курса – мимо пройдет...

Им повезло. Подлодка не появилась. Но после войны Осборн вспомнил этот случай и однажды в компании друзей решил проанализировать ситуацию. Вспомнил и предложение повара. И спокойный анализ показал, что абсурдная идея кока привела к настоящему решению! Конечно, "мощным дувом" торпеду не повернешь, как щеки ни напрягай. Но зато ее можно немного притормозить и сбить с курса струей корабельной помпы, которая есть на каждом судне. Конечно, успех не гарантирован – но когда на карту поставлена жизнь, стоит попытаться... Почему бы не использовать такой способ поиска новых идей в мирной жизни? В 1953 году бывший капитан Алекс Осборн выпускает книгу "Управляемое воображение". С нее-то и началась популяризация мозгового штурма в Америке, а затем и в других странах.

источник

Алекс Осборн был одним из руководителей и собственников крупного рекламного агентства BBDO. Он отвечал в компании за творческий процесс и был озабочен тем, что высокий творческий потенциал команды использовался крайне неэффективно. Даже самые острые проблемы решались непозволительно долго, генерацией идей занимался очень узкий круг специалистов, в то время как все остальные работали в режиме исполнителей. Молодые таланты, привлекаемые в компанию, чтобы поправить ситуацию, тоже быстро меркли и не давали той отдачи, на которую делалась ставка. Осборн начал изучать ситуацию и обнаружил, что новичкам было трудно пробиться со своими идеями через стену критики и неприятия.

То, что придумал Осборн, было гениально просто. Он решил разделить процесс поиска новых идей на два этапа — этап генерации и этап анализа. Сотрудники Осборна окрестили придуманный им метод «мозговой атакой» (brainstorming). Во время мозговой атаки поощрялось высказывание любых идей, в том числе совершенно нелепых, бредовых, нереальных, глупых и т.д. Категорически запрещалось критиковать, комментировать, обосновывать или высмеивать чужие или собственные предложения. Все высказанные мысли фиксировались и подвергались рассмотрению только на следующем совещании. Результат превзошел все ожидания, с помощью мозговых атак удалось поставить получение идей на поток.

Изобретение Алекса Осборна, сделанное в 1937 году, долгое время держалось в секрете, поскольку было конкурентным преимуществом агентства. Только в 1953 году Алекс Осборн издал книгу «Управляемое воображение: принципы и процедуры творческого мышления», после выхода которой началось победоносное шествие «мозгового штурма» по всему земному шару.

источник






 
Libra1510Дата: Пятница, 22.02.2013, 00:10 | Сообщение # 26
Группа: Модератор
Сообщений: 17802

Статус: Online



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users....D%E8%FF :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Black History


«Я черный американец, я горжусь своей расой.

Я горжусь тем, кто я такой,

я полон гордости и достоинства»

Майкл Джексон.




Одной из самых солидных составляющих фонда личной библиотеки Майкла является раздел под названием Black History/ Черная история. Иными словами история черного населения Америки. Этот факт так же можно считать увесистым булыжником в адрес тех, кто полагает, что Майкл де, всячески пытался отречься от своих корней, расы и прочая и прочая..



Отличительной особенностью этого раздела является то, что бОльшая часть этих книг на русском языке не издавалась, поэтому представление о них у вас возможно будет весьма туманным, ну за исключением тех людей, кто английским владеет сносно и может себе позволить покупать книги на иностранных сайтах.

Итак, книга первая:

Автобиография Малькольма Икса, рассказанная Алексу Хейли



Амазон дает такую аннотацию к книге:


Автобиография Малкольма Икса показывает типичный путь от незнания и отчаяния к знанию и духовному пробуждению. Когда Малкольм говорит соавтору Алексу Хейли: “Люди не понимают, как целая жизнь человека может быть изменена одной книгой,” он высказывает основные убеждения, подкрепленные попыткой записать личную историю как пример для других. Хотя многие полагают, что его этика была прямо противоположной Мартину Лютеру Кингу Младшему во время борьбы гражданских прав 60-ых, эти двое не столь отличались. Малкольм, возможно, показал самое нехристианское отвращение к любви его врагов, но он понял с Королем, что любовь к Богу и любовь к самому себе являются необходимыми первыми шагами на пути к свободе.

Венди Смит

Вот что пишет Википедия о Малькольме Иксе:

Ма́лкольм Икс (англ. Malcolm X, настоящая фамилия — Литтл, англ. Little, 19 мая 1925 — 21 февраля 1965) — американский борец за права темнокожих, идеолог движения «Нация ислама», оказавший огромное влияние на «чёрных пантер» и движение за сецессию «чёрных штатов».

Малкольм родился 19 мая 1925 года в Омахе, штат Небраска, четвертым из семи детей Эрла Литтла и Луизы Нортон. Отец Малкольма Эрл Литтл (англ. Earl Little) был баптистским деятелем и горячим сторонником чёрного националиста Маркуса Гарви. Эрл участвовал в деятельности знаменитого Чёрного Легиона (англ. Black Legion), что дважды понуждало его семью к переезду и закончилось его убийством в Лансинге, штат Мичиган, в 1931 году. Его мать Луиза в результате этой трагедии получилапсихическое расстройство, которое привело женщину в клинику для душевнобольных.

Оставшись сиротой, Малкольм был одним из лучших учеников в своём классе. Но после того как услышал от любимого учителя, что его мечта стать юристом — это «нереально для негра», не видя больше смысла в учёбе, после долгих мытарств прибился к молодёжным бандам.

В 1946 году он оказался за решёткой за кражу со взломом, где попал под влияние идей «Нация ислама», возглавляемой Элайджей Мухаммедом. Будучи с 1952 года в организации, он сменяет «рабскую» фамилию на латинскую букву «Икс», символизирующую потерю знаний о собственном происхождении и истории предков — проданных в рабство африканцев.

Яркий оратор, Малкольм Икс привлёк в организацию огромное количество людей, в том числе боксёра Кассиуса Клея, после вступления в организацию взявшего имя Мохаммед Али. Издавал газеты «Нации ислама», «Мухаммед говорит», в подвале своего дома. 8 марта 1964 Малкольм Икс публично заявил о своём решении покинуть ряды «Нации ислама». После совершения Малкольмом хаджа в его мировоззрении произошёл коренной перелом: он отказался от чёрного расизма и от всех идей, не соответствующих вероучению ислама.

В Мекке он ощущал эйфорию, наблюдая этнически разнородную и при этом духовно единую массу людей. В исламе он увидел космополитизм, который противоречил идеологии секты «Нация ислама».

Малкольм Икс был застрелен в 1965 году в Гарлеме перед публичным выступлением. Оказал огромное влияние на «Чёрных пантер». В Нью-Йорке его именем назван бульвар. В 1992 году американский режиссёр Спайк Ли снял о нём одноимённый фильм.

И еще кое-что интересное:


"Общественно-политический журнал Newsweek сопоставил 10 престижных литературных рейтингов и представил читателям метасписок главных книг всех времен. Во главе списка неожиданно оказался роман Льва Николаевича Толстого «Война и мир». При составлении рейтинга учитывались данные Modern Library, Нью-Йоркской публичной библиотеки, списка для чтения колледжа Сент-Джонс, рейтинга от Опры Уинфри, «Википедии», газет The Guardian и The Telegraph и издательства Modern Library, которое специализируется на классике. В список, однако, вошли не только художественные произведения. Книги по психологии, экономике, социологии и мемуары тоже удостоились внимания составителей рейтинга". В этот список среди прочих включена автобиография Малькольма Икса.

источник





Сообщение отредактировал Libra1510 - Пятница, 22.02.2013, 00:17
 
Libra1510Дата: Пятница, 22.02.2013, 00:16 | Сообщение # 27
Группа: Модератор
Сообщений: 17802

Статус: Online



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users....D%E8%FF :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Black History II

Кстати, сразу отметила для себя, что одной из самых потрепанных/зачитанных книг в личной библиотеке Майкла была книга

Брауна Стерлинга "Негритянский караван"(The Negro Caravan, 1941)



Этой книги также нет в русском переводе, хотя вполне возможно, что нет только полнотекстового документа в интернете, а вот в научных библиотеках возможно вы ее найдете, потому как издана она была давно и по идейным соображениям классовой борьбы вполне могла быть переведена на русский язык.

Браун (Brown), Стерлинг [Аллан] (p. 1.V.1901, Вашингтон) - поэт, критик, историк литературы. В 1922 г. окончил колледж, в 1923 г. Получил степень магистра искусств в Гарвардском университете и более полувека преподавал литературу. Оказал значительное влияние на развитие литературы американских негров и по праву считается ее старейшиной.

Начал печататься в 1929 г. По его убеждению, главный фактор истории негров - борьба за свободу и демократию, а ценность художественной литературы - в ее верности традициям освободительной борьбы. Эта мысль лежит в основе двух работ по истории негритянской литературы, опубликованных в 1937 г. и переизданных в 1969 г. - "Негр в американской прозе" (The Negro in American Fiction) и "Негритянская поэзия и драма" (Negro Poetry and Drama). Та же тема определяет и содержание одной из лучших анталогий негритянской литературы - "Негритянский караван" (The Negro Caravan, 1941), - одним из составителей и главным редактором которой является Браун. Во введении к "Каравану" Браун писал, что характерной чертой литературы американских негров всегда было свободолюбие, а после освобождения - борьба за гражданские права. Настроениями протеста проникнуты не только песни рабов, но и современный негритянский фольклор. Поэтому важнейшей задачей литераторов-негров должно быть изучение народного творчества. Спиричуэл, блюзы, песни кандальных команд, образы и язык народной песни плодотворно использованы самим Брауном в поэтическом сборнике "Южная дорога" (Southern Road, 1932), а также в собрании стихотворений (Collected Poems, 1980). В первом из них поэт с сочувствием рисует борцов против гнета и произвола (например, героя народной песни рабочего-молотобойца Джона Генри). Многие произведения, написанные рифмованным или классическим белым стихом, по форме и пронизывающему их трагическому мироощущению напоминают поэзию Р. Фроста. Развенчание банального и фальшивого образа покорного, беззаботного негра и широкое использование диалектизмов сближают поэзию Брауна с творчеством Л. Хьюза.

М. Беккер

источник

*****************************************************************************

Джесси Смит. Черные герои 20 века



Информации о книге в русском интернете нет. Вот какую аннотацию на книгу выдает Амазон:


Знаковый сборник афро-американских достижений за последние 100 лет, этот текст исследует жизнь и творчество 150 мужчин и женщин, которые глубоко повлияли на нашу культуру. Через свои вдохновляющие истории, Смит представляет убедительные доводы об афро-американских личностях для дальнейшего изучения их богатого наследия и для всех американцев, с целью задуматься над достижениями 20 века. Содержит 150 фотографий.

Джесси Смит родом из Гринсборо, Северная Каролина в эпоху Джима Кроу, Смит посвятила свою жизнь изучению афро-американского права и истории и является автором многочисленных книг по этим темам. Смит окончила университет Северная Каролина & T со степенью бакалавра по домоводству. После замужества и рождения своего первого ребенка, Смит обучалась в Мичиганском государственном университете и получила степень магистра в области детского развития в 1955 году и степень магистра в области библиотековедения от Джордж Пибоди - колледж при университете Вандербильт в 1957 году. В том же году Смит стала главой каталогизации в Университете Фиска в Нэшвилле, штат Теннесси. Смит стала первой афроамериканкой, получившей степень доктора философии Университета штата Иллинойс.

