Библиотека МАЙКЛА - Страница 3 - Майкл Джексон - Форум
Новое на форуме / в фотоотделе / другие музыканты · Регистрация · Вход · Участники · Правила · Поиск · RSS
Страница 3 из 7«1234567»
Майкл Джексон - Форум » Michael Joseph Jackson » Майкл Джозеф Джексон - статьи, книги, воспоминания » Беседы о MJ » Библиотека МАЙКЛА
Библиотека МАЙКЛА
Libra1510Дата: Воскресенье, 31.03.2013, 19:34 | Сообщение # 41
Группа: Модератор
Сообщений: 16871

Статус: Offline



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post259821779/ :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Мост вздохов


Вот же как интересно получается сейчас. Безусловно, делая следующий пост о личной библиотеке Майкла я заглянула в Вогеля для подробностей и вообще их не обнаружила… Если верить источнику, которым я привыкла пользоваться Майкл был вдохновлен на создание одной из самых прекрасных своих песен Little Susie стихотворением английского поэта Томаса Гуда «Мост вздохов»



Но для начала несколько строк о поэте:
Гуд, Томас



(Thomas Hood) - английский поэт и юморист, автор знаменитой "Песни о рубашке" (1798-1845). Родился в Лондоне в семье книгопродавца; с детства отдан был в торговую контору, но вскоре "сидение на высоком стуле за высокой конторкой" сделалось ему невыносимым. Учился граверному ремеслу, пригодившемуся ему впоследствии, когда он снабжал свои стихотворения собственными иллюстрациями.

Писательская деятельность Гуда начинается с 1821 г., когда он вступил в редакцию "London Magazine" и завязал близкие отношения с Ч. Лэмом, Деквинси, Кольриджем. Гид дебютировал томиком "Odes and Addresses", написанным в сотрудничестве с Рейнольдсом, другом Китса, и заслужившим одобрение Вальтера Скотта. Затем вышел юмористический сборник "Whims and Oddities", "National Tales" (1827), роман "Tilney Hall" (1828). Эти первые произведения, кроме неудачного романа "Tilney Hall", имели большой успех в публике. Славу юмориста Гид приобрел, главным образом, издавая несколько лет "The Comic Annual", в котором остроумно осмеивал текущие события. В том же сатирическом духе написана его поэма "Up the Rhine" (1842), "Whimsicalities, at periodical gathering", "The Lament for the decline of Chivalry" и др. Все это не выделяет Гида из ряда других забытых карикатуристов и сотрудников юмористических журналов того времени. Но в Гиде таилось высокое поэтическое дарование, развивавшееся с годами, между тем как его здоровье делалось все более шатким. Лучшие его вещи написаны в последние годы жизни, среди сильных физических страданий и материальных лишений. Самое общеизвестное из них - "Song of the shirt" (песнь о рубашке), появившееся впервые за два года до смерти поэта в юмористическом журнале "Punch". Эта трогательная картина жизни швей вызвала целое движение против эксплуатации женского труда. Гораздо выше в поэтическом отношении стоят "Bridge of Sighs", "Dream of Eugene Aram", "The Lay of the Labourer", "The Haunted House", "Hero and Leander", "Plea of the Midsummer Fairies" и несколько чисто лирических пьес, как "Fair Inez", "Ruth" и друг. Отличительная черта этих стихотворений - необыкновенно глубокое гуманное чувство, лежащее в основании поэтической идеализации трудящихся и страдающих классов, и правдивое изображение меланхолической стороны жизни, интуитивное понимание того, что древние назвали lacrimae rerum/слезы. Драматизм его взятых из жизни сюжетов вытекает из материальных подробностей, на которых он останавливается, возбуждая самым описанием чувство сострадания и грусти. Таково описание утопленницы в "Bridge of Sighs/Мост вздохов", душевного состояния убийцы после совершенного преступления в "Dream of Eugene Aram", заброшенного дома в "Haunted House".

Помимо гуманности замысла, названные стихотворения Гида замечательны по музыкальности ритма. Э. По справедливо причисляет "Bridge of Sighs" и "Haunted House" к перлам английской поэзии. - Стихотворения Гида выдержали массу изданий; народное изд. вышло в 1866 г. Полное собрание его соч. издано было его сыном ("Works of Т. Н.", Лондон, 1864); его воспоминания ("Memorials") издала его дочь (Л., 1860). "Песнь о рубашке" прекрасно переведена на рус. яз. М. И. Михайловым.
З. Венгерова. источник http://wikiznanie.ru/ru-wz....0%D1%81

Bridge of Sighs/Мост вздохов

Вновь, омраченная,
Спит, не дыша,
Отягощенная
Жизнью душа!

С мертвой голубкою
Будьте нежней;
Подняли хрупкую
С мокрых камней!

Катятся струи
На мостовую:
Густо опутана
Тиной обильной,
Словно укутана
В саван могильный!

Без осуждения,
Пренебрежения,
С болью сердечной
Вспомните жившую,
Смерть искупившую
Женственность вечную.

Не упрекайте
Мятежницу скорбную:
Стерто минувшее,
Смыто позорное;
Нет, не лукавила
С жизнью несчастная,
Смерть ей оставила
Только прекрасное.

Евы ославленной
Горести минули:
Волны, проржавленны,
К берегу хлынули!
Пышные косы
Свяжите узлом,
Светлые косы!
Излишни вопросы:
Где ее дом?

Есть ли родные?
Где они ныне?
Братья и сестры!
Ласка и милость?
Или к любимому,
Недостижимому,
Сердце стремилось?

Ах! С христианами,
Сдержанно-рьяными,
Жить все трудней!
Комнаты дороги;
Не было в городе,
В каменном ворохе,
Крова у ней!

Все изначальные,
Сентиментальные
Чувства исчезли.
Плакать рискованно,
Смерть уготована,
Сердце приковано
К пасмурной бездне.

Там, где фонарный
Свет лучезарный
Рябь озарил,
Где вспыхнула темная
Река неуемная,
Застыла бездомная
У самых перил.

Холод мартовских звезд
Бьет ее мелкой дрожью;
Аркой выгнулся мост,
Взявший берег в подножье;
Жизнь отметается,
Смертного таинства
Сердце полно,
Рот перекошенный…
Сладко быть брошенной
Камнем на дно!

Очертя голову,
В зыбкое олово,
В ряби разбег;
Не обесславь ее,
Ясно представь ее,
Злой человек!
Я окуну твою
Душу распутную
В омуты рек!

С мертвой голубкою
Будьте нежней, -
Подняли хрупкую
С мокрых камней!

Мертвое тело
Не окоченело,
Так ради Христа
Слезы утрите ей,
Нежно отрите ей
Щеки, уста!

Очи открытые
С болью гнетущею
Сквозь незабытое,
Тиной покрытое,
Смотрят в грядущее.

Бесчеловечности
И бессердечности
Жертвою стала ты:
Гибель прияла ты
Волей судьбы!
Муки простите ей,
Руки скрестите ей
Для очистительной
Вечной мольбы!

И отпустите вы
С нежностью ровною
К трону Спасителя
Душу греховную!

Переводчик неизвестен

И строки из песни Майкла:

Кто-то убил маленькую Сьюзи,
девочку с мелодией,
которая пела в полуденный час.
Она здесь кричала,
ее голос сообщил о ее беде,
но никто не пришел ей на помощь сразу...

Падение с лестницы,
ее платье разорвано,
кровь в ее волосах...
Зловещая тайна повисла в воздухе.
Она лежит здесь, такая хрупкая,
ее фигурка такая тоненькая,
поднимите ее осторожно,
кровь в ее волосах...

Все пришли посмотреть
на девочку, которая теперь мертва,
слепо смотрят ее глаза...
И вдруг голос из толпы сказал:
"Эта девочка жила напрасно,
в ее лице столько агонии, столько мучений..."
Но только мужчина из соседней квартиры
знал Маленькую Сьюзи, и теперь он плакал,
когда наклонился закрыть глаза Сьюзи...
Она лежит здесь, такая хрупкая,
ее фигурка такая тоненькая,
поднимите ее осторожно,
кровь в ее волосах...

Она пела свою мелодию только Бога ради,
чтобы кто-нибудь почувствовал ее отчаяние.
Быть проклятым, знать, что надежда мертва, и ты обречен
кричать о помощи - но никого рядом нет...
Она знала, что никому нет дела...

Отец ушел из дома, бедная мать умерла,
оставив Сьюзи одну,
душа дедушки тоже отлетела...
Никого, чтобы позаботиться, просто любить ее.
Сколько может человек вынести
безразличия к его нуждам в его молитвах...
Безразличие может убивать,
словно нож, вонзенный в твою душу,
так бывает...
Маленькая Сьюзи так упорно боролась за жизнь...
Она лежит здесь такая хрупкая,
ее фигурка такая тоненькая,
поднимите ее осторожно,
такую юную и такую светлую.
перевод


***

Оригинальное видео, к сожалению, не доступно...








Сообщение отредактировал Libra1510 - Воскресенье, 31.03.2013, 19:38
 
Libra1510Дата: Четверг, 11.04.2013, 19:57 | Сообщение # 42
Группа: Модератор
Сообщений: 16871

Статус: Offline



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post259947647/ :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Уильям Блейк. Дополнение


Любопытно, однако, наткнулась сейчас у Вогеля на упоминание Уильяма Блейка, но не применительно к теме чтения Майкла или книг составлявших фонд его библиотеки,а в качестве художественных приемов, которые использовали оба этих творца.



"Один из интереснейших аспектов работы Джексона – то, как он уравновешивает эмоциональные крайности: мрачные мотивы тревоги, отчаяния и отчужденности и песни об экстазе, волшебстве жизни, любви, фантазии и мире без границ. Действительно, на его творчество можно смотреть так же, как на классические «Песни невинности и опыта» Уильяма Блейка: в нем присутствует постоянное взаимодействие, столкновение этих противоположных состояний, иногда даже в одной песне (например, в видеоклипах «BlackorWhite» и «Thriller»)Джексон был мастером парадокса. Стоит вам привыкнуть к одному «состоянию», как сцена меняется и создается очередной контраст. Критики часто осуждали эти резкие повороты: они ожидали альбом с одной четкой темой или звучанием. Но Джексон как артист работал иначе. Он ценил изменчивость и намеренно держал слушателя в напряжении."

в связи с этим и возникает вопрос: а не использует ли Майкл намеренно такой прием парадоксов и крайностей, подсмотрев его у Блейка?



 
Libra1510Дата: Четверг, 11.04.2013, 20:06 | Сообщение # 43
Группа: Модератор
Сообщений: 16871

Статус: Offline



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post260394713/ :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Детский час



Так уж получилось, что на конец раздела поэзия я оставила сама себе самую заморочистую работу))). Сегодня речь пойдет о Генри Водстворте Лонгфелло, у многих из вас он возможно на слуху как автор легендарной Песни о Гайавате, однако же в источнике он упоминается как автор стихотворения «Детский час». Это стихотворение было напечатано на сувенирных письменных принадлежностях Неверленда. А сложность заключается в том, что как я не пыталась разыскать перевод этого стихотворения в интернете и в фондах местных библиотек – мне это не удалось, хотя возможно где-то и существует поэтический перевод стихотворения, и было бы здорово его как-нибудь обнаружить. Но для начала несколько слов о Лонгфелло.

Генри Уодсворт Лонгфелло (англ. Henry Wadsworth Longfellow; 27 февраля 1807, Портленд (Мэн) — 24 марта 1882, Кембридж (Массачусетс)) — американский поэт. Автор «Песни о Гайавате» и других поэм и стихотворений.

Происходил из старинной йоркширской семьи, переселившейся в Америку в XVII в. и жившей в строгих пуританских традициях. Поэт воспитывался в своем родном маленьком городе Портленде, много читал, увлекался Вашингтоном Ирвингом и под его влиянием стал писать стихи. Университетское образование Лонгфелло получил в Bowdoin College, в Брунсвике, и после годичного пребывания в Европе сделался профессором новых языков сначала в Брунсвике, потом в гарвардском университете; составил целый ряд ценных курсов по европейским литературам, издал несколько переводов с испанского, рассказал свои путевые впечатления в интересной книге «Outre-Mer».

С конца 1830-х годов он всецело отдался делу своей жизни — поэзии.



"Детский час" это стихотворение американского поэта Генри Лонгфелло , впервые опубликованное в сентябре 1860 в The Atlantic Monthly .

Стихотворение описывает идиллическую семейную жизнь поэта с его собственными тремя дочерьми Алисой, Эдит, и Энн Allegra. Издатель Лонгфелло Джеймс Томас поля был в восторге от стихотворения, отметив, что его будет обожать "родительская общественность". Групповой портрет трех дочерей Лонгфелло Thomas Buchanan широко воспроизводиться и распространяться вместе с поэмой. В 1883 году, через год после смерти поэта, живая картина была поставлена ​​под названием Мечта Лонгфелло и показана его жизни и творчества, в том числе "Детский час". Так рассказывает об этом стихотворении англоязычная Википедия.

В нашем русскоязычном интернете упоминание об этом стихотворении встречается сплошь и рядом в психологической литературе как пример преодоления человеком тяжелейшего шока, связанного со смертью близкого, родного человека:

Генри У. Лонгфелло понял это, когда потерял свою молодую жену. Однажды его жена пыталась растопить немного сургуча пламенем свечи, как вдруг загорелась ее одежда. Лонгфелло услышал крики жены и попытался спасти ее. Но было уже поздно. Она умерла от ожогов. Некоторое время Лонгфелло был настолько потрясен этим страшным событием, что чуть не сошел с ума. Но к счастью для него его трое маленьких детей нуждались в его внимании. Несмотря на свое горе, Лонгфелло стал для них отцом и матерью.



Он ходил с ними гулять, рассказывал им истории, играл с ними в игры. Он запечатлел свое общение с ними в бессмертной поэме "Детский час". В это же время он занялся переводом Данте, и благодаря всем этим делам он был постоянно занят и полностью забывал о своем горе. Только так ему удалось снова обрести душевное спокойствие.

источник

Ну а теперь, собственно сама поэма, как я уже писала выше, ее перевода на русский язык я не нашла, поэтому читать ее вы будете благодаря Dannie OK за что ей огромное спасибо!



Детский час

Между темнотой и дневным светом,
Когда начинает опускаться ночь
Приходит время паузы в дневных занятиях,
Это называется Детский час.

Я слышал в помещении надо мной
Топот маленьких ног,
Звук открывающейся двери
И голоса мягкие и сладкие.

оторвавшись от занятий я вижу в свете лампы,
как спускаются по широкой лестнице зала,
Серьезная Алиса, и смеющаяся Allegra,
И Эдит с золотыми волосами.

Шепот, а затем тишина:
Но я знаю, их глаза смеются
Они планируют заговор вместе
Для того, чтобы застать меня врасплох.

Внезапно слетают с лестницы,
Внезапно налетают из зала!
Оставив позади три двери
Они входят в стены моего замка!

Они поднимаются в мою башню
по ручкам и спинке моего стула;
Если я попытаюсь бежать, они окружат меня;
кажется, что они везде.

Они почти поглотили меня с поцелуями,
Их руки обвивают меня
Пока я думаю о епископе Bingen
и его Mouse-Towerна Рейне!

Вы думаете: о голубоглазые разбойницы,
Потому что вы взобрались на стену,
такого старого усача как я
Это разве для вас не сражение?

Я помещу вас быстро в мою крепость,
И не позволю вам уйти,
Но помещу вас вниз, на донышко
В круглой башне моего сердца.

И я буду держать вас вечно,
Да, всегда. пока не придет день.
когда разрушатся стены
и не превратятся в пыль.




 
Libra1510Дата: Четверг, 11.04.2013, 20:41 | Сообщение # 44
Группа: Модератор
Сообщений: 16871

Статус: Offline



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post260532009/ :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Уильям Вордсворт


Рождению этого поста я обязана Джо Вогелю, причем самое любопытное, что цитата эта находится примерно ближе к середине книги и я на нее наткнулась благодаря тому что книга сама то и дело открывалась именно на этой 180 странице, хотя я до нее еще «не дошла»)).

«Уединившись в Неверленде, Джексон, наконец, в тридцать один год почувствовал свободу и возможность исследовать свою личность, взгляды на мир и вновь обретенные цели. Когда он не занимался творчеством, он запоем читал все, начиная от Эмерсона и Вордсворта и заканчивая биографиями Микеланджело и Бетховена, от психологии Фрейда и Юнга до суфийской поэзии. В личной библиотеке было более 20. 000 наименований, включая многочисленные книги его любимых классиков в первом издании».



Несколько предложений о Уильяме Водсворте:

Уильям Вордсворт (William Wordsworth, 7 апреля 1770, Кокермаут, графство Камберленд — 23 апреля 1850, Райдал-Маунт, близ Грасмира, графство Камберленд) — английский поэт-романтик, основной автор сборника «Лирические баллады», условно относимый к т. н. «озёрной школе».



Уильям Вордсворт — поэт Природы и Человека. Он верил, что его поэтическое назначение — показать природу не как убежище человека от страданий и обязательств, но как источник «чистейшей страсти и веселья», непреходящего вдохновения и поддержки, дарующих, если только человек способен по-настоящему видеть и слышать, вечные и всеобщие ценности души и сердца - любовь, радость, стойкость и сострадание. Эта вера уходит корнями в детские и юношеские переживания Вордсворта, которые определили его развитие как поэта. Необычайно обостренные зрение и слух давали молодому человеку столь глубокое наслаждение красотой и загадочностью природы, что нередко он погружался в транс или в состояние восторга, благоговения и даже трепета.

Столь же глубокой была любовь Уильяма Вордсворта к людям — детям и наследникам природы. В детстве и юности его восхищали сельские типы, особенно пастухи и «разносчики», то есть бродячие торговцы. Их образы встречаются в его поэзии. Характер иного плана — необузданный, жестокий, бесчувственный бродяга, который, однако, тоже дитя природы, способное на раскаяние и нежность, — великолепно раскрыт в Питере Белле. Вордсворт никогда не судил ближнего, и его поэзия согрета чувством, которое Ч.Лэм называл «прекрасной терпимостью» к человеческим слабостям и недостаткам. Вордсворт любил смиренных и кротких сердцем. Сочувствие тяжелой женской доле также ярко проявилось в его творчестве. В его поэзии часто возникают и образы детей, подчас выказывающих, в отличие от недалеких взрослых, прозорливость сердца и воображения, как в балладе «Нас семеро» (1798).

Вордсворт неизменно подчеркивал, сколь многим он обязан четырём своим великим предшественникам в английской поэзии — Дж. Чосеру, Э.Спенсеру, У.Шекспиру и Д.Мильтону. Его стиль обнаруживает приметы их неизменного влияния, в первую очередь Мильтона, чьи сонеты побудили Вордсворта обратиться к этой поэтической форме. Поздняя его поэзия в основном представлена именно сонетами, иногда объединенными в циклы наподобие Реки Даддон и Церковных очерков. Сюжетные стихотворения Лирических баллад и по содержанию, и по стилю родственны народной английской балладе, хорошо знакомой Вордсворту.



В лучших поэтических творениях Вордсворта ясная мысль сочетается с выразительными точными описаниями, высвеченными силой чувства, а в обрисовке персонажей как внешний облик, так и душа человека переданы с безупречной достоверностью. Та же непреложная верность правде позволила ему в Книге I «Прогулки» (где Странник — это фактически автор), в «Прелюдии» и в «Тинтернском аббатстве» раскрыть пережитые им состояния восторга, ужаса и духовидения так, что это стало новым словом в поэзии.

В зрелые и поздние годы жизни творческий гений вдохновлял поэзию Вордсворта в меньшей степени, нежели в 1797—1807, однако она часто являлась плодом глубокой мысли и чувства и порой достигала вершин художественного мастерства.

Города, даже провинциального, у Вордсворта нет. Только в сонете «К Лондону» он нарисовал Лондон, который, однако, напоминает у Вордсворта спокойную и спящую усадьбу. В сонете нет ни одной характерной черты города, несмотря на то, что он написал этот сонет, стоя на Вестминстерском мосту, в самом центре Лондона.



Зато он открыл, как говорят критики, природу англичанам, и его справедливо считают лучшим мастером пейзажа. Всё, что Вордсворт изображал, дано на фоне природы: нищий сидит на отдалённой скале, кошка играет увядшими листьями, глухой крестьянин лежит под сосной, и т. д. Время он измеряет цветущими вёснами, страдным летом, обильной плодами осенью, холодными долгими зимами. Тончайшие оттенки психики он переводит на язык природы. Такой недостаток человеческого организма, как глухоту, Вордсворт изображает следующим образом: для глухого «глубокая горная долина с звенящими ручьями — мертва, он не слышит её музыки; летним утром его не будит торжественный хор птиц, его не радует гулкое „ку-ку“ в шумящем бору; не для него поют и жужжат в цветах пчелы. Когда сильные ветры качают широкую грудь озера и оно поёт, играет и рокочет тысячами бурлящих волн, ветер пригибает к земле верхушки деревьев и шумит в тростнике — он не слышит музыки бури, — он видит лишь немую картину. Он не слышит скрежета плуга, переворачивающего тяжёлые комья земли, он не слышит звона косы и хруста травы, не слышит шелеста колосьев, когда его серп подрезает стебли, не слышит весёлого шума труда в страдную пору» («Excursion Book»).

Вордсворт, будучи противником городской культуры, не особенно тянулся и к науке. Он познавал мир непосредственным общением с природой. «Ребёнок, приложивши к уху раковину, слышит рокот океана». «Природу познает не ум, а сердце чуткое и воспринимающее. Природа — величайший учитель. Наука ищет далёкую истину, а поэт поёт песни сегодняшнего дня, ему вторит сегодняшнее человечество, перед лицом правды сегодняшнего дня».

