Фанфики - Страница 2 - Майкл Джексон - Форум
Новое на форуме / в фотоотделе / другие музыканты · Регистрация · Вход · Участники · Правила · Поиск · RSS
Страница 2 из 4«1234»
Майкл Джексон - Форум » Michael Joseph Jackson » Фанфики » Фанфики (Разное)
Фанфики
нютаДата: Среда, 27.10.2010, 16:20 | Сообщение # 21
Группа: Поклонники V.I.P.
Сообщений: 8557

Статус: Offline



продолжение следует biggrin

 
MirAДата: Среда, 27.10.2010, 17:03 | Сообщение # 22
Группа: Специалист
Сообщений: 5132

Статус: Offline



А мне вот этот фан-фик понравился. smile Местами немного затянуто, но читается очень красиво. MJ1 MJ2

Название: Майкл Джексон в Стране Чудес

Автор: Love Child a.k.a bese_ss_en
Бета: TerryBolger
Пейринг: нет. Участвуют персонажи из бертоновской «Алисы» и Майкл Джексон.
Жанр: Черт его знает. Скажите мне, если разберетесь.
Рейтинг: PG
Дисклеймер (отказ от прав): Достоверная информация о MJJ есть только у него самого и бога. Мы – только фантазируем.
Саммари: Он проснулся и обнаружил, что не помнит, ни кто он, ни как и зачем здесь оказался. И что за странное «здесь»?
Предупреждение: Кроссовер с «Алисой в стране чудес». Я не мастер каламбура, как Льюис Кэрролл, так что, от его изящных игр со словами ничего не осталось, увы. Персонажи просто похожи на его персонажей в исполнении Тима Бертона. Мне очень хотелось это сделать, не удержалась. Смысл и логика еще до написания ушли в отпуск. В подарок Терри ко дню рождения Фродо:). Если вдруг кто-то захочет где-то разместить - спросите меня.
ПС: и нет, автор ничего такого не пил! И не курил. И даже не употреблял грибы :D .

Он открыл глаза, не понимая, где он и кто он. Из пустой, звенящей от тишины черноты какая-то неведомая сила переместила его в яркий, блистающий всеми красками мир.
Над ним, высоко над головой, сплелись ветви деревьев; сквозь изумрудные листья кое-где проглядывало голубое небо. Такое, каким оно бывает только в детстве. Солнечные блики играли на листьях, проскальзывали вниз и зажигались маленькими огоньками на покрытой росой траве.
Он поднялся и осмотрелся вокруг: ярко-зеленая лужайка и пересекающая ее тропинка, а вокруг, насколько хватает глаз – лес. Огромные могучие деревья и цветы, не уступающие им своими размерами.
Кокетливая ромашка припудривала носик золотистой пыльцой, поправляла снежно-белые лепестки, бросая нежные взгляды на томный, задумчивый белый тюльпан. Стоило тюльпану заметить эти знаки внимания, как его лепестки немедленно налились краской смущения, и он стал алым.
Почему-то это нисколько не удивляло. Он всегда знал, что цветы живые.
- Я прошу прощения, - извинился кто-то тоненьким голосочком. По глазам резануло солнце. А потом он повернул голову и увидел на своем плече маленького человечка в светло-желтом костюмчике, в цилиндре и с тросточкой. С плеч свешивался длинный плащ, светящийся, как солнечный зайчик.
- Солнечный луч, очень приятно. - Раскланялся человечек.– Простите великодушно, но я непременно должен пройти этой дорогой от Рассвета и до Заката, а вы как раз оказались на пути.
Вдруг – изумление на маленьком лице и узнавание.
- О, так это Вы?! – Человечек снова принялся раскланиваться и расшаркиваться. – Но мы не ждали вас так скоро. Я должен немедленно доложить! Такое событие…
И он заскользил по воздуху, а его плащ из солнечного света тянулся за ним, как шлейф.
- Все чудесатее и чудесатее, - проводив человечка взглядом, он сделал несколько шагов по тропинке и снова был атакован:
- Осторожнее! Вы чуть на меня не наступили!
- Извините…
- Какая невоспитанность!
Большая улитка, тащившая на себе хорошенький домик с красной черепичной крышей и маленьким крылечком, возмущенно выпустила рожки. Из трубы пошел разноцветный дым. Она уползала, продолжая громко ворчать.
Еще несколько шагов - он раздвинул кусты и очутился посреди другой лужайки. Возле дома, напоминавшего по форме огромную шляпу, был накрыт стол к чаю. А за столом сидела самая странная компания, которую он когда-либо видел. Он сразу узнал их, хотя до сих пор не мог вспомнить, кто он сам.
– Соня, Мартовский заяц и Шляпник, - промолвил он, подходя к столу.
Шляпник всплеснул руками и подскочил к нему. Чашка, что он держал в руке, полетела на землю. Заяц с диким криком метнулся вперед, ловя ее; безумные глаза вращались, как у сломанной игрушки.
- А тебе не помешало бы отрастить волосы, - неожиданно заявил Шляпник. Его зеленые, как у кота, глаза сверкали, рыжие кудри торчали из-под высокого цилиндра. Совершенно не смущаясь, он провел рукой по его макушке – закачались прядки волос, упавшие на лоб. Это словно всколыхнуло что-то в памяти, но ненадолго.
- Это не он! – воскликнула Соня, обращаясь к Шляпнику. – Как ни старайся.
- Конечно, он, - тот не отводил взгляда, стало как-то неуютно.
«Мне это и раньше не нравилось? Да, не нравилось». Он смутился.
Спор тем временем разгорался.
- Как раз сегодня мы сортировали слова на букву М, так что все сходится!
- Он не на букву М, а на букву К! И не он это - слишком рано!
- Мы ждали тебя, Король. - Шляпник отмахнулся от Сони и поклонился ему. – Не так рано, правда. Но время снова шалит. Ему не слишком нравится, когда его пытаются провести, протянуть, скоротать или вообще убить. Он обиделся и снова идет так, как ему хочется. Сколько времени? – Повернулся Шляпник к зайцу.
Тот с важным видом выудил из молочника часы на цепочке.
- Полпятого завтра. Или через месяц? – захихикал он.- Нет, полпятого через тридцать лет!
- Вот, - Шляпник бросил укоризненный взгляд в сторону Сони, - примерно в это время мы его и ожидали, все верно. Чаю? – Резко повернулся он к нему.
- Кто ж кладет часы в молочник! - Соня, ворча на зайца, перетаскивала по столу чистую чашку и блюдце. - Конечно, они идут кое- как. Говорила я тебе, клади в масленку – их надо смазать.
Его жестом пригласили сесть. Опустившись на стул, он увидел свое отражение в начищенном медном чайнике.
Чуть смуглое лицо, вздернутый нос, кудряшки на лбу. Что-то неясное мелькнуло в памяти: «Майкл. Меня зовут Майкл».
Кажется, он произнес это вслух.
- Именно в этом и трудность. Кого ждать, Майкла или Короля? – Шляпник сел напротив.
- Я просто Майкл, - вырвалось само собой. Шляпник бросил торжествующий взгляд на Соню.
- Выпьешь чаю, Майкл? Ассам, дарджиинг, с клубникой, черной смородиной, кусочками ананаса, бергамотом, мятой…
- Просто черного, полчашки, если можно, - Майкл опять смутился. Что-то ему подсказывало, что он уже чувствовал такое раньше – смущение от взглядов в глаза и пристального внимания.
- Конечно!
Шляпник схватил нож, разрезал чашку Майкла вдоль и наполнил ее ароматным темным напитком – было видно, как кружатся чаинки на дне. И то, что чай не пролился, а отлично занял половинку чашки, казалось нормальным.
На стуле напротив появился из ниоткуда огромный пушистый кот.
- Уже прибыл, - улыбнулся он зубастой улыбкой. – Поспешил, но ничего не поделаешь.
- А куда я прибыл? – Майкл отпил глоток удивительно вкусного чая. Он все еще не мог вспомнить ничего ни о себе, ни об окружающем мире, поэтому не удивился. Мало ли, может котам положено появляться из воздуха.
- Зависит от того, куда направлялся. Куда ты хотел попасть?
- Я не знаю. Не помню.
- Вот видите, настоящий бы знал, - вставила Соня. - Это не Майкл, и не Король.
- Я помню, что меня зовут Майкл, - задумчиво произнес он. - Но кто я, откуда и как сюда попал, не могу сказать.
- Мы можем! – Шляпник чуть ли не подскочил на месте.
- Если это он, он должен вспомнить сам, - Кот предупредительно поднял лапу и выпустил когти на Шляпника. - По-другому нельзя.
- Но мы можем помочь! – радостно возразил тот.
- Мурр… попррробуем… - и растворился в воздухе.
- Вы мне поможете? - От волнения Майкл слишком резко поставил свою чашку-половинку на стол, и она упала на бок. Но ни капли не пролилось на белую крахмальную скатерть.
- Поможем, но первым делом тебе нужна шляпа. Раз есть голова, должна быть и шляпа. - Шляпник подскочил, повертел голову Майкла туда-сюда. - Я уже знаю, что это будет. Белая, с широкими полями, мягкая – федОра, как у шпионов. И с голубой лентой, под твою рубашку.
Еще одно воспоминание попыталось проложить себе путь – перед глазами возник силуэт человека в шляпе на экране: «Это я. Я танцую…»
- И, чтобы развеяться, – праздник! Белая Королева почтет за честь, если ты придешь.
- Что за праздник?
- Годовщина Бравного дня! – возмутилась притихшая было Соня. Глазки-бусинки сверкали так яростно, будто Майкл забыл что-то очень важное.
- Будут танцы и фейерверк. - Шляпник танцевал на месте, кружа в вальсе невидимую партнершу. - Жаль, Алиса не увидит, - печальная улыбка сменила веселую. - Я буду танцевать джигу-дрыгу, а она не увидит.
- Не слышал о таком танце. - Майкл не хотел обидеть Шляпника, но откуда-то у него появилась твердая уверенность, что в танцах он разбирается намного лучше его.
- Ты точно потерял память. Это лучший танец в мире, а я лучший танцор, - гордо заявил Шляпник.
- Покажи. – Майкл отставил чашку и встал напротив его, сложив руки на груди. Он чувствовал до боли знакомый задор и радость, которые переполняли его раньше, каждый раз, когда… Когда же?
Откуда-то сверху зазвучала музыка, ритмичная и громкая. Шляпник начал свой танец. Он двигался так, будто у него нет костей, каждая часть тела словно жила собственной жизнью. Шаг и поворот, дотронулся до шляпы, встал на носки… В голове опять забрезжили какие-то воспоминания, которые вот-вот, как казалось, обретут форму.
Майкл вскочил. Он не вспоминал, что и как надо делать – это знание жило в нем. Что-то внутри его прошептало: «Позволь музыке вести тебя». Он танцевал, как раньше, когда-то давно, на залитой светом сцене… он не мог вспомнить, где…
Повернуть голову, качнуть бедрами и пойти лунными шагами назад, слиться с музыкой, стать ей…
- И ты еще сомневаешься?! – крикнул несколько уязвленный Шляпник Соне. Та, не слушая его, хлопала в ладоши.
Шляпник насупился, когда Заяц и Соня устроили Майклу овацию, и к ним присоединились цветы. Даже деревья радостно зашелестели.
- Время заняться твоей шляпой. - Он посмотрел на часы и потянул Майкла за рукав - в дом.
Они взбежали по крутой узкой лестнице в маленькую комнату с круглым потолком. Из окошек лился мягкий свет. Посередине стоял стол, заваленный разноцветными лентами, лоскутами, кусочками кружева – все это почти погребало под собой старую швейную машинку. Кругом были расставлены болванки, а на них - шляпы всех форм, размеров и цветов, какие только есть на свете. Мушкетерские, цилиндры, дамские шляпки с вуалью, соломенные, капоры, треуголки...
Майкла толкнули в низкое кресло. Шляпник крутится вокруг него, оглядывая и измеряя, сантиметровая лента змеилась в его руках – закончив, он отпустил ее на пол, и она с шипением уползла под стол. Он метался, хватая то ножницы, то кусок ткани. Оказавшись рядом со столом, резко упал – к счастью, как раз на стул напротив, и машинка застрекотала, и полетели туда-сюда клочки.
- Готово. - Не успел Майкл опомниться, как ему на голову водрузили новую шляпу и придвинули зеркало поближе.
- Теперь ты больше похож на себя.
Майкл задумчиво разглядывал человека в зеркале. Черты лица, падающие на лоб непослушные прядки, белый костюм и голубая рубашка, теперь дополненные шляпой – он узнавал и не узнавал. Майкл уже знал, как его зовут, что он взрослый, а не ребенок, что он умеет танцевать, но догадка ускользала. Казалось вот-вот, еще немного – но ничего не происходило.
- А теперь к делу. Ты чуть не разрушил мою репутацию. Как ты это делаешь? – Шляпник попытался повторить лунную походку, но запутался в ногах.
- Это просто.
Майкл прошелся перед ним несколько раз, а в голове у него зазвучали слова. Он рассказывал кому-то, как делать лунную походку.
Но объяснять Шляпнику то, куда переносить тяжесть тела, какой ногой скользить, казалось глупым.
- Представь, что гуляешь по Луне, - Майкл протанцевал медленнее. – Вперед и одновременно назад.
- Гулять по Луне… - Шляпник скользнул назад.
- Да, я приглашаю тебя на прогулку по Луне!
Снова стало легко и радостно. Словно Майкл сейчас делал то, чем привык заниматься всю жизнь. То, для чего он родился. Они танцевали вместе, как один. В душе зазвучала музыка – очень знакомая, и кто-то зашептал слова. В голове рождались тысячи историй, о любви, страданиях, предательстве и боли.
« Я пережил все это? Я писал об этом песни».
Последний поворот – Майкл встал на носки и замер.
- Мы вместе будем танцевать для Королевы! – Довольный тем, что у него тоже хорошо получается, Шляпник хлопал в ладоши и приплясывал на месте. – Нам уже пора!
Майкл не успел опомниться, как они кувырком скатились по лестнице и запрыгнули на спину огромному чудовищу, которое, казалось, целиком состояло из оскаленных острых зубов – но стоило Майклу провести рукой по короткой белой в черную крапинку шерсти, как оно успокоилось. Дорога вилась среди холмов, они подпрыгивали на спине Брандашмыга и то и дело уклонялись от слишком низко повисших над дорогой веток.
Лес напоминал тропические джунгли, такой он был густой. Кое-где ветки переплелись так плотно, что Брандашмыг просто проламывал себе путь. Беличье семейство осыпало его оскорблениями – папа в костюме-тройке, мама в вечернем платье и малыш в пеленках и с соской еле успели перепрыгнуть на другое дерево, когда сломалось под его мощными ударами то, на котором они сидели.
Лес сменился зарослями высоких цветов. Шляпник всю дорогу рассказывал, комментировал каждый поворот: там было королевство Красной Королевы, туда – к Белой Королеве.
- Этой дорогой я вел Алису. А на том поле Алиса победила Бармаглота. А здесь Алиса говорила с Абсолемом….
«Алиса, Алиса, Алиса», - так и отдавалось в голове. О чем бы Шляпник ни говорил, он возвращался к Алисе.
- Ты скучаешь по ней? – Майкл постарался перекричать бивший в лицо ветер.
Шляпник кивнул.
- Она вернется когда-нибудь, я знаю. Все, кто не разучился мечтать, возвращаются…
Замок вырос перед ними внезапно, как мираж из тумана и инея, сверкающий в солнечных лучах, снежно-прозрачный, словно кружевной. Стоило Майклу сойти на землю, как он оказался в толпе и ощутил знакомое беспокойство. Мозг сам подсказал, что главное – прикрыть голову и лицо руками, чтобы не повредили глаза.
Но жители Подземной страны были дружелюбны: цветы, диковинные звери, карты и шахматные фигуры кланялись в знак приветствия, пока Майкл и его друг шли через толпу к Белой Королеве, и никто не бросался на него, чтобы оторвать на память клочок одежды или прядь волос, как бывало раньше.
Заиграла музыка, Шляпник выскочил в середину залы и поманил Майкла за собой, и тот не смог удержаться. Как тысячи раз до этого, когда-то в другой жизни, Майкл танцевал, не думая ни о чем: публике, сверкании фотовспышек в первых рядах, журналистах, которые наверняка завтра все переврут, превратив успех в довольно-таки средненькое выступление… «Господи, откуда я это помню?».
«Помнишь… помнишь… помнишь то время…», - ответил ему внутренний голос, и движения Майкла сами собой стали другими. Он копировал фигуры на египетских фресках, не обращая внимания на обиженный шепот Шляпника: «Это не честно, я не одет! К этому танцу цилиндр не подходит! Разве что, феска!». Но он быстро соорентировался, наблюдая за Майклом - движения перетекали одно в другое, и его замешательства никто не заметил.
Они закончили танец, одновременно поклонившись и сняв шляпы. А потом началось полное сумасшествие.
Майкл переходил из одних дружеских объятий в другие; казалось, его тут все знают и любят. Белая королева, похожая на прекрасную ожившую статую, благосклонно улыбалась и в самых изящных выражениях благодарила его за то, что он посетил их праздник. Она чем-то напомнила ему другую, далекую женщину - но у той глаза были не черные, а цвета фиалок, и звали ее Элизабет.
Под потолком носились тысячи ярких бабочек и крошечных фейри. Одна из них, охая и быстро-быстро перебирая крылышками, поднесла Майклу бокал, наполненный каким-то хмельным напитком, и свалилась без сил в подставленную лапу невесть откуда взявшегося Чеширского кота.
- Скучаешь? Хочешь уйти? – Кот отвлекся, посылая Майклу одну из самых зубастых своих улыбок, и фейри поспешила взлететь. – Скоро начнется фейерверк, из сада будет намного лучше видно.
- А он не обидится? – Майкл с улыбкой кивнул в сторону Шляпника, тот как раз болтал с двумя Пешками и показывал на одной из них, почему к ее круглому лицу и большим глазам не пойдет маленькая шляпка.
Кот только раздраженно дернул хвостом и перевернулся в воздухе:
- Он поймет. Шляпник хоть и сумасшедший, но не дурак.
Время тут, пожалуй, и правда шло, как хотело: когда Майкл спустился в сад, небо уже стало густо-синим, и на нем зажглись яркие серебряные звезды. Вскоре рядом с ними засверкали красные, синие, золотые и изумрудные звезды фейерверка. На небе распускались цветы, распускали капюшоны змеи. Тонкие серебряные струи огня обрисовали на темно-синем небе величавую фигуру Белой Королевы, а затем она растаяла и превратилась в девушку в сверкающих доспехах, сносящую голову чудовищу. С удивлением Майкл увидел и себя – серебряно-сине-сверкающего, идущего лунной походкой и замирающего на носках.
Кот немного полетал рядом, но потом оставил его одного. В саду, наполненном запахом белых роз, было так спокойно и тихо; раскрашенное фейерверком небо поражало воображение, и снова казалось, что еще чуть-чуть, и он вспомнит.
Гости, к счастью, скоро о нем забыли, и, только когда уже все разошлись, Майкла нашел Шляпник, и они отправились домой.