Смит вернулась в Университет Фиска и стала главным библиотекарем в том же учреждении в 1965 году на этой должности она до сих пор[1]. В 1970-х деятельность Смит была широка и разнообразна, которая включала лекции в Пибоди колледж, работала доцентом в Alabama A&M University, вела стажировки в Black Studies Librarianship, и функционирует в качестве эксперта в Library of Congress Processing Department. За время работы в Университет Фиска, Смит увлеклась каталогизацей/сбором информации о жизни афро-американцев, которой и занимается до сих пор. За свою жизнь она получила многочисленные награды, в том числе Женская Национальная премия Ассоциации книги, the Black Caucus for the American Library Association Achievement Award, and the Anna J. Cooper Award for Distinguished Scholarship. Смит продолжает писать книги, став специалистом в области афро-американских исследований и в настоящее время живет в Нэшвилле, штат Теннесси.

источник

[1]последние данные приходятся на 2010 год.

************************************************

P.S. библиотекари рулят!!! А вы не заметили?)) испытываю дикую гордость за нашу профессию и людей принадлежащих к ней!!!



 
Libra1510Дата: Пятница, 22.02.2013, 22:57 | Сообщение # 28
Группа: Модератор
Сообщений: 17802

Статус: Online



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users....D%E8%FF :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Black History III


Сегодня, потому как день выходной, будет маааленький рассказ об одной книге из личной библиотеки Майкла. Кстати, частенько в воспоминаниях друзей и знакомых Майкла можно прочесть о том, что Майкл очень часто покупал фотоальбомы и мне всегда было любопытно посмотреть что же там, в этих альбомах, внутри. И вот сегодня как раз такой фотоальбом.

Эли Рид. Черные в Америке.



Эллис (Эли) Рид родился в 1946г. Американский фотограф и фотожурналист. Рид, бывший сотрудник Неман в Гарвардском университете (1982-1983) и в настоящее время клинический профессор фотожурналистики при Техасском университете в Остине . В 1970 году стал внештатным фотографом Magnum Photos.

источник

Аннотация на книгу Амазона


Фотограф Eli Reed запечатлел в фотодокументах Черный опыт Америки - от нежных моментов между родителями и детьми и обманчивой невинности сельской жизни, к напряженности городской сцены наркодиллеров. Его работа стремится показать правду, в образах черной Америки изображенную с гневом и состраданием.
























Сообщение отредактировал Libra1510 - Пятница, 22.02.2013, 22:57
 
Libra1510Дата: Пятница, 22.02.2013, 23:05 | Сообщение # 29
Группа: Модератор
Сообщений: 17802

Статус: Online



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users....D%E8%FF :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Черные женщины


Давненько я не делала постов о личной библиотеке Майкла, сегодня рассказ о двух книгах из раздела Black History. Обе книги не переводились на русский язык и не издавались в России, поэтому опять приходится руководствоваться только аннотациями к этим книгам, которые я вам и предлагаю:



Симон Шварц-Барт с Андре Шварц-Барт

Во славу черных женщин.Том1 Древние африканские королевы/ In Praise of Black Women, Volume 1: Ancient African Queens, by Simone Schwarz-Bart



С предисловием Добсон Говард, директор Центра Шомбург по исследованиям в области негритянской культуры / New York Public Library/Нью-йоркская публичная библиотека

Великолепно иллюстрирует вклад черных женщин в искусство и историю


«Во славу черных женщин» воздает великолепное должное женщинам в Африке и африканских диаспорах из древнего прошлого к настоящему. Богато иллюстрированная, с текстом, написанным и выбранным знаменитым романистом Гваделупы Симоной Шварц-Барт, это четырехтомная серия. Которая посвящена замечательным женщинам, менявшим ход истории и формировавших культуру.

Том 1*: Древний африканский королевы ткут совместную устную традицию, народные предания и рассказы, стихи и песни, исторические рассказы и рассказы туристов из Египта в южной части Африки, от предыстории до девятнадцатого века. Эти женщины правители, воины и героини включаяя Amanirenas, королева Kush, которые сражались с римскими войсками и разбили их в Асуане, Daurama, мать семи царств хауса, Амина Кулибали, основатель династии Gabu в Сенегале; Ана де Соуза Nzinga, возглавившая сопротивление португальскому завоеванию Анголы; Беатрис Kimpa Vita, пророк из Конго, которую сожгли на костре христианские миссионеры; Нанда, мать знаменитого царя-воина Shaka Zulu, и многие другие.

Эти необыкновенные истории женщин, рассказанных в стиле африканской устной традиции, поглощают, являются информативными и доступными. Множество иллюстраций, многие из них редкие архивные фотографии, изображают многообразие чернокожих женщин и сделают эту книгу уникальным сокровища для каждого любителя искусства, в каждой школе, и в каждой семье.

Симон Шварц-Барт является автором шести романов, которые были переведены и изданы на многих языках; Between Two Worlds and The Bridge of Beyond были опубликованы на английском языке. Андре Шварц-Барт является автором трех романов, в том числе Le dernier des Justes (The Last of the Just), который был награжден в 1959 году Гонкуровской премией и была переведена на двадцать языков.

источник

Кэтлин Томпсон и Хилари Mac Остин

Лицо нашего прошлого. Изображения черных женщин от колониальной Америки до настоящего времени/ The Face of Our Past: Images of Black Women from Colonial America to the Present, by Kathleen Thompson and Hilary MacAustin

Введение Дарлин Кларк Hine

Broadway Books, 1999



Обыкновенные черные женщины, больше, чем любая другая группа в Америке, были исключены из истории. Как Дарлин Кларк Хин отмечает в своем предисловии к этой мощной и волнующей книге "распространение визуальной истории является более важным, по отношению к черным женщинам, пожалуй, чем с любой другой частью американского населения. Мы слишком хорошо знаем как должны выглядеть черные женщины по мнению общества , стереотипы в изобилии - от мамы- горничной до трагической мулатки черной соблазнительницы. Восприятие Америкой черной женщины окрашено множеством унизительных образов и предположений, которые распространились в связи с последствиями рабства и с некоторые изменениями существуют и сегодня. Мы стали свидетелями искажения образа черных женщин в кино и на телевидении. Мы видели черные женские лица и тела, пристыженные и эксплуатируемые. То, что мы не видели, является простой правдой их жизней. Эта книга поможет уничтожить, или по крайней мере сместить, много отрицательных и дегуманизирующих стереотипов и карикатур на Черных женщин, которые населяют наше сознание.

На кого похожи темнокожие женщины? На кого они похожи на работе или с их семьями? Какие лица они представляют миру, и какие лица мир вынудил их приобрести? Мы можем посмотреть напрасно большинству иллюстрированных историй Америки и даже африканской Америки, изображающих черных женщин. Даже академические исследования Black women в Черной женской истории имеют тенденцию включать немного, если таковые имеются, фотографий. Из изображений, которые ранее были представлены в печати, большинство это известные черные женщины."

The Face of Our Past выводит на центр сцены обычную черную женщину, показывая, как она живет, любит свою семью, работает, чтобы выжить, борется за свой народ и выражает свою индивидуальность. Кроме того, 302 тщательно отобранные Кэтлин Томпсон и Хилари Mac Остин фотографии дополнены цитатами из писем, дневников, журналов и других источников

источник

* у Майкла был только один том из четырех.





Сообщение отредактировал Libra1510 - Пятница, 22.02.2013, 23:07
 
Libra1510Дата: Среда, 13.03.2013, 18:57 | Сообщение # 30
Группа: Модератор
Сообщений: 17802

Статус: Online



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post256327879/ :

Читатель. Более тихая сторона Майкла Джексона


Майкл Джексон: Я смотрю мультфильмы. Я люблю мультфильмы. Я играю в видеоигры. Иногда я читаю.

Пол Тиру: Вы имеете ввиду, что читаете книги?

Майкл Джексон: Да. Я люблю читать рассказы и все.

Пол Тиру: Кто-то конкретно?

Майкл Джексон: Сомерсет Моэм … Уитман. Хемингуэй. Твен.



Кто бы мог подумать? Майкл Джексон серьезный читатель? Воспоминание Пола Тиру о старой беседе, изданной в недавней London Telegraph. указывает на это и история от 27 июня в L.A. Times также подтверждает это. Джексон, конечно, не единственный популярный музыкант, который, как известно, имел литературную склонность — Кит Ричардс любитель почитать 10,000 Maniacs days, Натали Мерхант бросила копии книги в мягкой обложке Джека Керуака “На Дороге” в аудиторию — но он – Майкл Джексон - является, конечно, самым удивительным.

Или возможно нет. То, что Джексон был сложен и беспокоен - общеизвестно. И хотя Калифорния принимает легионы гуру самоусовершенствования, клиники и таблетки всех видов, большая литература боролась с загадками условий человеческого существования в течение многих столетий. Всюду куда он, возможно, обращался за ответами, теперь очевидно, что Майкл Джексон находил утешение только в литературе.



В истории L.A. Times многочисленные южные Калифорнийские продавцы книг сообщили, что Джексон был постоянным и хорошим клиентом, часто уезжающим с четырьмя или пятью книгами. Иногда магазин получал просьбу закрыться пораньше, чтобы он мог посмотреть книги, не встречаясь с поклонниками. Он всегда прибывал с огромными телохранителями и иногда просматривал полки в больше обычного размера темных очках или в хирургической маске или под черным зонтиком. Он редко говорил, но когда он делал это, он был тих и вежлив. Один продавец вспомнил, что Джексон любил поэзию, а другой, что он одобрил Эмерсона. “Я думаю, что Вы нашли бы много необыкновенной, все-принимающей философии в его лирике” - сказал один из них "Таймс".

Джексону нравилось обсуждать то, что он прочитал, хотя круг доверенных лиц, которые могли обсуждать с ним/ идти с ним в ногу интелектуально был, вероятно, маленьким. “Мы говорили о психологии, Фрейде и Юнге, Готорне, социологии, Черной истории и социологии, имеющей дело с расовыми проблемами” сказал один из поверенных Джексона, Боб Сэнджер L.A. Weekly. отмечая, что Джексон был сведущим в классических работах всех вышеназванных авторов и в завершение Сэнджер сказал: “Выйдите на улицу и попытайтесь найти пять человек, которые смогут поговорить о Фрейде и Юнге.”



Тиру был удивлен тем, каким реалистичным оказался Джексон. Узнавая о возможности интервью у Элизабет Тэйлор (“Он будет говорить с Вами, если я попрошу его об этом”), Тиру был разбужен телефонным звонком вскоре после полуночи от самого Короля Поп-музыки (“голос был хриплым, ломающимся, ребяческим”). После небольшого разговора о близкой дружбе Джексона с Тэйлор, которую Тиру сравнивает с отношениям между Венди и Питером Пэном, разговор охватил вопросы славы и семьи, прежде чем перейти к теме потерянного детства.

Теру процитировал строки из ирландского поэта Джорджа Уильяма Рассела: “ Христос был предан, В потерянном детстве Иуды. ” Ответ Джексона был мягким "ничего себе" и затем последовала серия скоропалительных вопросов о том, что это означало, и что точно было известно об Иуде, его детстве и его жизни. “Я сказал ему, - объяснил Тэру, - что у Иуды были рыжие волосы, что он был казначеем Апостолов, что он, возможно, был Sicarii — член радикальной еврейской группы, что он, возможно, не умер, повесившись, но так или иначе взорвался ” Это продолжалось еще 20 минут на тему “библейские апокрифические книги с Майклом Джексоном о потерянном детстве Иуды” прежде, чем звезда произнесла другое мягкое: "ничего себе".

Так, в его тихие моменты Джексон читал долго и глубоко, ища вдохновение и способность проникновения в суть вещей. Тогда, почему были сделаны те бессодержательные туры по Neverland Ranch (как до, так и после его смерти), в которых подчеркивались карнавальные аттракционы и зоопарк с животными, фонтаны и цветочные часы, роскошный особняк и кинотеатр и никогда не показывали и даже не упоминали о личной библиотеке Джексона? Которая, по словам Сэнджера в LA Weekly, состоит из десяти тысяч томов. Таким образом, я смею предположить, там может лежать больше, чем несколько ответов на многие загадки Майкла Джексона.