В творчестве Вордсворта есть доля мистики и обожествления природы, есть немного морализирования и набожности, но все это теряется в его глубоко лиричной и простой поэзии. В произведениях Вордсворт нашли место и крестьянин, и вернувшийся со службы солдат, и коробейник, и крестьянские дети («A Noble Peasant»; «We are Seven»; «The idiot Boy», etc.). [url=http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%BE%D1%80%D0%B4%D1%81%D0%B2%D0%BE%D1%80%D1%82,_%D0%A3%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D1%8F%D0%BC]источник[/url]



В 1988 году Майкл начинает создавать свою единственную книгу, наполненную стихами и притчами «DancingTheDream». И если о влиянии поэтов суффистов , Джебрана Халила, Рабдраната Тагора я уже писала, то о влиянии Вордсворта я не имела представления – спасибо Вогелю. И вот как он аргументирует этот факт:

«В стихотворении Planet Earth/Планета Земля он говорит с планетой как влюбленный, спрашивая: «Слышишь ли ты, нашла ли ты себя в самой глубине моего сердца? Ласкающая ветерками, нежная и родная, ожившая в музыке, наполняющей мою душу» (Do you care, have you a part In the deepest emotions of my own heart Tender with breezes, caressing and whole Alive with music, haunting my soul) . Стихотворение Джексона«Magical Child» («Волшебное дитя») о мудрости, истине и счастье, обретаемых в невинности и чистоте детей, несет в себе отголоски произведений английского поэта Уильяма Вордсворта: « И пока они шептались и строили заговоры, чтобы истощить его, погубить его чудо, растоптать его, спалить его смелость, разжечь в нем страх, - дитя осталось простым и искренним(«And while they whispered and conspired through endless rumors to get him near, burn his courage, fuel his fear, the child remained just simple, sincere»)

И несколько стихотворений Уильяма Вордсворта:

«Нас семеро»

Ребенок простодушный, чей

Так легок каждый вдох,

В ком жизнь струится, как ручей,

Что знать о смерти мог?


Я встретил девочку, идя

Дорогой полевой.

"Мне восемь", - молвило дитя

С кудрявой головой.


Одежда жалкая на ней

И диковатый вид.

Но милый взгляд ее очей

Был кроток и открыт.


"А сколько братьев и сестер

В твоей семье, мой свет?"

Бросая удивленный взор,

"Нас семь", - дала ответ.


"И где ж они?" - "Ушли от нас

В далекий Конвей двое,

И двое на море сейчас.

А всех нас семь со мною.


За нашей церковью в тени

Лежат сестренка с братом.

И с мамой мы теперь одни

В сторожке с ними рядом".


"Дитя мое, как может вас

Быть семеро с тобою,

Коль двое на море сейчас

И на чужбине двое?"


"Нас семь, - ответ ее был прост, -

Сестра моя и брат,

Едва войдешь ты на погост -

Под деревом лежат".


"Ты здесь резвишься, ангел мой,

А им вовек не встать.

Коль двое спят в земле сырой,

То вас осталось пять".


"В цветах живых могилы их.

Шагов двенадцать к ним

От двери в дом, где мы живем

И их покой храним.


Я часто там чулки вяжу,

Себе одежку шью.

И на земле близ них сижу,

И песни им пою.


А ясной летнею порой,

По светлым вечерам

Беру я мисочку с собой

И ужинаю там.


Сначала Джейн ушла от нас.

Стонала день и ночь.

Господь ее от боли спас,

Как стало ей невмочь.


Мы там играли - я и Джон,

Где камень гробовой

Над нею вырос, окружен

Весеннею травой.


Когда ж засыпал снег пути

И заблестел каток,

Джон тоже должен был уйти:

С сестрой он рядом лег".

"Но если брат с сестрой в раю, -

Вскричал я, - сколько ж вас?"

Она в ответ на речь мою:

"Нас семеро сейчас!"


"Их нет, увы! Они мертвы!

На небесах их дом!"

Она ж по-прежнему: "Нас семь!" -

Меня не слушая совсем,

Стояла на своем.


Перевод - И. Меламеда


«Все наоборот»


Встань! Оторвись от книг, мой друг!

К чему бесплодное томленье?

Взгляни внимательней вокруг,

Не то тебя состарит чтенье!


Вот солнце над громадой гор

Вослед полуденному зною

Зеленый залило простор

Вечерней нежной желтизною.


Как сладко иволга поет!

Спеши внимать ей! пенье птицы

Мне больше мудрости дает,

Чем эти скучные страницы.

Послушать проповедь дрозда

Ступай в зеленую обитель!

Там просветишься без труда:

Природа - лучший твой учитель.


Богатство чудное свое

Она дарует нам с любовью.

И в откровениях ее

Веселье дышит и здоровье.


Тебе о сущности добра

И человечьем назначенье

Расскажут вешние ветра,

А не мудреные ученья.


Ведь наш безжизненный язык,

Наш разум в суете напрасной

Природы искажают лик,

Разъяв на части мир прекрасный.


Искусств не надо и наук.

В стремленье к подлинному знанью

Ты сердце научи, мой друг,

Вниманию и пониманью.


Перевод - И. Меламеда


Жёлтые нарциссы


Я брёл, как облачко весною,

Один, меж долом и горой.

И вдруг увидел пред собою

Златых нарциссов целый рой -

В тени деревьев у реки

Бриз волновал их лепестки.


Толпясь, как звёзды, что сверкают,

Собой украсив Млечный Путь,

Они вдоль берега мелькают,

И вдаль стремятся ускользнуть;

Их в танце тысячи сплелись,

Головки поднимая ввысь.

Танцуя рядом, даже волны

Нe превзошли весельем их.

И я, поэт, задором полный

В кругу нарциссов золотых,

Бросаю восхищённый взгляд

На этот радостный парад.


И часто, лёжа на диване,

Когда уныл мой грустный взор,

Я вспоминаю в упованье

Их удивительный задор,

И сердце радостью полно,

Танцуя с ними заодно.

Перевод Александр Лукьянов



 
Libra1510Дата: Воскресенье, 05.05.2013, 01:06 | Сообщение # 45
Группа: Модератор
Сообщений: 16871

Статус: Offline



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post261183003/ :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Мысли о любви



Когда идешь по жизни рядом с Майклом с тобой постоянно происходят чудеса! Вот вчера уже хотела приступить к рассказу о новом разделе в библиотеке Майкла, но на всякий случай решила проверить раздел поэзии – не упустила ли чего. И оказалось, что пропустила…!!! причем то, что сегодня как никогда кстати, но самое удивительное, что обнаружила я это в самый канун этого светлого праздника))

Итак, праздничный пост))

Последним поэтом о котором я расскажу является Сьюзан Полис Шутц и ее сборник стихотворений Мысли о любви/Thoughts of love, ее произведения, к сожалению, не переведены на русский язык, упоминаний о ней в русском интернете тоже практически нет, поэтому пришлось переводить.

Сьюзан Полис Шутц - Susan Polis Schutz (родилась 23 мая 1944 года), американский поэт и продюсер поздравительных открыток и мать американского конгрессмена Джареда Полис Колорадо.



Шютц родилась в Peekskill, Нью-Йорк, и является дочерью Джун (урожденная Келлер) и Дэвид Полис. Ее бабушка и дедушка были еврейскими иммигрантами из России. Широко известна Сьюзан Шутц стала благодаря основанию в 1996 году веб-сайта bluemountain.com, который занимается продажей и разработкой поздравительных открыток.

Шутц, также является исполнительным продюсером документального фильма Anyone and Everyone. Фильм рассказывает истории о молодых людях и девушках, принадлежащих к сексуальным меньшинствам, а также их родителях. Премьера фильма состоялась на KPBS public television в San Diego, California в августе 2007, позже фильм был показан и на других каналах.



А вот что пишет сама Сьюзан в аннотации к книге своих стихов «Мысли о любви»:

Мысли о любви, поселившейся в вашем сердце приносят прекрасные ощущения счастья, надежды и нежности. Они преобразуют мир вокруг вас в место, где мечты действительно сбываются, они привносят особую красоту каждого сезона вашей жизни. Тем не менее, такие мощные- как эти- мысли не всегда легко выразить.

МЫСЛИ О ЛЮБВИ для любого, кто когда-либо затруднялся подобрать слова, чтобы описать подавляющие их эмоции, созданные любовью. Стихи и письма, собранные здесь, изображают и празднуют любовь во всех ее аспектах. Эта книга - красивый подарок, чтобы подарить, получить и разделить между двумя сердцами, которые знают какое счастье может принести любовь.

"Любовь есть понимание того, что является настолько полным, что вы чувствуете, как будто вы являетесь частью другого человека, принятие другого человека таким, какой он есть, а не попытка изменить его. Любовь есть источник единства. "- Susan Polis Schutz



Я тебя люблю

Я не могу обещать тебе, что
Я не изменю
Я не могу обещать тебе, что
Я буду в одном настроении
Я не могу обещать тебе, что
Я не буду тебя обижать иногда
Я не могу обещать тебе, что
Я устою



Я не могу обещать тебе, что

Я всегда буду сильной
Я не могу обещать тебе, что
Ты не увидишь моих недостатков
Но -
Я обещаю тебе, что
Я всегда буду поддерживать тебя
Я обещаю тебе, что
Я буду делиться своими мыслями
и чувствами с тобой



Я обещаю тебе, что
Я дам тебе свободу быть собой
Я обещаю тебе, что
Я понимаю все, что ты делаешь
Я обещаю тебе, что
Я буду полностью честной с тобой
Я обещаю тебе, что
Я буду плакать и смеяться вместе с тобой
Я обещаю тебе, что
Я помогу тебе достичь твоих целей
Но -
Больше всего этого
Я обещаю любить тебя.



Будь моим Валентином

Прогуляйся со мной в любви
Поговори со мной
о том, что ты не можешь рассказать другим
Посмейся со мной
даже тогда, когда ты чувствуешь себя глупо
Поплачь со мной
когда ты сильно расстроен



Поделись со мной
всей красотой этой жизни
Борись со мной
против всех уродливых вещей в жизни
Твори со мной
мечты, чтобы идти за ними
Веселись со мной

Во всем, что мы делаем



Работай со мной для достижения общих целей
Потанцуй со мной
в ритме нашей любви
Пройди со мной всю жизнь
Давай обнимемся друг с другом
На каждом шагу нашего путешествия
Навсегда в любви



стихи в переводе Dannie OK



 
Libra1510Дата: Воскресенье, 05.05.2013, 18:34 | Сообщение # 46
Группа: Модератор
Сообщений: 16871

Статус: Offline



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post261850342/ :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Карл Густав Юнг

Но, если вам нечего создавать, то, вы можете создавать себя.
Карл Густав Юнг.




Наткнулась сейчас у Вогеля на очередное упоминание о Карле Густаве Юнге, как одном из психоаналитиков, учения и мысли которого были близки Майклу. Я где-то еще натыкалась на этот факт, но где - не помню. В любимом мной источнике упоминания о книгах по психологии вообще отсутствуют, хотя как признают большинство знавших Майкла людей – эти книги в библиотеке были.

Карл Густав Юнг (Carl Gustav Jung, 26.07.1875 - 6.06.1961) - швейцарский психиатр, основоположник одного из направлений глубинной психологии, аналитической психологии.

Родился в местечке Кессвил в семье священника. В юности запоем читал философские работы. Окончил университеты Базеля и Цюриха, в 1900 году стал работать в клинике для умалишенных при Цюрихском университете.

Во время работы в клинике Юнг познакомился с трудами Зигмунда Фрейда, а позднее - и с их автором. С 1907 г. они стали работать в тесном сотрудничестве, продолжавшемся пять лет.

В 1912 году Юнг опубликовал «Психологию бессознательного», в которой опроверг многие из идей Фрейда; два года спустя он ушел в отставку с поста президента Международного психоаналитического общества.

В 1921 г. увидела свет работа "Психологические типы", в которой Юнг разделил всех людей на интровертов и экстравертов, а также впервые обосновал свою теорию архетипов.

В 1933 году Юнг стал профессором психологии Федерального политехнического университета в Цюрихе. В 1943 г. перебрался в Базель, в университете которого занял пост профессора медицинской психологии.

Задачей аналитической психологии Юнг считал толкование архетипических образов, возникающих у пациентов. Юнг развил учение о коллективном бессознательном, в образах (архетипах) которого видел источник общечеловеческой символики, в том числе мифов и сновидений. Юнг считал, что бессознательное - это независимая часть психики, обладающая собственной динамикой и дополняющая ее сознательную часть. Целью его терапевтического метода было воссоединение сознания и бессознательного, через которое, как он считал, человек может достичь полноты раскрытия своей личности («индивидуации»). Работы Юнга оказали значительное влияние не только на развитие психологии и психиатрии, но и на другие области науки о человеке - культурологию, религиоведение, антропологию, педагогику, литературоведение. источник

В отличие от Фрейда, Карл Юнг считал, что то, что применимо к художнику как к личности, неприменимо к нему, как к творцу. Нельзя слишком гипертрофировать индивидуальные сексуальные комплексы, строя на них такую зыбкую систему. Юнг считал, что художническая психология есть вещь коллективная и слишком ее индивидуализировать - это неправильно. Т.е. проникновение создателя произведения в коллективное бессознательное - одно из важнейших условий продуктивности художественного творчества.

Юнг не отрицает те психические комплексы, которые живут в индивиде, и которые сформулировал Фрейд. Однако Юнг истолковывает их по-иному, рассматривая в качестве архетипов. Архетипы, согласно Юнгу, выступают как всеобщие образы, формы, идеи, представляющие собой доопытные формы знания, бессознательные мыслеформы. Коллективные образы наиболее явно претворились в формах народного фантазирования и творчества. Разрабатывая эту линию, ученый внес весомый вклад в теорию мифа. Юнг убежден в том, что коллективные образы, так или иначе, предопределяют природу творческой фантазии и отдельного художника. Наблюдение над повсеместностью схожих мифотворческих мотивов у народов, которые никогда не приходили в соприкосновение друг с другом, приводит Юнга к идее об укорененности истоков мифотворчества и фантазирования в общей природе людей.

Продуктивной явилась и разработка Юнгом теории психологического и визионерского типов творчества. Психологический тип творчества основан на художественном воплощении знакомых и повторяющихся переживаний, повседневных людских скорбей и радостей. Переживание, которое культивирует визионерский тип творчества - это взгляд в бездну, в глубины становящегося и еще не ставшего, в скрытые первоосновы человеческой души. Именно такого рода первопереживание приближает к постижению онтологической сущности мира. источник

И чуть подробнее о творчестве, потому что именно это направление в учении Юнга, на мой взгляд, могло привлечь/вызвать интерес у Майкла:



Творческий процесс — это прежде всего активизация покоящихся в сфере бессознательного вечных символов человечества и их преобразование в завершенное произведение искусства. По словам Юнга, "говорящий на языке исконных образов (Urbilder) говорит великим множеством голосов; он покоряет и потрясает, и в то же время извлекает описываемое из области случайного и преходящего и возвышает его до уровня вечного. Он преобразует нашу личную судьбу в судьбу общечеловеческую, тем самым пробуждая в нас все те благодатные силы, которые всегда помогали человечеству преодолевать опасности и выдерживать даже самые долгие ночи... Именно здесь кроется тайна воздействия великого искусства"[27].

Говоря о творчестве, Юнг большое значение придает фантазии, которую он даже выделяет в особую категорию: по его мнению, фантазия, не подчиняясь ни одной из четырех фундаментальных функций [мышление, чувство, ощущение и интуиция – прим. мое], принимает участие в каждой из них. Он отвергает расхожее представление, будто художественное вдохновение свойственно только интуитивному типу, а во всех художественных натурах доминирует функция интуиции. Фантазия — источник любого творческого вдохновения, и этот дар доступен людям всех четырех функциональных типов. Фантазия — не синоним "активного воображения", которое выводит образы коллективного бессознательного в сферу сознания, активизирует и фиксирует их; она не должна отождествляться и с интуицией как определенным способом постижения психического содержания, то есть одной из функций сознания. Функциональный тип определяется тем, как человек воспринимает и разрабатывает собственные интуиции и порождения творческой фантазии.

Итак, произведение искусства всем своим содержанием может свидетельствовать о совершенно ином психологическом типе, нежели тот, к которому принадлежит его творец. Типологические выводы о художнике делаются не только на основании содержания его творчества, но и на основании того, каким именно образом разрабатывается это содержание. Конечно, в основе своей фантазия художника не отличается от фантазии обычного человека; но помимо богатства, оригинальности и силы воображения художник определяется наличием формирующей способности, благодаря которой порождения его фантазии преобразуются в органичное, эстетически значимое целое.



Часто приходится слышать об опасностях, с которыми сопряжено внимание художника к сфере бессознательного. По Юнгу, очень многие художники бегут психологии, "потому что страшатся, как бы это чудовище не пожрало их так называемый творческий дар. Но ведь даже целая армия психологов не в состоянии что-либо поделать с тем, что исходит от Бога! Истинная творческая продуктивность — это неиссякаемый родник. Ничто на свете не могло бы заставить Моцарта или Бетховена отказаться от творчества. Творческий дар могущественнее своего обладателя. Если это не так, значит, сам дар незначителен; при благоприятных условиях он способен стать питательной средой для развития симпатичного таланта, но не более того. Если же это невроз, бывает достаточно слова или взгляда, чтобы иллюзия испарилась в одно мгновение. Тогда поэт больше не может сочинять стихи, а живописца начинают посещать одни только скучные идеи. И во всем этом винят психологию. Я был бы счастлив, если бы знание психологии сумело оказать благотворное действие и покончило с невротичностью, сообщающей современному искусству столь непривлекательный облик. Болезнь не способствует творческой деятельности; напротив, она служит самым страшным препятствием для творчества. Устранение факторов, угнетающих психическую жизнь, ни в коем случае не может повредить истинному творческому дару — точно так же, как анализ никогда не исчерпает бессознательного"[28].

Другая распространенная ошибка заключается в предположении, будто создавая законченное, совершенное произведение искусства, художник тем самым совершенствует сам себя. Для того, чтобы извлечь из "общения с бессознательным" реальную пользу для психической дифференциации, чтобы достичь желаемого уровня развития личности, человек должен лично пережить и понять образы, символы и видения, которые являются ему из глубин его психической субстанции; человек должен ассимилировать и интегрировать их активно или, по выражению самого Юнга, "взглянуть на собственные видения в упор, проявляя абсолютно осознанные активность и реактивность"[29]. Но художник часто относится к образам бессознательного пассивно: он наблюдает за ними, воспроизводит их, в лучшем случае позволяет, чтобы они сами воздействовали на него. Такой опыт может иметь художественную ценность, но с психологической точки зрения он неполноценен. Лишь у очень немногих, самых великих художников развитие личности и творчества проходило одинаково интенсивно. Лишь очень немногим хватило силы, чтобы достичь одинакового совершенства как во внутренней, так и во внешней работе. Ведь "великие дары — это самые прекрасные, но часто и самые опасные плоды на древе человеческом. Они висят на самых хилых ветвях, которые часто обламываются"[30].

источник

Карл Густав Юнг. Избранные цитаты

*********************

Человеку со всей определённостью необходимы общие убеждения и идеи, которые придают смысл его жизни и помогают ему отыскивать свое место во Вселенной. Человек способен преодолеть совершенно невозможные трудности, если убежден, что это имеет смысл. И он терпит крах, если сверх прочих несчастий вынужден признавать, что играет роль в сказке, рассказанной идиотом.

**********************

— Верите ли Вы в Бога?

— Я не верю, я знаю.

*******************

Смерть, если подойти к ней психологически правильно, есть не конец, а цель, и поэтому человек, перевалив за вершину жизни, начинает жить ради смерти.

************************

Человек — это животное, которое сошло с ума. Из этого безумия есть два выхода: ему необходимо снова стать животным; или же стать большим, чем человек…

*****************

Следуйте той воле и тому пути, которые опыт подтверждает как ваши собственные, то есть как подлинное выражение вашей собственной индивидуальности.

*****************

Любовь — это не сумасшествие. Уместно ли вообще здесь слово «ум»? Это и свет, и тьма, конца и края которым никогда не будет. И никому не избежать этой таинственной силы.

*****************

Ваш взор станет ясным лишь тогда, когда вы сможете заглянуть в свою собственную душу.

*********************

Сон — это скрытая маленькая дверь, ведущая в самые потаенные и сокровенные уголки души и открывающаяся в космическую ночь.

*********************

Встреча двух личностей подобна контакту двух химических веществ: если есть хоть малейшая реакция, изменяются оба элемента.

*********************

Всё, что раздражает в других, может вести к пониманию себя.

*****************

Если мы не осознаем, что происходит у нас внутри, то извне нам кажется, что это судьба.

****************

Отсутствие смысла в жизни играет критическую роль в этиологии невроза. В конечном счёте невроз следует понимать как страдание души, не находящей своего смысла… Около трети моих случаев – это страдание не от какого-то клинически определимого невроза, а от бессмысленности и бесцельности собственной жизни.





Сообщение отредактировал Libra1510 - Воскресенье, 05.05.2013, 18:35
 
Libra1510Дата: Пятница, 17.05.2013, 20:15 | Сообщение # 47
Группа: Модератор
Сообщений: 16871

Статус: Offline



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post262150413/ :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Авраам Линкольн


Если хочешь добиться успеха, продолжай верить в себя и тогда, когда в тебя уже никто не верит.

Авраам Линкольн


С сегодняшнего поста я начинаю рассказ о следующем разделе в личной библиотеке Майкла, которую условно называют: биографии великих людей. А начать мне бы хотелось сразу с двух книг, посвящены они Аврааму Линкольну.

Возможно, что восхищение Авраамом Линкольном афро-американцы испытывают практически с рождения, и это немудрено – именно этот 16 президент США отменил в стране рабство.

Видимо поэтому на этой фотографии еще маленького Майкла можно разглядеть значок с Авраамом Линкольном.



А спустя всего несколько лет книги о Линкольне были включены в список Young Adult Services в качестве любимых книг Майкла для Публичной библиотеки Чикаго в 1979 году (источник: "Майкл Джексон, The Early Years")

Также существует несколько портретов Авраама Линкольна созданных Майклом в разные годы

на этом снимке слева





В библиотеке Майкла были следующие книги:

Карл Сэндберг. Авраам Линкольн



Первоначально эта биография была издана в шести томах и названа «величайшей исторической биографией нашего поколения". Сэндберг позднее переиздал эту работу в виде однотомника, которая подвела окончательный итог жизни Линкольна. Книга была издана на русском языке.