+++++++++++++

Дни в Подземной стране то бежали быстро, то тянулись, как патока. Майкл потерял счет времени. Он исходил эту сказочную страну от края до края, надеясь, что увидит что-то особенное или встретит кого-то особенного, кто поможет ему вспомнить. Иногда ему казалось, что он очень близок к этому.
Он жил в маленьком домике Шляпника. Каждый день они пили вместе чай, Майкл учил его новым танцам (тот собирался поразить Алису своим мастерством, когда она вернется), и удивлялся – откуда он их столько помнит? Иногда мелодия приходила сама, иногда – Шляпник напевал ему что-то, с надеждой заглядывая в лицо, и танец сам рождался, будто Майкл знал его всегда. К сожалению, по каким-то непонятным причинам никто не мог ничего объяснить Майклу прямым текстом. Шляпник рассказывал ему истории о мальчике из бедной семьи, чей отец мечтал прославиться, но они только вызывали у Майкла непонятную тоску и горечь. Бывало, ему мерещились при этом сердитые светлые глаза на темном лице и мозолистые руки, крутящие ремень. Песни же вызывали намного более радостные чувства, казались знакомыми и родными. Но вспомнить все равно не получалось.
Однажды потерянные воспоминания чуть было не вернулись. Майкл как раз шел домой через большой луг, заросший колокольчиками. Подул ветер: колокольчики зазвенели, из их перезвона родилась мелодия о любви и одиночестве. Голову охватила боль, перед глазами засверкало имя – Лиза, и он уже почти знал, кто эта Лиза…
Он пришел в себя в кресле, обложенный подушками; перед Майклом на столе стояла чашка с чаем цвета неба – с голубикой.
- Мне уже лучше, - тихо отозвался он, когда Шляпник наклонился над ним. – Но я опять не вспомнил.
- Я уже и не знаю, чем помочь, - расстроился тот. – Я рассказал все истории, что знал. Хотя… может, он сможет. Мне туда все равно хода нет. Вот, - Шляпник достал из-под стола крохотную, с наперсток величиной, леечку. – Возьми ее и сходи к грибам, их давно пора полить.
- Зачем?
- Увидишь.
Пока он дошел до указанного места, головокружение совсем прошло. Полянка, сплошь заросшая грибами всевозможных цветов и оттенков и цветами на длинных стеблях, находилась недалеко. Майкл не совсем понял, зачем его отослали сюда, но живя в этой стране уже довольно долго, привык не задавать вопросов.
Человек более скептичный мог бы возразить, что воды в леечке хватит разве что на один грибок, но Майкл-то знал, что в Подземной стране все относительно. Он много раз обошел полянку вдоль и поперек, а поток воды все не иссякал; грибы поднялись сначала до его колен, потом до пояса, перегнали его в росте и, в конце концов, их блестящие от воды шляпки заслонили собой солнце.
- Благодарю за заботу о моем грибе, но вы меня намочили.
Майкл обернулся на голос и увидел Синюю Гусеницу, развалившуюся на бархатно-красной шляпке. Она курила кальян; ее вальяжная поза выглядела так, будто бы Гусеница лежит здесь уже тысячу лет.
- Простите… Мне показалось, что грибы выросли только что и вас здесь не было, - растерялся он.
- Я всегда был здесь. - Гусеница невозмутимо выпустила изо рта несколько колечек дыма. – Кстати, кто вы такой?
- Не знаю. Не могу вспомнить, - честно ответил Майкл.
- Так, - Гусеница задумалась, внимательно смотря на него, словно читая мысли. – Я знаю, но не могу раскрыть этот секрет. Вы сами должны его раскрыть. Есть место, куда вы должны отправиться, чтобы получить ответ. Большего я пока сказать не могу.
- Как мне туда попасть?
Сердце затрепетало, наполнившись надеждой.
- Следуйте за Белым Кроликом.
Майкл обернулся на шорох позади и, позабыв поблагодарить, бросился в погоню.
Он не видел ничего вокруг себя, кроме кролика в жилетке, бежавшего перед ним. Леса, луга, цветы слились в разноцветный фон. Долго ли продолжался безумный бег, Майкл не знал. Остановился он только, когда на его пути оказалась бурная река.
- Вы на месте. - Рядом приземлилась огромная бабочка с блестящими синими крыльями. – Осталось пересечь границу.
- Что там?
- Присмотритесь внимательнее.
На другом берегу стоял дом – его вид заставил вздрогнуть. Перед домом чьи-то заботливые руки вырастили огромную клумбу – цветочные часы. Рощицы, посыпанные песком дорожки, пересекающая долину лента железной дороги и мчащийся по ней поезд, все это было так знакомо, что невольно перехватило дыхание.
- Не сюда. - Бабочка поднялась и сделала круг над его головой, привлекая внимание.
В небе парили десятки тысяч огромных радужных пузырей. Приглядевшись, Майкл ахнул: в каждом из них можно было увидеть картинку, как на экране телевизора. Вот темнокожий мальчик гоняет мяч и забивает гол за голом; тут девочка в розовом и пышном, как у принцессы, платье, танцует по зале сказочного дворца; а здесь маленький тощий мальчишка держит в руке огромный леденец, и комната, где он сидит, набита сладостями.
- Это детские сны и мечты, - сказала бабочка. – Али мечтает играть в национальной сборной, Кесси хочет быть принцессой, а Джоржи просто сладкоежка.
Изображения в шарах померкли и изменились, будто кто-то переключил телевизионную программу: малыш-сладкоежка в окружении большой семьи, таких же худых и хмурых, как он, сидел за столом и с кислым лицом ковырял вилкой в невкусной каше; девочка плакала и капризничала, потому что ей не хотелось надевать перешитое платье старшей сестры; мальчик-футболист сидел на земле, в тени покрытой соломой хижины, и смотрел, как другие дети играют в футбол, поджав под себя ногу. Второй у него не было.
- Надо же что-то делать! – Майкл повернулся к бабочке, ожидая совета.
Та лишь улыбнулась – ей определенно понравилась его реакция.
- Мы знали, что вы именно тот, кого мы ищем. Вы и раньше, в реальном мире, много помогали людям. Было решено, что когда вы окажетесь здесь, будете заботиться о них, - бабочка повела лапкой, показывая на шары, каждый из которых хранил чью-то мечту. – Дать немного надежды, сил, помочь справится с трудностями. Жителям Подземной страны это не дано – если к мечтам прикоснется кто-то из нас, они просто лопнут. Поэтому были выбраны вы. Но вы мало того, что появились слишком рано, так еще ничего и не помните. Мы надеялись, это напомнит вам о чем-то – этот дом и эти дети.
Майкл сжал виски пальцами. В голове снова начало бить кузнечным молотом.
- Но что я могу сделать?– превозмогая боль, спросил он. – Они слишком далеко.
- Подумайте, что бы вы могли им посоветовать, чем помочь. Начните с простого.
Майкл посмотрел на плачущую девочку в старом платье. Рука сама потянулась вверх, и там, где он провел рукой, на небе засверкала радуга. Он сосредоточился на том, чтобы немного приободрить девочку.
Нет ничего плохого в том, чтобы носить вещи, из которых выросли твои старшие братья и сестры – он сам раньше такое носил. Тем более, можно добавить что-то от себя, да так, что твое платье, рубашка или брюки будут единственными в своем роде, намного красивее, чем продают в магазинах. Все подружки будут завидовать.
Силы почти оставили его, когда содержимое пузыря стало меняться. Девочка, теперь немного постарше, стояла рядом с матерью и увлеченно смотрела, как та крутит швейную машинку, а потом села на ее место.
- Теперь она хочет стать знаменитым модельером. Кесси начнет обшивать свою семью, затем соседей и, может быть, эта мечта осуществиться. Вы хорошо справились, – похвалила его бабочка.
Но Майкл уже ее не слушал. Его взгляд был прикован к трем пузырям, что плыли по воздуху в его сторону, покачиваясь на ветру.
Принс летел в космическом корабле, похожем на корабль Хана Соло, самый быстрый во Вселенной. Бланкет, в сверкающих рыцарских доспехах, гарцевал на белом коне и размахивал мечом перед огнедышащим драконом. Пэрис сидела перед мольбертом, и под ее кисточкой рождался прекрасный пейзаж.
Воспоминания вернулись.
- Мое имя Майкл Джозеф Джексон, - глухо произнес он, не в силах оторвать взгляд от своих детей. – Я родился 29 августа 1958 года в Гэри, штат Индиана. У меня есть братья и сестры. Я выступаю с пяти лет. Мои родители, Джозеф и Кэтрин, еще живы. Они присматривают за моими детьми, потому что я умер год назад. Почему никто не сказал мне?!
- Мы не могли. Вы сам должны были все вспомнить. Каждый из нас творец своей судьбы, только вы знаете, кем вы являлись на самом деле. Нельзя никого слушать, кроме себя.
- Почему вы раньше не показали мне моих детей?
- Раньше их здесь не было. Должно было пройти время, прежде чем они снова научились мечтать.
- Я должен пойти к ним. Я хочу их видеть!
Бабочка приземлилась перед ним, загораживая от Майкла Принса, Пэрис и Бланкета.
- Там, за рекой – Королевство детских снов и мечтаний. Ваши дети смогут видеться с вами всякий раз, когда окажутся там. Но для начала, - она протянула ему что-то, - примите свой обычный размер, чтобы встретиться с ними.
В ладони Майкла оказался пирожок с надписью «Съешь меня». Чуть не подавившись сладким тестом и сахарной пудрой, он проглотил его, и земля стремительно отдалилась, а небо, в котором кружились мечты, стало ближе. Майкл перепрыгнул через реку, ставшую теперь намного уже, и побежал навстречу детям. Колени чуть дрожали.
- Папа?! Папа! – раздались крики.
Пэрис первой выскользнула из своего пузыря, мальчики – за ней. Майклу не хватало рук, чтобы обнять их всех сразу; он прижимал их к себе так крепко, как только мог, осыпая любимую троицу поцелуями.
- Па, - Бланкет поднял на него черные глаза, - ты вернешься с нами домой?
- Я не могу. - Майкл поцеловал его в лоб и потрепал по волосам. - Но обещаю, я всегда буду здесь, присматривать за вами. И вы всегда можете придти ко мне.