 
Libra1510Дата: Среда, 13.03.2013, 19:40 | Сообщение # 31
Группа: Модератор
Сообщений: 17802

Статус: Online



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post256921050/ :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Мартин Лютер Кинг


Пожалуй, об этой книге было бы логичнее рассказать в самом начале серии моих постов посвященных Черной Истории, но я решила именно этой книгой завершить рассказ об этом разделе фонда личной библиотеки Майкла. Книга посвящена, пожалуй, самому яркому представителю борца за права и свободы черного населения Америки – Мартина Лютера Кинга. Книга также не переведена на русский язык и не издавалась в России.

Вот, что пишет Амазон об этой книге:



Наследие Мартина Лютера Кинга и движение за гражданские права хорошо документированы в прозе, но ее чисто эмоциональная сила не может сравниться с фотографиями этой эпохи. Это вызов для слова писателя - соответствовать силе фотографий Боба Эйдельмана в этой книге, но романист и эссеист Чарльз Джонсон поднимается к задаче рассказа о жизни и смерти Кинга, а также героической борьбы афро-американцев в Соединенных Штатах. Джонсон, автор Middle Passage (который выиграл в 1990 году Национальную книжную премию), предлагает исключительный контрапункт, перемешивая фото с глубиной и весом своих эссе и заголовков. "Как быстро мы забываем, что Кинг был не только правозащитник,» - пишет Джонсон -, «но и выдающийся моральный философ этой страны, духовным наставником, отцом и мужем, и что эти разноплановые роли, эти различные аспекты его слишком краткой жизни были основой для его особой «мечты», которая вдохновила миллионы людей во всем мире "

Вот что пишет Вики http://ru.wikipedia.org/wiki....5%D1%80



Ма́ртин Лю́тер Кинг (англ. Martin Luther King; 15 января 1929, Атланта, штат Джорджия, США — 4 апреля 1968, Мемфис, Теннесси,США) — самый известный афроамериканский баптистский проповедник, яркий оратор, лидер Движения за гражданские права чернокожих в США. Мартин Лютер Кинг стал первым активным деятелем черного движения США и первым ярким борцом за гражданские права чернокожих в США, борясь с дискриминацией, расизмом и сегрегацией. Также активно выступал против колониальной агрессии США, в частности, во Вьетнаме. За важный вклад в демократизацию американского общества в 1964 году Мартину была присуждена Нобелевская премия мира. Убит в Мемфисе http://ru.wikipedia.org/wiki....D0%B8), штат Теннесси, предположительно Джеймсом Эрлом Реем.

В 2004 году (посмертно) награжден высшей наградой США Золотой медалью Конгресса.

Мартин Лютер Кинг родился 15 января 1929 года в городе Атланта (Джорджия) в семье пастора баптистской церкви. Дом Кингов располагался на Оберн-авеню — районе Атланты, где жили темнокожие, принадлежавшие к среднему классу. В 13 лет он поступил в лицей при университете Атланты. В 15 лет он победил на конкурсе ораторов, проводившемся афроамериканской организацией Джорджии.

Осенью 1944 года Кинг поступил в колледж Морхауз. В этот период он стал членом Национальной ассоциации прогресса цветного населения. Здесь он узнал о том, что против расизма выступают не только чернокожие, но и многие белые.

В 1947 году Кинг был рукоположен как служитель, став помощником отца в церкви. Получив в колледже степень бакалавра по социологии в 1948 году, он поступил в теологическую семинарию Кроузера в Честере, штат Пенсильвания, где в 1951 году получил степень бакалавра богословия. В 1955 году Бостонским университетом ему была присуждена степень доктора теологии.

Кинг очень часто посещал баптистскую церковь Эбенезер, где служил его отец. Там он совершил покаяние, это произошло в 1940 году.

В январе 1952 года, прожив в Бостоне около пяти месяцев, Кинг познакомился со студенткой консерватории Кореттой Скотт. Через полгода Кинг пригласил девушку поехать вместе с ним в Атланту. Познакомившись с Кореттой, родители дали свое согласие на их брак.

Мартин Лютер Кинг и его жена Коретта Скотт Кинг http://ru.wikipedia.org/wiki....2%D1%82 обвенчались в доме её матери 18 июня 1953 года. Венчал новобрачных отец жениха. Коретта получила диплом по классу вокала и скрипки в Консерватории Новой Англии. После окончания консерватории они с мужем переехали в г. Монтгомери http://ru.wikipedia.org/wiki....D0%B0), штат Алабама, в сентябре 1954 года. Супружеская чета Кингов имела четырёх детей.

В 1954 году Кинг стал пастором баптистской церкви в Монтгомери, штат Алабама. В Монтгомери он возглавил крупную акцию протеста чернокожего населения против расовой сегрегации в общественном транспорте, после того, как в декабре 1955 года произошёл инцидент с Розой Паркс http://ru.wikipedia.org/wiki....B%D0%B8 . Бойкот автобусных линий в Монтгомери, длившийся более 380 дней, несмотря на сопротивление властей и расистов, привёл к успеху акции — Верховный суд США признал сегрегацию в Алабаме неконституционной.

В январе 1957 года Кинг был избран главой организации «Конференция руководства христиан юга», созданной для борьбы за гражданские права афроамериканского населения. В сентябре 1958 года был ранен ножом в Гарлеме. В 1960 году Кинг по приглашению Джавахарлала Неру http://ru.wikipedia.org/wiki....0%D0%BB посетил Индию, где изучал деятельность Махатмы Ганди http://ru.wikipedia.org/wiki....C%D0%B0 .

Своими выступлениями (некоторые из них сейчас считаются классикой ораторского искусства) он призывал добиваться равенства мирными способами. Его речи дали энергию движению за гражданские права в обществе — начались марши, экономические бойкоты, массовые уходы в тюрьмы и так далее.

Широкую известность получила речь Мартина Лютера Кинга «У меня есть мечта» («I have a dream»), которую во время марша на Вашингтон http://ru.wikipedia.org/wiki....%D1%8F) в 1963 году у подножья монумента Линкольнуслушали около 300 тысяч американцев. В этой речи он восславил расовое примирение. Кинг заново определил суть американской демократической мечты и разжёг в ней новый духовный огонь. Роль Кинга в ненасильственной борьбе за принятие закона, запрещающего расовую дискриминацию, была отмечена Нобелевской премией мира.

Как политик, Кинг являлся поистине уникальной фигурой. Излагая сущность своего лидерства, он оперировал главным образом религиозными терминами. Он определял руководство движением в защиту гражданских прав как продолжение прежней пастырской службы и использовал в большинстве посланий афроамериканский религиозный опыт. Согласно традиционному стандарту американских политических взглядов, он являлся лидером, верящим в христианскую любовь.

Подобно множеству других ярких личностей американской истории, Кинг прибегал к религиозной фразеологии, тем самым вызывая восторженный духовный отклик у своей аудитории.

Начиная с 1963 года и вплоть до смерти Мартин Лютер Кинг преследовался ФБР в рамках секретной программы COINTELPRO].

28 марта 1968 года Кинг возглавил 6-тысячный марш протеста в деловой части Мемфиса http://ru.wikipedia.org/wiki....%D0%B8) (штат Теннесси), целью которого была поддержка бастующих рабочих. 3 апреля, выступая в Мемфисе, Кинг сказал: «Впереди у нас трудные дни. Но это не имеет значения. Потому что я побывал на вершине горы… Я смотрел вперёд и видел Землю обетованную. Может быть, я не буду там с вами, но я хочу, чтобы вы знали сейчас — все мы, весь народ увидит эту Землю». 4 апреля, в 18 часов 01 минуту Кинг был смертельно ранен снайпером, когда стоял на балконе в мемфисском мотеле «Лоррейн» http://ru.wikipedia.org/w....dlink=1 .

Это убийство вызвало общенациональное возмущение, сопровождавшееся бунтами чернокожего населения более чем в ста городах. В федеральной столице дома горели в шести кварталах от Белого дома, а на балконах Капитолия и лужайках вокруг Белого дома разместились пулемётчики. По всей стране 46 человек были убиты, 2,5 тысячи ранены, а на подавление беспорядков были брошены 70 тысяч солдат. В глазах активистов убийство Кинга символизировало неисправимость системы и убедило тысячи людей в том, что ненасильственное сопротивление ведёт в тупик. Всё больше чернокожих обращали свои взоры к организациям, подобным «Чёрным пантерам»

Убийца, Джеймс Эрл Рей, получил 99 лет тюремного заключения. Официально было признано, что Рей был убийцей-одиночкой, но многие [4] http://ru.wikipedia.org/wiki...._note-4 считают, что Кинг пал жертвой заговора. Епископальная церковь США признала Кинга мучеником, отдавшим жизнь за христианскую веру, его статуя размещена в Вестминстерском аббатстве (Англия) в ряду мучеников XX века. Кинг был выдвинут в помазанники Божьи, и считалось, что он стоял у истоков демократических достижений движения в защиту гражданских прав.

Кинг был первым темнокожим американцем, кому был установлен бюст в Большой ротонде Капитолия http://ru.wikipedia.org/wiki....%D0%BD) в Вашингтоне http://ru.wikipedia.org/wiki....%D1%8F) . Третий понедельник января отмечается в Америке как День Мартина Лютера Кинга и считается национальным праздником.

**************************

ну и в качестве логического завершения:

Фрагмент знаменитой речи Мартина Лютера Кинга "У меня есть мечта" звучит в песне History.



а также:






Сообщение отредактировал Libra1510 - Среда, 13.03.2013, 20:10
 
Libra1510Дата: Среда, 13.03.2013, 20:54 | Сообщение # 32
Группа: Модератор
Сообщений: 17802

Статус: Online



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post257511896/ :

Если любовь сочтет тебя достойным, она будет направлять твой путь.


С сегодняшнего дня начинаю рассказ о поэтическом разделе в личной библиотеке Майкла. Имя следующего писателя я узнала немногим раньше вас. Зовут его Джебран Халиль Джебран. И в свою личную библиотеку Майкл приобрел книгу «Пророк»



Джебран Халиль Джебран (араб. جبران خليل جبران, англ. Khalil или Kahlil Gibran, Gibran Khalil Gibran; 6 января 1883, Бишари - 10 апреля 1931, Нью-Йорк) - ливанский и американский философ, художник, поэт и прозаик. Выдающийся арабский писатель и философ всего XX века. Родился в Ливане, на земле, давшей миру многих пророков. Сын крестьянина из маленькой, заброшенной в горах деревни, он ещё в детстве вместе с семьёй вынужден был покинуть родину и последние двадцать лет жил в США. Сейчас Джебран считается во всём мире одним из самых великих поэтов XX века, недаром 1983 год был провозглашён ЮНЕСКО годом Джебрана.
Миллионы арабов, читающие его произведения на родном языке, признают Джебрана самым выдающимся писателем и философом XX столетия. Его книги переведены на десятки языков, включая все основные европейские языки. Его живопись выставлялась во многих столицах мира, искусствоведы сравнивают её с работами Уильяма Блейка. "Пророк" был написан Джебраном в 1923 году по-английски и в том же году увидел свет. Интерес к нему до сих пор огромен. Достаточно сказать, что только в США с момента первой публикации "Пророка" уже продано более четырёх миллионов экземпляров и вплоть до сегодняшних дней ежегодно распродаётся более 80 тысяч книг в год.