Карл Сэндберг. Lincoln's Devotional




Линкольн был известен по фразам и комментариям Библии. Он усвоил музыку и нравственностьБиблии, вполне возможно, с помощью книги, которую он помечал и носил в кармане и называл Ежедневное Сокровище верующего. В целом, эта книга доказывает глубокую религиозность Линкольна.

Карл Сэндберг (1878-1967)- поэт, историк, романист и фольклорист, лауреат Пулитцеровской премии. Был дважды удостоен Пулитцеровской премии, впервые в 1940 г. за его биографию Авраама Линкольна, а затем в 1951 г. Прежде чем стать известным поэтом, он работал в качестве молочника, продавца, пожарного и журналиста.





Сообщение отредактировал Libra1510 - Пятница, 17.05.2013, 20:35
 
Libra1510Дата: Пятница, 17.05.2013, 20:32 | Сообщение # 48
Группа: Модератор
Сообщений: 16871

Статус: Offline



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post263069304/ :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Я чувствую родство с ним



Пожалуй, самыми предсказуемыми книгами в библиотеке Майкла можно назвать книги о Чарли Чаплине.

В книге "Человек в музыке" Джо Вогель пишет: "С самого раннего возраста певец был очарован Чарли Чаплиным,



этим загадочным актером, режиссером, передававшим с помощью молчаливой экспрессии столько юмора, радости, грусти и волшебства. "Как можно не восхищаться его гениальностью? - говорил Джексон в одном из интервью. - Он был королем пафоса... Он знал, как заставить нас и смеяться, и плакать в одночасье.. Я чувствую родство с ним. Иногда я чувствую, будто я - это он."

Не раз за свою жизнь, начиная еще с семидесятых годов, Джексон гримировался "под Чаплина" - надевая котелок, накладные усы и прочее.



Он залпом прочитывал книги о нем, видел все его фильмы и даже позаимствовал некоторые элементы его стиля и движений для своих собственных выступлений"



***

В библиотеке Майкла были как минимум две книги о Чарли Чаплине:



"Моя жизнь в фотографиях" Чарли Чаплин, иллюстрированная история.



причем, если вы внимательно посмотрите на снимок, то сможете обнаружить эту книгу в двух экземплярах, возможно Майкл любил ее настолько, что покупал разные переиздания.

и еще одна - автобиография Чаплина



он написал ее в 1962 году за 15 лет до своей смертии перед отъездом из Америки, она множество раз была переиздана и переведена на многие языки мира, в том числе на русский.

Почитать целиком ее можно здесь, или взять в библиотеке, потому как у нас она издана уже давно, я же хочу предложить вам заключительные строки из этой книги, так невероятно перекликающиеся с последними интервью Майкла:

"Мир вокруг молодеет, юность побеждает. А мы, чем дольше живем, тем более одинокими становимся.
И вот я подошел к концу своей одиссеи. Я понимаю, что время и обстоятельства благоприятствовали мне. Мне выпало на долю быть любимцем всего мира, меня и любили и ненавидели. Да, мир дал мне все лучшее, и лишь немного самого плохого. Какими бы ни были превратности моей судьбы, я верю, что и счастье и несчастье приносит случайный ветер, как облака в небе. И, зная это, я не отчаиваюсь, когда приходит беда, но зато радуюсь счастью, как приятной неожиданности. У меня нет определенного плана жизни, нет и своей философии, всем нам - и мудрецам и дуракам - приходится бороться с жизнью. Я бываю и очень непоследователен: мелочи иногда вызывают у меня раздражение, а катастрофы оставляют равнодушным.
Как бы то ни было, сейчас моя жизнь кажется мне увлекательнее, чем когда-либо прежде. Я здоров, все еще способен к творчеству и собираюсь снимать фильмы; может быть, сам я уже не буду в них играть, но буду писать сценарии и ставить фильмы с участием моих детей - некоторые из них обещают стать хорошими актерами. Я по-прежнему честолюбив и никогда не смогу уйти на покой. Мне бы хотелось сделать еще очень много - помимо нескольких сценариев, которые надо закончить, я хотел бы написать пьесу и оперу, если позволит время.
Шопенгауэр говорил, что счастье - это понятие негативное. Я не согласен с ним. За последние двадцать лет я узнал, что такое счастье. Судьба подарила мне замечательную жену. Мне хотелось бы подробнее написать о ней, но тут пришлось бы говорить о любви, а писать о настоящей любви - это значит испытать самое прекрасное из творческих разочарований: ее невозможно ни описать, ни выразить. За эти двадцать лет я каждый день открываю все новую глубину и прелесть характера Уны. И даже когда она просто, с удивительным достоинством идет впереди меня по узкому тротуару Веве и я гляжу на ее изящную, стройную фигурку, на гладко зачесанные темные волосы, в которых уже поблескивает несколько серебряных нитей, к моему сердцу вдруг приливает волна любви и счастья оттого, что она такая, какая есть, и к глазам подступают слезы. И, полный этого счастья, я сажусь иногда в часы заката на террасе и гляжу на широкую зеленую лужайку, на озеро, на спокойные горы вдали - и, ни о чем не думая, радуюсь их величавой безмятежности".






Сообщение отредактировал Libra1510 - Пятница, 17.05.2013, 20:34
 
Libra1510Дата: Суббота, 18.05.2013, 22:03 | Сообщение # 49
Группа: Модератор
Сообщений: 16871

Статус: Offline



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post263376306/ :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Элиа Казан


Просматривая впервые список книг о великих людях из библиотеки Майкла я вдруг наткнулась на человека о котором я не знаю вообще ничего и даже имя никогда не слышала, а между тем появление его книги у Майкла вполне объяснимо. И что самое интересное этот человек практически напрямую связал воедино Майкла и .... русскую культуру!

Элиа Казан. Жизнь



Аннотация Амазона: Насыщенная на события жизнь Элиа Казана и его карьера связаны здесь, в автобиографии. Он раскрывает свои рабочие отношения с многими коллегами, в том числе Гарольд Клурман, Ли Страсберг, Клиффорд Одетс, Артур Миллер, Теннесси Уильямс, Мэрилин Монро, Марлон Брандо, Джеймс Дин, Джон Стейнбек и Дэррил Занук, и описывает свой режиссерский "стиль", как он видит это, с точки зрения позиции, движения, темпа, ритма и своих правил.

Кто же такой Элиа Казан? Родился в Стамбуле (на тот момент — Константинополе) в греческой семье. Настоящая фамилия — Казанджоглу (Kazanjoglou). Когда Элии было 4 года, его родители эмигрировали в США, где поселились в Нью-Йорке. С 1934 года начал заниматься режиссурой, а в 1947 году совместно с Ли Страсбергом организовал знаменитую Актёрскую студию, обучение в которой велось на основе принципов системы Станиславского. Обладатель двух «Оскаров» за Лучшую режиссуру (фильмы «Джентльменское соглашение» и «В порту»), а также был трижды номинирован на эту престижную премию (фильмы «Трамвай “Желание”», «К востоку от рая» и «Америка, Америка»). Переломным для Казана стал 1952 год. Именно тогда всеамериканская травля коммунистов была в самом разгаре, и Казан, сам пробывший два года в Компартии, но тяжело разочаровавшийся в ее идеалах, сдал своих бывших соратников Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности. По этой причине, когда в 1999 году Элии Казану вручали «Оскар» за вклад в мировое кино, стоя аплодировала только половина зала. источник

Но это если коротко, а вот если углубиться в биографию мистера Казана вот что можно обнаружить: Элиа Казан был одним из знаменитых учеников великого русского актера и педагога Михаила Чехова, среди которых также были Клинт Иствуд (Clint Eastwood), Мала Пауэрс (Mala Powers), Юл Бриннер (Yul Brynner), Грэгори Пек (Gregory Peck), Патриция Нил (Patricia Neal), Стерлинг Хэйден (Sterling Hayden), Джек Паланс (Jack Palance),Пола Страсберг (Paula Strasberg), Ллойд Бриджес (Lloyd Bridges) и его жена Дороти Бриджес (Dorothy Bridges).
В телепрограмме «В актерской студии» (Inside in Actor Studio) Джонни Депп и Энтони Хопкинс говорят, что книга Чехова «О технике актера» (To The Actor) оказала на них огромное влияние!

Михаил Александрович – племянник Антона Павловича Чехова. В 1907 году поступил в театральную школу Петербургского Малого (Суворинского) театра, где одними из его наставников были Борис Глаголин и Владимир Сладкопевцев (чьи роли он играет на сцене Суворинского театра, в частности, роль Тусика в спектакле "Дачные барышни"); в 1912 году приглашен К. С. Станиславским в Московский Художественный театр и зачислен в филиальное отделение. Через год в Первой студии МХТ стал работать под руководством Л. А. Сулержицкого и Е. Б. Вахтангова.В 1921 году играет Хлестакова в знаменитой постановке «Ревизора» (реж. Станиславский и Немирович-Данченко).
В истории русского театра М.Чехов считается одним из лучших создателей этого образа.



В 1935 с « Театром Чехова » выехал на гастроли в Нью-Йорк, предложение остаться в Америке отклонил, получив предложение организовать в Англии свою театр-студию.
В 1936–1938 студия в Дартингтон-холле работала много и успешно но близость Европы и приближение войны заставили Чехова уехать с большей частью студийцев в Америку. В начале 1939 «Театр Чехова» обосновывается в Риджфилде, в 50 милях от Нью-Йорка. С 1947 в связи с обострением болезни Чехов ограничил свою деятельность в основном преподавательской работой, вел курсы актерского мастерства в студии А. Тамирова, снялся в фильме «Техас, Бруклин и небеса» (1948), в конце 1940-х – начале 1950-х годов работал над биографическими повестями о А.П.Чехове, Станиславском, Немировиче-Данченко (книги не были написаны).

В 1952 вышли фильмы «Приглашение» (доктор Фрамм), «Рапсодия» (профессор Шуман), была опубликована на английском языке книга «О технике актера».

Михаил Чехов работал режиссером в Лабораторном театре Голливуда.

Умер Чехов в Беверли-Хиллс (шт. Калифорния) 1 октября 1955, урна с его прахом захоронена на кладбище Форест-Лон-Мемориел («Лесная поляна») в Голливуде.
Forest Lawn Memorial Park (Hollywood Hills) источник

*****

Годы спустя одним из учеников Элиа Казана стал Марлон Брандо, друг и наставник Майкла, а также, если вы заметили выше - Грегори Пек учился у Михаила Чехова... Из этого я рискую предположить, что с системой Станиславского Майкл был знаком достаточно хорошо и не только был знаком, еще и применял ее в своей актерской практике))

*****

"Я не думаю, что актерская игра должна быть игрой. Игра, если ты играешь, ты имитируешь реальность. А ты должен создавать реальность. Это надо называть верой. Понимаете, я всегда был против этого, когда я думал об актерской игре. Я не хочу видеть актера. Я хочу видеть того, кто верит. Я не хочу видеть, как кто-то имитирует правду. Тогда это ненастоящее. Я хочу видеть человека, который верит в эту правду... Тогда ты сможешь затронуть аудиторию" - Майкл Джексон.




 
Libra1510Дата: Суббота, 18.05.2013, 22:17 | Сообщение # 50
Группа: Модератор
Сообщений: 16871

Статус: Offline



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post263661481/ :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Брюс Ли

Еще одна книга о великом человеке, которая была в библиотеке Майкла это

Брюс Ли. The Celebrated Life of the Golden Dragon.





Вот что пишет о книге ихний Амазон:

Первый сборник фотографий Брюса Ли, опубликованных фондом наследия Брюса Ли. Эта книга раскрывает полный спектр талантов Ли. Она включает в себя редкие фотографии, начиная с ранней стадии его карьеры в Гонконге до его успеха во всем мире в качестве актера и мастера боевых искусств. Выбранные при помощи вдовы Ли, Линды Ли Cadwell и эксперта Джона Литтла представляют фотографический отчет, сопровождаемый комментарями о всех аспектах жизни этого увлекательного человека, с самого начала его карьеры до безвременной кончины четверть века назад. Включены фотографии из личного архива семьи Брюса с детских лет, первых лет в Голливуде и на пике своей карьеры в качестве международной звезды.

*****


Для меня наличие этой книги в библиотеке Майкла не является чем-то удивительным, если вспомнить достаточно успешные занятия каратэ самого Майкла и получение им хоть и почетного но черного пояса,



а впоследствии, секция, куда ходили и ходят до сих пор его дети



( в лице Бланкета),



плюс к этому интерес Майкла восточными единоборствами вполне возможно не замыкался на одном лишь его виде и распространился более широко. Кроме того не будем забывать, что в основе ВСЕХ видов восточных единоборств лежит ХОРЕОГРАФИЯ!

Ну а далее хотелось бы мне напомнить вам биографию Великого Брюса, ибо в ней вы сможет увидеть кое-что очень перекликающееся с судьбой Майкла. Вот что пишет Вики:

Брюс Ли ((англ. Bruce Lee); детское имя — Ли Сяолун (кит. 李小龙, англ. Li Xiao Long, рус. Маленький Дракон), взрослое имя — Ли Чжэньфань (кит. 李振藩, англ. Lee Jun Fan); 27 ноября 1940, Сан-Франциско — 20 июля 1973, Гонконг) — популяризатор китайских боевых искусств, киноактёр, кинорежиссёр, философ, реформатор в области боевых искусств.

Сниматься в кино начал с детства, всего снялся в 36 фильмах.



Популяризировал восточные боевые искусства в западных странах во второй половине XX века. Стал широко известен в области боевых искусств и вызвал множество подражателей в кино и на телевидении. О жизни и творчестве Брюса Ли в мире было снято около 30 фильмов.

Родился 27 ноября 1940 в Сан-Франциско в год Дракона и в час Дракона по китайскому календарю (между 6 и 8 часами утра) во время американских гастролей его родителей — актёра-комика кантонской китайской оперы Ли Хой Чена и его жены Грейс Ли. Мать Грейс Ли имела евроазиатские корни, отец был китайцем. В кино начал сниматься с детства, в Гонконге. Бытовало заблуждение, будто Брюс Ли никогда не снимался со своим отцом, но это неправда. В детстве и отрочестве Брюс Ли был довольно хилым, в кино в основном снимался в ролях «трудного» ребёнка или задиристого уличного сироты. Как и многие молодые люди, Брюс с детства интересовался боевыми искусствами, но серьёзно ими не занимался, а в школе особым усердием не отличался.

В юности Брюс Ли выиграл чемпионат по танцу ча-ча-ча в Гонконге. Тогда же он решил серьёзно заняться кунг-фу. Его первый учитель кунг-фу вспоминал, что Брюс пришёл к нему и сказал: «Учитель, я знаю, что вы прекрасно владеете кунг-фу — а я лучше всех танцую ча-ча-ча. Так давайте обменяемся нашими знаниями: вы научите меня технике кунг-фу, а я научу вас танцевать ча-ча-ча». Брюс оказался очень талантлив, он буквально за 3 дня занятий освоил движения техники Тайцзицюань, базовое обучение которым обычно занимает недели. С той поры Брюс никогда надолго не оставлял занятия кунг-фу и постоянно тренировался. Его основным стилем в кунг-фу потом стал стиль вин чун, который он изучал в Гонконге с 1956 года у мастера Ип Мана. Брюс Ли внёс значительный вклад в популяризацию данного стиля и принял участие в нескольких фильмах о нём (например, «Кулак ярости»). Этот стиль делает акцент на бой без оружия, хотя Ли овладел и оружием. Особенно хорошо ему удавалось обращение с нунчаку. Позднее он также изучил дзюдо, джиу-джитсу и бокс. А затем Ли разработал свой стиль кунг-фу под названием «Джит Кун-До».

В 19 лет, чтобы подтвердить данное ему по праву рождения американское гражданство, Брюс Ли отправился в США, сначала в Сан-Франциско, затем в Сиэтл. Там он изучал искусство, окончил Техническую школу Эдиссона, поступил в Вашингтонский университет, где и познакомился с будущей женой (с 1964) Линдой Ли Кэдвелл. Линда родила ему двоих детей: сына Брэндона (1965—1993) и дочь Шеннон (род. 1969).



Брюс начал сниматься в США в телесериалах, демонстрируя боевые искусства. Он стал популярен, у него начали появляться ученики, в числе которых были и многие известные люди, как например, известный баскетболист, звезда NBA Карим Абдул Джаббар (впоследствии Джаббар и Брюс поставили впечатляющую и не без юмора сцену боя в фильме «Игра смерти»).

Брюс открыл свою собственную школу боевых искусств, где начал преподавать «Джит Кун-До» — его собственный стиль каратэ, который Брюс Ли разрабатывал и совершенствовал вплоть до самой смерти. Частные уроки Брюса Ли стоили порядка 275 долларов в час, что было весьма дорого и могло обеспечить финансовую независимость Ли на годы вперёд. Но главные роли в кино ему так и не доставались, что ужасно его огорчало. От разочарования в 1971 году Брюс Ли решил покинуть Соединённые Штаты и вернуться с семьёй в Гонконг.

В то время в Гонконге открылась новая киностудия «Golden Harvest» (впоследствии ставшая очень знаменитой). Брюс Ли уговорил директора студии Рэймонда Чоу дать ему главную роль в фильме «Большой босс» и разрешить самому осуществить постановку боевых сцен. Риск оправдался — фильм имел небывалый успех. Брюс Ли буквально перевернул представление о боевых искусствах в кино. Его отточенные быстрые движения, натуралистичные боевые сцены и кровавые исходы пришлись по душе азиатским зрителям, а потом эта волна передалась и зрителям всего мира. Чоу доверил Ли снять ещё два фильма («Кулак ярости» и «Возвращение дракона»), на этот раз уже с солидными бюджетами. Фильмы имели ещё больший успех и сделали Ли суперзвездой.

Брюс Ли всё время тренировался. Он постоянно повышал свои навыки в кунг-фу, разрабатывал свой стиль Джит Кун-До, старался привнести что-то новое в существовавшие техники боя. Он также разработал собственную систему питания, уделял очень большое внимание общеатлетической подготовке и занятиям в тренажёрном зале. Он великолепно развил своё тело и опубликовал свои методики тренировок и упражнения, ставшие очень известными. Ли также подвергал себя огромным нагрузкам в экспериментальных целях, даже испытывал себя электрическим током. В то же время Брюс Ли очень много времени уделял съёмкам, пытаясь довести каждое своё движение на экране до совершенства. Ли был амбициозным и очень требовательным к себе человеком. Но, несмотря на свой экранный образ, он был очень вежлив и обходителен в общении, очень уважительно относился к окружающим.



Брюс Ли скоропостижно скончался в Гонконге в 1973 году, в период работы над очередным фильмом «Игра смерти»: он (по одной из версий) принял таблетку от головной боли, содержащую аспирин и мепробамат, это привело к отеку мозга, что и показало вскрытие. Никакие анализы не были взяты, что ставит под сомнение то, что он умер от таблетки. Его смерть была шоком для всего Гонконга — никто не мог представить, что этот человек, днями и ночами совершенствующий свой организм, может умереть. После его смерти начали распространяться слухи, будто он умер в постели любовницы или его убил другой мастер, однако они не нашли подтверждения. Похороны Брюса Ли превратились в общегородской, а затем и всеазиатский траур. Друзья и тысячи поклонников шли отдать ему последние почести. Затем тело Брюса Ли было переправлено в Сиэтл, где с ним попрощалась семья и где он был похоронен. К могиле Брюса Ли до сих пор ходят поклониться любители боевых искусств, прибывающие в Сиэтл. А его последний фильм был спустя 5 лет доснят при помощи дублеров, имел огромный успех и вызвал новую волну интереса к кунг-фу и восточным боевым искусствам

Из книги жены Брюса, Линды «Брюс Ли. Мужчина, которого только я знала»: «Я слышала всевозможные фантастические теории, каждый спекулировал его смертью как мог; и чем больше вы анализировали эти домыслы, тем более и более они казались вам абсурдными. То предполагали, что Ран Ран Шоу убил его, то говорили о том, что Раймонд Чоу организовал его убийство. Но правда была лишь в том, что китайцы потеряли своего великого героя и отказывались видеть его мёртвым; отказывались поверить тому, что их супергерой — само человеческое совершенство — скончался так же просто, как любой другой смертный. Устав от всего этого потока слухов и контрслухов, от разного рода сенсационных утверждений, я публично попросила жителей Гонконга оставить его душу в покое: „Единственная вещь, которая имеет значение, это то, что Брюс ушёл от вас и больше никогда не вернётся. Но он будет жить в нашей памяти и в своих фильмах. Пожалуйста, помните его, его гений, его искусство, то колдовство, которое он обращал на каждого из нас… Я молю вас всех, пожалуйста, оставьте его в покое, не волнуйте его душу“. Но ни один из них, должна я с сожалением сказать, казалось, меня не слушал. Я провела в Гонконге шесть недель, пока не закончилось следствие, пока не отправила мебель и т. п., и в октябре я была уже готова вернуться в Америку. Я прошла через тяжелейшие испытания, находясь в состоянии оцепенения. Теперь я улетала из Гонконга от всей этой жаждущей сенсаций толпы, от всех этих слухов, от этой невыносимой жизни, когда я не могла даже выйти из дома. Я была рада тому, что снова возвращаюсь в Сиэтл, возвращаюсь к моим детям, возвращаюсь к жизни, но теперь уже к жизни без Брюса. В течение шести недель я находилась в окружении друзей и родственников Брюса, старавшихся облегчить мои страдания, насколько это было возможно. Я не чувствовала, что жизнь отнеслась ко мне несправедливо, я не считала, что жизнь была ко мне жестока, если она и была к кому-то жестока, так это, прежде всего, к Брюсу».

******

К сожалению книга о Брюсе Ли отсутствует в русском переводе, в качестве компенсации хочу предложить вам несколько цитат самого МАСТЕРА.

БРЮС ЛИ. Правила жизни. Записала Фредда Боллинг LFI / East News источник



Я уверен только в одном: я не умею петь. Хотя обычно всем рассказываю, какой у меня богатый голос.