++++

- Пэрис, Пэрис!
Принс и Бланкет в пижамах вбежали в комнату сестры, и заговорили, перебивая друг друга:
- Мы видели один и тот же сон! Ты знаешь, папа…
- Да, конечно, - девочка, зевнув, села на кровати. – Я тоже видела сон...
- Мы можем видеть его, когда захотим, ты что, не понимаешь?! – Бланкет, разозлившись, что Пэрис так спокойна, схватил с ее кровати подушку и бросил в нее.
Пэрис завизжала, уворачиваясь, и запустила в младшего брата диванным валиком. Валик случайно попал в Принца, и вот уже в спальне развернулся настоящий бой.
- Дети! – позвала их няня Грейс снизу в самый разгар боевых действий. – Скорее умывайтесь и идите в столовую! Ваша бабушка не любит, когда опаздывают на завтрак!
- Сейчас, только Пэрис разбудим!
Принс, как старший и самый ответственный, оттащил Бланкета от Пэрис и препроводил их обоих в ванную комнату. Под его присмотром они умылись и причесались.
- Пэрис, - Бланкет тронул ее за руку, когда они спускались вниз по лестнице, - ты нам не поверила? Но это правда, честное-пречестное слово!
- Я верю вам, - шепотом ответила Пэрис, чтобы не услышала няня. – Мне тоже приснилась Подземная страна. Я всех их видела: Шляпника, Белую Королеву, Синюю Гусеницу. И папа был там.
Принс приложил палец к губам, и самые младшие Джексоны прошли в просторную столовую, где их уже поджидали. Но никто из взрослых не услышал, как он тихо прошептал:
- Он всегда будет с нами, где бы он ни был. Но это только наша тайна.


 
арниДата: Понедельник, 14.02.2011, 15:58 | Сообщение # 23
Группа: Поклонники V.I.P.
Сообщений: 3450