Причина такой популярности "Пророка" кроется в особой художественной его структуре, причудливо сочетающей мистические и выразительные элементы Востока с радостным христианством первых его пророков. В разных странах цитаты из этого произведения украшают стены общественных и ритуальных зданий, они используются как слова молитв. Идеи и образы этой книги заставляют открываться сердца так, как это происходит при чтении Экклезиаста и немногих других подобных книг. Сам Джебран считал "Пророка" лучшей своей работой и трудился над ним почти всю жизнь. Он писал: "Я думаю, что "Пророк" всегда был во мне, ещё с тех пор, когда я жил рядом с горой Ливан". Живя в эмиграции, Джебран был активным борцом за освобождение Сирии и Ливана (который в то время считался частью Сирии) от иноземного ига.

Умер Халиль Джебран в апреле 1931 года в Нью-Йорке. Его родина не забыла его. Когда в июле того же года гроб с телом поэта на борту океанского лайнера прибыл в Бейрут, он был встречен с воинскими почестями верховным комиссаром тогдашней администрации Ливана и Сирии. После церковной службы похоронная процессия направилась в деревню Бшерри, расположенную в горах, в восьмидесяти километрах от Бейрута, где 48 лет назад родился Халиль Джебран. По дороге к месту захоронения процессия вынуждена была останавливаться в каждой деревне, и старейшины читали гимны своему великому поэту. Только к вечеру гроб с телом Джебрана был доставлен в Бшерри и установлен на высокую платформу, украшенную флагами и ветками ливанского кедра. На деревенской площади, при большом скоплении местных жителей, интеллигенции из Бейрута, бедуинов, сопровождавших процессию в горах, прощальная церемония, по сообщениям газет, "была больше похожа не на похороны, а на триумф. Звон церковных колоколов и общая атмосфера гордости за великого земляка доминировали надо всем остальным". Тело было похоронено в гроте монастыря Maр Саркис, храм которого Халиль Джебран посещал в детстве.

источник

Полный текст «Пророка» находится здесь и я настоятельно советую его прочитать, потому как объем текста небольшой, а вот мысли……

Некоторые цитаты из «Пророка»:

О Любви


Когда вы любите, вы не должны говорить: "Бог находиться в моем сердце", а скорее: "Я нахожусь в сердце Бога". И не думайте, что вы можете направлять любовь в ее теченьи, потому что любовь, если она найдет вас достойным, сама направит вас.

О браке


Отдайте свои сердца, но не на храненье друг другу. Потому что только рука Жизни может держать ваши сердца. И будьте вместе, но не слишком вместе: Потому что и колонны храма стоят отдельно, И дуб и кипарис не растут в тени друг друга.

О детях


Вы можете подарить им вашу любовь, но не ваши думы, Потому что у них есть собственные думы. Вы можете дать дом их телам, но не их душам, Ведь их души живут в доме Завтра, который вам не посетить, даже в ваших мечтах. Вы можете стараться быть похожими на них, но не стремитесь сделать их похожими на себя. Потому что жизнь идет не назад и не дожидается Вчера. Вы только луки, из которых посланы вперед живые стрелы, которые вы зовете своими детьми. Лучник видит свою цель на пути в бесконечное, и это Он сгибает вас своей силой, чтобы Его стрелы могли лететь быстро и далеко. Пусть ваше сгибание в руках этого Лучника будет вам в радость, Ведь он любит не только свою стрелу, что летит, но и свой лук, хотя он и не подвижен.

О дарении


Некоторые, владея многим, дарят лишь самую малость того, что имеют, и дарят. лишь чтобы другие узнали об этом; их скрытое желание этого делает их подарки безнравственными. А есть такие, которые обладают немногим и отдают все. Это те, кто верит в жизнь и в ее щедрость, и их кошелек никогда не бывает пуст. Есть такие, кто дарит с радостью, и эта радость есть их награда. И есть такие, кто дарит, но с болью, и эту боль они несут как свой крест. И есть те, кто отдает безболезненно и не ищет от этого радости и не думает о добродетелях; Они дарят так, как в цветущей долине мирт дарит свой аромат небесам. Руками таких вот, как эти, говорит Господь, и Он улыбается земле их глазами. Хорошо отдавать по просьбе, но лучше дать, когда тебя не просили, лишь потому, что ты сам все понимаешь; И для того, кто дарит охотно, поиск того, кому дать, - это радость, много большая, чем само даренье. А есть ли что-нибудь такое, что нельзя подарить? Все, чем владеете, все равно когда-нибудь будет роздано; А раз так - отдавайте же сами, сейчас. Пусть время дарения будет вашим, а не ваших наследников.

О работе


Вам всегда говорили, что работа - это проклятие и физический труд - это несчастье. Но я скажу вам, что когда вы работаете, вы осуществляете часть самой заветной мечты земли, порученной вам, когда эта мечта только лишь родилась, И, занимаясь трудом, вы по-настоящему любите жизнь, Потому что любить жизнь через труд - значит близко узнать самые сокровенные секреты жизни.
Труд - это любовь, которая видима. И если ты можешь трудится без любви, а лишь с отвращением, будет лучше, если ты оставишь работу, и сядешь у ворот храма, и будешь просить милостыню у тех, кто работает с радостью. Потому что, если ты печешь хлеб с безразличием, ты печешь горький хлеб, который насыщает только наполовину. И если ты давишь виноград с неохотой, твоя неохота перегоняется в яд в твоем вине. И если ты поешь даже как ангел, но любви нет в твоем пении, ты только заглушаешь голоса дня и голоса ночи в ушах других людей.

О доброте


Вы - носитель добра, когда вы говорите, все ваши чувства не спят, отражаясь в словах. Но вы не носитель зла, даже когда ваш язык бормочет что-то без цели, в то время, как Я ваше спит. Ведь даже и бормотание может усилить слабый язык. Вы - носитель добра, когда вы идете к цели своей твердо и шаги ваши смелы. Но вы не носитель зла, и когда идете хромая. Даже тот, кто идет хромая, идет тоже вперед. Но вы, кто силен и скор, смотрите, чтоб не хромать перед настоящим хромым, думая, что этим вы делаете доброе дело. Вы хороши в бесчисленных добрых делах, но вы не несете зла, и когда не делаете добра, Вы просто теряете даром время и медлите. Жаль, что олени не могут учить быстроте черепах.

О молитве


Я не могу дать вам слова ваших молитв. Бог слушает не ваши слова, кроме тех случаев, когда Он Сам вкладывает их в ваши уста. И я не могу научить вас молитве ваших морей, и лесов, и гор. Но вы, дети тех гор, и лесов, и морей, сами найдете их молитву в вашем сердце. И если вы просто прислушаетесь в тишине ночи, вы услышите, как они говорят молчаливо: "Наш Бог, ты создал наше крылатое Я, это твоя воля повелевает в нас. Это твое желание желает в нас. Это с твоего побуждения наши ночи, которые принадлежат и тебе, превращаются в дни, тоже твои. Мы не можем просить у тебя ничего, потому что ты знаешь наши нужды, прежде чем они в нас рождаются: Ты придумал нам нашу нужду, и, давая нам больше себя, ты дашь нам все, что нам надо".

О смерти


Вы хотели бы узнать секрет смерти. Но как вы найдете его, если не будете искать его в сердце жизни? Филин, чьи привыкшие к ночи глаза слепы днем, не может снять покрывало с тайны света. Если вы действительно хотите узнать дух смерти, откройте широко ваше сердце для тела жизни. Потому что жизнь и смерть - одно целое, так же как одним целым являются река и море.

В глубине ваших надежд и желаний лежит ваше молчаливое знанье потустороннего; И как семена, что спят под снегом, ваше сердце грезит весной. Верьте этим снам, потому что в них скрыты ворота в вечность. Ваш страх перед смертью - это только дрожь пастуха, стоящего пред своим королем, чья рука готова отметить его почетом. Разве пастух не рад, хоть и дрожит, что сам король отметит его? И все же разве не думает он больше всего о дрожи своей?

Разве умереть не значит лишь встать обнаженным под ветер, чтобы слиться, расплавившись, с солнцем? И разве остановка дыхания не есть лишь освобождение его от беспокойных приливов и отливов, так, чтоб оно поднялось и простерлось без всяких забот в поисках Бога?

Только испив из реки молчания, вы сможете по-настоящему петь. И когда вы достигнете вершины горы, только тогда вы сможете начать восхождение. И когда земля затребует все ваше тело, тогда только вы начнете настоящий свой танец.



P.S.

ТАНЕЦ ЖИЗНИ


Не могу скрыться от луны. Ее нежные лучи раздвигают занавески ночью. Я могу ее даже не видеть – холодный голубой свет заливает мою постель, и я встаю. Пробегаю темный холл и распахиваю дверь, не для того, чтобы покинуть дом, но чтобы вернуться. «Луна, я здесь!» – кричу я.
«Хорошо, - отвечает она. – Потанцуй немножко».
Но мое тело начало двигаться задолго до того, как она произнесла что-либо. Когда это произошло? Не помню – мое тело всегда двигалось, с детства я так реагирую на луну, ее любимый лунатик, и не только ее. Звезды приближаются ко мне, достаточно близко для того, чтобы я видел что-то кроме их мерцания – они тоже танцуют, их танец рождает незаметную дрожь молекул, заставляя мои атомы прыгать вместе с ними.
Широко раскинув руки, я бегу к морю, которое отзывается еще одним танцем во мне. Танец луны медленный и прозрачный, словно голубые тени на траве. А когда шумит прибой, я слышу сердце земли, и темп нарастает. Я чувствую, как дельфины прыгают в белой пене, пытаясь летать, почти летя, кода гребень волны возвышается до небес. Их хвосты оставляют светящиеся арки – это планктон светится в волнах. Стайка маленьких рыбок плывет, отсвечивая серебром в лунном свете, словно новое созвездие.
«А! – говорит море. – Мы собрали целую толпу».
Я бегу по пляжу, одной ногой ловя волны, другой увертываясь то них. Я слышу слабый хлопающий звук – сотня перепуганных песчаных крабов на всякий случай прячется в норках. Но я бегу дальше, иногда на цыпочках, иногда мчусь во весь дух.
Я запрокидываю голову, и туманный вихрь говорит мне: «Быстрее, кружись!»
Улыбаясь, втянув голову для равновесия, я начинаю кружиться так бешено, как могу. Это мой любимый танец, потому что в нем есть секрет. Чем быстрее я кружусь, тем спокойнее я внутри. Мой танец – весь движение снаружи, весь тишина внутри. Так же сильно как я люблю звучащую музыку, я люблю неслышную музыку, что не умирает никогда. Тишина – мой истинный танец, хоть в нем и нет движения. Она стоит рядом, мой хореограф изящества, и благословляет каждый палец рук и ног.
Я позабыл луну, и море, и дельфинов это миг, но я в их радости более, чем когда-либо. Далекое, словно звезда, близкое, словно песчинка, это присутствие растет как мерцающий свет. Я мог бы оставаться в нем вечно, оно наполнено любовью и теплом. Но прикоснись – и свет устремляется вперед из неподвижности. Он трепещет, и его трепет волнует меня, и я знаю, что моя судьба – показывать другим, что эта тишина, этот свет, это благословение и есть мой танец. Я принимаю этот дар только затем, чтобы отдать его вновь.
«Отдай, скорее!» – говорит свет.
Как никогда прежде, я стараюсь подчиниться, изобретая новые дви-жения, новые жесты радости. Внезапно я осознаю, где я – я бегу вверх по холму. В моей спальне горит свет. Я вижу его, и он ведет меня обратно. Я начинаю чувствовать как колотиться мое сердце, и дремоту в руках, и теплую кровь в ногах. Они хотят танцевать медленнее. «Можно немного пройтись? – просят они. – Это было что-то безумное».
«Конечно», - смеюсь я, переходя на шаг.
Я поворачиваю дверную ручку, немного задыхаясь, довольный собой. Забираясь обратно в постель, я вспоминаю кое-что, что всегда удивляет меня. Говорят, что некоторые звезды, которые мы видим над собой, на самом деле не существуют. Их свет идет к нам миллионы лет, и все, что мы видим, это тот давно ушедший момент, когда они еще светили.
«Что делает звезда, переставая светить, – спрашиваю я себя. – Должно быть, умирает».
«О, нет, - говорит голос в моей голове. - Звезда не может умереть. Она становится улыбкой и растворяется в космической музыке, в танце жизни». Мне нравится эта мысль, последняя перед тем, как мои глаза закрываются. С улыбкой я и сам растворяюсь в музыке.