Если я скажу вам, что я отличный парень, вы подумаете, что я хвастаюсь. Если я скажу вам, что я ничего не стою, вы будете знать, что я лгу.

Восточные люди говорят: «Будь гибче. При жизни человек мягкий и гибкий, смерть делает его жестким. Это относится и к телу, и к разуму, и к душе».

Нельзя выиграть бой одним ударом. Либо научись терпеть обиды, либо найми телохранителя. Забудь о победах и поражениях, забудь о гордости и боли. Если противник оцарапает тебя — ударь его. Если противник ударит тебя — сломай ему руку. Если противник сломает тебе руку — забери его жизнь. Не думай о том, чтобы выйти из боя нетронутым. Будь готов пожертвовать всем. Даже жизнью.

Двигайся, как вода. Замирай, как зеркало. Отвечай, как эхо.

У денег как таковых нет смысла. Это лишь инструмент для достижения определенных целей, и нужно понять, что они могут, а главное — чего не могут. Мой отец говорил мне: «В этом году ты заработал десять долларов. В следующем можешь заработать пять. Будь готов».

Если не хочешь споткнуться завтра, говори правду сегодня.

Западное образование годится для одного, восточное — для другого. Можно сказать: «Этим пальцем лучше делать одни вещи, этим — другие». Но вся рука в любом случае лучше.

Мудрый получает больше знания из глупого вопроса, чем глупый — из мудрого ответа.

Американец — как дуб, он твердо стоит на земле, не гнется на ветру, а если ветер задует сильнее — ломается. Восточный человек — как бамбук, он гнется на ветру, но потом распрямляется и становится еще сильнее, чем прежде.

Я закончил Вашингтонский университет в Сиэтле. Не поверите, я изучал там философию.

Соберите всех великих учителей в одной комнате, и они договорятся обо всех вещах в мире. Соберите их учеников — и они будут спорить обо всем.

Есть одна китайская сказка. Жил на свете мясник, и у него был нож, который год за годом оставался идеально острым. Когда мясника спрашивали, как ему удается сохранять лезвие в таком состоянии, он отвечал: «Я следую линиям кости. Я не пытаюсь разрезать ее, сломать и вообще хоть как-то ей сопротивляться. Это только испортит нож». В жизни нужно идти вдоль препятствий. Если пытаться их побороть — это только навредит.

Я вешу 70 килограммов. Если я не свалю соперника в три удара — мне конец. Я использую и руки, и ноги, а бью так быстро, что мне приходится замедляться, чтобы камера поймала мои движения. В моих самых первых дублях люди просто падали на землю, и было абсолютно незаметно, как я их бью.

Бить доски и кирпичи — это ерунда для сосунков. Доска никогда не даст сдачи.

Я, конечно, иногда иду на компромисс с женой и ем американскую еду. Вы же не станете подавать к стейку жареный рис.

Моя сила идет из живота. В нем — центр тяжести, он является источником энергии.

Скажем так: 99 процентов всех восточных единоборств — это фуфло. Все выглядит очень красиво, но совершенно не работает. Если на девушку весом 45 килограммов нападут, все, что она может сделать, — это ударить изо всех сил в одну из трех точек: глазные яблоки, пах или голень. И в этот момент нужно давать деру.

Если ты любишь жизнь, не трать время, потому что время — это то, из чего сделана жизнь.

В жопу обстоятельства, создавайте возможности.





Сообщение отредактировал Libra1510 - Суббота, 18.05.2013, 22:17
 
Libra1510Дата: Воскресенье, 19.05.2013, 01:29 | Сообщение # 51
Группа: Модератор
Сообщений: 16871

Статус: Offline



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post263753214/ :

Брюс Ли. Совершенство должно исходить из человеческой души

в продолжение вчера начатой темы, помещаю замечательную статью о Брюсе из моего любимого источника

«Брюс Ли. Бой с тенью» Светлана Просенкова



Грейс Ли и ее муж Ли Хой Чунь, комические актеры Гонконгской кантонской оперы, потеряв первого сына, были уверены, что духи настроены против них. Но 7 ноября 1940 года в год и час Дракона долгожданное счастье пришло в их семью: у них родился второй сын. Чтобы обмануть враждебных духов, родители дали мальчику женское имя Сай Фэн, «Маленький феникс», прокололи ему одно ухо, долго одевали как девочку и говорили с ним по-английски. Даже в свидетельство о рождении они записали его американское имя — Брюс Ли.

Свое детство Брюс провел в Гонконге. Каждый месяц Грейс Ли, внося плату за его обучение в школе, с удивлением узнавала, что ее сын не посещает занятий. А тот, думая, что семья вряд ли замечает его прогулы, довольно весело проводил время на городских улицах.

Импульсивный и вспыльчивый Брюс обожал не всегда безобидные розыгрыши и шутки, временами воровал деньги у отца, чтобы посидеть с друзьями в кафе. Его хулиганская группировка «Тигры Джанкшн-стрит» постоянно устраивала потасовки, которые заканчивались телефонными звонками и визитами полиции к Брюсу домой. В конце концов из-за прогулов и драк его исключили из школы, и родителям стоило больших трудов устроить сына в хороший колледж. Однажды они поинтересовались, как он думает в будущем зарабатывать на жизнь, если продолжит вести себя подобным образом. Брюс ответил: «Когда-нибудь я стану прославленным киноактером».



Брюс Ли со своим первым учителем Ип Мэном. 1996



В 13 лет он начал учиться боевым искусствам у главы школы кунг-фу Ип Мэна, стиль вин-чунь, которому тот обучал, уходил своими корнями к боевым искусствам монастыря Шаолинь. Вначале мальчика интересовала только техника: он приходил в бешенство, когда проигрывал в драках, которые порой начинались безо всякой причины, и хотел обучиться приемам рукопашного боя. Но семена истинного понимания кунг-фу («Великий смысл полной победы»), посеянные Ип Мэном в душе юного «Воина, дерущегося бешено», дали свои первые ростки: темпераментный и необузданный Брюс начал развивать в себе дисциплину и стремился осознавать суть происходящего с ним и вокруг него.

Однажды ночью ему привиделось, что он борется с черной тенью. Попытки освободиться от нее оказались тщетными, и Брюсу пришлось пережить несколько ужасных минут, созерцая все свои сомнения, испытать чувство незащищенности от агрессии, которая наполняла его жизнь. Он лицом к лицу встретился со злостью, нетерпеливостью, чрезмерными амбициями и даже жестокостью, что выжигали его изнутри. В черной тени Брюс Ли узнал себя, и этот ночной поединок с самим собой помог ему пробудиться от затянувшегося сна и изменить свою жизнь. Он всерьез принялся за учебу и поступил в Университет Вашингтона в Сиэтле. С огромным интересом начал изучать английский язык, гимнастику, борьбу, театральное мастерство и риторику, ходил на классы рисования, композиции и бальных танцев, изучал китайскую философию и психологию. В его библиотеке соседствовали труды Кришнамурти, Спинозы, Джебрана, Лао-цзы, Конфуция, Сократа, Платона, Декарта и Судзуки. Брюс даже составил нечто вроде руководства к самопознанию, которое гласило:

Исследовать свой собственный опыт.
Впитать из него то, что полезно.
Отвергнуть то, что бесполезно.
Добавить то, что имеет отношение непосредственно к самому себе.

В свободное от занятий время Брюс Ли оттачивал свое мастерство. В его рабочем дневнике были перечислены все упражнения, которые он должен был выполнить в течение каждого дня, и напротив некоторых стояла пометка «БКР» — «бесконечное количество раз». Он занимался столько, на сколько хватало сил, а потом продолжал еще. Теперь он не только отрабатывал приемы, но старался открыть философию, стоящую за ними. Именно философия стала его страстью: «Цель моих планов и всего, что я делаю, найти истинное значение жизни — спокойствие духа».



Брюс Ли в начале 70-х


Он начал с главного вопроса: что нужно делать человеку, чтобы освободиться от любых ограничений и условностей? И как ответ создал совершенно новый стиль, который получил название джит кун-до — «путь преграждающего кулака»: Брюс увидел в нем возможность самопознания, честного выражения себя, духовной реализации (для Ли именно это цель любых достижений человека).

Этот стиль учил, как быстро и гармонично преодолевать любые препятствия, как «течь» вместе с ними, подобно воде, которая никогда не останавливается. «Мы начинаем в джит кун-до не с накопления знаний, а с открытия причины нашего неведения. Когда вы придете к осознанию корня, вы поймете все, что из него произрастает».

Когда сбылись мечты Брюса о собственной школе кунг-фу, главным его требованием к ученикам было желание и способность учиться, умение контролировать себя, не допускать даже намека на злость и страх. Случайные люди ему были не нужны. Брюс старался найти к каждому индивидуальный подход, понять сильные и слабые стороны и открыть его собственный путь. Обучая, он не давал готовых рецептов, а старался вдохновить на самостоятельный поиск решений. «Чего большего можно просить в жизни, чем быть самим собой? Перед нами великая работа, она требует преданности и очень, очень большого количества энергии. Чтобы расти, чтобы совершать открытия, нам нужна увлеченность. Что бы ни случилось, вы должны дать внутреннему свету вывести вас из темноты». Его философия была направлена на развитие в человеке духовного и физического благополучия, на избавление от любых стрессов, которые нарушают естественный ход жизни.



Брюс Ли. 1972



Брюс Ли с женой Линдой и сыном Брендом


Брюс предпочитал быть не «дающим Истину», но «указывающим на нее», поскольку настоящее Искусство нельзя передать словами. Это «процесс непрерывного роста и развития в смысле НЕДОСТИЖИМОСТИ предела», это особое выражение жизни, неподвластное времени и пространству, и за каждым мгновением стоит «музыка души, ставшая видимой». Искусство, религия и философия пронизаны особым духом, который жив лишь тогда, когда человек соприкасается с ним. Понять его можно, только проживая момент, а не наблюдая за чужим опытом со стороны. Постигать любое искусство Брюс предлагал только через непосредственный опыт и познание, развитые изнутри, ведь мастерство достигается накоплением полезных знаний и умением отбрасывать прочь все лишнее.

Брюс Ли хотел, чтобы весь мир узнал о кунг-фу, и единственный способ осуществить это видел в создании своих фильмов. Он обдумывал идеи сценариев, в основе которых была бы история шаолиньского монаха-воина, его путь, ведущий к умению откликаться на зов души, который лишь немногие могут услышать. На этом пути героя ждали испытания и откровения, битвы с противниками и сражения с самим собой, собственными страхами и сомнениями. Сюжет рассказывал о развитии и становлении настоящего Мастера. Многие сцены Брюс «рисовал» из собственной жизни и стал поистине национальным героем, открыв красоту китайской культуры, заменив расовые предрассудки чувством достоинства Победителя. «Во всем мире, под всеми небесами есть только одна семья. Просто так уж получилось, что все люди разные».

Брюс старался показать, что в каждом живет «внутренний воин» — огромные духовные силы, которые должны когда-нибудь прорваться наружу, чтобы человек смог понять свое место в огромной Вселенной, свою роль в ее великом пути и открыть в себе достоинства и таланты, которые помогут ему осуществить самые нереальные мечты. «Знать недостаточно; мы должны применять знание. Желания недостаточно; мы должны действовать». Когда юный Брюс Ли впервые попробовал надеть боксерские перчатки, он завоевал и удерживал титул чемпиона три года. Он занимался фехтованием со своим братом, тайцзи с отцом, вин-чунь с Ип Мэном, практиковал дзюдо и джиу-джитсу и обучался филиппинским приемам единоборства, перенимал опыт у мастеров иных стилей. Он работал с чемпионом мира по карате Чаком Норрисом, занимался тайским и английским боксом, изучал акупунктуру. Во всем этом Брюс видел не только техники, а сокровищницу знаний, которые он также черпал из книг по философии, балету, фехтованию, стрельбе из лука. Это было фундаментом, на котором он строил свою собственную философию и свой стиль. И чем больше Брюс Ли постигал, тем острее ощущал необходимость двигаться дальше, разыскивать новые пути. Он не видел границ своим возможностям. «Делаешь то, что в твоих силах, полностью посвящаешь себя выполнению поставленной задачи, и получается, что этому процессу нет конца, он продолжается и продолжается. Совершенство должно исходить из человеческой души», — говорил Брюс.



Брюс Ли с сыном. 1967


Из-за тяжелой травмы врачи запретили ему тренироваться и практиковать боевые искусства; ночами он не мог заснуть, казалось, что энергия и внутренняя сила покинули его. Брюс гнал от себя эти мысли, заменяя образы болезни образами благополучия, и, как только боль отступала, начинал тренироваться и обучать снова. Он превратил напророченную безысходность в преимущество: в периоды вынужденного бездействия стал записывать те правила, которыми руководствовался. Он просто приказал своей воле действовать так, как будто все уже было хорошо. И вновь победил! «Кунг-фу — это философия; образец отступления перед превратностями судьбы, когда нужно слегка нагнуться, а затем распрямиться с большей силой, чтобы обладать терпением во всех делах, чтобы извлечь пользу из ошибок и уроков, которые преподает жизнь, — писал он. — Поскольку человек может уступить, постольку и выживает. Человек ломается под тяжестью обстоятельств». Сам же Брюс на пике своей известности оказался под пристальным взором прессы, журналисты умоляли его об интервью, американские продюсеры предлагали огромные деньги (10 000 долларов) тому, кому удастся получить подпись Брюса под новым контрактом, поклонники заваливали письмами. Золотая медаль суперзвезды имела и обратную сторону: он понял, что уже не знает, кому можно доверять, а кто хочет его использовать. Все его настоящие друзья остались в том далеком прошлом, когда он был прежде всего мастером боевых искусств. Теперь же его единственной крепостью и поддержкой осталась семья: жена Линда и двое детей — сын Брендон и дочь Шеннон. Брюс вдруг остро ощутил свое одиночество, стал подозрительным. Пресса, подливая масла в огонь, время от времени печатала сообщения о его смерти! Брюс объяснял эту ложь стремлением повысить тираж и призывал родных не верить, если они еще раз услышат подобное. Поэтому, когда 20 июля 1973 года газеты сообщили о внезапной смерти 32-летнего Брюса Ли, никто не поверил. Все подумали, что это рекламный ход к очередному фильму, начали заключать пари... Но правда была безжалостна и потрясла всех: «Звезда опустилась в море искусства».

Как-то Брюс Ли сказал Чаку Норрису, что уйдет из кино в 35 лет и посвятит себя семье. Вернуться к работе он хотел позже, если все еще будет чувствовать свою нужность. Он говорил, что игра в кино — это его карьера, а боевые искусства — подлинная любовь. Судьба сурово испытывала Брюса. В ответ он предложил ей свою несгибаемую волю, умение сражаться за то, что дорого, и тех, кто дорог, желание обрести мудрость и способность постигать. «Каждый должен создавать свое будущее, — говорил Брюс Ли. — Даже если однажды я умру, не выполнив своих планов, я не буду сожалеть, так как искренне старался». И еще. «Людей нужно просвещать, и тот, кому предстоит это делать, должен быть в ответе за это. Получится у меня или нет, покажет время. Но я знаю, что я призван».





Сообщение отредактировал Libra1510 - Воскресенье, 19.05.2013, 01:33
 
Libra1510Дата: Четверг, 23.05.2013, 22:52 | Сообщение # 52
Группа: Модератор
Сообщений: 16871

Статус: Offline



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post264994072/ :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Элвис.

Естественно нет ничего удивительно в том, что фигура великого Элвиса привлекала Майкла настолько чтобы читать и узнавать о нем как можно больше. К сожалению, в источнике указана только одна книга - путеводитель об Элвисе, созданный самым известным специалистом по Элвису Питером Гуральником, книга не переводилась на русский язык.



Нет ничего более сложного чем рассказывать о фигуре космического масштаба в одном посте. Это невозможно сделать если хочешь действительно рассказать о человеке, а не тупо процитировать Википедию, поэтому цитировать я не буду, вы это можете сделать без меня при желании. Я же хочу выложить здесь то, что зацепило лично меня и показалось до боли знакомым.

Естественно в поисках информации об Элвисе я начала искать приличный солидный сайт о нем и конечно же я его нашла, НО!! Создатели сайта сделали по их мнению очень "умную" вещь - с сайта ничего НЕЛЬЗЯ скопировать, то есть видимо копированию и распространению подлежит только бред про дух Элвиса, наркотики и прочая и прочая - чтож раз поклонники этого хотят....

Я разыскала статьи которые мне нужны в Элвисо-группе В контакте.


РОМАНТИК С ДУШОЙ РЕБЕНКА



Полные грусти, глубокие, проникновенные глаза цвета неба, загадочный, почти мистический взгляд этих глаз, теплая улыбка и мальчишеский смех… Казалось бы, такой простой, такой земной, но такой недоступный и сложный. "Элвис никогда ничего о себе не рассказывал: ни что он делает сегодня, ни что он делал вчера, ни что собирается делать завтра. Он никогда никому не рассказывал о своих близких друзьях или о своей личной жизни. Даже когда он выглядел веселым и шутил, в нем чувствовалась какая-то грусть. Он всячески старался скрыть это, никому не показывать эту грусть. Что-то тревожило его изнутри, но он старался скрывать это от других людей" - так вспоминает Элвиса Летиция Ромэн, актриса, снимавшаяся в Голливуде вместе с Элвисом. Но как говорил сам Элвис, он с самого детства научился не рассказывать другим людям о некоторых важных для него вещах: "Люди считают тебя ненормальным, когда ты говоришь им о вещах, которые они не понимают".



Он был романтиком. Всю свою жизнь. Эмоциональным, порывистым, способным на самые сильные чувства. Джин Смит, кузен Элвиса, вспоминает случай, когда они с Элвисом пошли в кино, чтобы посмотреть ковбойский фильм. Будучи под сильным впечатлением от увиденного фильма, Элвис предложил Джину стать "кровными братьями", подсмотрев это в кино. "Элвис и я", - вспоминает Джин, - достали наши перочинные ножи, и каждый из нас сделал надрез на своем запястье, а затем мы соединили наши руки и наши раны вместе. Так мы с Элвисом стали кровными братьями". Этот в чем-то детский порыв хорошо показывает романтичную впечатлительную натуру Элвиса. Сам Элвис так сказал о себе, когда в 1971 году получал награду, как один из выдающихся людей Америки: "Я всегда представлял себя героем рассказов, которые читал и фильмов, которые смотрел…". Он всю жизнь так и оставался сентиментальным, замкнутым мальчиком, который любил смотреть фильмы, читать французские романы, и романтические стихи, по ночам любоваться таинственностью звездного неба и мистической красотой луны и мечтать…. Он умел увидеть красоту природы. Его завораживали закаты и восхищали восходы. Как вспоминает приятель Элвиса, Чарли Ходж, находясь в Париже в отпуске в период своей службы в Германии, Элвис хотел непременно встретить восход в пригороде Парижа. И в свой первый день он отправился в пригород Парижа, где на холмах встретил солнечный восход. Он был очень взволнован этим. Как вспоминает Чарли, Элвис помнил этот восход во Франции всю свою жизнь.



Актер Уилл Хатчинс, который снимался с Элвисом в фильмах Clambake и Spinout вспоминает, как Элвис пригласил его послушать пластинку с записями актера Шарля Буайе. На этой пластинке Буайе читал стихи о любви, и Элвису они очень нравились. Хатчинс с удивлением отметил: "Это было то, чего я совершенно не ожидал от него…". Как-то Элвис сказал Ларри Геллеру: "Я - человек. Помимо Элвиса, есть еще просто человек, и у него точно такие же чувства, как и у любого другого".

Элвис был человеком, который высоко ценил брак, и был убежден, что человек жениться один раз и на всю жизнь. Он романтизировал брак. Сам Элвис редко говоривший о подобных вещах, сказал: "Я считаю, что человек жениться только один раз в жизни. И я знаю, ч то моя свадьба обязательно будет в церкви с музыкой, цветами и всем остальным, как полагается". Верность между мужчиной и женщиной значила очень многое для него. Ларри Геллер так сказал об Элвисе: "Элвис был самым преданным человеком из всех, кого я когда-либо встречал в своей жизни".

Джин Смит вспоминает, что когда в ноябре 1961 года у него и его жены родился сын, Элвис был очень счастлив за них: "Он повторял мне снова и снова, что я не представляю, какой я счастливый человек, потому что у меня есть жена, семья, и я могу наблюдать за тем, как растут мои дети. Он был совершенно искренен в своих словах".





Актриса Энн-Маргрет так сказала об Элвисе: "Люди думали, что у него есть все, о чем только можно мечтать. Но это было совсем не так. Элвис обладал невероятной способностью любить, и он хотел, чтобы кто-то любил его ради него самого. Он знал, что многие из тех, кто окружал его - многие причиняли ему боль, многие старались извлечь от него выгоду для себя. А он хотел любви и внимания" Донна Пресли, двоюродная сестра Элвиса, говорит: "Было кое-что, что он очень ценил в людях. Ему было неважно, что вы могли подарить ему, или что он дарил вам. Для него важнее всего было знать, что вы любите его, и вы счастливы. Это делало его счастливым. Таким был Элвис, которого я знала и любила. И он очень хотел одного: чтобы его любили просто ради него самого". Он был романтиком, верящим, что "любовь заставляет толпу исчезнуть"…

Джин Смит вспоминает разговор, который состоялся у него с Элвисом в апреле 1977 года: "С усталостью в голосе Элвис сказал: "Ты не представляешь, какой ты счастливый человек, Джин, потому что ты живешь нормальной жизнью. Я же никуда не могу пойти. Я даже не могу, как все нормальные люди, пойти в свою ванную, так, чтобы кто-то не следил за каждым моим шагом. Я бы отдал все, что у меня есть, чтобы пожить нормальной жизнью, иметь жену, детей. Я так устал быть Элвисом Пресли"…

© Е. Шувалова



Стихи Элвиса


ОБЕТ

Обет - не более, чем слово.
Не нужен ключ к душе другого.
Кто знает - тем и так известно,
А всем другим - неинтересно.

Ладонью слышу твое сердце,
Услышь и ты мое.
Едины будут наши мысли,
Единый дух - вдвоем.