Статус: Offline



«Whatever happens» - Автор Christina ★ Pernas

Как давно всё началось? Ты можешь вспомнить какие-то подробности вашего знакомства?
-О, я помню всё до мельчайших подробностей. Это было самое ужасное и самое прекрасное время в моей жизни.Тогда я была юна и беззаботна. И всё чего я хотела, это танцевать. Я хотела чтобы меня заметили.
-Сколько лет тебе тогда было?
-18. В конце 70-х в Нью-Йорке царили свободные нравы — ВИЧ был обнаружен несколькими годами позже, а употребление наркотиков было обычным явлением. Это была эпоха дискококаина. Но Он был другим. Меня это очень удивляло тогда. Ему было двадцать и Он мог получить всё, что только можно желать.- Кирстен чуть покусывала нижнюю губу. -Ты не против, если я закурю?
-Нет, ни сколько. И так, расскажи подробнее с самого начала.
Кирстен подкурив сигарету пронзительно посмотрела на девушку напротив.
-Прежде чем я скажу что-то ещё, хочу ещё раз напомнить что о нашем разговоре и создании этой книги не должен знать никто. Надеюсь, Селин, что ты понимаешь все последствия того, что может произойти, если хоть какая-то информация просочится в прессу.
-Конечно Кирс, не могу поверить что ты сомневаешь в моей порядочности.
-Если бы я сомневалась, то не сидела бы сейчас здесь. Мы давно знакомы, и я всегда знала тебя как девушку, которая не поступиться своими принципами ради выгоды и как борца за права. Я думаю ты прекрасный журналист и прекрасная подруга.
-Спасибо Кирс. Постораюсь не разочаровать- улыбнулась Селин.- И так начнём?
-Да, пожалуй.-На секунду Кирстен задумалась.-Это было лето 1978 года…
1978 г.
Ко входу как обычно было не подобраться. Толпа не вполне адекватных молодых людей пыталась всеми правдами и неправдами попасть внутрь. Секьюрити жёстко отталкивали всех, кто предпринимал малейшую попытку прорваться. Кирстен стояла в стороне, потеряв всякую надежду.
Ко входу подьехал очередной роскошный автомобиль, откуда вышли Энди Уорхол со своей музой Эди Седжуик. Охранник взглянул на них и открыл дверь. Кирс так же наблюдала как в клуб вошли Мик Джаггер со свое супругой Бьянкой, Сильвестр Сталлоне, Джон Траволта, Кельвин Кляйн и многие другие. Одна из девушек стоявших там уже битый час сказала охраннику, что она разденется до гола, если тот её пропустит. Охранник вызвал Стива Рубелла, одного из владельцев клуба, который и устанавливал такой жёсткий фейсконтроль, и тот, взглянув на стоящую посреди улицы голую девушку с улыбкой сказал.
-Пусть заходит, это наш формат.
Девушка с дикими визгами прошла внутрь.
С недавних пор пересечение 54-й улицы Манхэттена и Бродвея стало проспиской для многих жителей Нью-Йорка. «Studio 54» - попасть туда мечтал каждый, и люди были готовы пойти ради этого проктически на всё. Это был рай и ад в одном флаконе. И было не важно знаменитость ты или обычный человек. Селебритис толпились на входе и проходили фейсконтроль точно так же, как и все остальные.
-Чёрт, что нам делать?- расстроенно выдавила Джиа, лучшая подруга Кирс. – Вон те парни-она указала рукой на группу из 4 человек, стоявших неподалёку, - предложили нам залезть на крышу и пробраться через вентиляционные шахты. Что думаешь?
Кирс осела на асфальт.
-Знаешь, нам туда не попасть!Вчера сюда не пропустили саму Шер!- Кирс опёрлась на локти и надулась, - а раздеваться здесь, на глазах у всех я не собираюсь!
- Что серьёзно? Как они могли не пустить Шер?- Джиа была шокирована. -Это же сама Шэр!!!
-Вот так вот, взяли и не пустили! Ты что, не понимаешь что именно поэтому у «Студии 54» всегда такой ажиотаж.Да там внутри полно свободного места, не смотря на то, что здесь толпиться тысяча человек, желающих войти туда больше жизни.
Джиа взяла подругу за руки и подняла с асфальта.
-Пойдём!Если будешь вот так сидеть, то точно никуда не попадёшь!
-Я ухожу.- крикнула Кирстен.- Мне тут делать нечего!Тем более завтра рано вставать на работу.
-Ну и как хочешь. А я останусь, и попаду туда, во что бы то ни стало- обиженно ответила Джиа и ушла, оставив Кирс одну.
Девушка медленно направилась к переходу.Она сошла с тротуара на проезжую часть и подняла глаза, в них тут же отразился ужас. Машина ехала прямо на неё. Кирс стояла в отупении и не могла сдвинуться с места. Каждая секунда казалась вечностью. Машина с визгом затормозила и лишь задела девушку за бедро.Она упала на асфальт. Шофер тут же подбежал к ней.
-С вами всё в порядке?
Девушка не могла понять что произошло.
-Да. Кажется всё хорошо. Я просто…
-Давайте помогу вам встать.- водитель авто протянул Кирс руку.
-Всё в порядке?-раздался голос ссади.
Кирс обернулась и не поверила своим глазам.Перед ней стоял перепуганный парень, стройный и высокий, с афро на голове.
-Майкл Джексон, не могу поверить что это Вы!Ради Бога, простите и не обращайте внимания.Меня только немного задело.
-Ничего подобного, я даже почувствовал толчок.
Кирс попыталась непринуждённо улыбнуть.
-Всё в порядке, видите, я стою на ногах, ничего не болит.Разве что будет небольшой синяк на бедре.
-Хорошо, но я всё равно хочу для тебя что-нибудь сделать.- Майкл мило улыбнулся.- Ты туда?-он указал на вход в «студию».
-Да, но меня не пускают.-Кирс опустила вниз глаза.
-Пошли, посмотрим что можно сделать.- Майкл взял девушку за руку и потащил за собой.
-Как тебя зовут?
-Кирстен- каким-то странным, не знакомым ей самой голосом ответила Кирс. Она еле-еле сдерживала эмоции, которые буквально распирали её изнутри.Ей хотелось прыгать, кричать и визжать.Но она изо всех сил пыталась держать себя в руках.
Охранник тут же сообщил Стиву Рубеллу о прибывших гостях.
-Дайана Росс и Майкл Джексон с девушкой.
Значит так вы познакомились.- Селин улыбнулась
-Да, именно благодаря этому инциденту моя жизнь перевернулась. Там мы с Майклом разговорились. Он был таким милым, его улыбка и глаза, это просто чудо. Он рассказывал мне о съёмках в "The Wiz", именно поэтому он и находился тогда в Нью-Йорке. Мы смеялись и болтали, иногда выходили вместе на танцпол. Забавно, но с ним я чувствовала себя очень легко. Кстати, за весь вечер он не выпил ни капли алкоголя, не говоря уже о чём-то большем. Потому что в "студии 54" происходило много на мой взгляд неприемлемых вещей, в общем сейчас это ни для кого не секрет.
-И что дальше?
-Мы обменялись номерами телефона и Майкл сказал что мы обязательно должны ещё увидеться. Тогда я не могла поверить что это произошло на самом деле.
-Ты позвонила ему?
- Нет, хотя очень хотелось. Я мяла бумажку с его номером в руке весь день, постоянно подбегала к телефону, а потом думала, что я ему скажу? Я боялась что он вообще не вспомнит обо мне. Но вечером дома зазвонил телефон и подняв трубку я услышала такой забавный, чем то напоминающий детский голос:
«-Привет, это я.
-Кто, я?
-Ну я, Майкл=)»
Селин, клянусь, в тот момент я подумала что моё сердце выскочит из груди. Ноги совершенно обмякли и я осела на пол, а потом дрожащим голосом таки сказала ему «-Привет». Мы разговаривали часа два, если не больше. И с того вечера созванивались постоянно. А потом произошёл инцидент, который сблизил нас ещё больше. Майкл как-то предложил снова сходить в "студию", просто немного потанцевать и развлечься. Это было осенью и на тот момент мы уже были хорошими друзьями. я естественно согласилась. Сперва всё было очень хорошо, а потом Майклу пришлось отлучиться чтобы дать интервью. Что было дальше я помню смутно, только отдельные образы. В общем меня чем-то накачали. Я помню как Майкл подбежал ко мне и буквально вырвал из рук какого-то парня. Точно помню что он сказал мне тогда: "Держи мою руку и ни в коем случае не отпускай" . Проснулась я днём в квартире Майкла. Если бы не он, не знаю что бы тогда со мной случилось.
-Можно сказать он помог тебе второй раз.
-Именно. И хочу тебе сказать, что не последний. Он постоянно вытаскивал меня из всех неприятностей, какие бы отношения между нами не были. А у нас временами были сложные отношения, что в общем-то не должно сильно удивлять. Ведь жизнь Майкла нельзя назвать обычной и это конечно же отражалось на людях, которые его окружают. В общем тот день мы провели вместе...
12 октября 1978г. Четверг. (14:36, NYC)
-Ммм, О Госпади!Как же болит голова.- Кирстен присела на кровати.-Что за чёрт? Где я нахожусь и что произошло?-она оглянулась.
Это была большая и просторная спальня в тёплых пастельных тонах. Шторы были завешены и свет от того чуть приглушён. Кирс посмотрела на столик у кровати. Там стояло две рамки с фотографиями. На одной был изображён улыбающийся Майкл в кругу братьев и сестёр. А на другой Дайана и Майк. Кирс глядя на эти фото невольно улыбнулась. А затем она перекинула взгляд на часы.
-Вот чёрт! Я должна быть на работе. Ну всё, теперь меня точно уволят ко всем чертям.-она снова откинулась на подушку и зажмурилась, обхватив голову руками и сжимая вески что есть сил.
Дверь скрипнула и медленно открылась. Кирс открыла глаза.
-Ааа, ты уже проснулась! Доброе утро, ну как спалось?- Майкл обезоруживающе улыбнулся и подойдя к кровати поставил поднос перед Кирс.
-Ничего не помню. Как я сюда попала? Что вчера случилось?
-Ну, я привёз тебя сюда, потому что твоего адреса не знаю. Ты вчера, как бы это сказать…
-Отключилась.
-Ага. Отключилась.
-Да уж…вообще ничего не помню. А у тебя случайно таблетки от головной боли не найдётся?
-Сейчас поищем.-Майкл открыл верхнее отделение тумбочки у кровати и достал таблетки.-Вот, должна помочь. Мне помогает.
Кирс взяла таблетку и запила её апельсиновым соком.
-Окна отвесить?
-О, нет. Не стоит. Голова болит. Не хочу видеть свет.
-Ну ладно, тогда возьми поешь. Тебе нужно что-то сьесть.
-Ммм, очень вкусно пахнет кстати. –Кирс нагнулась над подносом и вдохнула аромат свежёго, горячего кофе и тостов с клубничным джемом.
-Это всё, на что я способен.-улыбнулся Майкл
-Ты что, всё здорово.- Кирс загадочно посмотрела Майклу прямо в глаза, -это лучший завтрак в моей жизни!
-Со мной поделишься?- Майкл не дожидаясь ответа схватил шоколадную печеньку с подноса и закинул её себе в рот.
-Эй.-Кирс засмеялась,-так не честно.
Майкл жевал печенье и смеялся.
-Окей.-он засунул руку в карман брюк,- вот тебе в замен конфетка.
-Так то лучше.-задрала нос Кирс.
Затем она разломила один тост напополам и намазав джемом отдала половину Майклу.
-Ммм, и вправду очень вкусно.- довольно улыбнувшись жевал тост Майк.
-А где Даяна и Тойя?
-Они ушли вместе на студию. А потом собирались по магазинам и ещё куда-то. Я точно не знаю. Скоро премьера ВИЗа. Хочешь сходить?
-Ого. Конечно.
Майкл откусил ещё кусочек тоста и посмотрел на Кирс. Та смеялась.
-Что?-озадаченно спросил Майк
-Да у тебя весь нос в джеме.- хихикала Кирс
-Ах так!- Майкл обмакнул палец в джем и провёл им по щеке и носу Кирс.
Та сделала серьёзное лицо, наблюдая как Майкл сложился пополам от смеха.
-Вот это ты зря со мно затеял!-она отломала ещё кусок тост и запустила им в Майкла.- Я чемпионка школы по метанию котлетами в столовой.
Майкл улыбнулся.
-Знаешь, я в этом тоже не плох!-и заметнул в неё остатком тоста с джемом, довольно метко. Тост прилип прямо ко лбу Кирс.
-Хихихи.
Кирс быстро поднялась с постели и обмокнула ещё кусочек в тарелку с джемом. Майкл изобразил испуганный вид и мигом ломанулся к выходу.
-Стой!Я тебя сейчас поймаю!- Кирс побежала следом за ним.
Через пять минут пол гостинной было в джеме и остатках тостов, а Майкл и Кирс валялись на ковре и не могли успокоится.
-Бе, я вся липкая.
-Хо, я тоже. Ну это было здорово.
-Ага, тебе то здорово. А вот мне нечего надеть теперь.
-Ну пошли в ванную, я тебе дам свою рубашку.
Кирс с Майклом подскочили с ковра и лукаво поглядывая друг на друга направились к ванной.
Что делать со всем беспорядком что мы натворили в гостиной?
-Не беспокойся. Домработница всё уберёт.
Майкл открыл дверь ванной и включил свет.
-Проходи. На столике лежат полотенца, возьми одно себе. Сейчас принесу тебе рубашку.
Майкл вышел и Кирс осмотрелась. Ванная была большой и просторной. Она открыла воду в умывальнике и умыла руки и лицо.
-Вот, держи.- Кирс ощутила руку у себя на плече и вздрогнула.
-Майк, ты меня напугал.-она обернулась и увидела Майкла. Тот стоял в одних штанах, обножив торс, измазанный джемом. Кирс просто остолбенела. Казалось бы ничего необычного она не увидела, но было в этой сцене что-то завораживающее. Перед ней стоял Майкл, такой обычный и домашний, весь в джеме и с растрёпанными волосами, так мило улыбался протягивая ей свою рубашку.Она вдруг не смогла поверить в то, что это происходит на самом деле. Пауза затянулась и Майкл чуть смутился.
-Ах да. Спасибо-Кирс рассеянно улыбнулась.
-Не буду тебе мешать. Я только помою руки и лицо.-Майкл направился к умывальнику а Кирс смотрела на него, не в силах оторвать взгляд. Ей почему-то вдруг стало очень не по себе. В голову тут же ворвались мысли: «Чёрт, что я здесь делаю? Это не мой мир. Мы развлекаемся сейчас и это так здорово, но что будет когда я выйду за эту дверь? Меня наверняка уволили из закусочной из-за прогула. Чем я оплачу счета и сьёмное жильё? И вообще...- Она вдруг остановила свою мысль, ещё раз пытаясь переварить происходящее, -Кажется он мне нравиться, определённо очень нравиться.»
Произнеся это, даже просто у себя в мыслях Кирс испугалась, зажмурила глаза и закрыла их ладонями.
-С тобой всё хорошо?Таблетка не помогла?- Майкл заметив что Кирс держится за голову наклонился над ней и положил свою руку на её затылок.
Кирс неожиданно отскочила и как-то очень странно улыбнулась, пытаясь создать непренуждённый вид.
-Нет, всё в полном порядке. Ты уже умылся?
-Да, можешь спокойно принять душ. Но у тебя точно всё хорошо?-Майкл был несколько растерян таким резким перепадом в настроении Кирс.
-Ага. Всё ок. Я быстро.
-Не торопись.-улыбнулся Майк и закрыл дверь с другой стороны.
Оставшись одна Кирстен совсем растерялась. Она осела на пол и комок подкатил к её горлу.
-Боже, да что со мной происходит? Всё ведь хорошо. Почему тогда мне так плохо? Почему я так боюсь?
Слеза скатилась по её щеке.
-Я ещё никогда такого не ощущала. Вот почему я так растеряна. Нужно перестать с ним видется, иначе я буду от этого только страдать. Да и потом, он скоро улетает в ЛА, ведь работа над ВИЗом практически законченна…-И тут Кирс совсем разрыдалась,- Боже, он скоро уезжает!
Слезы градом катились по её щекам.
-Вот цензура!Ну полная идиотка, и угораздило же тебя влюбиться, да и не в кого-то там, а в Майкла Джексона!!!Совсем ненормальная.- ругая саму себя ей становилось ещё хуже,- Ну всё, хватит!- Кирс встала с пола и утёрла слёзы.- Нужно прекратить жалеть саму себя. Это чувство скоро пройдёт, он уедет и всё пройдёт.
Кирс ещё пару секунд стояла просто смотря на своё отражение в зеркале, а потом скинула с себя одежду и направилась в душ.
-Всё будет хорошо.-тёплая вода потоком хлынула на неё и казалось немного приглушила всю ту бурю эмоций что Кирстен испытывала в этот момент.
Через пол часа девушка вышла из ванной комнаты в джинах, чёрной рубашке, что недавно дал ей Майкл и с полотенцем на голове.
-Ты так быстро.- улыбнулся Майк.- А я налил нам сок и достал печенье. Первый раз позавтракать у нас не очень получилось.-засмеялся он.
Кирс улыбнулась.
-Ну да. В этот раз попытаюсь кидать печеньки только себе в рот.
Они присели за куглый стол в гостиной.
- Расскажи что-нибудь ещё о себе.
-Но что, Майкл? Моя жизнь довольно скучна.
-Ну не знаю, мы с тобой разговаривали уже кажется обо всём на свете кроме нас самих. Я по сути о тебе ничего и не знаю. А ведь ты мой лучший друг.
Кирстен опешила.
-Твой лучший кто?
-Ну да, ты мой лучший друг! С тобой так интересно и весело. И ты меня понимаешь.- Майкл немного смущаясь улыбнулся.
Кирс еле-еле держала себя в руках. В такие моменты, как этот, когда он такой милый и когда именно так улыбается, ей было особенно сложно.
-Ну, я была единственным ребёнком в семье. У меня есть братья и сестры, но только двоюродные. С отцом у нас очень сложные отношения. Он практически не бывал дома, постоянно изменял маме, и она об этом знала. Они развелись когда мне было 14. Ну а ты, не хочешь рассказать о себе?
-О себе?-Майк улыбнулся,- Ну, ты наверное многое обо мне знаешь.
-Биографию да. Но как на счёт настоящего тебя? Тебя как человека. Ведь у тебя не простая жизнь. Какой же я лучший друг, если не могу выслушать твои переживания?
Майкл немного замялся.
-Всё действительно не очень просто. –Кирс заметила как исказилось лицо Майкла. Кажется ему действительно сложно об этом говорить. Она накрыла его ладонь своей и пристально посмотрела в глаза.
-Расскажи, тебе станет легче…
1994 г.
Селин слушала рассказ Кирстен затаив дыхание.