Майкл Джексон. Танцуя мечту



 
Libra1510Дата: Вторник, 19.03.2013, 21:59 | Сообщение # 33
Группа: Модератор
Сообщений: 17802

Статус: Online



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post257828639/ :

Смерть побеждающий вечный закон....... Путешествие по личной библиотеке.

Пожалуй, это один из тех поэтов, произведения, которого я больше всего ожидала увидеть в фонде библиотеки Майкла.

Рабиндранат Тагор.




Именно его «Последняя поэма» вдохновила меня, когда-то на самый первый фан-фик, тогда я еще не знала, что значит это имя для Майкла, просто интуитивно почувствовала это… Слишком близкое к сути Майкла… Недаром именно Тагор вдохновил и Леночку Elena Pesko на создание великолепных фан-фиков, которые можно почитать здесь, здесь и здесь

О том, что Майкл хорошо знаком с творчеством Тагора писал в своем посте – некрологе Дипак Чопра, он утверждал, что буквально за две недели до дня Х, Майкл перечитывал стихотворения великого бенгальца.



Честно говоря, я не очень люблю статьи из Вики, они слишком сухие и официальные и не вызывают своим текстом эмоционального отклика на личность на того, о ком они составлены.. ну это энциклопедия, что уж требовать)))

А люблю я вот такие статьи, которые пишут в журналах Новый акрополь и Человек без границ и какое счастье для меня, когда то, что мне нужно я нахожу именно в них:

Автор Светлана Обухова

Тагор - Солнце Индии


Когда 7 мая 1861 г. в семействе Тагоров, бенгальских пирали-брахманов1, родился 14-й ребенок, этому событию не придали особенного значения — в доме и так полно было детей и внуков. Мальчика отдали под защиту Солнца — имя Рабиндранат, которое он получил, по-бенгальски означает «Тот, кому покровительствует Солнце» — и препоручили слугам.

Кто же мог знать, что песни, которые сочинит Роби, будет петь вся Индия, а Махатма Ганди назовет его Великим Стражем индийской культуры?

ДВА СЛОВА «О МАМОНТАХ»


Читатель нынче капризный: ему не нравятся истории, которые начинаются до появления на сцене главного героя — «от мамонтов», как говорят редакторы. И в самом деле, что может быть скучнее всех этих «культурно-исторических ситуаций», предшествовавших, сопутствовавших и повлиявших.

Но старшие Тагоры — случай особый. И не только потому, что родовое их имя на бенгальском означает «Святой мудрец», а индийцы, как известно, слов на ветер не бросают. Среди Тагоров были философы, поэты, художники, музыканты, композиторы, артисты, писатели, яркие общественные деятели, меценаты, предприниматели, даже математики. И почти каждый из них вошел в историю своей Родины как в чем-то первый: старший брат Рабиндраната, например, был признанным мастером философской прозы и изобретателем стенографии на бенгальском языке, одна из сестер стала первой в Бенгалии женщиной-писательницей, двое племянников — замечательными художниками, создателями нового стиля в современной индийской живописи, племянница — одаренной певицей. И все они вместе за прогрессивность своих взглядов считались, мягко говоря, не совсем нормальными брахманами.

...И ЕЩЕ ДВА СЛОВА


В становлении 14-го Тагора самую важную роль сыграл отец. Махарши, «Святой», — так уважительно называли отца Рабиндраната. Он был религиозным реформатором и мистиком, создал общество «Татвабодхини Сабха», которое исповедовало индуистскую веру в Единого Бога, очищенную от догм и суеверий. Махарши много времени проводил в Гималаях, а его возвращения в Калькутту превращались для Тагоров — и взрослых и маленьких — в настоящий праздник, и каждый стремился хоть на мгновение поймать взгляд святого подвижника.

В одно из путешествий в Гималаи Махарши взял 11-летнего Рабиндраната. Этой чести удостаивался не каждый, и мальчик был вне себя от счастья. Отец учил с ним санскрит и английский, читал отрывки из «Упанишад», мудростью которых восхищался, а вечерами под высоким гималайским небом объяснял сыну основы астрономии. Он привил Рабиндранату привычку к самодисциплине и здоровой и чистой жизни, которую вел сам, воспитал любовь к индийской культуре, научил понимать других людей и уважать их веру.

ПРОБУЖДЕНИЕ ПОТОКА


Однажды Джоти, 14-летний племянник Рабиндраната, заявил своему восьмилетнему дяде: «Ты должен писать стихи!» Это же так просто: нужно только заполнить словами 14-строчный стихотворный размер — и все дела! Как подобная мысль (насчет сочинительства) пришла ему в голову, осталось загадкой. А последствия...

Когда Роби, написав несколько слов, заметил, что у него получился пояр2, его робость перед таинственной дамой по имени Поэзия исчезла — и с тех пор он, по его собственному выражению, «не знал удержу». Стихи полились рекой, точнее, посыпались на головы домочадцев: не мог же юный поэт таить их в себе! А больше всех в рекламировании молодого дарования преуспел его старший брат, который очень гордился талантами Роби и «в поисках слушателей рыскал по всему дому». Вскоре поэтические опусы уже не помещались в первую тетрадь, за ней последовала вторая, третья, и еще, еще...

В те времена мальчик, обладавший поэтическим талантом, считался редким явлением природы, и к нему трепетно относились не только родные, но и многочисленные друзья семьи, и даже суровые учителя. Как тут не задрать нос?

Однако Тагор всегда был очень требовательным к себе и главным достоинством своих юношеских стихов считал то, что они... потерялись. А если и цитировал что-то «из раннего», то только чтобы повеселить окружающих.

Тагор прожил 80 лет и все это время, почти не переставая, писал: рассказы, драматические произведения и романы, критические очерки, статьи на темы, волновавшие тогда Индию. Его значение для литературы Бенгалии, наверное, так же велико, как значение Пушкина для литературы русской.

Но прежде всего Рабиндранат Тагор был вдохновенным певцом Бенгалии. К сожалению, оценить по достоинству его поэзию нам нелегко: перевод, пусть даже самый точный, способен передать лишь смысл. А ритм и мелодику, звучание бенгальской речи, шум дождя и шелест листьев, которые так любил Тагор, все то, благодаря чему стихотворение продолжает звучать и тогда, когда слова уже произнесены, благодаря чему «фраза завершается, но не затихает ее перезвон», — могут почувствовать только индийцы. И они, хотя не сразу, назвали Тагора своим национальным поэтом. Его песни исполняют на концертах и во время религиозных праздников, их пели участники освободительного движения Индии, две из них стали гимнами Индии и республики Бангладеш. Его стихами объясняются в любви.

НОБЕЛЕВСКАЯ ПРЕМИЯ


Переводы стихов Тагора, быть может, и не впечатлят формой, но глубина, и сила, и внутренняя красота, и стремление к гармонии, благородство, отзывчивость и вера в Человека — звучат и в переводах.

В 1912 г. накануне поездки в Англию Тагор внезапно заболел, и доктора запретили ему отправляться в путешествие до полного выздоровления. Несколько дней поэт провел на берегу своей любимой Ганги и от нечего делать переводил на английский стихи из сборника «Гитанджали» («Жертвенные песни»). Он не придавал этому занятию особенного значения, потому что не так уж хорошо знал английский. Но тетрадка с переводами однажды оказалась у английского художника Уильяма Ротенстайна, а тот показал их Йитсу3. Йитс долго не мог расстаться со стихами Тагора, перечитывал их где только было можно — и часто захлопывал тетрадь, чтобы кто-нибудь не увидел, как он растроган. Немного времени спустя уже вся Англия говорила о появлении нового Поэта.

28 января 1912 г. Рабиндранат Тагор перевел на английский свое первое стихотворение, а уже 13 ноября ему присудили Нобелевскую премию за выдающиеся заслуги в области литературы. Ни один поэт в Индии и на всем Востоке до Тагора не получал такого признания. Как всегда, нашлось много недовольных: разве это видано, говорили они, — присудить столь почетную премию человеку с таким смешным именем, да еще и индусу?! А Индия ликовала. Счастлив был и Тагор, для него это событие стало первым шагом на пути сближения Востока и Запада, к которому он всегда стремился.

ОБИТЕЛЬ САРАСВАТИ


Тагор, прекрасный поэт и музыкант, знаток древней истории и литературы, нобелевский лауреат, не получил академического образования и даже аттестата об окончании обычной школы.

Сменив несколько учебных заведений, в 14 лет Рабиндра окончательно бросил школу. Муштра и зубрежка, скука и формализм не могли увлечь истинного почитателя Сарасвати — богини мудрости, искусств и наук. Он хотел служить ей по доброй воле и бунтовал против любых форм навязывания знаний.

Он много размышлял и писал о проблемах образования и 22 декабря 1901 г. — тогда ему, уже известному в Индии поэту и общественному деятелю, было 40 лет — в поместье Шантиникетон открыл небольшую экспериментальную школу, чтобы опробовать свои идеи на практике. Тагор мечтал создать школу, в которой учителя, как мудрецы древности, жили бы рядом со своими учениками и обучали их простой жизни и возвышенным размышлениям. Он мечтал заменить «фабрику образования», доставшуюся индийцам в наследство от англичан, новой, творческой системой обучения. Он мечтал о том, чтобы его соотечественники снова стали мудрецами и героями.

Знания не мертвый груз, а опыт ума и сердца, подобный сокровищу, которое находят, чтобы оно служило для всеобщей пользы, — этот принцип Тагор положил в основу новой системы обучения и старался последовательно выдерживать его в Шантиникетоне.

Занятия в школе проходили на свежем воздухе, в тени огромных мангровых деревьев. И дети приучались любить природу в любых ее проявлениях. Преподавание точных наук опиралось на наблюдение, и это развивало детское любопытство и тягу к знаниям. Но развитие интеллекта не ставилось во главу угла, столь же важным Тагор считал воспитание души, поэтому в Шантиникетоне всегда почитали искусства, особенно музыку, и юные воспитанники поэта учились заботиться друг о друге. Пристальное внимание уделялось совместным делам и начинаниям. Школа жила как единый организм и была почти самоуправляемой.

Забота о Шантиникетоне отнимала у поэта много времени и сил: Тагор сам следил за всем, что было связано со школой, сам вел уроки, составлял учебники и хрестоматии на бенгальском языке, искал средства на ее содержание (что было самым трудным, а порой и унизительным). Но именно эта маленькая индийская деревушка стала для поэта настоящим домом, тихой гаванью, в которой он набирался сил после бурь, которых было так много в истории его страны, а значит, и в его жизни.

«ЕСЛИ ОНИ БОЯТСЯ И МОЛЧАТ... ГОВОРИ ОДИН»


13 апреля 1919 г. в Амритсаре4 английские войска расстреляли мирную демонстрацию — почти 400 человек тогда погибли и 1200 были ранены. Два месяца власти скрывали это преступление, однако о нем все-таки стало известно, как и о последовавших бомбардировках, чрезвычайно суровых приговорах, повешениях и расстрелах...

Узнав о трагедии, Тагор попробовал организовать митинг протеста, как делал это всякий раз, когда англичане жестокими репрессиями пытались подавить освободительное движение, волна которого в начале XX в. поднялась в Индии. Но никто не откликнулся на призыв поэта: все были слишком подавлены и запуганы.