И если есть хоть тень сомненья,
Скажи о том! Через мгновенье,
Сегодня, в этот день и час
До смерти клятва свяжет нас.

Чем поделились мы, дружище,
Навеки наше, знай.
Не ум, но сердце дружбы ищет,
Ему и доверяй.

Я верен слову и спокоен,
Где будешь ты, там буду я.
Открыта мне душа твоя,
Тебе - моя. И ты достоин.
Храни обет. Ведь мы - друзья.

Когда меня средь вас не будет,
Не забывай слова друзей,
И я - с тобой! Любовь - сильней.

Не медли, сердце отворяя,
Пока я здесь. Да будет так!
По слову клятвы я тебя узнаю
Сквозь мрак.

ЭЛВИС ААРОН ПРЕСЛИ
БИЛЛИ УЭЙН СМИТ

КОММЕНТАРИЙ: Это стихотворение посвящено Элвисом Пресли своему двоюродному брату, который прошел рядом с ним через всю жизнь, а последние 10 лет стал самым близким другом.


УВИДЕННАЯ ГЛАЗАМИ МОЕЙ ЛЮБВИ, ТЫ - МОЯ ЖИЗНЬ

Любовь в свой час назначенный явилась:
Нежна, тиха по ангельски - такая
Лишь только Свыше нам дается милость.

Чудесный этот дар не объяснить:
Как будто в свитке облачном, читаю,
Что все - обман, все можно подменить.

Кто знал любовь - немыслимо богат!
И я постиг, в скитаньях размышляя:
Ты, Дезире, - мой самый ценный клад.

Люблю,
ЭЛ ЛАНСЕЛОТ
1973

Слова, написанные Элвисом на Библии, подаренной другу:

"Любовь бога - теплое сияние, поддерживающее ваше сердце в минуты невзгод, и удивительная, часто захватывающая радость, освещающая ваш мир в минуты покоя…. Доверяй слову нашего Бога, и Он заполнит вас величием, и ваше сердце будет петь всегда".




 
Libra1510Дата: Четверг, 23.05.2013, 23:00 | Сообщение # 53
Группа: Модератор
Сообщений: 16871

Статус: Offline



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post265321238/ :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Джеймс ДИН

Еще одна книга о легенде Голливуда, которую приобрел Майкл - Джеймс Дин. Американская икона



Это биографическая работа содержит огромную коллекцию ранее не публиковавшихся фотографий, показывающих Дина ребенком, учащимся и актером как на Бродвее, так и в его трех основных голливудских фильмах (На восток от Эдема, Бунтарь без причины и Гигант).Текст содержит забавные высказывания самого Джеймса Дина.

******

Что касается биографии Джеймса Дина то, как у всякой легендарной личности существует огромное количество разных версий и якобы "правдивых" рассказов очевидцев и не только, а вот насколько они действительно соответствуют истине установить, на мой взгляд очень сложно, поэтому если у вас есть желание разузнать побольше об этом культовом актере и человеке вы без труда найдете кучу источников на русском языке, включая фанатские сайты и форумы. Я же хочу сделать вещь более объективную просто предложить вам то, что написал о себе сам Джеймс Дин в возрасте 17 лет:



"Я, Джеймс Байрон Дин родился 8 февраля 1931 года в городе Мэрион, штат Индиана. Мои родители, Уинтон Дин и Милдред Дин, бывшая Милдред Уилсон, и я жили в штате Индиана, пока мне не исполнилось шесть лет. Папина работа на правительство в качестве зубного техника заставила перехать нас в Калифорнию. Там мы жили четыре года. Мама заболела и ушла из моей жизни, когда мне было девять лет. Я никогда не знал причину смерти мамы, и это по-прежнему не дает мне покоя. Я всегда был талантливым. Я учился скрипке, играл на концертах, танцевал чечетку на сценах театров, но больше всего я люблю искусство, придумывать и создавать вещи своими руками. Я вернулся в Индиану, чтобы жить с моим дядей. Я перестал учиться танцам и скрипке, но не забросил искусство. Я думаю, что моя жизнь будет посвящена искусству и сценическому мастерству. И я бы хотел заниматься еще и такими вещами как - хозяйство, спорт, наука, геология, коучинг, обучение музыке. Я получил много знаний, но будет лучше, если я сам решу чем мне заниматься. Человек должен верить в себя. Живя в Калифорнии мне пришлось увидеть многое. Но также было счастьем, возвращаться в штат Индиана, и вновь собираться в новую поездку. Я был почти в каждом штате западнее штата Индиана. Я помню все. Мое хобби, или то, что я делаю в свободное время, это мотоцикл. Я знаю много о механике и люблю ездить. Я участвовал в нескольких гонках, и это было неплохо. У меня есть небольшой собственный мотоцикл. Когда я не делаю этого, я обычно занимаюсь легкой атлетикой, заставляющей учащенно биться сердце каждого американского мальчика. Поскольку каждый стремится добиться своей цели в игре, должна быть цель в этом сумасшедшем мире у всех нас. Я надеюсь, что знаю, где моя, так или иначе. Я не против рассказать вам, г-н Дюбуа, но это самая сложная тема- описывать себя, я никогда не пытался это сделать раньше".


"Мои тематические исследования" Ролан Дюбуа,
Директор средней школы Fairmount, 1948

источник - перевод мой

ну и еще кое-что)) На запрос Майкл Джексон - Джеймс Дин - гугл выдает следующие результаты:

Историческая вещь: Пенни-лоферы Bass Weejuns



В 70-х годах прошлого века Джордж Генри Басс, хозяин небольшой кожевенной мануфактуры в штате Мэн, выкупил производство у местной компании, производившей обувь. Новый владелец назвал контору G.H. Bass & Co. и за полвека превратил в достояние молодой американской республики.



Во время Первой мировой их авиационные ботинки стали частью официальной униформы американских ВВС, а Чарльз Линдберг надел теплые ботинки для исторического перелета из Нью-Йорка в Париж. Нас, впрочем, интересует совсем другая обувь – в которой если и летали, то рейсами Pan American на олимпиады по гуманитарным дисциплинам.



Пару (а то и две-три) лоферов можно заказать в английском интернет‑магазине Oi Polloi (www.oipolloi.com)



Вообще-то лоферы появились в США в начале 1930-х. Фирма Spaulding позаимствовала дизайн у норвежских фермеров, которые пасли скот в похожих ботинках.

Марка Bass представила в 1936-м модель Weejun – прошитые вручную лоферы, дополненные полоской кожи с вырезанным ромбиком.



Лишь спустя двадцать лет к ним, как жвачка к каблуку, приклеилось прозвище «пенни-лоферы». В пятидесятых годах американские студенты взяли моду вставлять десятицентовик – стоимость телефонного звонка из кампуса домой – в прорезь на язычке. Юристы, получившие образование в колледжах Новой Англии, продолжают традицию и на удачу хранят монетку в своих Weejuns – в таких же чеканили шаг их деды.



В начале 80-х их статус зацементировал Майкл Джексон. Его «лунная походка» – в непременных пенни-лоферах, белых носках и бабушкиной кофте с люрексом – как бы сообщала: даже не пытайтесь это повторить. К белым носкам это относится в первую очередь".

источник
***************
и еще одно пересечение:

Всемирно известный бренд Ray-Ban отмечает 75-летие, представляя на суд общественности книгу «Legends: untold stories» («Легенды Ray-Ban: нерассказанные истории»).



Книга издана ограниченным тиражом и призвана подчеркнуть уникальную роль, которую Ray-Ban занимает в мировой культуре на протяжении последних 75 лет.

В «Legends: untold stories» напечатаны 18 неизвестных широкой публике фотографий музыкантов, художников, актеров и других знаменитостей в очках Ray-Ban.

Среди ценителей качества известного бренда такие легендарные личности, как Мэрилин Монро, Джеймс Дин, Боб Дилан, Джек Николсон, Шон Пенн, Майкл Джексон, Мадонна и другие.



источник

************
и так факт чтоб улыбнуться:

"В тот же день, несколькими часами ранее, я брал интер­вью у Сиднея Люмета, режиссера-постановщика фильма The VViz. «Майкл Джексон — самый талантливый исполнитель со времен Джеймса Дина, — сказал мне Люмет. — Он блестя­щий актер и танцор, может, даже один из самых уникальных артистов, с которыми я когда-либо работал. У него огромный талант».
Я передал Майклу слова Люмета. Он был смущен: «А кто такой Джеймс Дин?»

источник



 
Libra1510Дата: Вторник, 28.05.2013, 22:15 | Сообщение # 54
Группа: Модератор
Сообщений: 16871

Статус: Offline



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post267659587/ :

Путешествие по библиотеке Майкла. Фред Астер.

Безусловно, книга Фреда Астера не могла не быть в библиотеке Майкла))) Фред Астер был вдохновением для Майкла всю его жизнь, ему Майкл посвятил свою книгу Moonwalk, фильм Фреда Театральный фургон стал прообразом Smooth Criminal. Они были знакомы и не просто знакомы, а дружны и Фред Астер называл Майкла своим преемником.





Мемуары Фреда Астера "Шаги во времени"


«Литературный труд Мистера Астера, как и его танцы, тщательный и жизнерадостный. Его книга – воспоминание об ушедших развлечениях без следа сожаления.” – ЖУРНАЛ НЬЮ-ЙОРКЕР

Полностью книга Фреда не переведена на русский язык, но вот здесь я нашла несколько замечательных глав из нее и хочу предложить вам небольшой фрагмент:

"Не далее как пятнадцать лет назад, меня очень любезно попросили написать мою историю. Издатели хотели своего рода сагу о театре песни-и-танца. Однако, тогда в 1943ем, я сказал: «Я не могу этого сделать. Я не могу навспоминать на целую книгу.»
Сейчас, пятнадцать лет спустя, конечно, есть гораздо больше того, что можно вспомнить, включая еще четырнадцать кинофильмов. Я пришел к выводу, что поскольку в этой работе заинтересованы, я нахожусь где-то там, «в ритм-секции».[...]
Сейчас, если выпускают истории о карьерах, биографии и тому подобное, предполагают, что в каждой из них должна быть невероятная жизнь, как в сказке.
Ну, может, моя не сказочная, но, как я оглядываюсь назад, она, безусловно, была насыщенной. Я никогда не понимал этого до написания этой книги. Осознание пришло вместе с работой над книгой. Что относительно нынешнего положения в этой профессии? Я далек от окончания.Или я? Я не знаю. Я не думаю, что те, кто знаком с моей работой не считают, что я должен уйти, хотя в прессе вошло в привычку делать из моего возраста нечто страшное - каждый раз , когда они рассматривают мою работу, они обсуждают мой возраст, как взрыв в шахте. В наши дни - это сознательный газетный трюк - пошуметь о возрасте актера. Откровенно говоря, меня развлекает подобный вздор, но эти газетные уловки создают мне также большую головную боль. Ну, не совсем так. Беспокойство? Да, беспокойство всегда присутствует в моей работе.
"Но они прошли..." - я подразумеваю года. Я не знаю, что с ними произошло, они просто прошли. Я не знал, что это может произойти, и я думаю, никто не может быть готовым к такому, если он не получает внезапную встряску, как я - встряску пробуждения. Люди действительно не думаю о возрасте актера, если они не были проинформированы об этом прессой.Там пишут линию "Он - выглядит - когда-либо - с тех пор - как я - могу - вспомнить”
Тогда дальнейшая линяя “пятидесяти - с чем то– летний – старый – Фред – который - конечно же - не выглядит - на свой - возраст” является, конечно, комплиментом, но это также действует на актера как театральный поцелуй смерти. Человек становится притягательным уродом. Становится одержимым своей привлекательностью. Что это за некий возраст, который так или иначе обсуждается у актеров и спортсменов?
Вы читаете все это про актеров, но никто никогда не услышит слов об облысении тренера скаковых лошадей, сморщившемся авторе толстого журнала, или о поседении руководителя hi-fi студии! Что до меня, однако, в течение нескольких лет я искал сигнал "ухода". Наблюдение за собой на экране является, обычно, хозяйственной работой для большинства исполнителей. В моем случае, эта работа является пугающей, потому что я всегда думал, что выглядел довольно своеобразно. Я имел свой взгляд на то время, когда годы будут просто показывать слишком много, даже если меня сфотографировали бы через три кружевные занавески. На данный момент, все, что я могу обнаружить на пути к угрожающему изменению, проявляется только в случайном крупном плане, который показывает необычное количество складок под подбородком. Это происходит, когда я держу свою голову немного вниз. Мне 58 лет, когда поскольку я пишу эти строки. Что со мной будет, когда выйдет книга, я не знаю. Но приятно слышать, "как "мальчик" это делает... почему он не разваливается?" И все такое прочее...
Все эти разговоры кажутся странными мне, потому что я не чувствую себя каким-то другим. Фактически, я чувствую себя намного лучше, чем тогда, когда мне было около восемнадцати. Подростком, нет! О уверяю, и работающим в Нью-йоркском зимнем Саду на передвижном Показе 1918 года! И я отношу к подростковому весь мой путь, много профессиональныx лет до этого показа, тоже. Конечно, речь идет о "старых добрых временах", - мы должны сказать так. Но ЭТИ лучше! На мой взгляд, это "старые добрые времена"- всего лишь театральное выражение". 1959 год



и несколько слов о великом артисте:

АСТЕР Фред (Fred Astaire, наст. Фредерик Аустерлиц) (10 мая 1899, Омаха, Небраска — 22 июня 1987), американский актер и танцовщик, звезда Голливуда 1930-1970-х годов. Мастер музыкально-танцевального искусства, Астер обогатил жанр киномюзикла.



Сын эмигранта из Вены, Фред Астер унаследовал великие музыкальные традиции столицы вальса и продолжил их на американской земле. На профессиональную эстраду он вышел в возрасте семи лет в составе танцевального дуэта со старшей сестрой Аделью. В 1915 году Адель и Фред начали принимать участие в комедийных мюзиклах. В 1917 году семейный дуэт дебютировал на Бродвее в музыкальной комедии «Миновав вершину». Спектакль имел шумный успех и артисты стали фаворитами нью-йоркской публики. В течение пятнадцати лет Фред и Адель Астеры были ведущими актерами бродвейской музыкальной сцены, с успехом гастролировали и в Лондоне, с их именами связано становление театрального мюзикла в Америке 1920-х годов. К числу лучших спектаклей Астеров относят мюзиклы «Леди, будьте хорошей» (1924), «Улыбки» (1930), «Музыкальный вагон» (1931), «Веселая разведенная» (1932). В начале 1930-х годов Астер женился на богатой аристократке Филлис Поттер. Это был удачный и прочный брак, супруги воспитали сына и дочь.

Замужество Адель, которая вышла замуж за лорда и уехала с ним в Ирландию, поставила Фреда в сложную ситуацию — весь его репертуар опирался на совместную работу с сестрой. В этих условиях актер решается круто изменить жизнь и попробовать добиться успеха в Голливуде. Кинопродюсеры не были в восторге от его кандидатуры. Фред был хотя и обаятелен, но некрасив, невысокого роста, к тому же начал лысеть. Лишь память о бродвейских успехах помогла Астеру получить работу. Но, как оказалось, актер пришел в кино в удачный момент. К тому времени звук в американском кино уже прочно утвердился, камера перестала быть неподвижной, что открывала для танцующего и поющего актера мюзикла небывалые перспективы. К тому же музыкальные комедии пользовались у зрителей эпохи Великой депрессии повышенным интересом.



Дебютом в кино стал фильм «Танцующая леди» (Dancing Lady, 1933), в котором Астер играл самого себя. Но блистательному танцовщику нужна была достойная партнерша. Ей стала имевшая опыт работы в бродвейских мюзиклах Джинджер Роджерс. Новая танцевальная пара станцевала «Кариоку» на крышках семи белых роялей в фильме «Полет в Рио» (1933). Этот номер длился всего две минуты, но снискал оглушительный успех. Вместе с Роджерс Астер работал до 1939 года. Это было временем расцвета его таланта. Киномюзиклы «Веселая разведенная» (The Gay Divorcee, 1934), «Цилиндр» (Top Hat, 1935), «Время свинга» (Swing Time, 1936), «Потанцуем» (Shall We Dance, 1937), «Беззаботный» (Carefree, 1938), режиссером которых был Марк Сендрич, принесли паре Астер-Роджерс мировую славу. И своей грандиозной популярностью эти фильмы обязаны, прежде всего, Фреду Астеру — не только исполнителю, но и постановщику танцевальных партий. Его вольные танцевальные импровизации органично продолжали сюжет, были зажигательны и раскованы. В танце Астер блестяще обыгрывал вещи; вешалка, швабра, зонтик становились для него почти одушевленными партнерами. Грациозный, подвижный как ртуть, с неизменной улыбкой на обаятельном лице, Фред Астер стал для американцев воплощением элегантности и хорошего вкуса.



Особые требования актер предъявлял монтажу фильма. Высоко оценивая цельность танца, Астер требовал изменить технику съемки. По его мнению, плавное течение номера не должно прерываться крупными планами лица или ног исполнителя. Камера должна стремиться за танцором, тогда у зрителя возникает чувство вовлеченности в действие, в танец. Одержимый страстью к совершенству, актер проводил сотни репетиций одного номера, сам проводил долгие часы в монтажной и студии звукозаписи, доводя до идеала синхронность изображения и звука. Важнейшей составляющей мюзикла всегда были вокальные номера. Хотя Астер не обладал выдающимися вокальными данными, его голос звучал мелодично, с приятным тембром. Непосредственная манера исполнения сделала многие песни Астера шлягерами.



Фред Астер ценил исполнительское мастерство Джинджер Роджерс, но ему претила ее вульгарность и страсть к шумихе. Большого труда стоило уговорить Роджерс уделять больше внимания репетициям. В 1939 году партнеры расстались, но еще раз они появились вместе в 1949 году в фильме «Давай потанцуем» (Let"s Dance). После Роджерс Астер танцевал на экране с разными партнершами: Элинор Пауэл, Ритой Хейуорт, Джиной Келли, Сид Чарис, Одри Хепберн. Фильмы с его участием снимали лучшие режиссеры Голливуда — В. Миннелли, С. Донен, Ж. Негулеско, Р. Мамулян. Среди мюзиклов 1950-х годов выделяются «Длинноногий папочка» (1955), «Забавная мордашка» (1957), «Шелковые чулки» (1957). В 1954 году от рака легких скончала супруга Астера — Филлис. Долгие годы актер оставался вдовцом.

Только в шестидесятилетнем возрасте Астер отошел от ролей танцевально плана. В 1959 году на пронзительной ноте он сыграл трагическую роль ученого-атомщика в политическом памфлете Стенли Крамера «На последнем берегу» (On The Beach). В 1960-1970-х годы Астер выступал в кино относительноредко, иногда за пределами США («Сиреневое такси» (Un taxi mauve) И. Буассе, 1977). Среди наиболее заметных ролей последних десятилетий — гуляка-отец, неожиданно объявившийся на свадьбе дочери в мелодраме «Удовольствие от его присутствия» (1961); офицер службы безопасности в комедии «Хозяйка, пользующаяся дурной славой» (в советском прокате «Тридцать три несчастья», 1962); обятельный мошенник в фильме-катастрофе «Ад в поднебесье» (1974). О своей работе в кино Фред Астер рассказал в книге мемуаров «Шаги во времени» (Steps in Time, 1959). Уже будучи глубоким старцем, в возрасте 81 года Астер женился вторично на 37-летней женщине. Она оказалась преданной подругой и спустя семь лет на ее руках великий танцовщик скончался от пневмонии.






 
Libra1510Дата: Вторник, 28.05.2013, 22:38 | Сообщение # 55
Группа: Модератор
Сообщений: 16871

Статус: Offline



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post268052270/ :

Путешествие по библиотеке Майкла. Кровь для фантазий


Еще одна интересная книга в библиотеке Майкла, которая не могла не быть там - книга Марлона Брандо "Songs My Mother Taught Me" / "Песни, что пела мне мать". К сожалению книга не переведена на русский язык, хотя упоминания о ней есть в русскоязычном интернете.



"Песни, что пела мне мать" автобиографический очерк гениальнейшего актера кинематографа - Марлона Брандо. Был издан в 1995 году в соавторстве с Робертом Линдси. В своих мемуарах Брандо писал о вечной борьбе актера и о взаимоотношениях с коллегами по цеху.
Следует отметить, что Брандо не столько описывает события в хронологическом порядке, сколько пытается выразить свои мысли, навеваемые ими. Особенно в тех главах, в которых он через призму жизненной умудренности, вспоминает о летах своей юности. Однако Брандо не занимается самокопанием. Кроме того, он практически не упоминает о близких людях, повлиявших на его жизнь - женах, детях. В своих мемуарах он упоминает таких мировых звезд, как Мэрилин Монро, Лоуренс Оливье, Джон Ф. Кеннеди, Дэвид Нивен, Ричард Бартон, Элизабет Тейлор, Джон Хьюстон и др. источник

*************************

В поисках адекватной биографии Марлона Брандо я провела достаточно много времени. Порой у меня создается впечатление, что о легендах и величинах в искусстве сегодня пишут только с точки зрения их личной жизни-романов-наркотиков-странностей и так далее и ничего о том, что же сделало их великими и легендарными... Это все очень печально конечно. Я с трудом нашла более менее приличную статью о Брандо артисте и то назвать это биографией актера нельзя, потому что это критическая статья о книге, написанной о Брандо. Однако же этот текст дает больше для понимания Брандо-личности, чем статьи из всевозможных киносайтов и википедий.



Пишет Марина Ефимова здесь:

Брандо умел подчинять зрителя своей брутальной харизмой. Его Стэнли Ковальски из «Трамвая Желания» — неотразимый неандерталец, который всегда будет сниться зрителю. Мастер сырых, непереводимых на рациональный язык эмоций, Брандо заполнял собой всякий кадр, являя залу чудо чистого существования. Это была магия доминирующего присутствия. Когда Коппола снимал пробы для «Крестного отца», он оставил Брандо одного в комнате со спрятанными камерами. Оглядевшись, актер стал молча причесываться. Но в этом обычном жесте было столько интенсивности, что на пленке Марлон Брандо напоминал тигра, запертого в ненадежной клетке.