-Тогда он впервые заговорил, впервые кому-то открылся. И знаешь, Селин, я поверить не могла во всё то, что услышала. Его как будто прорвало. Мне открылся совершенно другой человек, запутавшийся и ранимый, который нуждался в обыкновенной любви без условий. Не потому что он суперзвезда, и не потому что он обаятелен, а просто в любви, в ласке и внимании к нему непосредственно. Он говорил и плакал, а вместе с ним плакала и я. Сейчас он говорит обо всем этом открыто, он говорит о своём детстве, а точнее о его отсутствии, о том что ему приходилось терпеть от отца, каким кошмаром была его жизнь. Да, именно кошмаром! Он, такой успешный и состоявшийся в столь раннем возрасте, страдал тогда как никто другой. И я чувствовала себя просто обязанной ему помочь, как-то поддержать его, хотя мне самой было не просто. Он плакал очень долго, но я могла почувствовать как ему с каждой слезинкой становилось легче. Его буквально рвало на части, потому что в нём был огромный внутренний конфликт, созданный окружением. Его отец изменял матери и избивал его, а он по правилам церкви свидетелей Иеговы даже не мог рассказать об этом, не мог никому пожаловаться. А Майкл обожает свою мать, он очень её любит. И что прикажешь делать в такой ситуации?И это лишь малая часть всего того, с чем ему пришлось столкнуться уже тогда.
Селин широко раскрыв глаза смотрела на Кирстен.
-Всех так сильно волнует его сексуальная жизнь. С кем он встречается, с кем он спит, ни гей ли он, я уже не говорю об этих обурдных обвинениях, которые обрушились на него сейчас.
-Кирс, но ведь это всё неправда, так?Я никогда не поверю что эти обвинения правда.
-Селин, о чём ты?Это чистой воды вымогательство!Но давай всё по порядку. Хочу сказать что люди, осуждая его, часто не учитывают обстоятельства его жизни. Честно говоря, анализируя его жизнь, я часто удивляюсь как он может оставаться на столько нормальным и не испорченным. Для этого нужно быть действительно сильным человеком. Но вот в чём ещё один его парадокс и загадка. Он полон противоречий как никто другой. Потому что в то же время он кажется настолько ранимым и слабым, что его становиться просто жаль. Но это только видимость, он воистину необыкновенный!
-Уж в этом я не сомневаюсь!
-Да-улыбнулась Кирстен.- это было очевидным фактом.
-Ну всё же, Кирс, куда не денься, а этот вопрос волнует всех, и меня в том числе, очень сильно. Ну скажи, он гей?
Кирс засмеялась.
-Ну вот, и ты туда же. Скоро ты поймёшь, что вы просто многого о нём не знаете. Не хотела торопить события, но раз уж тебе так не терпиться…Поверь, он совершенно точно, ни чуть, ни на грамм, это я тебя уверяю…
-Ну не томии…
-НЕ гей.
-Я так и знала!-Селин улыбнулась.
-Ну, вернёмся к тому вечеру. Он многое изменил не только в моей жизни, но и в жизни Майкла. Чем больше я боялась к нему привязаться, тем теснее и откровеннее становились наши отношения. Теперь мы нарушили личные границы друг друга, рассказывая буквально обо всём, о самом личном и сакровенном, что до этого не решались доверить никому, кроме разве что личного дневника. Если я сейчас закрою глаза, то смогу чётко увидеть картину того вечера. Тогда я влюбилась в него окончательно…
Кирстен крепко обняла Майкла и уткнулась носом в его плечо.
-Я и представить себе не могла что тебе так трудно!Я думала что уж в твоей жизни вообще никаких поблем нет.
-Как видишь это не так.- Майкл грустно улыбнулся.
Кирстен отодвинулась и взглянула на него. Он был неотразим. Заплаканный и немного зажатый, это было новым ощущеием для него, рассказать кому-то другому о своих проблемах и чувствах.
-Давай дадим сегодня обещание друг другу- предложил Майкл
-Что за обещание?
-Обещание того, что во что бы то ни стало мы не оставим друг друга пока это возможно. Я всегда буду помогать тебе. А ты мне. Как сегодня. Ты действительно мне очень помогла!
-Хорошо, я обещаю тебе, Майкл, во что бы то ни стало, если это будет в моих силах я помогу тебе!
-И я обещаю тебе, Кирстен, во что бы то ни стало, если это будет в моих силах я помогу тебе. Ты навсегда останешься моим другом и человеком, который впервые выслушал меня по-настоящему.
Майкл сжал ладонь Кирстен в своей и они просто смотрели друг на друга.
Так в тот вечер родился их пакт. Пакт который они назвали «Whatever happens» : Что бы не случилось, обещай мне что ты не отпустишь мою руку.
Майкл облегчённо выдохнул.
-Ну вот, ты даже не представляешь что это значит для меня!
-Почему же, я очень хорошо представляю, Майк. Я так рада что ты рассказал!Ты всегда можешь поговорить со мной, о чём угодно.
-Да, и ты со мной тоже, Кирс.
Наконец они оба улыбнулись. Кирстен посмотрела на настенные часы.
-О, Майкл, уже так поздно, мне пора домой. Да и Даяна с Тойей скоро должны вернуться.
-Давай я тебя подвезу.
-Да нет, не стоит. Останься лучше, я и сама доеду.
-Ну что ты, я сейчас попрошу приготовить нам машину.
Кирс не успела возразить, так как Майкл уже взял трубку и нажал кнопку вызова прислуги. Ей не особо хотелось чтобы он ехал в её район и видел как она живёт, но делать было нечего.
-Ну вот, через пять минут машина будет готова. Можно спускаться вниз.
-А как же твоя рубашка?
-Оставь её себе. У меня их целая куча.
-Ну ладно!-задорно хихикнула Кирс,- Идём?
-Ага!-Майкл обул ботинки и схватив с полки ключи открыл перед Кирстен дверь.
-Ой, ты прямо джентэльмен.- подрознилась Кирс.
Майкл засмеялся
-Ха, ну конечно я джентельмен. Правда необычный. Обычные тостами с джемом в девушек не кидаются...
Спустившись вниз они увидели чёрный автомобиль, уже ожидавший их. Внутри салона было очень красиво, телесные и коричневые оттенки, кожа и дерево.
-Вау, красивая машина. –Широко раскрыв глаза смотрела Кирс
-Ну да, обычная.-без особого энтузиазма ответил Майкл.
-Куда направляемся, мистер Джексон?
-Кирс, нам куда?
- Район Бенсонхерст, 86 st, Бруклин.-буркнула Кирс
-Никаких проблем.-ответил шофёр Майкла Рауль.
Затем Кирс заметила как Майкл подал Раулю какой-то странный жест, и тот тут же поднял перегородку между водителем и пассажирами.
-А зачем нам перегородка?- поинтересовалась Кирстен
Майкл взглянул на неё из подлобья и чуть прикусил нижнюю губу. Он был как-то слишком зажат в этот момент.
-Ну, просто так комфортнее, разве нет?-робко улыбнулся он.
Кирс улыбнулась ему в ответ.
-Наверное да, комфортнее.
И в воздухе тут же повисла неловкая пауза. По виску и щеке Майкла скатилась маленькая капля пота. Кирс взяла его за руку.
-Я немного устала. Ничего если я облакочусь на тебя? – И она положила голову Майклу на плечё.
Он сглотнул. Кирстен чувствовала лёгкую дрожь, похожую на озноб, что бежала по его телу. Она сжала ладонь Майкла чуть сильнее.
-С тобой всё в порядке?
-Ага.
-Тогда почему дрожишь?
-Сам не знаю. – ответил Майкл, хоть и прекрасно понимал почему он дрожит.
Кирстен молча уставилась в окно. Она думала о последних событиях, произошедших в её жизни, о этом дне, что они с Майклом провели вместе, и о том, как ей не хочется чтобы это кончалось. Её перестал волновать остальной мир, работа и проблемы. Рядом с ним, уткнувшись носом в его плечё, она могла забыть обо всём, вновь ощутить себя маленькой девочкой, такой беззащитной и такой защищённой одновременно.
-Кирс, ты спишь?
Сама не зная почему Кирстен ничего не ответила и не открыла глаза.
Она ощутила как в мокушку её очень нежно и несмело поцеловали. Затем Майкл взял её голову, и переложил к себе на колени, тёплой лодонью он провёл по её щеке, убрав с лица прядь волос. Она не открывая глаз ощущала, как пристально он смотрит на неё, изучая каждый милиметр. Затем Майкл оккуратно, кончиками польцев провёл по её подбородку и губам. Кирстен вздрогнула, в тот момент в низу живота начали летать бабочки, она больше не смогла сдерживать себя и окрыла глаза, встретившись прямо с глазами Майкла. Оба дико смутились.
- Хочешь открою секрет?- отведя взгляд спросил Майкл.
-Давай.
-Ты очень красивая.
Кирсен улыбнулась.
-А хочешь открою тебе секрет? – она пристально посмотела на Майкла.
-Хочу.
Кирстен положила ладони на его лицо.
-Ты мне нравишься, очень-очень нравишься.
Теперь они оба дрожали. Кирстен подсела как можно ближе к Майклу. Теперь он не отводил взляд, был более решителен. Она поднесла свои губы к его губам очень близко, так, что могла ощущать его прирывистое дыхание. А затем Майкл наклонился чуть вперёд, и коснулся её губ. Он поцеловал её сперва очень робко и нежно. Кирстен так же стала чуть смелее и обхватила своими губами его верхнюю губу. Они стали целоваться решительнее. Майкл приподняв роскошные тёмные вололсы Кирс, обхватил её шею сзади. Она провела ладонью по спине а затем резко нырнула рукой под его рубашку
Автомобиль резко затормозил и оба замерли в неловкой позе.
-Кажется мы на месте.- Майкл словно нашкодивший малолетка покраснел и взглянул на Кирс.
-Да, приехали. –с сожалением произнесла девушка.
Майкл выглянул в окно.
-Видишь вон те окна, на пятом этаже? Самое крайнее, в котором горит свет?- Кирстен нагнулась над Майком.
-Ага.
-Это мои окна.
-А почему там свет горит?
-Я же говорила что живу с подругой. Она дома уже.
-Да, точно.
-Ну, эм…Кажется мне пора.
Майк улыбнулся своей солнечной улыбкой.
-Спасибо за чудесный день, мне было очень хорошо с тобой.
-Мне с тобой тоже.
-Я наберу тебе вечером?
-Окей, я буду ждать.- Кирс улыбнулась и чмокнув Майкла выпрыгнула из машины.
Он наблюдал в окно как она ловко и быстро вбежала по ступенькам на крыльцо и исчезла за дверью. Затем он ещё раз кинул взгляд на крайнее справа окно пятого этажа, и с улыбкой щёлкнув пальцем произнёс:
-Рауль, трогай.
1994 г.
-О чёрт, Кирс!Неужели это всё?И ты вот так вот ушла тогда?
Кирстен засмеялась.
-Селин, ну а что мне оставалось? Я понимаю конечно что мы оба хотели этого...Но в то же время мы оба не хотели торопиться. Ему было 20, мне 18. Всё, что произошло в тот вечер и так было большим потрясением для нас обоих. В ту ночь я конечно не уснула, да и Майк позвонил, и мы как всегда висели на телефоне часа три, не меньше.
-И как у вас не кончались темы для разговора?
-Да я сама ума не приложу!На самом деле это всё он. То, что твориться в голове у Майкла всегда будет для меня большой загадкой. Он мог позвонить мне в любое время суток и с диким энтузиазмом начать рассказывать что он только что узнал о делифинах, или какую-нибудь невероятную историю о древнем египте и фараонах. Однажды он позвонил мне в два ночи, чтобы спросить верю ли я в жизнь после смерти.
-И что ты ответила?
-Что он ненормальный!- улыбнулась Кирс,- Иногда он бывал жутко невыносимым. Как гундящий на ухо мальчишка, такой приставучий и назойливый надоеда. Но если смотреть в его глаза когда он рассказывает что-то, чем крайне увлечён, то просто не сможешь оторваться. Я готова была слушать его часами напролёт. Ему было интересно всё вокруг. Он и сейчас такой же. Время идёт, а этот огонёк в его глазах не исчезает, и не исчезнет никогда. Потому что в этом и есть весь он.
Кирс закрыла глаза и замолчала. На её лице расплылась улыбка.
-Ведь ты его любишь до сих пор, так?
Она резко повернула голову и пронзительно взглянула на Селин.
-Больше никогда не спрашивай меня об этом. Я согласилась рассказать тебе. Это и так слишком много для меня, я никогда и никому не рассказывала о наших с ним отношениях. И то, что я ощущаю сейчас не имеет никакого значения в написании этой книги.
Селин перепуганно смотрела на Кирс.
-Окей. Я больше не стану.
-Уже поздно. Я думаю на сегодня достаточно.- Кирс снова как ни в чём не бывало улыбнулась.- Может сходим, перекусим чего-нибудь. Мы так увлеклись, что даже не пообедали. Сидим здесь целый день…
-Отлично.- Селин выключила стоящий на столе диктофон и закрыла свой ежедневник.-Продуктивный день. Я знаю отличный ресторанчик неподалёку. Ты не против суши?
-Нисколько.
Девушки встали из кресел в кабинете Селин и направились к выходу.
-Я поведу.- задорно подмигнула Кирс.
Neverland Valley Ranch. В это же время.
-А ты помнишь как мы впервые увиделись? Мой папа отвёл меня к вам в гримёрку.
Майкл засмеялся и чуть не выронил телефонную трубку из рук.
-Да, очень хорошо помню. Элвис тогда сказал что-то типа: «Знакомьтесь, это моя дражайшая дочурка, Лиза-Мария. Руками ее не трогать, ртом на нее не дышать…»
-Точно-точно!Я помню что ты тогда ответил папе что у тебя насморк, и ничем иным как ртом ты дышать не можешь. Ха-ха, было забавно.
-Ага, тебе забавно. А я за такие ответы схлопотал затрешину от Джозефа.
-Зато ты очень понравился моему отцу тогда. Когда мы вышли из гримёрки он сказал мне: «А этот Джексон-младший красавец. Вырастешь, дружи с ним. Он не боится быть смешным, а не всякий мужчина может себе это позволить.»
Смешки раздавались на обоих концах телефона. Затем Майкл на секунду замолчал. Лицо его стало серьёзным и задумчивым.
-Лиз, я хочу спросить тебя кое о чём.
-Валяй!
-Что бы ты ответила, если бы я попросил тебя выйти за меня замуж?
Лиза-Мария не перестовая смеятся и ни секунды не думая ответила:
-Конечно же я бы согласилась!
Через секунду смех умолк и в трубке повисла пугающая тишина. Майклу показалось что он совершил откровенную глупость спросив её об этом.
-Постой, ты это серьёзно?
-Совершенно…кх…серьёзно.- нерешительно промямлил Майк. – А ты? Ты тоже ответила серьёзно?
-Да.- Лиза услышала в трубке прирывистое дыхание.- Правда есть одна трудность, я замужем за Дэнни, ты же знаешь.
-Но ты сама мне говорила что ваш брак напоминает тебе нудное кино, и что ты порядком подустала от всего этого.
-Ну да.
-Тогда в чём проблема? Ты нужна мне, Лиз.
-Скажешь тоже, в чём проблема? Такие дела не решаются за одну минуту.
-Извини, ты права. Прости меня, это ведь твоя жизни и я не имею никакого права…
-Мааайк, ты опять за своё?Прекрати извиняться передо мной. Мне просто нужно время подумать и всё переварить.Кстати, уже довольно поздно.
-Да, мы как всегда забыли о времени. Ладно, отдыхай.
-Позвони мне завтра.
-Окей. Спокойной ночи.
-И тебе.
Майкл отключился и кинул телефон на журнальный столик у дивана. Кажется он только сейчас начал осознавать что сделал. Эмоции самого разного рода, мгновенно захлестнули его. Но он попытался успокоить себя. Встав с дивана и размышляя о возможных последствиях сегодняшнего разговора он направился к себе в спальню. Ночь обещала быть долгой и бессонной.
Cуши-ресторан «Satori» в это же время.
Кирстен распрощалась с Селин, договорившись встретиться завтра в 10 утра, чтобы продолжить интервью. Она подошла к своему автомобилю. Это был серебристый, с молочным отливом Рэндж Ровер внушительных размеров, подстать характеру Кирс. Впрочем, ей всегда нравились мощные автомобили. В них ощущаешь себя надёжнее. Она неторопясь открыла дверцу и плюхнулась на сидение, откинув голову назад. Неделя выдалась не из простых. В голове Кирс творился настоящий хаос. Неуверенность в правильности своего решения относительно книги не довала ей покоя, да и само интервью выбивало из колеи. Столько воспоминаний и эмоций разом! Казалось она вновь с ним, вновь там…снова переживает всё это. Грудную клетку сжало как тисками, воздуха не хватало… Девушка медленно выдохнула и вставила ключ в зажигание. В такие моменты как этот у неё находилось только одно решение…
Через пол часа Кирстен уже открывала двери своей танцевальной студии. Быстро пройдя через длинный коридор и холл она очутилась в главном зале. Он был огромным. Через окна пробивался тусклый, желтоватый свет фонарей и отражался длинными полосами на начищенном паркете. Каждый шаг Кирс, каждый шорох и стук её каблуков отдавался эхом. Она скинула туфли, сумку и лёгкую накидку в угол и подошла к музыкальному центру. В голове даже не возникло вопроса какую музыку включить. Кирс уже давно знала ответ. Она взяла самый верхний CD с полки рядом и поставила его в дисковод. Переключив сразу на последнюю, девятую песню, она нажала кнопку «play». С первой же ноты зазвучавшей мелодии по телу пробежал озноб, а как только она услышала этот мягкий, безумно нежный и мелодичный, ни на чей не похожий голос её буквально ударило током. Она медленно направилась в центр зала, пытаясь побороть эту дикую боль в груди, справиться с дыханием. Но оно с каждой секундой становилось всё более прирывистым . Кирстен закрыла глаза и начала двигаться…
«…So listen to my heart
Lay your body close to mine
Let me fill you with my dreams
I can make you feel alright
And baby through the years
Gonna love you more each day
So I promise you tonight
That you'll always be the lady in my life…»
Музыка буквально обволакивала её и проникала внутрь, кровотоком разносясь по всему телу. Она изо всех сил пыталась не заплакать, она пыталась выплеснуть всё это по-другому, через танец. Но вместе с напором в голосе Майкла рос и этот огромный ком внутри неё. И она не смогла. Резким движением она упала на пол и дикий крик вырвался у неё прямо из груди. Она рыдала и била кулаками по паркету, но легче не становилось. Боль и усталость ощущались уже во всём теле и она свернулась калачиком прямо там, на полу, в центре танцевального зала. Слёзы огромными каплями катились по её щекам, а из колонок все так же пел этот до боли знакомый и такой родной голос…