«Если они боятся и молчат, сжимаются от страха, отвернувшись к стене, о ты, несчастный, не скрывай своих мыслей, говори один», — когда-то написал в одном из своих стихотворений Рабиндранат Тагор, и теперь поступил именно так. В тайне от всех он отправил письмо тогдашнему вице-королю Индии лорду Челмсфорду, в котором отказывался от титула баронета, пожалованного ему за Нобелевскую премию. Через два дня письмо появилось во всех газетах.

«Самое малое, что я могу сделать для своей страны, — писал поэт, — это навлечь на себя все последствия, дав голос протесту миллионов моих соотечественников, загнанных в безвыходную западню ужаса. Пришло время, когда знаки почестей становятся знаками стыда, бесстыдно сверкая среди всеобщего унижения. Я хочу встать, лишенный всех наград, на сторону тех из моих соотечественников, которые из-за своей так называемой незначительности становятся жертвами угнетения, недостойного человека». Английские власти не простили Тагору подобной дерзости. Но отвага, с которой он выразил гнев своего народа, вернула самоуважение, отвагу и веру всей нации. Неслучайно лидер движения гражданского неповиновения Махатма Ганди назвал Тагора совестью индийского народа — совестью, которая не молчала никогда.

Тагор не стал участником движения Махатмы Ганди (хотя эти два человека всегда с огромным почтением относились друг к другу. Это Тагор первым назвал Ганди Махатмой, а тот именовал поэта Гурудевом — «Божественным учителем»). В то время, когда Индия стремилась обрести независимость и свободу, оградиться от любого влияния Запада, Рабиндранат Тагор, словно глядя в далекое будущее, призывал к объединению с ним. И если на митинги протеста, которые устраивал поэт, собиралось множество индийцев, то подобные высказывания не находили у них сочувствия.

МЕЧТА О ЕДИНОМ МИРЕ

«Ты читала в книжках, что некоторые птицы в определенное время оставляют свое гнездо и улетают за океан. Вот и я такая птица. Время от времени что-то зовет меня из заморских краев, и крылья мои трепещут», — писал Рабиндранат Тагор одной маленькой девочке, своей почитательнице и доброму другу.

Он всегда любил путешествовать. Но его манила не только красота чужих краев — Тагору важно было глубоко понять западную культуру, почувствовать ее особенную вибрацию, увидеть то ценное, что она могла бы дать всему миру. А вместе с тем — он стремился открыть Западу настоящий Восток, не музейный экзотический экспонат, а живой, многоликий, хранящий древнюю мудрость и традиции.

Тагор объездил почти всю Европу, несколько раз был в США, любил Японию (и даже пробовал писать хайку), посетил СССР, Иран, Китай, Индонезию, Канаду, Бали, Яву, Перу. Он встречался со многими философами и учеными Запада, людьми искусства и политиками. Уже упоминавшиеся Йитс и Ротенстайн, Г. Уэллс, Б. Рассел, Дж. Голсуорси, Б. Шоу, Р. Эйкен5, А. Бергсон, А. Эйнштейн, Р. Роллан, Т. Манн, Г. Гауптман, С. Лагерлеф, К. Гамсун, К. Брантинг (первый президент Лиги Наций), М. Винтернитц и В. Лесна (чешские индологи), К. Чапек, итальянский философ Б. Кроче, Дж. Фрезер, А. Безант, В. Окампа — вот лишь неполный список тех, с кем был знаком поэт.

Многие города Европы, Америки и Азии слышали его голос — Тагор никогда не упускал случая встретиться с простыми людьми и, читая лекцию либо отвечая на вопросы, поделиться своими наблюдениями, размышлениями, надеждами и тревогами. Он умел отдавать должное ценному и никогда не молчал, если что-то казалось ему недостойным или опасным. Поэта, например, покорили японцы — своей работоспособностью, жизнерадостностью, стремлением следовать духу времени. Но их подражание западным «воспитателям» в погоне за властью и наживой не могли не вызвать упрека. Похвалу любят все, а вот правду... Властей Японии мало обрадовали подобные высказывания, а интеллигенция страны по достоинству оценила смелость и прямоту Тагора. То же «разочарование» испытали и американцы: поэта восхищала энергия молодой нации, но ее склонность ко всему материальному и пренебрежение духовной жизнью очень встревожили.

Тагора упрекали, обвиняли, не понимали, и он расстраивался, переживал, но никогда не опускал рук и никогда не переставал верить в свою Мечту. 22 декабря 1918 г. он привел в свой дом весь мир: маленькая школа для маленьких детей в Шантиникетоне стала всемирным университетом Вишвабхарати6 — исследовательским центром, средоточием индийской культуры, местом встречи Востока и Запада. «Где весь мир соединяется в одном гнезде» — этот древний санскритский стих стал девизом нового университета.

Тагор не верил, что у разных народов существуют разные истины. Он верил, что знание едино и всеобще, но каждый народ получает и осваивает его собственным путем. «На каждой нации лежит долг хранить огонь своего светильника, одного из многих, освещающих этот мир. Разбить светильник всякого народа — значит лишить его законного места на всемирном празднике», — говорил поэт. Постепенно Вишвабхарати действительно стал «гнездом мира»: в него не просто съезжались ученые из разных стран мира — в него слетались близкие по духу люди, такие же энтузиасты и идеалисты, как Тагор.

А вокруг по-прежнему чаще не понимали и осуждали, чем поддерживали. Но дело Объединения для Рабиндраната Тагора было важнее всего в жизни, и ради него поэт готов был терпеть оскорбления и насмешки.

<...> Я долго созерцал мир одним лишь внешним зрением и не видел его всесущего радостного обличья. Когда же внезапно из сокровенных глубин моего существа прорвался наружу луч света, он осветил мне весь мир, который с тех пор уже не был подобен нагромождению разрозненных вещей и событий, но раскрылся моему взору как единое целое. Этот душевный опыт, казалось, говорил мне о потоке мелодии, истекающем из самого сердца вселенной и омывающем времена и пространства, отражаясь в них волнами радости, которые стремятся обратно к источнику. Когда певец посылает свою песнь из глубины переполненного сердца, в этом — подлинная радость. Его радость удваивается, если песня возвращается к нему как слушателю. Когда творение Верховного Поэта возвращается к нему рекою радости, — мы, давая ей протечь через наше сознание, вдруг непосредственно, невыразимым образом, постигаем ту цель, к которой эта река стремится. И наша любовь уносится вместе с этою рекою, и наше «я», еле удерживаясь на своих якорях, тянется к той же бесконечной цели.

Из «Автобиографии»


ВЕЧНЫЙ ЗАКОН ТАГОРА


Наверное, у большинства из нас знакомство с Рабиндранатом Тагором началось с «Последней поэмы»:

Ветер ли старое имя развеял,
Нет мне дороги в мой брошенный край...

Каждый раз звуки этой песни, будто касаясь тонких струн души, пробуждают в ней воспоминания — о чем-то очень далеком, недостижимом — и самом дорогом сердцу, о том, к чему все время стремишься — и что неизменно от тебя ускользает, и ведет душу из жизни в жизнь, с отмели к отмели, к новым встречам и новым разлукам...

Смерть побеждающий вечный закон —
Это любовь моя...

Любовь была его верой, его философией. Он любил людей, любил свою Индию, любил ее воздух, ее ливни, ее деревья и рассветы, любил жизнь и смерть, и тайну, которая их соединяет, и тайну, которая оживляет каждое явление природы и каждого человека. Любовь помогла ему вместить в свою душу боль и радость всего мира и каждого человека, ощутить свою ответственность за все, что происходит на земле, чувствовать глубокую нежность ко всему живому...

И заслужить ответную любовь и нежность.

Этот день моего рождения станет мне днем разлук.
Я хочу, чтобы каждый, кто настоящий друг,
Прикоснулся руками своими к рукам моим.
Дар прощальный бренного мира, знак того, что любим,
Унесу я — последнее благословенье людей,
Унесу я — последнюю милость жизни земной моей.
Я суму свою опустошил до дна,
Роздал все, собираясь в путь.
Если сегодня в ответный дар
Мне достанется что-нибудь —
Немного прощенья, немного любви,
Все возьму, отправляясь в последний путь,
На последнее празднество, на последнем плоту,
Отплывая в беззвучную темноту.



Из книги «Последние стихи» (1941)


источник






Сообщение отредактировал Libra1510 - Вторник, 19.03.2013, 22:00
 
Libra1510Дата: Пятница, 22.03.2013, 23:33 | Сообщение # 34
Группа: Модератор
Сообщений: 17802

Статус: Online



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post257303727/ :

Он был очень интеллигентным...



В любое время он ходил в книжный магазин, он не покупал одну или две книги. Нет. Вы знаете, он легко выходил с ….. тысячью..”

Он читал все книги, которые он купил?

“Думаю, да.. ”Столько же знаний, сколько всего вокруг него… мы изучали что-то каждый день просто собираясь работать. Прямо сейчас я расскажу Вам это”

“Я думаю, что он был также просто очень образованным/начитанным, и это было таким образом, … он обеспечивал своих детей знаниями, очень много занимаясь их образованием … очень ….. совершенно особенный.. очень интеллигентный”

“Принц Майкл принес огромную книгу и игрушки, которые он коллекционировал, едва в состоянии нести их. Он сказал самым милым нежным голоском: “папа, можно я возьму это” Майкл любовно улыбнулся и спросил, собирался ли он прочитать это. Тот ответил, “Да.”



Он хотел книги по черной народной музыке, книги Роалда Даля (включая Джеймса и Гигантский Персик), и что-то о Версале. [Я послал бы свои войска, чтобы искать книги и вручить результаты Иисусу- не уверена в правильности]. Во время предыдущего посещения мой папа помог ему и он выбрал книги по Говарду Хьюзу, словари и первые издания детских книг.

Он потратил 6,000$ на книги и позволил любому в его группе [телохранителям] брать книги. Хотя люди в его окружении выбрали несколько, они не казались таким взволнованными от посещения книжного магазина.”

Телохранители MJ



 
Libra1510Дата: Пятница, 22.03.2013, 23:41 | Сообщение # 35
Группа: Модератор
Сообщений: 17802

Статус: Online



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post265896098/ :

Круг чтения Майкла. Фото на подоконнике

Всегда хотела знать что же за книга на его коленях))



"Майкл и его сестра Ла Тойя сидели на подоконнике в своем доме в Энсино. Мы делали фотографии для Newsweek и я попросил его захватить пару книг, которые он любил. Он вернулся с этой книгой картин Maксфилда Пэрриша



и сборником произведений старых голландских мастеров. Другими его фаворитами в то время были "Питер Пэн" Дж. М. Барри и "Величайший продавец в мире" - притчи сочетающие духовное вдохновение и умение продавать Ога Мандино. Когда мы говорили о книгах, он, как правило, предпочитал книги с картинками. он жил в мире образов ". ~ Тодд Грей


Плакаты иллюстрируют основные периоды творчества художника, известного своими светящимися цветами, нимфами, романтикой, яркостью и чувственностью работ.

Амазон



 
Libra1510Дата: Суббота, 30.03.2013, 22:26 | Сообщение # 36
Группа: Модератор
Сообщений: 17802

Статус: Online



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post257836141/ :

Эпилог. Начало здесь

ЧЕРЕЗ СТО ЛЕТ

В грядущем, через сто лет от наставшего ныне дня,

Кем ты будешь,

Читатель стихов, оставшихся от меня?



В грядущее, через сто лет от наставшего ныне дня,

удастся ли им донести частицу моих рассветов,

Кипение крови моей,

И пенье птиц, и радость весны,

И свежесть цветов, подаренных мне,

И странные сны,

И реки любви?