На Западе написано несколько биографий актера Марлона Брандо, но до книги Стефана Канфера [Stefan Kanfer. Somebody. The Reckless Life and Remarkable Career of Marlon Brando] авторы посвящали их не столько творчеству, сколько жизни и характеру актера: описывали в деталях его эксцентричность, донжуанство, горькие отношения с многочисленными женами и с 11-ю детьми, его лень, толщину и бесконечные скандальные истории о нем. Такой была огромная, в 1100 страниц, книга Питера Мансо, и другая, короткая — Патриции Босворт. Канфер первым (после смерти актера в 2004 году) создал серьезный биографический труд, в котором концентрирует внимание на артистическом феномене актера:

Уже в фильмах «Трамвай Желание» и «В доке» игра Марлона Брандо стала смертным приговором старому Голливуду. Он первым сделал шаг от преувеличенной, стилизованной театральности так называемого «классического» Голливуда к игре «по системе Станиславского» — непосредственной, интимной, горячей, переворачивающей душу. Он был первым в плеяде блестящих американских актеров, принявших систему Станиславского (или «Метод», как ее переназвали в Америке). За ним шли Джеймс Дин, Джек Николсон, Пол Ньюман, Джин Хакман, Роберт Де Ниро, Аль Пачино. И даже лучшие актеры следующего поколения: Шон Пэнн, Джонни Дэпп, Леонардо Ди Каприо, Эдвард Нортон — преемники Марлона Брандо.



Стефан Канфер, жертвуя сочными деталями жизни Брандо, подробно разбирает роли актера — которых, в результате, оказывается гораздо больше, чем принято думать. Я имею в виду хорошо сыгранные роли (иногда в не очень хороших фильмах): от пронзительного образа ветерана войны в фильме 50-го года «Мужчины», и страшного хозяина прерий в фильме 76-го года «Миссури Брэйкс» [Missouri Breaks], и циничного дельца — символ нашего времени — в фильме 80-го года «Формула», и так далее — до незабываемого ничтожества в фильме 2001 года «Счёт».



Чтобы сыграть роль парализованного ветерана, Брандо лег в военный госпиталь и научился жить в инвалидном кресле. Но главное, конечно, в том, что он безошибочно подхватил от тамошних пациентов жёсткую ироничность, напрочь исключавшую жалость к себе. Готовясь к роли в фильме «Вива Запата», он пожил в Мексике. Ради роли Вито Карлеоне в «Крёстном отце» он свел знакомство с мафиозо из Нью-Джерси, и потом гениально имитировал манеру общения могущественных донов (которые говорят особенно вежливыми, тихими голосами), или их подчеркнутую галантность по отношению к женщинам (которым, тем не менее, всегда отводится подчиненная роль).

Стефан Канфер, как и сам актер, связывает многие специфические особенности таланта Брандо с обстоятельствами его детства: его мать спилась, обожаемая няня вышла замуж и бросила его, а отец был постоянно им недоволен. Страх быть отверженным стал главной трагедией его детства и юности, но заставил его быть сверхвнимательным к характерам и поведению других людей. В книге воспоминаний «Песни, которым учила меня мать», Брандо пишет:

Моя неуверенность подарила мне способность подражать. Потому что ребенок, который чувствует себя нежеланным или негодным, постоянно примеряет на себя какую-нибудь новую личность — такую, которую все бы с радостью приняли.



Печальный опыт детства стал, как пишет Канфер, основой «харизматической непосредственности» и интуитивной проницательности Марлона Брандо.

Описывая карьеру Брандо, Канфер часто упоминает возможности, которые актер, как он пишет, «глупо упустил, потворствуя лени, прихотям, или уступая своим тайным демонам». Он отказался от фильма «Лоуренс Аравийский», например. Суммируя неверные решения Брандо, рецензент Джереми МакКартер пишет:

Самым обидным был отказ от предложения великого актера Джона Гилгуда. В 53-м году, сыграв с Брандо в фильме «Юлий Цезарь» (где Брандо играл Марка Антония), Гилгуд пригласил молодого актера на весь театральный сезон в Лондон, чтобы играть вместе с ним и Полом Скоффилдом. Это был момент, когда могло сбыться предсказание Теннеси Уильямса. Дело в том, что в ночь бродвейской премьеры «Трамвая Желания», автор пьесы дал Брандо такую телеграмму: «От моего грязного поляка вы когда-нибудь перейдете к мрачному датчанину, — потому что в вас есть то, что делает театр миром безграничных возможностей». Предложение Гилгуда открывало прямую дорогу к роли «мрачного датчанина». Вместо этого Брандо принял предложение сняться в фильме «Дикарь». Смехотворный выбор. Фильм, конечно, стал культовым, но роль его героя не стоила таланта Марлона Брандо. А Гамлета он так и не сыграл.

Однажды, после выхода фильма «Апокалипсис», я видела по телевиденью интервью (редчайшее) с Марлоном Брандо, которое приоткрыло для меня одну возможную причину его «глупого», как считает Канфер, выбора ролей. Во время интервью Брандо явно тяготится похвалами, которыми одаривала его журналистка. И наконец, она не выдержала его самоуничижения и воскликнула: «Мистер Брандо, да вы хоть знаете, что вы — гений?!» Лицо актера просто потемнело, и он сказал: «Гений?! Моцарт — гений, Микеланджело — гений. Что ж вы разбрасываетесь такими словами...» Может быть, Брандо боялся браться за текст, созданный гениями?



Иногда говорят, что Марлон Брандо стал жертвой «Метода», который сжигает актера, потому что (в отличие от британской школы) требует от него не сыграть героя, а стать им. Может быть, поэтому Брандо прожил жизнь, полную, по выражению Канфера, «нелепых крайностей, невероятных триумфов и устрашающего горя». Рецензент новой биографии Мичико Какутани [Michiko Kakutani] тоже пишет о некоем жертвенном аспекте в судьбе Брандо:

Он часто неразборчиво бормотал, а еще чаще молчал в тот момент, когда вы ждали от него слов. Но в каждой его паузе была драма. В молодости его красота была магнитом как для женщин, так и для мужчин. Но любовь миллионов незнакомцев он заслужил готовностью использовать в своей игре мучительные конфликты собственной жизни.



Брандо сказал однажды: «Если хочешь отклика публики, вливай кровь в ее фантазии». И действительно, когда смотришь «Последнее танго в Париже», разве не чувствуешь себя немножко упырем, который упивается кровью измученного человека, умирающего на экране?






Сообщение отредактировал Libra1510 - Вторник, 28.05.2013, 22:40
 
Libra1510Дата: Четверг, 30.05.2013, 16:05 | Сообщение # 56
Группа: Модератор
Сообщений: 16871

Статус: Offline



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post274884733/ :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Битлз



Сегодня речь пойдет о Битлз, наверное, никому не надо объяснять, почему в библиотеке Майкла были книги об этой группе и Джоне Ленноне, в частности. А вот ЧТО это были за книги я была немало удивлена, потому что одна из них по содержанию, как говорится ниже плинтуса… Почему так? Возможно, Майкл понятия не имел о том, какую книгу он приобретает или эту книгу для него кто-то купил.
Вот такая записка сопровождает на сайте эти книги



5 мая 1985г. "Роберт Хилбурн должен достать мне три экземпляра иллюстрированной книги о Битлз, о том как они писали свои песни, а также три экземпляра книги "Битлз по их собственным словам" и интервью Джона Леннона журналу "Rolling stone". M.J.
Примечание: Роберт Хилбурн, музыкальный критик, долгое время работавший в газете " Лос-Анджелес Таймс". Также он работал с Майклом Джексоном в течение 1984 и начале 1985 года над книгой, которую Джексон пишет для издательства Doubleday. ( Впоследствии издательство изменило концепцию книги, и Роберт Хилбурн был отстранен от проекта, который впоследствии стал известен, как Автобиография Майкла Джексона " Moonwalk"). - об этом писала Наташа tally777 здесь

Джефри Джулиано. Леннон в Америке.



Это своего рода копание в «нижнем белье» великого музыканта, автор ставит перед собой задачу вытащить на свет божий как можно больше желтых «сенсационных» подробностей его личной жизни. Вдаваться в подробности мне совершенно не хочется, если у вас есть желание можете зайти на сайт и почитать самостоятельно. Добавлю, что книга содержит 70 никогда ранее не публиковавшихся черно-белых фото Джона.

Еще одна книга Джулиано с более мирным содержанием

Джон Леннон. Последние интервью



Редкие, эксклюзивные интервью с Джоном Ленноном, взятые в период, когда он работал в Beatles, развелся с Синтией Леннон и женился на Йоко Оно. Книга предлагает новый взгляд на этого проблемного героя вне времени. Содержит 200 фотографий.

Things We Said Today/То, что мы сказали сегодня. Опять же Джулиано



В книге представлены редкие интервью с The Beatles, которые затрагивают вопросы, имеющие наибольшее значение: война, секс, религия и отношения членов группы друг с другом. В книгу также включены интервью с инсайдерами Beatles, в том числе семьей Джона Леннона и Йоко Оно, а также увлекательные пресс-релизы и газетные статьи, которые описывают их эволюцию в музыкальные гиганты.

Glass Onion: The Beatles In Their Own Words/ Битлз своими словами



Glass Onion состоит из эксклюзивных, редких и нередактированных стенограмм пресс-конференций, писем, ФБР заметок, интервью, а также десятков ранее не публиковавшихся фотографий. Неповторимые голоса и мнения Джона, Пола, Джорджа и Ринго, сочетаются с теми, кто был с ними рядом Йоко Оно, Линда Маккартни, Пит Бест, Джулиан Леннон, Брайан Эпштейн, Билли Престон, Махариши Махеш Йоги, Рави Шанкар, Denny Laine из Wings и многие другие. В этом томе, читатель обнаружит ранние письма 1960 года от Джорджа Стюарта Сатклиффа; Элвиса Пресли, критика Beatles президентом Ричардом Никсоном, открытые письма Иоанна Павла после распада Битлз; разговор между Ленноном и Сэмюэлем Беккетом; Последняя воля и завещание Леннона, Джордж Мартин и Джефф Линн – обсуждение воссоединения Битлз; чувства Пола о Боге, Джоне и смерти Линды в 1998 году и многое другое.

The Beatles Illustrated Lyrics / Иллюстрированная энциклопедия лирики Битлз



Является единственной крупной коллекцией доступных текстов. Первоначально опубликованная в 1969 году, эта книга стала символом целой эпохи и должна быть в коллекции всех битломанов. Это блестящий трибьют группе, которая изменила целые поколения. Цитаты Джона, Пола, Джорджа и Ринго обеспечивают откровенные, остроумные, проницательные комментарии всех песен и историю их создания. Разъяснение спорной лирики предлагается единственному истинному источнику - самим Beatles. Включены все известные песни Can t Buy Me Love, A Hard Day s Night, Rocky Raccoon, Revolver и Yellow Submarine. Богата книга цветными иллюстрациями всемирно известных артистов и специально заказанными фотографиями, которые отражают психоделического мир жизни Beatles и целого поколения поп-культуры, на которое они повлияли.



 
Libra1510Дата: Среда, 03.07.2013, 22:58 | Сообщение # 57
Группа: Модератор
Сообщений: 16871

Статус: Offline



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post275076832/ :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Богиня сцены Элеонора Дузе


Чтобы не умереть, нужно жить.
Элеонора Дузе


Еще одна книга библиотеки Майкла из раздела Биографии великих личностей - Frances Winwar. Дузе. К стыду своему должна признать, что никогда не слышала ее имя прежде. К слову сказать, книга возможно была настолько интересна Майклу, что находилась в прикроватном шкафчике в его спальне.



Вот что написано в аннотации к этой книге:



Ее биограф, Фрэнсис Winwar написал о ней следующее: «... она позволила внутренним горестям и радостям своих героев использовать ее тело в качестве среды для самовыражения, часто в ущерб ее здоровью. " Установка нового прецедента для актеров, которые ранее использовали набор выражений, чтобы передать эмоции, Дузе была новатором в области техники она описала это как "Ликвидация своего я" - внутренне соединиться с характером, который она должна была изображать и позволить самовыражению произойти. В течение своей карьеры, Дузе стала хорошо известной и уважаемой за ее помощь молодым актерам и актрисам на ранних этапах их карьеры. Среди разнообразных художественных гениев, которые признались, что были вдохновлены Дузе - пионер современного танца Марта Грэм и поэт-имажинист Эми Лоуэлл. Она была также известна как наставница многих молодых актрис и в первую очередь Эмма Грамматика, она поддерживала прочную и тесную дружбу с певицей Иветт Гилберт, а также долгую дружбу с кутюрье Жан-Филипп Worth, который был беззаветно предан ей.



Ее почти забыли, как и остальных актеров той эпохи, когда еще не было киносъемки, и им, героям и мученикам сцены, оставалось полагаться на ненадежную людскую память. Сегодня об Элеоноре Дузе напоминают лишь нечеткие фото да звание La Divina, «божественная», которым ее наградила публика.

Дузе (по-итальянски ударение в ее фамилии падает на первый слог) была звеном традиции, которая связывала современность с далеким Средневековьем, когда родилась знаменитая комедия дель арте. Ее актеры веселили народ сценками с участием одних и тех же персонажей — Арлекина, Коломбины, Бригеллы. Их уделом была бездомность: если на холодном Севере постоянные театры появились давно (первым стал шекспировский «Глобус»), то в Италии актерские труппы вплоть до ХХ века не имели пристанища, скитаясь по городам и весям в надежде, часто напрасной, на щедрость их жителей. Искусство актеров вызывало восхищение, но профессия их считалась позорной, сродни нищенству. Именно поэтому знатный падуанский дворянин проклял своего сына Луиджи Дузе, когда тому вздумалось идти в актеры. Не слишком огорченный Луиджи отправился в Венецию — город Гоцци и Гольдони, насквозь пропитанный театром, где улицы выглядели декорациями, а любая реплика казалась произнесенной со сцены. Здесь Дузе стал капокомико, главой труппы, а венцом его карьеры стала собственная маска комедии дель арте — грубоватый остряк Джакометто. Такие маски позволялись только выдающимся актерам.

Сын Луиджи, Винченцо Алессандро Дузе, не обладал талантом отца. Его уделом стали скитания по захолустью, где крестьяне расплачивались с актерами колбасой или бутылью кислого вина. Месяцы и годы он со своими актерами трясся в фургоне с истрепанными декорациями и костюмами, давно превратившимися в лохмотья. В том же фургоне Алессандро и его жена, актриса Анджелика Каппелетто, зачали маленькую Элеонору, которая появилась на свет 3 октября 1858 года в гостинице ломбардского городка Виджевано. Судьба девочки была известна наперед — те же бесконечные скитания, жара и холод, затверженные роли. Отправляясь играть, отец с матерью на весь вечер запирали малышку в каморке на постоялом дворе. Экономя керосин, они не зажигали свет, во мраке кто-то шуршал, и Элеонора с тех пор боялась Дузе в драматической роли Франчески да Римини по одноименной пьесе Габриеле Д'Аннунцио темноты, одиночества и крыс. Впервые она вышла на сцену в четыре года, играя маленькую Козетту в «Отверженных» Гюго. Чтобы девочка заплакала, кто-то из комедиантов снизу начал больно щипать ее за ноги. Так она поняла, что искусство — это боль, что актер на сцене должен не притворяться, не играть, а испытывать подлинные чувства.

Элеонора не знала, что в те же годы в ее жизнь властно вмешалась судьба. В 1860 году Гарибальди начал освобождение Италии, ставшей из конгломерата феодальных княжеств единым национальным государством. «Италия создана, теперь создадим итальянцев!» — по этому призыву писатели, художники, музыканты взялись за создание произведений, правдиво передающих жизнь народа. Появились и новые пьесы, в которых предстояло блеснуть юной Дузе. А пока ей было 12 лет и она только что сменила заболевшую мать в роли примы ее маленькой труппы. Позже она вспоминала, как с трудом приходила в себя после спектаклей: «Только что в театре я плакала, кричала, безумствовала, умирала от яда или от кинжала. И теперь в ушах у меня еще звучали чужие голоса — это звенели стихи… В душе еще жила чужая воля, от которой мне не удавалось избавиться — словно кто-то другой ходил моими ногами и жестикулировал моими руками».

Год спустя, когда они играли в Вероне, ей прямо на сцену принесли телеграмму — скончалась мать. Собрав все силы, она доиграла пьесу без единой слезинки. Дела у труппы шли все хуже, и были дни, когда обед Элеоноры ограничивался кукурузной лепешкой. Она так и осталась маленькой, худой и бледной, и лицо ее не отличалось красотой — привлекали только черные кудри и огромные трагические глаза. Когда ей исполнилось 15 лет, отцовская труппа распалась, и актриса с трудом нашла работу у венецианца Луиджи Педзана. Этот Карабас видел в актерах послушных кукол, и непокорность Дузе, ее стремление играть «как в жизни» бесило его. «Из тебя никогда не выйдет актрисы!» — кричал он ей. По иронии судьбы его сестра Джачинта, тоже известная актриса, первой поверила в актерский талант Элеоноры и взяла ее в свою труппу. Скоро звезда Дузе засияла на итальянском театральном горизонте. В газетах одна за другой появлялись восторженные рецензии: никогда еще зрители не видели такой нежной Офелии, такой печальной Дездемоны, такой трагической Терезы Ракен…



В 22 года Элеонора вместе с отцом вступила в труппу известного актера Чезаре Росси. Амплуа героя-любовника там делили два красавца актера — Тебальдо Кекки и Флавио Андо, начавшие нешуточную борьбу за сердце Элеоноры. Она вышла замуж за Кекки, родилась дочь Энрикетта, но вскоре Андо, с досады женившийся на другой актрисе, показался ей более привлекательным. Начался тайный роман, Кекки в ярости оставил неверную жену, а вскоре за ним последовал и Андо, оставшийся, впрочем, ее другом.

Как ни странно, эти личные драмы не особенно впечатлили Дузе — она в ту пору была занята совершенствованием своего актерского мастерства. В краткую пору замужества она увидела в Турине «Даму с камелиями» с участием великой Сары Бернар. Француженка находилась в расцвете своего таланта, и ее игра потрясла Элеонору. «Вот та, кто заставит толпу склониться перед искусством!» — воскликнула она. Сара зорким глазом тоже заметила в первых рядах зрительницу — «типичную итальянку с копной растрепанных черных волос, некрасивую, но с удивительно подвижным лицом». Так началось соперничество двух великих актрис — отныне Дузе старалась выбирать именно те роли, в которых блистала Бернар, а Маргарита Готье в «Даме с камелиями» стала ее визитной карточкой. Сравнивая их, разные критики приходили к одному выводу: Сара великолепна, но везде играет себя, упивается собой. Элеонора не так впечатляет, но в каждой пьесе разная, она целиком сливается со своими героинями. И если Сара упрямо отказывалась стариться, покрывая лицо густым слоем грима (говорили даже, что она красит щеки эмалью), то Элеонора до последних лет жизни не признавала ни пудры, ни румян. Зрители просто не замечали ее морщин, когда по волшебству богини сцены перед ними вдруг представала юная Джульетта.

Обманывать людей тем опасно, что в конце концов начинаешь обманывать себя.
Элеонора Дузе


Первые зарубежные гастроли забросили ее в далекую Южную Америку. Непривычный климат обострил мучившую Дузе с детства болезнь легких, а по возвращении ее ждал разрыв с мужем, а заодно и с капокомико Росси — «он никак не хотел понять, что я не товар, а человек». Вскоре ее любовником и покровителем стал известный поэт Арриго Бойто, друг Верди и автор либретто к его операм. Для Дузе, окончившей всего три класса школы, он стал настоящим Пигмалионом, работая над ее вкусом, заставляя учить иностранные языки и читать классику. По его почину она взялась играть Клеопатру в пьесе Шекспира, поставленной в миланском театре «Мандзони» в 1888 году. С этой пьесой, сделавшей ее знаменитой, она посетила Испанию, Францию и даже Египет.

Весной 1891 года она появилась в далеком Санкт-Петербурге. Публика, не знавшая ее имени, встретила актрису настороженно, но первый же спектакль сломал лед. Восторженный прием заставил Дузе навсегда полюбить Россию. Один из спектаклей посетил молодой Чехов, написавший сестре: «Сейчас я видел итальянскую актрису Дузе в «Клеопатре». Я по-итальянски не понимаю, но она так хорошо играла, что мне казалось, что я понимаю каждое слово. Замечательная актриса! Никогда ранее не видал ничего подобного». Кстати, этот феномен отмечали и другие — Дузе играла так выразительно, что зрители понимали каждое ее слово. В Париже, где на ее спектакле присутствовал президент Фор, она извинилась за то, что говорила на чужом для публики языке. «Как, мадам, — изумился Фор, — разве вы говорили не по-французски?»

Чехов увидел в игре Дузе то же, к чему стремился сам — правду жизни, преображенную искусством. Увидел это и Станиславский, изумившийся, как эта итальянка без разработанного им метода, без долгих упражнений достигла нужного результата. Уже в конце года Дузе приехала в Россию снова, на сей раз она играла не классику, а современные пьесы — «Кукольный дом» Ибсена и «Родину» Зудермана. Норвежца Ибсена тогда узнала вся Европа, его драмы казались необычайно актуальными, его герои с сильными характерами бросали вызов обществу. Дузе влюбилась в творчество Ибсена. Прибыв с гастролями в Осло, она целый час на морозе простояла у дома драматурга, но он был болен и никого не принимал. Через неделю он умер.

Русские гастроли стали началом международного триумфа Дузе. В Берлине зрители после спектакля устроили ей получасовую овацию — самую длинную в истории «Лессингтеатра». В 1893 году актриса впервые посетила Нью-Йорк, напугавший ее, — «огромный город, полный экипажей, магазинов и навязчивой рекламы. Ни единой улыбки живого существа, ничего, на чем могли бы отдохнуть глаз и душа». Поскорее вернувшись, почти бежав из Города желтого дьявола, она возобновила свои скитания по Европе. С годами у нее накапливалось недовольство кочевой жизнью и товарищами-актерами: «Эти ничтожества подводят глаза, посыпают щеки мукой, строят рожи и думают, что показывают жизнь!» Недовольна она была и репертуаром; мало-помалу ей надоел даже Ибсен с его реализмом. «Какая разница, — восклицала она, — сколько звеньев на цепи, которой я скована? Как мне надоели все эти стулья и гардины, эти Норы и Гедды Габлер! Мне нужны Колизей и Акрополь, красота и пламя жизни!» Она мечтала «вернуться в античность, играть под открытым небом, вдали от лож и вечерних платьев, от людей, которые пришли переваривать свой ужин!»