Сообщение отредактировал арни - Понедельник, 14.02.2011, 16:51
 
арниДата: Понедельник, 14.02.2011, 16:02 | Сообщение # 24
Группа: Поклонники V.I.P.
Сообщений: 3450

Статус: Offline



Neverland Valley Ranch. Спальня Майкла. 3:18 am.
Майкл открыл глаза. Он был весь мокрый и часто дышал.
- Господи, когда же это закончится?- произнёс он умоляющим тоном присев на постели, -Я больше никогда не смогу спать нормально?
Он взял небольшую баночку с тумбочки у кровати и достал из неё две маленькие белые таблетки. Закинув их сразу обе себе в рот он запрокинул голову назад и сглотнул.
-Я уже сделал предложение Лизе Марии! Почему ты всё так же продолжаешь преследовать меня? Перестань мне сниться, Кирс! Я с ума схожу!!! Неужели я мало страдал, скажи, Господи? Неужели мало вынес в последнее время? Этот суд убил меня, большую часть меня. Ещё никогда мне не было так больно. А Кирс убивает остатки.- губы Майкла шептали бессвязную молитву,- Я и так одинок. Сколько бы людей не было рядом, я всегда буду оставаться одиноким. За что, Господи? Разве я много прошу? Я просто хочу немного покоя. Покоя, и человека рядом, который бы понимал меня хоть немного, который смог бы любить меня без условий. Я просто хочу поддержки, друга рядом…
Голова Майкла начала склоняться вниз и тихий шепот губ превратился просто в роящиеся в голове мысли, глаза начали медленно закрываться и он незаметно провалился в сон.
East 15th Street, Manhattan. 3:45 am
Кирстен совершенно обессиленная поднялась с паркета. Внутри ощущалась полная пустота. Она утёрла остатки слёз со щёк, выключила музыкальный центр и прихватив вещи, что кинула не так давно в углу направилась обратно к машине. В Рэндже она ощутила себя немного лучше, небольшое замкнутое пространство, тепло и уютно, это всегда успокаивало. Немного подправив make-up и собрав волосы в хвостик Кирс набрала номер Селин. Через минуту девушка услышала сонный, чуть хриплый голос подруги:
-Да?
-Селин, прости ради Бога, это Кирс.
-Кирстен?- голос Селин зазвучал бодрее, -Что-то случилось?
-Нет, в смысле ничего серьёзного. Знаешь, просто это интервью сегодня, столько воспоминаний и эмоций сразу. Я просто не сдержалась. –голос Кирстен задрожал и осел, она снова довилась слезами, - Боже, Селин! Я так по нему скучаю!!!Ты даже не представляешь насколько! Это, это уже становиться невыносимо!
-Кирс, ты где сейчас? Постарайся успокоится. – Селин попыталась успокоить подругу, но слышала в телефонной трубке лишь всхлипывания и невнятные ответы. Тогда девушка повторила ещё раз, - Скажи мне где ты находишься! Можешь приехать сейчас ко мне?
-Не думаю что это хорошая идея. Сейчас черыре утра. Прости что я вообще звоню в такое время.
-Господи, Кирс! Когда же ты наконец поймёшь, что для этого и нужны друзья. Ты так закрыта, даже для меня, что скоро я начну обижаться на это. Значит так, я немедленно жду тебя здесь, у меня, слышишь?
-Окей, я приеду.
-Сейчас, а не завтра днём, хорошо? Я ведь хочу помочь тебе, прекрати уже держать всё в себе.
-Ладно-ладно, я еду. Буду минут через 20.
Кирс отключилась и завела машину. Через 20 минут, как она и обещала, в квартире Селин раздался звонок. Девушка тут же открыла дверь. На пороге она увидела растрёпанную, всю в слезах подругу и сразу же обняла её.
-Проходи, дорогая. Я сделала нам чай, зелёный, как ты любишь. А для таких экстренных случаев, как сегодня, у меня в холодильника всегда лежит пара эклеров.
Девушки улыбнулись.
-Спасибо, Селин. Не знаю что бы я без тебя делала.
-Да ладно уже извиняться и говорить спасибо. Я даже рада что ты позвонила, это же надо какая привилегия, ты мне что-то рассказываешь! Обычно ты всё переживаешь сама.
Кирстен вновь улыбнулась и дружески толкнула Селин в плечё.
-Ладно, доставай свои эклеры, а я пока воспользуюсь ванной, окей?
-Да, конечно.- Селин уже подбежала к холодильнику, - дорогу ты знаешь.
Через минут пять Кирс, явно посвежевшая, вышла из ванной и села напротив Селин за столом в гостинной.
-Ну, с чего бы ты хотела начать?
Кирстен глубоко и шумно выдохнула.
-Знаешь в чём наша проблема? Мы оба невыносимы! Если Майкл вбил себе что-то в голову, его невозможно переубедить. А ты прекрасно знаешь, что я такая же. Да, мы с ним очень похожи! Почти всегда мы думаем одинаково, иногда нам даже не нужно ничего друг другу говорить, мы всё понимаем только взглянув друг на друга. Но иногда я его ненавижу, действительно ненавижу! Обычно я всегда уверенна в том, что чувствую, но только если это не касается Майкла. Мне должно быть стыдно, потому что я не только танцор, ты знаешь, по образованию я психолог. Но я никогда не могла здраво рассуждать или контролировать себя рядом с ним. Господи!- Кирстен засмеялась, - если бы ты только видела или слышала наши ссоры! Это хуже чем биться головой о стену!!! Но когда всё нормально, когда всё хорошо, и мы просто любим друг друга…клянусь, я никогда не могла себе представить что может быть настолько хорошо! Пугающе хорошо. Как бы банально это не звучало, но мы как будто только вдвоём в целом мире, или нет, мы даже не в этом мире, потому что здесь так не бывает!
Кирс говорила непрерывно, на одном дыхании, и Селин, казалось, не дышала вместе с ней.
-Кирс, может я и не любила так, как ты, но мне кажется что я тебя понимаю. Вы не можете друг без друга, но и вместе тоже не можете.
-Именно! Он как наркотик для меня. С ним я умираю от передозировки, без него от ломки. Селин, я не видела его уже 2 года. 2 невыносимых года! Расстаться тогда было обоюдным решением. Но сейчас мне кажется что мы сделали этот шаг необдуманно и под влиянием эмоций. Я была зла на него, он на меня. Было очень больно, но это казалось нам лучшим решением. Я думала что пройдёт время, и боль хоть немного утихнет, но на деле становится только хуже! Он отправился в турне “Dangerous”, я осталась в своей танцевальной студии. Но я не учла одного факта, очень важного факта. Я не могу смотреть телевизор, слушать радио или заходить в музыкальные магазины, да что там…везде и всюду я всё время слышу его имя, вижу его лицо! Сложно стараться забыть любимого человека и переживать разрыв, если этот человек Майкл Джексон. А потом случились эти ужасные обвинения! Я была разбита, и можешь мне поверить, переживала не меньше чем он сам. Конечно же я следила за всем процессом и с самого начала знала что он не виновен! Да это обсурд какой-то. Я знаю его слишком долго и слишком хорошо, чтобы хоть немного сомневаться. Я прекрасно знаю как он относится к детям, он действительно обожает детей, безмерно их любит. Я даже не хочу говорить на эту тему больше, мне становиться тошно. В тот момент мне уже было всё равно, я решила что обязана быть с ним рядом и поддержать его. Я звонила ему, звонила много раз и просила сообщить лично о моих звонках. Но добраться до Майкла в тот момент оказалось слишком сложно. Его тут же изолировали, окружили со всех сторон. И как я не пыталась, ничего не вышло. Я до сих пор не представляю что он пережил, и продолжает переживать, потому что это останется с ним до конца, и я до сих пор не могу поверить что меня не было с ним рядом. Это режет меня больнее ножа. Но я очень старалась, видит Бог, очень!
Кирстен трясло и Селин сжала ладонь подруги в своей руке, пытаясь всячески поддержать её.
-Я знаю, что именно так всё и было. И ты не должна чувствовать себя виновной в чём либо. Ты делала всё что могла, и не обязана оправдываться ни сама перед собой, ни перед кем-либо ещё.
-Я понимаю это, головой понимаю. Но эмоции, совсем другое дело. Я всё равно никогда не прощу себе того, что не была рядом с Майклом в такой болезненный для него момент. Я люблю его. Безумно люблю его! Я никогда и никого не полюблю, не то что так, как его, я вообще в этой жизни кроме Майкла больше никого не полюблю. Это как найти вторую половинку себя, как обрести недостающее крыло. Если человек однажды ощутил это, он никогда этого не забудет. И заменить свою часть другой половинкой не получится, это не будет работать. Кстати, с этого всё и началось. «Встреча двух сердец» - я навсегда запомнила тот волшебный вечер!
-Ты хочешь продолжить рассказ?
-Если ты не устала, сейчас я пожалуй очень даже настроена на разговор.
-Тогда вперёд, диктофон давно включён.
-Селин, так ты записывала всё то, что я говорила сейчас?
-Конечно, для книги это будет очень ценно. Ты же говорила от всего сердца, эмоционально и очень откровенно. Ты ведь хочешь чтобы однажды все узнали правду о нём? Для этого ты вообще решилась рассказать.
-Да, ты конечно же абсолютно права. И так, мы остановились на том дне, когда Майкл проводил меня домой, так?
-Да, именно.
-Это был довольно пикантный вечер, и его окончание не давало покоя ни Майклу, ни мне. Тогда мы действительно буквально дышали друг другом, и как только представилась возможность, а то есть Тойя и Даяна отсутствовали, Майкл пригласил меня к себе. Напомню, эта была Нью-Йоркская квартира, практически на кануне премьеры «Волшебника»…
21 октября 1978г. 20:30 pm.
-Какое кино ты любишь?- Майкл капошился на полке с видеокасетами.
Ответа не последовало, так как Кирстен увлечённо разглядывала детскую фотографию Майкла.
-Кииирс!- девушка взбудоражилась и с довольной ухмылкой оглянулась на Майкла,- я тут вообще-то фильм для нас выбираю. Я бы посмотрел какой-нибудь ужастик.
-Нет. Ну, в смысле я вообще-то очень люблю триллеры, но сегодня настроение совсем другое.
-И какое же сегодня у тебя настроение?- прищурив глаза спросил Майкл
-Нууу,- девушка подошла к полке и нагнулась над Майклом так, чтобы дышать ему почти на ухо. –скажем, настроение сейчас вот такое,- Кирс вытащила крайнюю справа касету и отдала её Майклу. Тот прочёл название и лукаво глянул на Кирс.
-«Встреча двух сердец»? Барбра Стрейзанд и Роберт Редфорд конечно великолепны.
Майкл включил касету и оба уселись на диван перед телевизором. Как только заиграла «The Way We Were» Майкл начал подпевать. Кирс с улыбкой наблюдала за этим. Она положила голову ему на плечё, а он нерешительно приобнял её сзади. На протяжении всего фильма Кирстен пыталась как бы невзначай нежно касаться то ноги Майкла, то посапывать ему на ухо, то тёплым дыханием покрывать его шею. Её очень забавляло как при каждой такой попытке он вздрагивал, но упорно пытался скрывать своё возбуждение. Она давила в себе смешки, но когда ей это надоело она спросила:
-Ты всё ещё улавливаешь сюжет фильма? Или думаешь о чём-то другом?
-Я эм, смотрю как бы.
Кирстен рассмеялась, ей очень нравилось играть с ним. Когда они снова замолчали и упорно делали вид что смотрят фильм, она продолжила. Её рука уже откровенно лежала на ноге Майкла, а носом она поглаживала ему шею. Кирстен ощущала как меняется дыхание Майкла, как постепенно оно становиться осязаемым, чувствовала как напряжено его тело и как сильно он пытается себя сдерживать. К моменту, когда он уже шумно хватал носом воздух, Кирс покрывала поцелуями его шею медленно поднимаясь выше, к губам. Майкл не выдержав развернулся к Кирс и подтянул её к себе. Он решительно поцеловал её в губы. Кирстен не отрываясь от него ни на секунду села сверху и принялась растёгивать его рубашку. Майкл был нежен и одновременно напорист...

...Быстро справившись со всеми пуговицами Кирс стянула рубашку с его плеч.
Кожа Майкла была мягкой и нежной. Она провела рукой по его груди а затем прикоснулась к ней губами. Майкл вздрагивал, отвечая ей. Она поцеловала его ключицу, затем шею, и наконец поднялась к губам. Он обхватил ладонями её лицо и пронзительно посмотрел в глаза.
-Кирстен, ты уверенна что хочешь этого?
Она скованно улыбнулась и одобрительно кивнула головой.
-Правда мне немного страшно.
Майкл провёл ладонью по её щеке, убрав с лица прядь волос.
-Мне тоже. У нас обоих это впервые, так?
Кирс снова одобрительно кивнула.
-Хочешь пойти в мою спальню?
-Да.
Он, опёршись руками о диван быстро подскочил с пола и помог подняться Кирс. Не отрывая друг от друга взгляд ни на секунду они, держась за руку, направились к его спальне.
-Точно уверенна?
-Да, Майкл. Ты только руку мою не отпускай.
Он сжал её ладонь в своей чуть крепче.
-Ни за что.- ощущая как она дрожит он попытался успокоить её,- А ты пожалуйста не бойся, я обещаю быть очень осторожным.
-Я верю тебе.
Через минуту массивная дверь спальни Майкла закрылась с другой стороны…
1994 г. NYC. Квартира Селин. 5:02 am
-Стоп, стоп!!!Вот здесь притормози!- Селин оболдевшими глазами смотрела на подругу, - То есть ты хочешь мне сказать что была его первой девушкой? ТЫ была первой девушкой МАЙКЛА ДЖЕКСОНА?
Кирстен засмеялась.
-Ну, по всей видимости так оно и было. Он кстати тоже был моим первым мужчиной.
-Чёрт, ну конечно же!!!А половина Америки наивно считает его девственником до сих пор. Просто абсурд. Почему тогда он не рассказал об этом на шоу Опры? Ну, не в смысле рассказал всю историю. Ответил бы просто: «Что за глупости, конечно же у меня были девушки»…
-О, ты не знаешь Майкла, дорогая!Его жизнь и так разбирают по кусочкам. Он скорее позволит всем считать себя девственником, чем расскажет последнее, что никому не известно, его самое личное и сакровенное. Да и, его всегда забавляло играть с папараци и журналистами, создавать интригу, окутывать себя тайной, загадкой. Он очень противоречивая и сложная личность. Порой понять его бывает очень сложно даже тем, кто находится с ним рядом.
-Не могу не согласиться, это у него выходит просто превосходно! Расскажи пожалуйста подробнее о той ночи, как это было?
Кирстен запрокидывает голову вверх и закрывает глаза. Самые разные эмоции вихрем проносятся по её лицу.
-Это было...было...Я не знаю как описать словами. Он был так нежен со мной, так внимателен. Мы оба понятия не имели что нужно делать, но всё было так естественно и просто. Наши тела сами подсказывали нам следующий шаг. Хотя, должна признать, казалось что он был гораздо опытнее меня в этих вопросах. Просто Майк слишком много узнал и увидел ещё маленьким мальчиком. Так что тем вечером он всё взял в свои руки. Я была влюблена в него, не знаю, возможно именно поэтому мне практически не было больно, лишь немного, сначала. Но когда это стягивающее ощущение внизу живота ушло, боль прошла и я наконец смогла ощутить его в себе... Это был ни с чем не сравнимый восторг. Просто секс, и секс с человеком которого любишь, это совершенно разные вещи. То, что заставил меня пережить Майкл не удалось больше никому. Говорят в первый раз приятного мало...только не с ним!
-Кирс, это сенсация!!!
-Селин, ты ведь помнишь условия. Никому не слова об этом. Измениться не только его жизнь, но и моя. А я не хочу этого, ясно?
-Я знаю! Это во мне говорит голос журналиста, но я всё понимаю, можешь не переживать!
-Когда вижу твои горящие глаза, начинаю немного сомневаться.
-Молчу как рыба.
-Смотри мне...Ладно, я пожалуй поеду. Уже утро, совсем не дала тебе поспать.
-Оставайся! Какая разница, мы всё равно должны были бы встретится через несколько часов. Официально сегодня воскресенье, выходной.
-Эм...
-Да ладно тебе, Кирс...спать хочешь?
-Ни в одном глазу.
-Тогда пошли кино посмотрим.
-Ладно, окей. Остаюсь.