Сохранят ли песни меня

В грядущем, через сто лет от наставшего ныне дня?



Не знаю, и все же, друг, ту дверь, что выходит на юг,

Распахни; присядь у окна, а потом,

Дали завесив дымкой мечты,

Вспомни о том,

Что в былом, до тебя ровно за сто лет,



Беспокойный ликующий трепет, оставив бездну небес,

К сердцу земли приник, приветом ее согрет.

И тогда же, освобожденный приходом весны из пут,

Охмелевший, безумный, самый нетерпеливый на свете

Ветер, несущий на крыльях пыльцу и запах цветов,

Южный ветер

Налетел и заставил землю цвести.



В былом, до тебя ровно за сто лет.

День был солнечен и чудесен. С душою, полною песен,

В мир тогда явился поэт,

Он хотел, чтоб слова, как цветы, цвели,

А любовь согревала, как солнечный свет,

В былом, до тебя ровно за сто лет.



В грядущем, через сто лет от наставшего ныне дня,

Поющий новые песни поэт

Принесет в твой дом привет от меня

И сегодняшней юной весны,

Чтобы песни моей весенний ручей слился, звеня,

С биением крови твоей, с жужжаньем твоих шмелей

И с шелестом листьев, что манит меня

В грядущее, через сто лет от наставшего ныне дня.



Перевод А.Сендыка

Рабиндрат Тагор. Лирика.
Москва, "Художественная Литература", 1967.



 
Libra1510Дата: Суббота, 30.03.2013, 22:30 | Сообщение # 37
Группа: Модератор
Сообщений: 17802

Статус: Online



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post258473361/ :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Суфийская поэзия


Еще одна книга из личной библиотеки Майкла, которую смело можно отнести к литературе, повлиявшей на создание Майклом «Танцуя мечту» и не только)) опять же о чтении суфийской поэзии Майклом можно прочитать из статьи Дипака Чопры в HavingtonPost:

«Когда мы впервые встретились, примерно в 1988 году, я был поражен сочетанием обаяния и ранимости в Майкле. Он будет находится среди шумной толпы в аэропорту, выступать на изнурительном шоу в течение трех часов, а потом сидеть за кулисами после этого, как мы сделали это в одну ночь в Бухаресте, с питьевой водой в бутылке и читать кое-что из суфийской поэзии…..»



Нет указаний на то, какой конкретно сборник поэзии был у Майкла. Поэтому приходится довольствоваться только догадками и рассказывать, ориентируясь на Википедию. Итак, для начала, что же такое Суфизм

Суфи́зм (также суфийский ислам или тасаввуф (араб. تصوف‎‎), предположительно от арабского «суф» (араб. صوف‎‎) — шерсть) —мистическое течение в исламе, одно из основных направлений классической арабо-мусульманской философии. Суфизм — это путь очищения души от скверных качеств (нафса) и привития похвальных качеств духу (рух).

И о поэзии:

Из всех плодов, что принесла нам суфийская традиция, более всего известно и ценимо наследие суфийской поэзии наряду с музыкой и танцем, кои сопровождали ее на протяжении веков. Когда европейские востоковеды в конце XVII века 'открыли' суфизм, именно суфийская поэзия прежде всего поразила их и убедила, что они обнаружили нечто удивительное в культуре Востока. Конечно, открытие литературы суфизма потребовало отделить его от узко понимаемого ислама. Суфийская поэзия вначале истолковывалась в рамках общих романтических представлений и потому 'выводилась' из греческих, христианских и индуистских источников. Гете и Эмерсона пленили переводы персидской суфийской поэзии, выполненные сэром Уильямом Джонсом и Фридрихом Рюккертом.

Британские колониальные чиновники, вынужденные учить персидский язык в целях дипломатии и сбора налогов, свои знания языка приобретали прохождением обычного курса классической персидской литературы. На протяжении всего XIX века не стихали споры относительно толкования Хафиза, Руми и других великих поэтов-суфиев. Как следует воспринимать их ссылки на вино и любовь - в буквальном или в переносном смысле? Помимо подобных научных споров, восприятие этой поэзии читающей публикой большей частью определялось факторами, скорее связанными не с историческим суфизмом, а с культурными процессами внутри евро-американского общества.

Показательным примером приема читающей публикой на Западе персидской поэзии явился успех, выпавший на долю перевода Эдвардом Фицджеральдом (1809-1883) четверостиший, приписываемых довольно незначительному персидскому поэту (но весьма значительному ученому) Омару Хайяму. В 1859 году Фицджеральд, бывший скорее поэтом, нежели ученым, объединил вместе разрозненные стихи неизвестного происхождения в виде нестройной оды, выражающей скептицизм и негодование по поводу викторианских нравов; его перевод 'Рубай' по воле случая оказался более высокого качества, нежели подлинник. Труд Фицджеральда оставался неизвестным, покуда его не 'открыли' в одном из книжных магазинов пылившимся среди уцененных книг. С той поры имя Омар стало культовым в литературных кругах. К концу века труд Фицджеральда был переведен на все основные языки, и повсюду в мире стали возникать клубы Омара Хайяма. 'Рубай', пожалуй, оказались наиболее известным сочинением английской поэзии XIX века.

Хайям не был суфием, хотя его четверостишия содержат образы, присущие в основном суфийской поэзии. Но есть нечто примечательное в самом факте вознесения персидского поэта за границей, в то время как на родине его за поэта не считали, оценка изменилась лишь с наступлением мировой славы. Можно было бы сравнить феномен Хайяма с 'эффектом пиццы', когда сугубо итальянское блюдо из остатков продуктов стало сначала международно признанным, а затем получило признание на родине. Нельзя сказать, что западный слушатель не способен постичь поэзию других культур. Но здесь налицо пример, когда иноязычная интерпретация преобразовывает исходный текст совершенно непредсказуемым образом. Нынешняя мировая известность суфийской поэзии, суфийской музыки и суфийского танца требует объяснения отчасти в понятиях суфийской традиции и отчасти в понятиях того, что можно назвать, за неимением более подходящего термина, массовой культурой. Другие исламские художественные традиции, которым свойствен мистицизм, - каллиграфия и живопись - не так-то легко вывести за узкий круг их ценителей.

источник

Итак, вот что можно узнать о суфийской поэзии если слегка погуглить, а сейчас предлагаю почитать несколько произведений суфийских поэтов, возможно оказавших влияние на создание книги Майкла.

"Лишает музыка покоя
Всех тех, кто следует Пути.

С её мелодией простою
Им легче трудности пройти.

Возрадуется павший духом,
И чьё-то сердце оживёт,

И внутренним духовным слухом
Со мною вместе запоет.

Мои секреты всем открыты
И если ты познаешь их,

Дыханья наши станут слиты,
Как в песне музыка и стих".

*******

"Кто я такой без Божьего дыханья,
Без флейты Бога и без музыки Его?

Пустой тростник – никчемное созданье,
И в срок уйду в ничто из ничего.

Забыв себя и растворившись в Нем,
Вином я чистым стал в Его бокале.

Мелодия моя пронизана огнём
Интимной близости к Нему. Печали

Исчезли навсегда, уныние зыбыто,
Я больше о разлуке не твержу,

Все существо моё для Господа открыто,
В любви я слился с Ним и губ не отвожу.

Приемлю всё как благодать, о Боже!
И то, что жалит – исцеляет нас.

Реальность больше не обман, и с дрожью
Я понял вдруг: я – Бога глас.

Как тот игрок, поставив всё на карту,
Я проиграл небытие и бытие,

Отдался страстному духовному азарту,
И вот остался с Богом я наедине.

А Он коснулся флейты и флейтиста.
Он – чаша, Виночерпий и вино.

И сотня повестей в груди моей теснится,
И тайну высказать в мелодии дано.

Поёт тростник историю любви,
В ней путь и метод духопостиженья.

Себя ты этой песней опьяни,
И в Боге растворись без сожаленья".

НУРБАХШ . Услышь флейтиста. (фрагмент)



Всему, что зрим, прообраз есть, основа есть вне нас,
Она бессмертна - а умрет лишь то, что видит глаз.

Не жалуйся, что свет погас, не плачь, что звук затих:
Исчезли вовсе не они, а отраженье их.

А как же мы и наша суть? Едва лишь в мир придем,
По лестнице метаморфоз свершаем свой подъем.

Ты из эфира камнем стал, ты стал травой потом,
Потом животным - тайна тайн в чередованье том!

И вот теперь ты человек, ты знаньем наделен,
Твой облик глина приняла, - о, как непрочен он!

Ты станешь ангелом, пройдя недолгий путь земной,
И ты сроднишься не с землей, а с горней вышиной.

РУМИ

источник



 
Libra1510Дата: Суббота, 30.03.2013, 22:37 | Сообщение # 38
Группа: Модератор
Сообщений: 17802

Статус: Online



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post258615067/ :

Услышь флейтиста...

Внимая звукам таинства любви,
Рожденным флейтой тростниковой,

Услышь флейтиста, и поведают они
Историю любви прекрасной и суровой.



Рассказ флейтиста – песня тростника.
Oна пьянит, взывает к страсти нежно,

В ней растворяются пространства и века
Безумства и позора, веры и надежды.

Рождает музыку дыхание флейтиста
И вторит трепетно ему тростник,

Он вдохновлен величием артиста
И только потому становится велик.



Флейтист ведет мелодию упрямо,
Он возвращает всё к истоку вспять.

Звучат призывно форте, властно пьяно,
Чтоб в стонах тростника Творца понять...

Тростник без музыканта пуст и ординарен,
И вой его назойлив и бездарен.



* * *

Высокой музыки божественный язык
Лишь сердце наше различает.

Ты сердцем слушай, что поёт тростник,
И песнею своей тебе напоминает.



Он молвит: "Я лишь инструмент
В руках Творца – великого артиста,

И в том моей заслуги личной нет,
Что я звучу так искренно и чисто.



Напевы сладкие Ему принадлежат,
Он в каждом явлен ритме и нюансе.

Не может быть меж нами дележа
За место в нашем творческом альянсе.

Я был безлистным, слабым тростником
Никчемным, неудачным, одиноким,

Забытым Богом полым сорняком,
И чужды были мне и тайны, и намёки.



Отвергнув разум, сердце потеряв,
Я отделил себя от самости бездушной

И осознал, что я лишь матерьял,
В руках Того, кому я стал послушным.

Себя Ему вручив, я выучил урок
Любви. Исполненный терпенья,

Я верил, что меня отметит Бог
И дыры прожигал в себе без сожаленья.



Пронзал семь раз меня безжалостный огонь.
И каждый раз я чувствовал – конец.

Как вдруг божественные пальцы и ладонь
Коснулись ран моих – отверстий и колец.

Творца я распознал в прикосновенье губ,
Его дыханье стало моим стоном.

Неразмыкаемый распался жизни круг,
Исчезли боль, сомненья и препоны.

Теперь Любовь мой культ, обряд и вера
Друзья мои – влюбленные в Творца.

Я воле следую Его, Его примеру,
Дыханию Его я предан до конца".



НУРБАХШ . Услышь флейтиста.
(фрагмент)
источник



 
Libra1510Дата: Воскресенье, 31.03.2013, 19:10 | Сообщение # 39
Группа: Модератор
Сообщений: 17802

Статус: Online



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post259484843/ :

Джо Вогель о чтении Майкла. фрагмент



"Он не только смотрел и слушал произведения всех этих людей искусства, но еще и читал о них. Майкл Джексон был ненасытным читателем. С самого детства и до последних лет жизни он при каждой возможности ходил по книжным магазинам и уносил оттуда целые кипы книг. В его личной библиотеке насчитывалось более двадцати тысяч наименований, включая биографии, поэзию, философию, психологию и историю. Джексон читал об афроамериканском рабстве и и движении по защите гражданских прав, об Эдисоне и Галилее. О религии и духовности. Он читал романы Джеймса Барри и Чарльза Диккенса. Он читал Блейка, Эмерсона и Вордсворта. Он заставил свой персонал прочесть биографию известного шоумена Ф.Т. Барнума и часто цитировал целые абзацы из биографий Микеланджело и Альберта Эйнштейна.