Скоро у нее нашелся союзник — знаменитый писатель Габриеле Д’Аннунцио, призывавший «освободить искусство от гнета буржуазности». В Венеции он целый вечер катался с ней на гондоле и говорил, говорил… Ей казалось, что никто в жизни не понимал ее лучше. Они стали любовниками. Он обещал написать для нее пьесу, больше того, построить целый театр среди любимых ею зеленых холмов Тосканы, где она играла бы под открытым небом античные драмы. Дело было за малым — заработать денег, и Дузе согласилась отправиться в долгое турне по Америке. На сей раз публика принимала ее восторженно, особенно женщины — набравшись новых идей, актриса публично высказалась против «женского рабства», и местные суфражистки сделали ей громкую рекламу. В Вашингтоне ее принял президент Кливленд, а Томас Эдисон записал ее игру в «Даме с камелиями» на фонограф. Увы, валик оказался испорченным, и голос Дузе погиб для потомков. Не сложились и ее отношения с кино — немой фильм «Пепел» по роману Грации Деледды остался единственным в ее карьере. Это символично — ратуя за перемены, Элеонора осталась человеком XIX века, непривычным к новой технике и боявшимся ее.

По возвращении она узнала, что Д’Аннунцио действительно написал для нее пьесу «Мертвый город» и… отдал ее Саре Бернар, пообещавшей обеспечить автору всеевропейскую известность. Ради славы писатель легко пожертвовал словом, данным возлюбленной. Не собирался он отказываться и от романов с многочисленными поклонницами. Талантливый Д’Аннунцио был очень амбициозен, самовлюблен и напыщен. Эти черты отразились и в его творчестве, недаром в современной Италии его почитают, но не читают. Быстро раскусив своего любовника, Дузе осталась с ним — ее подкупило то, что в романе «Пламя» он изобразил ее как великую актрису, страдающую от черствости любимого мужчины, но великодушно прощающую его. В 1897 году они с Д’Аннунцио открыли собственный театр, где ставились главным образом его пьесы. Непривычные зрителям постановки не имели успеха. Элеонору обвиняли в том, что она утратила естественность, что ее монологи звучат деревянно — а она всего лишь прилежно воспроизводила на сцене ходульных героинь Габриеле. Вторя ему, она восклицала: «О невежественная Италия! Когда же ты научишься ценить настоящий талант?»

Новые спектакли Дузе получили признание прежде всего за границей, где Д’Аннунцио полюбили больше, чем на родине. Ей рукоплескали русские символисты, а молодой Джеймс Джойс, видевший ее на лондонской сцене, тщетно рвался высказать ей свои восторги — актриса никого не пускала в свою гримерную. «Храм искусства должен быть свят!» — утверждала она. Однажды в Париже, когда она вышла на сцену, публика еще рассаживалась по местам, смеясь и переговариваясь. Элеонора тут же ушла и вернулась только тогда, когда в зале воцарилась тишина. И все-таки Париж, столица мирового театра, тоже склонился к ногам Дузе. Ее «Даму с камелиями» почтила присутствием Сара Бернар, за реакцией которой зорко следила не только Элеонора, но и многочисленные репортеры. В первом же акте из ее ложи донесся возглас «Браво!», но потом актриса удалилась не в силах наблюдать триумф соперницы. Сара, которая была старше на 14 лет, выходила играть до глубокой старости, точнее, выезжала в инвалидном кресле, когда ей ампутировали ногу. Она не могла без театра и пережила Дузе если не в жизни, то на сцене.

Мужчина скорее изменит облик земли, чем свои привычки.
Элеонора Дузе


Элеонора была другой — устав от бесконечных скитаний, она не раз мечтала поселиться где-нибудь в Альпах, в тихом домике с любимым человеком. Но такого человека не было, в 45 лет одиночество, которого она так боялась, подступило вплотную. Родственники умерли, а Энрикетта, выросшая вдали от вечно занятой матери, стала совсем чужой. Д’Аннунцио все больше отдалялся от нее. Обретя наконец не без ее помощи громкую славу, он по своей привычке забыл о благодарности.

Ее терпение лопнуло, когда он отдал главную роль в новой пьесе «Дочери Йорио» молодой актрисе Ирме Граматика — ученице Дузе и, конечно же, своей любовнице. Узнав об этом, Элеонора надолго слегла, а когда поправилась, послала писателю краткую телеграмму: «Все кончено». Она разочаровалась не только в нем, но и в мужчинах вообще и сообразно вольному духу эпохи перенесла свою страсть на женщин. Вскоре она поселилась во Флоренции в одной квартире с молодой феминисткой Линой Полетти. Чтобы публика не судачила об их отношениях, Дузе надолго оставила сцену.

Она вернулась только в 1913 году, но новый подъем ее творчества был прерван Первой мировой войной. Зарубежные гастроли стали невозможны, да и в самой Италии театры опустели. По призыву правительства Дузе с другими актерами отправилась на фронт, чтобы скрасить солдатский отдых, но затея потерпела провал. На фоне окопной крови и грязи театр показался ей как никогда искусственным, бумажным. Солдат, которым ежедневно грозила смерть, не увлекали выдуманные страсти. Дузе назвала случившееся «величайшей бестактностью» и осталась на фронте — не актрисой, а медсестрой в госпитале. Теперь она играла, утешая раненых, один из которых сказал: «Когда она говорит, мне кажется, что у меня снова есть руки».

С окончанием войны Дузе переехала к дочери в Англию, не собираясь вновь выходить на сцену. Но поклонники забросали ее письмами, умоляя вернуться. И не только поклонники — молодые актеры просили помочь им советом, жалуясь на равнодушие публики, на отсутствие новых пьес. Вернувшись, она создала свою труппу из молодежи, вложив в это предприятие все свои средства. И тут жизнь снова вмешалась в ее планы — в стране произошел фашистский переворот. Режиму Муссолини были нужны не театры, а пушки, не воспитание чувств, а готовность пролить кровь за «великую Италию». Поняв, что в стране, охваченной националистическим психозом, ее планам не суждено сбыться, Дузе решилась уехать. После прощального турне, где ее встречали как королеву, актриса села на пароход и отправилась в Англию.

Из своих странствий она послала письмо Д’Аннунцио, ставшему горячим сторонником фашизма. Она не упрекала его за это, как и за все, что было между ними, просто продолжала прерванный много лет назад диалог двух творческих людей о жизни и искусстве: «Сын мой, желаю здоровья и успехов. Жить стоит, во всяком случае жить лучше, чем умереть… Я здесь, потому что у меня нет ни сил, ни желания возвращаться. Вернуться в Италию и этой же зимой, как бродячая собака, слоняться по итальянским театрам — увы, больше я так не могу».

Из Лондона она отплыла за океан. Она не была в Америке 10 лет, но за это время мир изменился, и ее воспринимали как гостью из другой эпохи. Когда она поднялась на сцену — легкая, хрупкая, в ореоле седины, — зал замер от неожиданности, а потом взорвался овацией. Там, в Нью-Йорке, Дузе встретилась с артистами МХАТа, посетила их спектакль «Братья Карамазовы». Потом долго говорила о Достоевском, вспоминала Россию и передала оставшемуся в Москве Станиславскому русский земной поклон.

Города неслись сплошной чередой — Чикаго, Сан-Франциско, Гавана, снова Сан-Франциско. В Питтсбурге шофер по ошибке привез ее в театр задолго до начала представления, и она вымокла под дождем, стоя у запертой двери. Простуженная, она отыграла пьесу Марко Прага «Закрытая дверь» от первого до последнего акта. «Одна, одна!» — такими были последние слова пьесы и последние слова, сказанные Дузе на сцене. На следующий день она слегла с пневмонией и умерла 21 апреля 1924 года, пробормотав в бреду: «Пора ехать». По завещанию ее перевезли на родину и похоронили в Азоло между тосканских холмов, которые она так любила.

Самый сильный человек — самый одинокий.
Элеонора Дузе




источник





Сообщение отредактировал Libra1510 - Среда, 03.07.2013, 22:58
 
Libra1510Дата: Пятница, 05.07.2013, 00:14 | Сообщение # 58
Группа: Модератор
Сообщений: 16871

Статус: Offline



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post275830537/ :

Путешествие по библиотеке Майкла. Одинокий волк Сэмюэль Голдвин


Еще одна книга, которая находилась в личной библиотеке Майкла, в которой, к слову сказать находилось еще 20 000 названий книг, книга "Голдвин" автор Скотт Берг.



Книга была удостоена Пультцеровской премии, а также Национальной книжной премии, рассказывает полную драматизма историю жизни легендарного первого в своем роде Создателя грез Голливуда. Книга не переводилась на русский язык.

Кто же такой Сэмюэль Голдвин?
В июле 1928 года на экранах Америки впервые появилась известная сегодня всему миру фирменная заставка киностудии Metro Goldwyn Mayer (MGM) — лев рыкающий. Однако к тому времени студию уже покинул ее легендарный основатель Сэмюэл Голдвин. Яркий представитель первой волны российской эмиграции, ковавшей мощь Голливуда, Голдвин остался в его истории редчайшим примером киномагната-одиночки.



АМБИЦИИ И ПОТЕНЦИИ


Будущий кинопатриарх Сэмюэл Голдвин, не дотянувший всего пяти лет до своего столетнего юбилея, появился на свет 27 июля 1879 года в Варшаве.
Тогда он еще не был Сэмюэлом Голдвином: родители, ортодоксальные евреи, носившие фамилию Гелбфиц, назвали сына Шмуэлем. Свое детство он характеризовал одним словом, повторенным трижды для убедительности, — «бедное, бедное, бедное».
В 16-летнем возрасте он покинул отчий дом и, пешком пройдя половину Европы, осел в Англии, где прожил более двух лет, работая, где придется. А когда работы не было, не считал зазорным просить подаяние на улицах и даже иногда приворовывал по мелочам. В конце концов, молодой человек, успевший изменить имя и фамилию на английский манер: он стал Сэмюэлом Голдфишем, — разуверился в том, что найдет свою птицу счастья в Старом Свете. И отправился в Новый, переплыв Атлантику «левым» классом на грузовом пароходе. Ненадолго задержался в Канаде, но, не найдя себе дела и там, пешим ходом двинулся на юг, добравшись до Нью-Йорка.
Было это в 1898 году. В Штаты Голдфиш прибыл без гроша в кармане, но в Нью-Йорке быстро нашел работу уборщика в компании, выпускавшей перчатки. Проявив старание, он вскоре стал подмастерьем у перчаточника и одновременно пошел в вечернюю школу. Работоспособности и предприимчивости ему было не занимать, потому что ХХ столетие Сэмюэл Голдфиш встречал уже преуспевавшим коммивояжером. О начале большого пути киномагнату впоследствии напоминала известная карикатура 30-х годов — художник Макс Флейшер изобразил его в виде золотой рыбки (по-английски — «голдфиш»), толкающей под водой груженную дамскими перчатками тележку. Это был завидный успех для вчерашнего уборщика, который, как заметил один из его биографов, стал «символом Америки еще в большей мере, чем яблочный пирог».
В 1910 году молодой предприниматель серьезно заболел сулившим немалые выгоды аттракционом — кино и направил свои стопы в малоизвестный пригород Лос-Анджелеса — Голливуд. И там сказочно разбогател — совсем как в кино.

ЗВУК И МУЗЫКА


Фирменной маркой Голдфиша (и Голдвина тоже) и голливудской притчей во языцех было деловое непостоянство. Он уходил от партнеров подобно колобку из русской сказки.
Первыми партнерами Голдфиша были его тесть Джесси Ласки, театральный импресарио, и будущая звезда американского кино, режиссер Сесил де Милль. Совместный бизнес троицы получил название Jesse Lasky Feature Photoplay Company (название «Кинематограф» еще не стало общепринятым, в ходу были «Движущиеся картинки», «Фотопьесы» и т.п.). О новой компании заговорили сразу после ее сверхуспешного дебюта — фильма «Женатый на индианке» (1914) де Милля. Многие в США считают эту ленту первой полнометражной художественной кинокартиной в истории, на худой конец — в истории Голливуда. А спустя три года компания слилась со студией Адольфа Цукора, став ядром одной из «системообразующих» студий Голливуда — Paramount Pictures.
Однако верный себе одинокий волк Голдфиш вскоре покинул партнеров, найдя взамен двух других — братьев Селвин, благодаря которым обрел новую фамилию — на сей раз на всю жизнь.
Голдвин — соединение фамилий Голдфиш и Селвин; новая кинокомпания так и называлась: Goldwyn Pictures Corporation. Однако стоило ей слиться со студией Metro и компанией еще одного эмигранта из России, Льюиса Майера, как главный идеолог этого слияния — «колобок» Голдвин — ушел и от них, подарив фамилию и покинутой — та так и осталась Metro Goldwyn Mayer. MGM стала одним из символов американского кино. Не случайно один из ее слоганов — «Звезд больше, чем на небе».
С самого начала своей продюсерской карьеры Сэмюэл Голдвин исповедовал непривычную для Голливуда философию: не работать над несколькими фильмами одновременно, а направить максимум усилий на производство одного, но зато сделать его на «пять с плюсом», не считаясь с затратами. Среди его самых известных афоризмов есть такой: «Я готов нанять дьявола, если он напишет мне хороший сценарий». В списке созданных на студии Голдвина картин не встретишь ни одной из пресловутой категории B — иначе говоря, со скромным бюджетом и соответствующего уровня. Практически каждый его фильм становился, как говорят сейчас, хитом.
Вторым слагаемым успеха Голдвина была его ставка на звуковое кино.
На исходе 20-х годов прошлого века все имевшие отношение к кинематографу недоумевали: как можно допустить в кино то, что непременно убьет их профессию. Например, Чарли Чаплин в звуковое кино так и не поверил — шутил: «Ничто не заменит удовольствия видеть, как женщина открывает рот, и при этом не слышать ее слов». Однако студия Голдвина смело внедрила новшество. Три ее первых звуковых фильма: триллер «Бульдог Драммонд», экранизации бродвейской пьесы «Уличная сценка» и романа Синклера Льюиса «Эрроусмит» — окупились сторицей, принеся десятки миллионов долларов кассовых сборов.



ГОЛДВИН — ВЕЛИКИЙ И УЖАСНЫЙ


Список кинозаслуг Сэмюэла Голдвина впечатляет. Он открыл актеров Гари Купера, Лоуренса Оливье, актрис Мерл Оберон и Сьюзен Хейуорт, режиссера Билли Уайлера, композитора Джорджа Гершвина.
В 1946 году Голдвин выпустил «Лучшие годы нашей жизни» — трехчасовую драму о возвращении американских солдат с последней войны. Картина, снятая Уайлером, признана классикой американского кино и собрала рекордный на тот момент урожай «Оскаров» — семь золотых статуэток. В процессе работы над фильмом, когда бюджет разбухал как на дрожжах, Голдвин заявил: «Мне наплевать, что она принесет гроши. Но я сделаю ее такой, что ее посмотрит каждый мужчина, каждая женщина и каждый ребенок в Штатах!»



При всем уважении, которое мир кино испытывал к Сэмюэлу Голдвину, никто никогда не считал его ангелом во плоти (включая самого Голдвина). Буйный темперамент киномагната, следствием которого были скандалы и судебные иски, удавалось гасить только его второй жене, кинозвезде Фрэнсис Хауард, на которой он женился в 1925 году. Порой он поражал своими проектами голливудское общество, которое было трудно чем-либо удивить.
Например, в 1930 году Голдвин уговорил Коко Шанель заключить немыслимый по тем временам контракт на 1 млн. долларов, по которому знаменитая кутюрье должна была одевать звезд Samuel Goldwyn Productions и на сцене, и в жизни. Этот проект пошел прахом после того, как звезды отказались от навязанных им услуг.
Ходили слухи о прижимистости, если не сказать — скупости магната, впрочем, легко объяснимой бедным детством. Например, Голдвин часто сулил членам съемочной группы золотые горы в виде крупных премий по завершении картины. Однако, как только работа над фильмом заканчивалась, а сам он приносил очередной успех, владелец студии напрочь забывал об обещаниях. При этом любил повторять: «Устный договор не стоит и бумаги, на которой он написан».
Кстати, афоризмы Голдвина, получившие название голдвинизмов, соперничают по популярности со знаменитыми законами Мерфи и Паркинсона. Вот несколько образцов: «Никогда ничего не предсказывайте, особенно будущее», «Лучше ежедневно общаться с умным идиотом, чем с глупым гением», «Больница — это не место для больного», «Утром меня посетила грандиозная идея, но она мне не понравилась», «Не думаю, что нужно садиться за автобиографию, пока ты еще жив», «Эти режиссеры вечно режут руку, кладущую золотые яйца».
Долгое время журналисты и коллеги Голдвина рассматривали все это как словесные упражнения, свойственные творческой личности. Но однажды киномагнат выступил с сенсационным сообщением: почвой для появления словесных парадоксов является его недоученный английский. Впрочем, Голдвин явно прибеднялся: язычок у него был острый, и часто кажущиеся нелепыми «голдвинизмы», безусловно, обогатили английский язык.

КИНО ПРОДОЛЖАЕТСЯ


Как-то Сэмюэл Голдвин сказал: «Кино не умрет, пока в кинотеатрах будут гасить свет», намекая на целующихся влюбленных в кинозалах. Однако сам он всегда придерживался строгих моральных принципов. Кино, считал Голдвин, — развлечение семейное. «Джентльмену не должно быть стыдно, если он пришел в кинотеатр с женой. Тому, что происходит в спальне, не место на киноэкране», — говорил он.
Уже к началу «хипповых» и «сексуально-революционных» 60-х всем стало ясно, что время Сэмюэла Голдвина прошло, — в том числе и самому владельцу студии. И тогда он добровольно ушел на покой, оставив дело сыну — Сэмюэлу Голдвину-младшему, а тот в свою очередь передал его по наследству своему сыну — известному актеру Тони Голдвину.
Отойдя от дел, «почетный киномагнат Америки» прожил еще полтора десятилетия, оставаясь влиятельной фигурой в мире кино. Высшую награду США — медаль Свободы президент Никсон вручил ему, когда Голдвин уже был в инвалидной коляске.
К нему с почтением относились как соратники, так и бывшие конкуренты, и даже далекие от сантиментов голливудские журналисты не задевали его в своих статьях. В Мишурграде (Tinseltown), как прозвали Голливуд, подобное случалось нечасто: врагов там нажить куда легче, чем друзей.
31 января 1974 года Сэмюэл Голдвин скончался — в последний путь его провожал не только весь Голливуд, но и, можно сказать, вся Америка. Потому что в этой стране, благодаря, в частности, усилиям Голдвина, к кино равнодушны, наверное, только слепые и отдельные сумасшедшие.

ГОЛДВИНИЗМЫ


Я говорю вам свое окончательное «может быть».
Чего ради люди будут платить немалые деньги, чтобы выйти из дому и посмотреть плохое кино, если они могут оставаться дома и бесплатно смотреть плохое телевидение?
Звезды создает Бог. Я лишь выпускаю их в свет.
Мне не нужны сотрудники, которые могут только поддакивать. Я хочу, чтобы каждый говорил мне правду в лицо, — даже если за это он будет уволен.
Я отвечу вам в двух словах: Не Возможно.
Если бы я мог умереть прямо сейчас, я был бы счастливейшим из живущих людей.
Нам необходимы новые штампы!
Мы ему переплачиваем, но он того стоит.



источник

Интерьер личной библиотеки Майкла был воссоздан на фанфесте 2011 года




 
Libra1510Дата: Четверг, 18.07.2013, 23:19 | Сообщение # 59
Группа: Модератор
Сообщений: 16871

Статус: Offline



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post276562945/ :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Три книги


Сегодняшним постом я закрываю на время серию сообщений о книгах в библиотеке Майкла из раздела "Биографии великих людей" и одновременно начинаю рассказ о следующем разделе под названием "История"

Итак первая книга под названием "Просьба покинуть сцену. История Варьете 1919 -1960"



Это исследование о разнообразных английских варьете и его звездах-исполнителях, опирающееся на воспоминания широкого круга людей, которые работали и на сцене и за кулисами. В книге также фигурируют цитаты и выдержки из песен, очерков, монологов и диалогов.

Книга не переводилась на русский язык.

*******************************************************


Раздел "История" в фонде библиотеки Майкла представлен двумя книгами, но зато имеющими прямое отношение..... к России!!!

ОСТАВШИЕСЯ В США



Является третьей частью еврейского триптиха Стивена Бирмингема - история восточноевропейских евреев которые в период между 1882 и 1915 годами заполонили Нью-Йорк, чтобы избежать погромов в царской России.

Из Эллис Айленд эти иммигранты переселились в Нижний Ист-Сайд. По началу им приходилось очень тяжело, но у русских была страсть преуспеть и скоро они стояли самостоятельными.

Они сделали это в удивительно короткое время-от тележки Хестер-стрит в Гранд-Конкурсе до ухоженных газонов Скарсдейл и Беверли-Хиллз... "от Польши до поло за одно поколение"

Книга не переводилась на русский язык

****************************************************

Менахем Бегин. Белые ночи: История русского узника



Полная драмматизма история премьер-министра Израиля арестованного в СССР, перенесшего тюремное заключение, допросы, лагеря. Был освобожден как польский гражданин во время Второй мировой войны. Опубликовано на английском языке в 1979 году.

КНИГА ПЕРЕВЕДЕНА НА РУССКИЙ ЯЗЫК!!!
Полностью почитать ее можно здесь .
Мне бы хотелось подробнее остановится именно на ней.