 
арниДата: Понедельник, 14.02.2011, 16:14 | Сообщение # 25
Группа: Поклонники V.I.P.
Сообщений: 3450

Статус: Offline



Divine Brown - Десять дней

Название: Десять дней
Автор: Divine Brown. Разрешение на выкладку получено.
Бета: ворд
Пейринг: Майкл Джексон/НЖП
Жанр: романс, флафф, юмор
Рейтинг: PG-13
Дисклеймер (отказ от прав): Достоверная информация
о MJJ есть только у него самого и бога. Мы – только фантазируем.
Саммари: десять дней сбывшейся мечты.

Десять дней
22 мая:
--------
Эта малолетка уже целых полчаса капризничала: то ей так неудобно сидеть, то она голову хочет поднять, а не опустить, то она устала, то я слишком долго ищу нужный ракурс... Наконец, моё терпение лопнуло.
- На сегодня - всё! - объявила я.
- Это ещё почему? - деланно изумилась девица.
- Вы устали, у вас лицо вялое! - отрезала я.
Выпроводив "вешалку", я заперлась в студии и устроилась за столом с чашкой чая и журналом.
Я - одна из фотографов рекламного агентства "Sirius +". Свою работу, честно сказать, я люблю, но иногда из-за каких-нибудь глупостей мне хочется превратиться в муравья и спрятаться в самом тёмном углу. Вот и сегодня: явилась целая толпа "вешалок" во главе с букером. Сделали групповые снимки для салона меха и кожи, потом поступил заказ на материал для рекламы новой линии нижнего белья. Пришлось возиться с этой козой!
В отвратительном настроении кое-как домучалась до конца рабочего дня. Уже уходила, да по пути заглянула к своей напарнице Гале, которая торчала за компом в качестве оформителя.
- А ты знаешь, вас со Светкой хотят отправить по обмену опытом с "Galleo Rase" от "FotoBank", - выдала она.
Я офигела и долго стояла раскрытым ртом. "FotoBank"! Такая солидная компания, и от нас что-то хочет! Это чё, в
Штаты лететь? В такую даль? Хотя нам, крестьянам, всё равно. В Германии мы уже были, даже Новая Зеландия в течение пяти недель гостеприимно терпела русские ноги, топтавшие её роскошные земли. Короче, как скажут. Точнее, как заплатят...
23 мая:
-------
Ну да. Так и есть. Пошла к зав. фотоотделом, он и говорит, мол, ты и Светлана поедете в командировку по обмену опытом в Калифорнию на месяц. Я аж испугалась. Говорю: сколько в агентстве профессионалов, а вы меня, такую молодую, неопытную посылаете. Светлана вообще в ужас пришла. По-немецки она более-менее, но ещё может изъясняться, но по-английски ни одного слова не знает. Антон Семёнович на нас поглядел как на дурочек и ответил, что в "Galleo Rase" полным-полно наших, а насчёт меня - ага, неопытная, больше трёх лет работает и всё неопытная! Вот и поучишься. В общем, велено ко 2-му июня чемоданы собирать. Полночи не могла уснуть. Наверное, волнуюсь. Нет, я не против этой поездки, но если нас всегда везде было 6 человек, то сейчас только двое.
Блин! Даже не поинтересовались моим мнением!
29 мая:
--------
... Нервы мои на пределе... Нас поселят в гостинице, а вот питаться за свой счёт - ну не гады, а? В перерывах между заказами сижу штудирую англо-русский разговорник. Нет, по-английски я нормально говорю, но всё-таки перестраховаться не мешает. Все ржут над моей сосредоточенной рожицей, а мне что-то как-то и не смешно...
30 мая:
--------
... Света не поедет. Её 8-летний Костик опрокинул на себя чайник с кипятком. Бедная! Вместо неё со мной поедет Галя. Эта-то "спикает" будь здоров! Ох, ну хоть какое-то успокоение! ...
1 июня:
--------
Сегодня весь день собираю вещи. А что ещё делать? Мой кот мне помогает: играется с колготками и мелкими вещицами. Заперла его в шкафу. Орёт. Пришлось выпустить и смириться... Мама то и дело вскрикивает: " Ой, а ты взяла то? А это? А вот это?" О, Боже, чокнуться можно!
2 июня:
--------
Ночью жутко спала. Снилось, что на таможне говорят: " Документики-то у вас фальшивые!"
Всё утро моталась как поперченная: кота - маме, заскочила на работу, заглянула в больницу к Свете и Костику...
Короче, к 11 меня уже ноги не держали. Взяла вещи, поехала в аэропорт. До 12 ждала Галю. Потом пошли с ней сдавать багаж и устраиваться в самолёте. Когда попросили пристегнуться, я почувствовала, как мелко-мелко дрожат руки и ноги. Хм, с чего бы? Надо отвлечься! Полезла в сумку за шоколадкой и плейером. А Гала, кстати, спокойная, как слон... Уже летим, а я всё думаю - чего бы этакого послушать? На глаза попадается кассета с до боли знакомой рожицей и красивой белой надписью "Thriller". Тут же в голове пронеслась такая ехидная мыслишка, ты, мол, летишь в этот же самый штат, да ещё к тому же в Санта-Марию. А вдруг? Чем чёрт не шутит? Было бы классно хоть одним глазком вживую поглядеть... Ага, щас, размечталась! ...
... вылезла (не вышла, а именно вылезла) из самолета в самом помятом виде, какой только бывает. Наверное, недавно был дождь, так как было прохладно и мокро, и пришлось топать за Галей в босоножках прямо по лужам. В зале среди толпы мы увидели группку с табличкой "Sirius +", подошли. Дяденька, жутко похожий на хряка перед убоем, увидел нас, заулыбался. Ещё б не заулыбаться - мне 23, Гале - 31, красивые стройные барышни с хорошими фигурками. Короче, дядю этого зовут Пётр Алексеевич, зав. фотоотделом "Galleo Rase". Другой, помоложе и покрасивше, Джерри какой-то там, фотограф, и Клэр Уиттон, тоже фотограф, хорошенькая такая негритяночка в строгом лиловом костюме. Все они прекрасно говорили на чистейшем русском. Этот Пётр даже потом рассказал, что близ Воронежа родился, а Джерри постоянно ТАК на Галю пялился! ... В общем, поселили нас в гостинице на 4-ом этаже. Такой светлый номер достался, хороший, даже кондиционер есть! Два окна: одно на клумбу, другое - на бульвар. Мне нравится! Быстренько оформились, распихали вещи и поехали на экскурсию по окрестным местам. Клэр всю дорогу рассказывала и показывала. Ей гидом надо быть, а не фотографом...
Уже стало темнеть, нас проводили назад, написали кучу адресов и телефонов, наобъясняли что, как, где, куда и когда. Завтра поедем к ним в агентство...
Из-за смены часовых поясов у меня нарушился ритм организма, и мозги с трудом обрабатывали даже такую простую информацию, как вопрос: " Кушать хочешь?"
3 июня:
--------
Вот это да! Вот это жизнь! И ведь с каким упорством твердят "гнилой Запад". Да у них тут уровень жизни намного выше!
Здание агентства просто поразило меня своей роскошью и одновременно сдержанностью. Везде строжайший порядок, дисциплина, сотрудники вышколенные. Приняли нас как родных. Весь день мы с Галкой ходили с раскрытыми ртами.
Столько всего нового, столько разных разностей! Предложили состряпать какой-нибудь фотопроект, чтобы проверить наше мастерство. Ладушки. Будет сделано, но держитесь "мэриканьцы"!
5 июня:
--------
Делать что-то на их аппаратуре - одно удовольствие! Всё настолько быстро и просто, что аж не верится. Полдня с Клэр (что-то она меня так залюбила) "репетировали" свет и декорации. Сотрудники агентства постоянно бегают на нас смотреть, словно мы зверюшки какие-то невиданные. Удивляются: - Как вы работаете в таком бешеном темпе? Ха! А как бы они у нас работали? Скорее всего, вылетели бы в таком же бешеном темпе за неспешность. Есть такая хорошая русская поговорка - "Не потопаешь - не полопаешь". За два дня уже успели создать минипроект. Не стали мучиться, что-то отдельно выдумывать, а сделали несколько рекламок на заданную тему. Все в восторге, мы - тоже. Джерри и Галя в голубков играют, глазки друг другу строят. Он её даже сегодня на ужин пригласил, но Галя не пошла. Говорит:
- А вдруг он целоваться полезет? Что я маме скажу? Ещё чего! Я приличная девушка! - а сама хохочет-заливается. Но боится. Хотя, разве ж я не вижу, как ей хочется?
6 июня:
--------
Уговорил он её. Вон как перед зеркалом вертится.
Дали нам тяжеленный каталог с фотографиями для работы. Сказали, мол, посмотрите на все параметры, может, чего подправите или какие идеи возникнут. Вот хитрецы! Подсунули чужую работу! Ладно, сойдёт и это. Мы добрые.
7 июня:
--------
Приходил сегодня к господину Алексеевичу какой-то дядечка. Сокрушался, что у него проблемы, из-за чего всполошили половину агентства. Пыталась выяснить, что это за человек, но все делают дежурные улыбочки и молчат как пленные партизаны. Галя говорит, что это вроде бы личный фотограф Мадонны. Да быть не может! А чего он тогда здесь такую панику развёл?
8 июня:
--------
В одиннадцать пришёл Алексеевич и таким мышиным шёпотом начал: ой, девочки, да вы такие умницы, да вы такие красавицы, всё у вас так хорошо получается, давайте с вами краткосрочный контракт заключим. Я удивилась - какой ещё контракт? Ведь он прекрасно знает, что за такую самовольность нам начальство может и по ушам нахлопать. А он говорит, что это не самовольность, а своего рода "шабашка". Я как цену услышала (вообще-то я человек не корыстный), как-то сразу так интересно стало. А дело вот в чём. Вчерашний мужчина, Джон Айзек (Стоп. Где-то я уже о нём слышала.), личный фотограф одной ну очень богатой и супер-пупер известной звезды, не может устроить своему клиенту плановую фотосессию в связи с личными проблемами. Так как Айзек и Алексеевич довольно давно знакомы (первый "сидит" на поддержке "FotoBank") и Айзек не хочет сильно большой огласки, он счёл самым лучшим обратиться сюда. Понятно, что Алексеевич любезно (за деньги) согласился помочь, выделив ради благого дела своих лучших специалистов. Я спросила, не боится ли он доверять такое ответственное мероприятие двум незнакомым женщинам. Он ответил, что задействует весь отдел, и что наш профессионализм ему всё сказал за нас. Пообещали подумать до завтра. Что же это за знаменитость такая, о которой так усердно хлопочут и чьё имя в такой тайне? Кстати, зайдя сегодня в одну студию, увидела у окна шикарный постер с М.J.
Теперь терзаюсь сомнениями: а не "притырить" ли?
9 июня:
--------
Подумали. Согласились. Уж больно цена хорошая. Да и Галя говорит, что лишний опыт не помешает. Пётр как услышал, чуть обниматься не полез. Вызвал адвоката, заключили контракт. Пыталась узнать, что нам за клиент достался. Увиливают. Я, в конце концов, так разозлилась, как закричу:
- Ну не с невидимкой же работать! Мы имеем право знать! Пётр вздохнул и "раскололся":
- Девчата, только ради Бога - соблюдайте конфиденциальность! Эти звёзды, они такие капризные, сами понимаете какая это ответственность. Мы ответили, что нам абсолютно не выгодно кого-либо подводить. Пётр встал и подошёл к стене, которую в неисчислимом количестве покрывали фото и плакаты, и указал на постер у окна:
- Вот. Только, пожалуйста, очень тихо и осторожно! Умоляю! Хорошо, что я сидела. Галка хмыкнула и пихнула меня локтём, а я... зажала рот обеими руками. Перед глазами мерзкие такие мушки залетали, как тогда, когда собираешься в обморок упасть. Не верю!!! Не правда!!! Не может быть!!!!!
Весь день после этого прошёл в полной прострации. Пила валерьянку пузырьками и "переваривала". Естественно, что ночью не спала. Сердце моё, похоже, захотело выпрыгнуть из меня. Не может быть!!!
9 июня:
--------
Сессию назначили на одиннадцатое. Я повешусь от напряжения!!!!!!!!!!!
10 июня:
--------
Нас с Галей разделили. Мне дали ту студию, где постер. Постоянно теперь подхожу к нему со словами: "Родненький, только не пугай меня!". Галю (её счастье!) посадили в кабинете у Джерри. Где-то после обеда окружающие вдруг бросили свои дела и засуетились. Ой, неспроста! Спряталась в туалете. Думаю, ну и бегайте себе, а мне и тут хорошо. Подкрасилась не спеша, причесалась, конфету съела. Вышла. Смотрю - в коридоре столпотворение, глядь за окно - там всю площадку оцепили. Искала Галю, не нашла. Тут мимо Пётр бежит. Я его - хвать! Не успела ещё ничего сказать, а он:
-Весь отдел в студии. Клиент приехал, иди знакомиться.
Я чуть сознание не потеряла. Понимаете, "клиент приехал"! На ватных ногах кое-как добрела до двери, постояла с минутку, отдышалась и потом как в омут с головой. Была не была! В крайнем случае, просто тихо скончаюсь на месте. На цыпочках вошла в студию, думая то ли смеяться, то ли плакать. Сейчас я увижу человека, на которого до этого могла смотреть лишь по телевизору, которого знает весь мир (за исключением папуасов. У них нет ни телика, ни радио, ни журналов. Бедняжки!), о котором мечтают тысячи таких девушек как я, который... Дальше не успела подумать, так как увидела ЕГО... ОН стоял возле стола и увлечённо разглядывал каталог.
Ой! Ой-ёй-ёй! Мама! Мамочка!!! Сердце заколотилось, коленки затряслись, глаза выпучились, рот приоткрылся. ГОСПОДИ!!! Вот он в метре от меня, а я... я... стою и молчу как последняя дурочка, лишь взглядом пожираю его стройную фигуру в чёрном, эти до боли знакомые завитки на лбу, это тонкое точёное лицо, эти дерзкие тёмные глаза... Секунд 15 я не могла даже шевельнуться. Тут он повернулся и внимательно так посмотрел на меня своими большими бездонными карими очами, отчего по спине мурашки побежали. Щас умру!!! Хотя нет. Выжила. Попробовала что-нибудь сказать - долго горло не слушалась. Все английские слова враз позабыла. Наконец, собрала всю волю в кулак и выдавила:
- Добрый день, сэр.
- Здравствуйте. - Весело отозвался он и поморщился:
- Сэр? Не надо. Просто Майкл. Это вы будете со мной работать вместо Джона? При звуках его бархатного голоса у меня перехватило дыхание. Словно испугавшись отказа, я быстро закивала.
- Я, наверное, вас шокировал?
- Да. Достаточно сильно. Не каждый же день...
Он застенчиво улыбнулся. Эту улыбку я запомню на всю жизнь.
- Конечно. Я понимаю. Но я точно такой же человек, как и вы. Ничем не отличаюсь, поверьте. Ничего особенного. Ну да, милый, кому ты лапшу вешаешь?
- Давайте присядем. Расскажите, пожалуйста, с кем вы работали? Я принялась перечислять фамилии и названия. Он послушал, покивал (будто он всех знает!).
- Мистер Айзек вам рассказывал о моей сессии? Что вы думаете? Профессионализм взял своё. Я осмелела и принялась делиться своими мыслями, сначала заикаясь и тщательно подбирая слова, потом - всё увереннее и легче. Несколько раз он одобрительно вздёргивал брови, а затем начал оживлённо обсуждать некоторые моменты. Где-то через полчаса мы уже болтали вовсю, забыв про всех, как будто были давно знакомы. Чертовски обаятельный парень! (и дьявольски хорош собой!) С темы сессии перешли на проект "Pepsi", говорили обо всём, спрашивал о моих взглядах на его те или иные образы. Я старалась не задавать лишних вопросов, вести себя очень вежливо и корректно. Пока он говорил, я всем своим существом впитывала этот тихий божественный голос, впивалась взглядом в каждую чёрточку его лица, ловила каждое движение и тихо млела. Вот оно! Всевышний исполнил мою мечту! Больше мне ничего не надо. Как хорошо, как чудесно!
Мы договорились завтра начать в 10. Когда он уходил, пожал мне руку. Меня как током ударило, когда я прикоснулась к его тёплым пальцам. Клэр в этот момент что-то сказала, по-моему, пошутила, а он зажмурился и тихонько так рассмеялся. Я услышала его и поняла, что пропала. Окончательно и бесповоротно. До поздней ночи у меня в голове звенел этот тихий смех. Скоро я сойду с ума. Я уже устала молиться... Как славно умирать... От тяжёлой неизлечимой болезни, имя которой Майкл Джексон.
11 июня:
--------
Никогда ещё так не собиралась на работу. Пою, пританцовываю, смеюсь безо всякого повода, Галку обнимаю, а она ворчит, мол, не мешай мне собираться, а то накрашусь как попало, Джерри испугается и убежит. Короче, как две дурочки. Такие счастливые! Ну, ещё бы! На работу едем как на праздник. Приехали, всё быстренько подготовили, ждём. Точнее я жду. Эти двое у себя кофе распивают. Вот 10.00. В коридоре начинается беготня. Через 5 минут в студию заваливает толпа. Знакомлюсь, здороваюсь, ищу глазами. Нету! Спрашиваю у первого попавшегося охранника:
- А где же...?
- Вы меня ищете? - раздаётся вдруг откуда-то сбоку знакомый голос.
Нет! Бегемота в Арктике! Оказывается, он скромно стоит возле стены с плакатами. Сегодня он в белом, что ещё больше подчёркивает его выразительные глаза, плавность движений и оттеняет кожу, а тугой "хвост" превратился в пушистую гриву, свободно разбросанную по плечам.
- Это вы снимали? - он дотронулся до постера (того самого!).
- К сожалению, нет. Но если бы была такая возможность, то я бы сняла точно так же. - Я постаралась, чтобы мой голос не дрожал. Получилось.
- Красиво. И подпись оригинальная. Слушайте, а ведь неплохая идея! Как насчёт обложки в таком же стиле? Ну, чтоб так же крупный план, игра света и всё такое... А то я собрался выпускать переизданный сборник хитов, а что-то мне из всего предложенного ничего и не понравилось, - рассуждал он. Я его заверила, что мы обязательно над этим поработаем и поинтересовалась что за сборник. Он сказал, что ничего нового. Я не удержалась и стала расспрашивать подробнее. Ответив на несколько моих жадных вопросов, он прищурился:
- А, поклонница значит! Что ж, очень приятно.
Я улыбнулась и опустила глазки. Познакомил меня с Карен Фэй (это его гримёр) и Йолантой Варник (стилист). Приятные барышни. Всё отведённое время работали над крупным планом. Попутно объясняла, как я это вижу и как хотела бы оформить. Во время одного снимка мне понадобилось, чтобы он облокотился на стену и сделал чувственное выражение лица. Он исполнил все мои прихоти, но я продолжала командовать:
- Голову немного вверх и влево. Взгляд чуточку помягче. Ещё мягче. Ещё. Отлично. Теперь хорошо бы одну пуговичку расстегнуть и воротничок пошире раскрыть.
- Вот так?
- Нет, побольше.
По старой привычке я подошла и сделала так, как того требовала. Словно невзначай скользнула пальцами по мягким контурам красивой шеи. Он вздрогнул:
- Руки какие холодные...
- Извиняюсь, я не хотела. Просто волнуюсь. Немного.
- Всё в порядке. Это естественно, - улыбнулся он и мы продолжили.
До самой последней минуты, он, видя моё смущение, пытался меня успокаивать, отвлекая внимание. Я же таяла от его улыбок и легкого пряно-древесного аромата, который волнами исходил от него.
- Завтра встречаемся в девять. Устроит? - предложил он на прощание. Мне показалось, что в его голосе прозвучала нотка личного интереса.
- Конечно, Майкл. Буду рада, - сказала я таким тоном, словно он секунду назад назначил мне свидание. Да, собственно, так оно и есть. Весь вечер шатались с Галей по бульвару, обсуждали своих "парней". Потом зашли в кафешку и выпили по бокалу шампанского за удачный день.
12 июня:
--------
Сегодня опять как ненормальная ехала в агентство. Бегу, спешу, в голове только Майкл. Уже коленки не принимают неестественное положение вовнутрь. Пришёл в красном.
Говорит - это чтоб опять не потерялся. Рассказывает анекдоты, шутит, смеётся. Обстановка у нас самая непринуждённая. Стараюсь найти предлог, чтобы лишний раз подойти поближе, потрогать. Господин Алексеевич то и дело заглядывает к нам, интересуется как дела. Забодал! В общем, день прошёл классно.
13 июня:
--------
Ааааа! Ну, вот сказано тринадцатое! Вот невезуха! Майкл огорошил меня новостью, что ему срочно понадобилось куда-то лететь, и целых три дня мы не увидимся. Он ещё здесь, а я уже скучаю. Хотя работки и без него хватает. Значит, будем в гордом одиночестве оформлять фотки и утирать слёзки.
14 июня:
--------
Одиноко как-то. Тоскливо. Только фотки в руках да кассета в плейере. Где ты?
15 июня:
--------
Ещё хуже. Вообще плакать хочется. Особенно при взгляде на Галкину счастливую рожицу.