И когда этот артист работал над альбомом, танцевал или создавал видеоклипы, он постоянно обращался к своей интеллектуальной сокровищнице. Разносторонний живой мир воображения был для Джексона так же реален, как и его собственная жизнь – если не более…."

Джо Вогель. Человек в музыке… Мир воображения (фрагмент) перевод Ю. Сирош.



 
Libra1510Дата: Воскресенье, 31.03.2013, 19:18 | Сообщение # 40
Группа: Модератор
Сообщений: 17802

Статус: Online



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post259502084/ :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Уильям Блейк


Честно говоря не знала как продолжить рассказ об этом писателе и его книгах в библиотеке Майкла, потому что в привычном для меня источнике нет ни иллюстрации обложки книг Уильяма Блейка, ни каких-то цитат о том, что конкретно читал Майкл. Есть только упоминание о том, что стихотворение "Тигр" Уильяма Блейка было размещено в книге* посвященной 25-летию Триллера ( *именно так и написано книга, не буклет) и если бы не упоминание Джо Вогелем имени этого поэта, я бы так и осталась в недоумении о том, как рассказать об этом поэте и художнике.

Хочу сразу предупредить, что текст будет ОЧЕНЬ сложным, потому что источником послужила статья из журнала Иностранная литература, где иные-легкие- статьи бывают редко))) За ранее благодарна тем, кто решится прочитать эту статью..



Давным-давно в знаменитом Уголке поэтов Вестминстерского аббатства стоит доска, удостоверяющая, что выгравированное на ней имя принадлежит истории. Для англичан такое свидетельство весомее, чем высказывания любых авторитетов.

Все относящееся к его биографии, похоже, выяснено до последних мелочей - насколько подробности поддаются выяснению, когда дистанция времени уже так велика. Вроде бы должен быть исчерпан и репертуар допустимых интерпретаций оставленного им наследия. Но так только кажется. Пристальный взгляд по-прежнему обнаруживает что-то загадочное и в творчестве Блейка, и в его судьбе. Попытки разгадать эту тайну не прекращаются.

Последняя из них предпринята Питером Акройдом. Романист, которого сегодня многие считают самой яркой фигурой на английской литературной сцене, отдал работе над своей беллетризованной биографией Блейка без малого десятилетие. Акройд и на страницах блейковского тома столь же далеко отходит от строгого изложения фактов, считающихся бесспорными, увлекается гипотезами и охотнее доверяет психологической реконструкции, а не выкладкам с опорой на общепринятые толкования. Понятно, что литературоведов такая методика не убеждает. Но у нее есть хотя бы одно бесспорное преимущество: глянец удается снять, сквозь напластования академических штудий начинает проглядывать живое лицо.

Это лицо непонятого, осмеянного, глубоко несчастного человека, который фанатично верен своей главной идее, намного опередившей эпоху, в какую ему довелось жить. Идеей Блейка, доминантой его личности и творчества была органика. Никаких условностей, в жертву которым заставляют приносить естественные побуждения. Никаких табу - тем более в искусстве.



Впрочем, и в жизни. Ничем не дорожа так сильно, как чувством внутренней гармонии, Блейк ради этой нескованности был готов с легкостью отбросить правила социального поведения, обязательные для подавляющего большинства его современников. Сын чулочника, десяти лет от роду отданный в обучение к граверу и дальше добывавший хлеб непрестижным, неприбыльным ремеслом, Блейк оказался предрасположен с готовностью принять …выпестованные им понятия о моральных обязанностях. Благо обязанности оказывались примерно теми же, какие предполагало служение художественному гению. А искра гения вспыхнула очень рано, еще в ту пору, когда Блейк пробовал освоить нормативный изобразительный язык живописи, допущенной в тогдашнюю Академию, и нормативные представления о прекрасном, которые господствовали в тогдашней поэзии.

Из подобных стараний ничего не получилось. Блейк не вписывался в тогдашнюю художественную атмосферу. И не хотел этого. Он избрал для себя дорогу, пролегавшую в стороне от литературных салонов, от господствующих веяний. Выпустив у издателя первую, еще довольно наивную книжку "Поэтические наброски" (1783), он больше никогда не обращался к типографщику. Изобрел собственный способ "иллюминованной печати" - вручную изготавливалось несколько экземпляров гравюры, сопровождаемой поэтическим текстом, живописный образ возникал одновременно со стиховым, иногда предшествуя ему, иногда его дополняя, - и пытался продавать сброшюрованные листы. Так были изданы "Песни неведения" (1789), а вслед им и "Песни познания" (1792); затем оба цикла он опубликовал как единое произведение, что и замышлялось с самого начала.



Успеха эти начинания не приносили. Да и не могли принести: Блейк прекрасно знал, что вкусы современников и его понятия о назначении художника расходятся очень далеко. Власть норм и порыв к органике - Акройд находит этот конфликт неразрешимым, поскольку Блейка отличало неверие в компромиссы. Восторжествовала, разумеется, нормативность, а все остальное было только следствием: провал единственной и никого не заинтересовавшей выставки 1811 года, нераспроданные экземпляры собственноручно награвированных поэм (за этими первыми образцами самиздата теперь охотятся и платят бешеные деньги коллекционеры). И твердо установившаяся репутация безумца. И фонд общественного призрения, куда пришлось обращаться, когда в 1827 году семидесятилетний Блейк умер в полном забвении и нищете.

Акройд уверен, что Блейк осознанно выбрал для себя эту тернистую дорогу, не страшась невзгод и не думая о славе - посмертной, а тем более прижизненной. Скорее всего, Акройд прав. Есть много документов, говорящих, что Блейк словно бы сам искал столкновений со своим веком. Видимо, он был из тех художников и поэтов, которых впоследствии станут называть то аутсайдерами, то маргиналами, то бунтарями, подразумевая, в сущности, одно и то же - для них расхождение с преобладающими веяниями и установками становится принципом, определяющим творческую позицию. Им не дано приспосабливаться. Они не продолжатели, а, пользуясь словом, когда-то предложенным в статьях Юрия Тынянова, "нововводители".



Блейк был "нововводителем" ничуть не меньше, чем Хлебников, чей опыт потребовал этого неологизма. И его нововведением стали не только необычные композиции или цветовые сочетания, поражающие на награвированных им листах. Не только метафоры, предвещающие образность символистов, словно за столетие до них Блейк уже предощущал, что в поэзии несводимость смысла к логически выстроенному ряду, сколь он ни сложен, станет цениться выше всего остального.

Как новатор он вписал свое имя и в историю живописи, и в историю литературы, однако еще существеннее, что Блейк был первым из англичан, кто выразил новое самосознание личности. Романтики в этом отношении обязаны ему всем, сколь бы скептично ни отзывался о нем, например, Вордсворт и как бы далеко ни расходился с ним Колридж по характеру художественного мышления.

В 1799 году, через пять лет после того как были награвированы "Песни неведения и познания", оставшиеся его высшим поэтическим свершением, он писал некоему доктору Траслеру, видимо одному из потенциальных меценатов: "Я знаю, что этот мир принадлежит Воображению и открывается только Художнику. То, что я изображаю на своем рисунке, мною не выдумано, а увидено, но все видят по-разному. В глазах скупца гинея затмевает солнце, а кошелек с монетами, вытершийся от долгой службы, зрелище более прекрасное, чем виноградник, гнущийся под тяжестью лозы... Чем человек является, то он и видит".



Для Блейка воображение было не отвлеченной категорией, но той подавленной человеческой способностью, которую должно пробудить искусство, воспитывая новое зрение, - а можно сказать и по-другому: нетрафаретное восприятие, органичное ощущение мира, а значит, и новую систему ценностей. Так смысл и цель поэзии понимал в ту пору один Блейк. Должно быть, поэтому он один и стал чем-то наподобие пророка. Или, по меньшей мере, культовой фигурой для многих поколений после того, как через двадцать лет после его ухода Данте Габриэл Россетти, тоже сочетавший в себе дарования поэта и художника, пусть намного более скромные, случайно наткнулся в Британском музее на пыльную связку гравюр, и для Блейка началось бессмертие.

Россетти и близкие ему литераторы - Александр Гилкрист, оставивший занятия историей искусства, чтобы написать первую большую биографию Блейка, поэт Алджернон Суинберн - были поражены и покорены оригинальностью открывшегося им мира. Яркость поэтических образов сразу позволяла почувствовать глаз живописца, мощная философская символика гравюр выдавала поэта, для которого образцом вдохновения служил Данте, а адресатом полемики Мильтон - и не меньше. Способность видеть небо в чашечке цветка, если процитировать блейковское четверостишие, которое вспоминают чаще всего, казалась неподражаемой.



Знаменитому стихотворению "Тигр" есть параллель в "Песнях неведения" - стихи об Агнце, прямо отсылающие к Евангелию от Иоанна: "Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира". Стихотворение "Ягненок", гимн кротости, придает особую выразительность образам "Тигра" - в нем настоящий сгусток яростной энергии. Но и "Тигр" не антитеза, а необходимое дополнение: вот она, сокрушающая ярость, которой - так казалось Блейку, - может быть, дано перебороть заблуждения и зло мира скорее, чем христианскому смирению и любви. И как знать, не эта ли энергия будет востребована человечеством, решившимся через темные заросли самообманов и догм пробиться к свету неподдельных истин?

С этим, вернее всего, мало кто согласится после кровавого опыта нашего столетия. Но не надо уличать Блейка в том, что он не предугадал, каков окажется истинный ход вещей. Достойнее и справедливее - воздать должное духовной отваге, побуждавшей его идти наперекор верованиям своего времени, а в искусстве оставившей о себе память шедеврами, над которыми время не властно.

АЛЕКСЕЙ ЗВЕРЕВ

источник

Тигр

Тигр, тигр, жгучий страх,
Ты горишь в ночных лесах.
Чей бессмертный взор, любя,
Создал страшного тебя?

В небесах иль средь зыбей
Вспыхнул блеск твоих очей?
Как дерзал он так парить?
Кто посмел огонь схватить?

Кто скрутил и для чего
Нервы сердца твоего?
Чьею страшною рукой
Ты был выкован - такой?

Чей был молот, цепи чьи,
Чтоб скрепить мечты твои?
Кто взметнул твой быстрый взмах,
Ухватил смертельный страх?

В тот великий час, когда
Воззвала к звезде звезда,
В час, как небо все зажглось
Влажным блеском звездных слез, -

Он, создание любя,
Улыбнулся ль на тебя?
Тот же ль он тебя создал,
Кто рожденье агнцу дал?

Перевод К. Бальмонта
(В кн.: Из мировой поэзии. Берлин, 1921.)





Сообщение отредактировал Libra1510 - Воскресенье, 31.03.2013, 19:19
 
Майкл Джексон - Форум » Michael Joseph Jackson » Майкл Джозеф Джексон - статьи, книги, воспоминания » Беседы о MJ » Библиотека МАЙКЛА
Страница 2 из 7«123467»
Поиск:
Администратор Модератор Специалист Поклонники V.I.P. Поклонники Moonwalker Заблокированные
Сегодня сайт посетили: Инна, Mariluz, blanket1, Оксанчик, Libra1510, майклпэрис, ElenaMJ, Nike, angi16, Ivan, Lunarian, Annie, Riverdance, kuzina251281, AgentK, KiVer85, Handriya, Roman, AzizaMJ