Мена́хем Бе́гин (ивр. מנחם בגין ‎; 16 августа 1913, Брест-Литовск — 9 марта 1992, Тель-Авив) — политический деятель Израиля, седьмой премьер-министр Израиля с июня 1977 по 1983, лауреат Нобелевской премии мира (1978). В 1940-х годах руководитель еврейской подпольной организации Иргун.

Вот что написано в русском предисловии к книге:



Менахема Бегина, автора книги "В белые ночи", вряд ли надо представлять читателю. Имя его хорошо и давно "известно как тем, кто читает по-русски в Израиле, так и тем читателям в России, которые интересуются новейшей историей Израиля и его сегодняшней судьбой. Всем, что он когда-либо говорил, писал и делал, Менахем Бегин принадлежит еврейству, Израилю, политическому сионизму. Но эта книга — не об Израиле. Она лишь об одном небольшом участке жизненного пути автора, связывающего две точки во времени, — от ареста в сентябре 1940 года советскими властями, занявшими Вильнюс, до освобождения зимой 1941 года по амнистии польских граждан. На географической карте этот отрезок соединяет тюрьму Лукишки в Вильнюсе, родную сестру московской Лубянки, с крохотной точкой занумерованного лагпункта, спрятанного в топких болотах Печорлага.
В 1975 году читателю предлагается еще одна книга о лагерях, еще одни воспоминания лагерника. Чем такая книга может удивить читателя? Особенно читающего по-русски? Особенно после Солженицына, после целой библиотеки книг, написанных за последние годы на эту тему? Особенно теперь — когда читатель вроде бы даже устал читать все про лагеря да про лагеря и просит дать ему что-нибудь поновее и поинтереснее.

Он дал свои свидетельские показания, несмотря на то, что инстанции, обязанные вынести общественное суждение, не готовы были его выслушать. Он сказал: я это видел.
Книга Бегина не последовательница — предшественница богатой лагерной литературы, хлынувшей в брешь, пробитую в мировом равнодушии Солженицыным.



Что поразительно в этой книге, так это скорый, трезвый и верный диагноз, поставленный автором книги "В белые ночи" советскому обществу. Причем социологических обследований автор не проводил, статистических данных не собирал и не прочел гору советологических исследований. Обращаясь назад к нашему собственному опыту, опыту людей, прошедших еще во младенчестве специальную идеологическую обработку, даже как-то неловко вспоминать домашние дискуссии пятидесятых-шестидесятых годов: где произошло перерождение передового общества в античеловеческое, где советская власть свихнулась — в двадцатые или в тридцатые годы, как могло случиться все, что случилось. Сколько раз, встречаясь с лагерными мучениками, мы кидались к ним с распростертыми объятиями, ждали мысли, выращенной в страдании, — а навстречу нам протягивали руки закаленные ленинцы, не усомнившиеся, не уронившие и крупинки из "передового учения" и более всего гордившиеся тем, что никакой жизненный опыт не мог научить их самостоятельно думать.

Но достаточно было трезвого непредвзятого взгляда, опыта нормальной демократической жизни, — и по крохам собственных наблюдений Менахем Бегин, человек, свободный от гипноза советской фразеологии, увидел всю систему "нового" общества. Он увидел его принципиальное беззаконие, неограниченную политическую тиранию и экономическую власть тайной полиции, полное забвение каких бы то ни было моральных принципов, широкое использование рабского труда, атмосферу террора и страха — то есть все, что так ясно нам всем сейчас и что и по сей час еще не ясно так многим. Характерно, что вне лагерных наблюдений, давших автору материал для суждений о всей советской жизни, он подробно остановился на одном лишь явлении российской действительности — на очереди. Нравы и порядки в очереди, ее значение в жизни простого человека, свобода от нее человека привилегированного и рассуждение о том, зачем советской власти очередь, выбирающая из общества излишек социальной энергии, — все это показывает, что автор глубоко проник в природу чужого и чуждого ему советского строя. Менахем Бегин вошел в советскую тюрьму свободным от советской идеологии — у него была своя, глубоко национальная, — и эта внутренняя свобода от сиротской советской "сознательности", соблазнившей так многих русских евреев, дала ему силу не только выстоять, но и увидеть. Советские евреи, а встреч с ними не мало было у нашего автора, естественно привлекали его особое внимание. С огорчением он замечает и убедительно воспроизводит опустошение души, освобождение от родового начала и наследства. В быстром падении вчерашнего революционера, партийного деятеля перед натиском следствия и театрализованного судебного процесса Бегин не видит мистической загадки, волновавшей европейские умы, а видит торжество наглого мира, освободившегося от гласности, и бессилие душ, заменивших индивидуальную и народную нравственность классовой моралью.

В книге Бегина есть некая старомодность, привычка полагаться на слово само по себе, пренебрегая его спекулятивными, дискредитирующими употреблениями, автор как бы независим от инфляции высоких понятий, происшедшей в наши десятилетия, он ничего не знает и не хочет знать о ней. Пафос и патетика воспринимаются им всерьез. И скептический читатель, отмечающий эти черты в его книге, с удивлением вдруг ловит себя на том, что и он, почти против желания поддавшись автору, воспринимает этот пафос и эту патетику серьезно. Дело в том, что пафос книги Бегина есть пафос искренности, это пафос честного мышления и честного зрения. Достоинство это не литературное, а — что гораздо важнее — нравственное.

Менахем Бегин выстоял и не согнулся, потому что за ним была его собственная идеи, далекий мир единомышленников и цель, не похожая на цели его преследователей. У советских же евреев, верно служивших советской власти и попавших под частый гребень правительственного террора, ничего не было за душой, кроме того, что было у их палачей: они говорили тем же языком, клялись теми же именами и поминали одни и те же цитаты. Что же они могли противопоставить насилию? Им и нечего было противопоставить, если не наступало прозрение.

Менахем Бегин ярче всего осознает свою причастность к одной человеческой общности — к еврейству. Эта книга позволяет понять, что вольно или невольно он принадлежит еще и другой — той общности, которая дала ему прикоснуться к величайшему страданию двадцатого века, к общности зэков, лагерников, узников тех или иных лагерей уничтожения, исправительного истребления. Великий числом и опытом народ зэков уже дал миру своих поэтов, художников, писателей, философов и ученых. Менахем Бегин первый советский заключенный, достигший поста главы правительства страны свободного мира. Об этом стоит сказать: Бегина случайно зацепила советская судьба, но десятки миллионов вполне закономерно уложены под шпалы железнодорожных магистралей, в шлюзы каналов, в основания доменных печей. В советской жизни им не нашлось другого употребления, их мысль и мозг сознательно и безжалостно были превращены в перегной истории. Свободный мир мог бы наделить их другими биографиями, иными значениями. Каждый зэк, освободившийся и живой, рассказывая о себе, говорит о них, о всех погибших, не свершивших, неживших...

Н.Рубинштейн

******************************************************************

Вот такие книги читал, возможно и перечитывал Майкл, конечно же смешно говорить о том что раздел "История" в библиотеке Майкла был представлен только двумя книгами - их было в разы больше и, надеюсь, со временем, мы узнаем, ЧТО это были за книги.

Перевод при участии Dannie OK





Сообщение отредактировал Libra1510 - Четверг, 18.07.2013, 23:20
 
Libra1510Дата: Четверг, 18.07.2013, 23:27 | Сообщение # 60
Группа: Модератор
Сообщений: 16871

Статус: Offline



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post277030165/ :

Путешествие по личной библиотеке Майкла. Игорь Стравинский


Вот до этой книги в библиотеке Майкла мне хотелось добраться больше всего по причине ее наипрямейшей связи с нашей русской культурой!!

автор Минна Ледерман. Стравинский в театре



Но, к сожалению, ни книги на русском языке, или хотя бы на английском, ни более полной версии аннотации мне найти не удалось. На сайте представлены только пара предложений о ней:

"Книга представляет собой воспоминания композитора, связанные с незабываемыми представлениями/спектаклями, а также исследования в области оперы, балета и оратории".
И на этом информация об этой книге заканчивается.... Единственные упоминания о ней в русскоязычном интеренете - это указания на книгу в качестве источника для диссертаций на темы:
"Неоклассицистское балетное творчество И.Ф. Стравинского: к проблеме воплощения орфической концепции"
"Взаимодействие музыки и хореографии в отечественных балетах первой трети XX века"
"Русский период жизни и деятельности С. П. Дягилева :Формирование художественных принципов"
и конечно же это не только эти диссертации, скорее всего их намного больше.
Но мне бы не хотелось заканчивать рассказ о Стравинском так и не начав, поэтому предлагаю вот такую статью:



Игорь Стравинский — легендарная фигура в музыке XX века. За долгую жизнь этому композитору удалось использовать все достижения современной авангардной музыки. Русская народная песня, богатство ее ритмико-мелодической структуры были для Стравинского источником создания собственной мелодики фольклорного типа. Стравинский никогда не был просто эпигоном каких-либо стилей. Напротив, любая стилистическая модель преображалась им в исключительно индивидуальное творение. Стравинский утверждал, что его музыка словно развивается сама по себе, но все же и в ней содержатся идеи, доступные всеобщему восприятию.

Игорь Стравинский родился 17 июня 1882 года в Ораниенбауме близ Петербурга. С артистической средой он был знаком с ранних лет: его отец — прославленный певец Мариинского театра, где помимо сослуживцев бывали и Стасов, и Мусоргский, и Достоевский. Фантасмагорию театра, приволье и произвол его закулисной жизни Стравинский впитал в себя с детства.

Юношей он уже принадлежал к высшим кругам Петербургской художественной интеллигенции, стал участником «Вечеров современной музыки» — их возглавляли А.П. Нуроки и В.Ф. Нувель, а через них сблизился с деятелями «Мира искусства» и с тем, кто задавал здесь тон — с Сергеем Павловичем Дягилевым, при решающем воздействии и покровительстве которого утвердилась блистательная композиторская карьера молодого Стравинского. Позднее именно благодаря Дягилеву, но, возможно, не без участия и другого ревнивого покровителя — Дебюсси — он быстро проник в сферы аристократической элиты Парижа. Где, как Стравинский знакомился с народной песней? В дни детства под Петербургом? В Устилуге бывшей Волынской губернии, в имении своей жены, где жил после женитьбы с 1906 года? На ярмарках в Ярмолинцах, находившихся неподалеку от Устилуга? Это доподлинно неизвестно, однако, именно русская народная песня — основной источник его новаторства, его откровение.

Профессиональным композитором Стравинский стал сравнительно поздно — только после того, как весной 1905 года в возрасте 23 лет окончил университет. До того он лишь обращался за советами к Римскому-Корсакову. Но с осени 1905 года занятия стали регулярными — дважды в неделю. Пять лет близкого общения с Николаем Андреевичем Римским-Корсаковым многое дали Стравинскому. Он воочию — на примере своего учителя — познакомился с техникой композиторского труда.

«Юношеское» созревание было очень недолгим, а взлет оказался столь стремительным, что в отличие от биографий многих других композиторов первый же творческий период Стравинского, который открывается «Жар-птицей», явился периодом зрелости. Таким образом, «русский» этап предстает во всем великолепии своих свершений как период зрелого мастерства.

Первое крупное сочинение Стравинского — Фортепианная соната — датируется 1904 годом. Его музыка впервые прозвучала 27 декабря 1907 года на одном из концертов «Вечеров современной музыки» в скромном зале Петербургской музыкальной школы. Певица Е.Ф. Петренко исполнила «Пастораль» и «Весну священную». Эти песни были им написаны незадолго до того. Вскоре последовали другие премьеры.

Слава пришла к нему неожиданно в 28 лет вместе с показом «Жар-птицы» в Париже в 1910 году и закрепилась там же спустя три года небывало скандальной премьерой «Весны священной». Слава прилепилась к его имени и не оставляла более.



Русская сказка об Иване-царевиче, освободившем прекрасную царевну от чар Кащея, воплощена в музыке «Жар-птицы». Мир русской ярмарки с ее озорными плясками, балаганами, уличными наигрышами шарманки и гармоники нашел свое яркое отражение в «Петрушке»; на фоне праздничного разгула толпы представлены трагические смятения кукольного героя Петрушки, обманутого ветреной Балериной. Впечатление оглушительного взрыва произвела музыка «Весны священной» — балета, рисующего картины языческой Руси. «Весна священная» ознаменовала начало нового этапа в истории мировой музыки. Стремясь передать «варварский» дух далекой древности, автор применил неслыханно дерзкие созвучия, стихийные ритмы, буйные оркестровые краски. В ряде его сочинений использованы необычные ритмы, оригинальные инструментальные эффекты.

После парижской премьеры «Жар-птицы» 1910 года Стравинский сблизился с Дебюсси. Они были дружны в течение девяти лет, до самой смерти француза. Поначалу Дебюсси видел в Стравинском близкого по стилю композитора. Но внезапная эволюция Стравинского озадачила Дебюсси: со смешанным чувством одобрения и недоумения он отнесся к «Весне священной» — его молодой друг в этом эпохальном сочинении порвал с импрессионизмом, преодолел его.

Стравинский входит в моду, он посещает великосветские парижские салоны, связанные с некогда известными именами. Это — графиня Эдмои де Полиньяк, дочь богатейшего фабриканта швейных машин Зингера, в салоне которой впервые исполняются заказанные ею произведения не только Стравинского, но и Форе, Равеля, Сати, де Фальи, Пуленка. Это и Габриэль Шанель — владелица аристократического ателье мод, одна из самых щедрых покровительниц Дягилева; Стравинский получает также заказы от актрисы и танцовщицы Иды Рубинштейн, от Элизабет Спрэг Кулидж — меценатки из США и т. д.

Он завязывает близкие сношения с представителями других видов искусства, с философами, физиками, теологами. С ним встречаются и крупные государственные деятели. А бесконечные интервью, в которых, по замечанию Стравинского, «слова, мысли и даже самые факты искажались до полной неузнаваемости» и которые он тем не менее охотно давал, поражая интервьюеров находчивостью, остроумием, парадоксальностью суждений, — разве кто-либо из композиторов XX века удостаивался такого внимания?



Второй период творчества композитора приходится на годы после Первой мировой войны, когда он постоянно жил в Париже и в 1934 году принял французское гражданство. С новым окружением его объединяло как духовное, так и творческое родство. Таким образом, он стал блестящим представителем международного авангарда в музыке. Новый стилистический период его творчества, по числу произведений наиболее плодотворный (около 45 сочинений), можно охарактеризовать как возвращение к стилю прошлых времен (от античности до классицизма). Это так называемый «неоклассицизм».

Новый переломный момент в творчестве композитора обозначает «Пульчинелла» — балет с пением (1919-1920). Произошло это не случайно, не было капризом творца: закончилась война, закончился период убийств, бесчеловечных разрушений, и у Стравинского появилась потребность освежить свою палитру. Радостный, солнечный свет излучает музыка «Пульчинеллы»; бодрым, жизнедеятельным характером отмечен Октет (1922- 1923); улыбкой озарена комическая опера «Мавра» (1921 — 1922). А более поздние произведения — «Аполлон» (1927-1928) и «Поцелуй феи» (1928) отбросят свет на творчество Стравинского ближайшего десятилетия; отзвуки тенденций, в них заложенных, скажутся и в сороковые годы.

Всего для балетного театра композитор написал восемь оркестровых партитур: «Жар-птица», «Петрушка», «Весна священная», «Аполлон Мусагет», «Поцелуй феи», «Игра в карты», «Орфей», «Агон». Также он создал три балетных произведения с пением: «Байка», «Пульчинелла», «Свадебка».

Трудно оспаривать значение новаторской музыки Стравинского в развитии хореографии XX века. Тем не менее сценическая судьба его балетов — то ли по вине консервативных вкусов театральных зрителей, то ли из-за недостаточной изобретательности постановщиков — оказалась не столь счастливой, как это следовало бы ожидать, и музыка Стравинского подчас была отмечена большим признанием не в театре, а на концертной эстраде. Яркие тому примеры — «Весна священная» и «Свадебка».

Затяжной кризис начался у композитора с середины 1930-х годов. Жесточайший смерч проносится над человечеством, вызвав неисчислимые жертвы; он утихает лишь в 1945 году. Своим беспощадным крылом этот смерч коснулся и Стравинского, заставив его эмигрировать из Франции в США. А перед тем, в 1938- 1939 годах, он похоронит жену, мать, дочь и над ним самим нависнет смертельная опасность (острая вспышка туберкулеза, от той же болезни умерли жена и дочь). Потеряв родных, отторгнутый от привычной обстановки, от друзей и близких, на пороге 60-летия он будет заново строить жизнь (вместе с новой женой) в культурно-социальных условиях, которые до конца дней останутся ему чуждыми. Растерянность ощущается в его действиях, в невольных уступках «американскому вкусу».


В 1945 году после войны, которую он пережил на американском континенте, Стравинский стал гражданином США. После 30 лет творчества в стиле неоклассицизма композитор вновь совершает поворот, на сей раз ориентируется на серийную технику, которую в Европе развивает новая венская школа, в основном Антон Веберн.

Без преувеличения можно утверждать, что ни один зарубежный композитор XX века не был так образован как Стравинский. Философия и религия, эстетика и психология, математика и история искусства — все находилось в поле его зрения; проявляя редкую осведомленность, он во всем хотел разобраться как специалист, имеющий свой взгляд на затронутый вопрос, свое отношение к трактуемому предмету. Стравинский — неистовый читатель — с книгой не расставался до самого преклонного возраста. Его библиотека в Лос-Анджелесе насчитывала около 10 тысяч томов.

Он был очень деятельным в общении, в переписке. Нетерпеливо быстрым был Стравинский как в ходьбе — до тех пор, пока после удара в 1956 году не ослабла левая нога, так и в реакции на реплики собеседника.

Но главное — работа: он был великим тружеником, не давал себе роздыха и в случае необходимости мог, не отрываясь, заниматься по 18 часов. Роберт Крафт свидетельствовал в 1957 году, что он трудился тогда — то есть в возрасте 75 лет! — по 10 часов в сутки: до обеда над сочинением музыки 4-5 часов и после обеда 5-6 над оркестровкой или переложением.

Три произведения являются главными в творчестве Стравинского последнего пятнадцатилетия. Это «Священное песнопение», (1955-1956), «Плач пророка Иеремии», (1957-1958), «Заупокойные песнопения» (1965-1966).

Высшее достижение Стравинского — Реквием («Заупокойные песнопения»). В 84 года Стравинский создал произведение, отличающееся истинными художественными прозрениями. Музыкальная речь стала более ясной и одновременно образной, эмоционально контрастной. Реквием — итоговое сочинение Стравинского, и не только потому, что это его последняя крупная вещь, но и потому, что она вобрала в себя, синтезировала, обобщила многое из предшествующего художественного опыта композитора.

В 1969 году здоровье его резко ухудшилось. Однако продолжало биться сердце, продлевая угасающую жизнь.

Он скончался 6 апреля 1971 года — за два месяца до своего 89-летия.



Интересные факты


1. шпионские страсти

В Риме во время Первой мировой войны Стравинский познакомился с Пабло Пикассо. Тот написал портрет своего нового знакомого, правда весьма своеобразный (Пикассо был тогда футуристом).
Когда композитор уезжал из Италии, увозя с собой портрет, итальянские таможенники на границе проявили бдительность:
- Это у вас что такое, синьор, вот эти кружки и линии?
- Мой портрет работы Пикассо.
Таможенники долго совещались, а потом конфисковали портрет, видимо решив, что это план какого-то стратегического сооружения...

2. любимая опера города барселоны

Радостно встречая знаменитого маэстро на вокзале в Барселоне, любители музыки сказали Стравинскому:
- Барселона ждет вас с нетерпением - здесь очень любят вашего "Князя Игоря"!..
- Они так искренне радовались мне и так восторгались этой оперой, - рассказывал поэм Стравинский, - что у меня не хватило мужества разочаровать их, я так и не признался, что "Князя Игоря" сочинил не я, а Бородин...

3. таинственный покупатель

На аукционе в Лондоне продавалось с молотка первое издание партитуры одного из ранних балетов Стравинского. Желающих приобрести эту редкостную вещь было много, но один из присутствовавших - какой-то старый седой господин - все время набавлял цену. В конце концов партитура, действительно, досталась ему - за три тысячи фунтов стерлингов.
Репортеры окружили покупателя.
- Кто вы и почему решили купить партитуру во что бы то ни стало?
- Игорь Стравинский, - отрекомендовался он журналистам и добавил с улыбкой:
-Я никогда не представлял себе, что за собственную партитуру придется платить вдвое больше того, что когда-то в молодости я получил за весь балет!

4. как это у вас получается?

Как-то раз одна журналистка спросила у Стравинского:
- Маэстро, как вы сочиняете музыку? О чем вы думаете в это время?
- Простите, мадам, но, вероятно, у меня получается только потому, что когда я сочиняю музыку, я думаю только о ней и ни о чем больше...

5. консерватор

На приеме, устроенном в Стокгольме в честь Стравинского, композитора спросили, что он думает о джазе.
- То же самое, что и двадцать лет назад, - ответил он.
- А как вы относились к джазу двадцать лет назад?
-Этого я не помню.

6. я в этом не разбираюсь

Будучи проездом в Нью-Йорке, Стравинский взял такси и с удивлением прочитал на табличке свою фамилию.
- Вы не родственник композитора? - спросил он у шофера.
- Разве есть композитор с такой фамилией? - удивился шофер. - Впервые слышу. Впрочем, Стравинский - фамилия владельца такси. Я же не имею ничего общего с музыкой - моя фамилия Россини...

7. добрый критик

Зная о чрезмерной мягкости художественных оценок знаменитого критика Владимира Стасова, Стравинский как-то сказал:
- Он не отзывался плохо даже о погоде...

источник



 
Майкл Джексон - Форум » Michael Joseph Jackson » Майкл Джозеф Джексон - статьи, книги, воспоминания » Беседы о MJ » Библиотека МАЙКЛА
Страница 3 из 7«1234567»
Поиск:
Администратор Модератор Специалист Поклонники V.I.P. Поклонники Moonwalker Заблокированные
Сегодня сайт посетили: Smail, Mariluz, Оксанчик, майклпэрис, Nike, angi16, laevas, Lunarian, Annie, Riverdance, kuzina251281, Schulz143