Сообщение отредактировал арни - Понедельник, 14.02.2011, 16:48
 
арниДата: Понедельник, 14.02.2011, 16:16 | Сообщение # 26
Группа: Поклонники V.I.P.
Сообщений: 3450

Статус: Offline



16 июня:
--------
Завтра приезжает. Не могу дождаться!!!
17 июня:
--------
Ураааа!!! Наконец-то! Немного сонный, зевает. Говорит, поздно ночью вернулся, не выспался. Но, по-моему, это ему совершенно не мешает обсуждать индийскую культуру.
Показала результаты наших совместных трудов за прошлые дни. Цитирую:
- Ух ты! А это как? В какую сторону? А. Вот так. Прелесть! Так, а это что? Мммм, здорово! Эта тоже ничего, я тут на маму сильно похож... Вот эта красивая. Сюда, мне кажется, нужно что-то добавить. Нет, придумал! Сделайте в серых тонах, а? Угу, а это? О! То, что надо. Честно сказать, я сомневался, что она получится так хорошо... - и так далее.
Ах! Сам Майкл Джексон похвалил! Кааак прияяяятно, кто бы знал!
Как писал, кажись, Крылов? "...Если ТЫ скажешь это, для меня и хула - похвала".
18 июня:
--------
Пришёл с питоном. Тётки в ужасе. Я же змей не боюсь. Сделала несколько снимков с этой цацкой. Майкл утверждает, что змеи его успокаивают, мол, они всегда такие невозмутимые. Потом мы отвлеклись, и этот самый питон уполз под шкаф. Полчаса выковыривали. Никогда ещё так не веселилась!
19 июня:
--------
Приехал взволнованный, красивый весь:
- Я ненадолго. Давай всё быстренько сделаем, и я побегу. Говорит, что предстоит какое-то очень важное интервью. Я помучала его часик и отпустила.
А вообще, очень лестно, что он не бука и охотно делится своими планами. Значит доверяет.
Галка советует:
- Ну что ты за женщина! Такой парень, а ты... Построй ему глазки, пококетничай, авось что и выйдет.
Как ей объяснить, что в его присутствии я все её советы забываю?
21 июня:
--------
Эх, вот так бы всегда: приезжаешь на любимую работу, с хорошей зарплатой, да ещё и почти каждый день общаешься с... ах, таким человеком! Похоже на сон, боюсь проснуться. Наши отношения с Майклом уже не официально-подчёркнуто вежливые, а почти что дружеские. То есть он спокойно в моём присутствии может, например, ни с того ни с сего скроить смешную мордочку, подбежать к окну и детским голоском заявить: "Смотри, птичка!"
Или я могу, совершенно не стесняясь, отколоть какой-нибудь номер. Каждый раз в студии стоит такой хохот. Зато все уже знают: процесс пошёл.
22 июня:
--------
За всё хорошее рано или поздно приходиться платить. Сегодня пришлось расплачиваться собственным здоровьем. Я, как обычно, отработала день, идти никуда не хотелось, поэтому вечер мы с Галей решили провести в номере. Было уже часов 11, Галя пошла за чем-то вниз. Я устроила себе маленькую постирушку. Едва я вытерла руки, послышался стук в дверь. Я спросила кто там.
- Извините, что так поздно. Я ваш сосед по номеру снизу. Хотел вас спросить... - робко ответил мужской голос.
Не заподозрив ничего странного, я приоткрыла дверь. За ней стоял лысоватый, но ещё молодой мужчина самой обычной внешности.
- Скажите, у вас ничего не протекает? У меня в ванной просто потоп!
Испугавшись, что плохо закрыла кран, понеслась в ванную.
- Нет, сухо. У нас всё нормально. Вызовите кого-нибудь из персонала и попро...
Внезапно на меня обрушилось что-то тяжёлое. Я упала на пол, со лба закапала кровь. Я попыталась повернуться, чтобы хоть что-то разглядеть, но чья-то рука грубо вцепилась мне в волосы и не давала пошевелиться. Тогда я осторожно скосила глаза и увидела этого же самого нагло ухмыляющегося мужика. Меня обуяла такая злость! Какой-то козёл смеет на меня нападать! Извернувшись, я сумела заехать ему ногой в живот. Он охнул и на мгновение отпустил меня. Этой секунды мне вполне хватило, чтобы выскочить из ванной, добежать до двери и отомкнуть "заботливо" запертый им замок. Но выбраться в коридор я не успела, так как снова была схвачена и брошена на пол. Несколько секунд я боролась со стальной хваткой, пока, наконец, мне не удалось оторвать от себя мерзкие потные "клешни".
Тогда он не стал со мной церемониться, а просто наступил коленом на грудь и стал душить. Снова каким-то чудом я смогла вывернуться и укусила его за руку. Он ответил мне оглушительной оплеухой, от которой зазвенело в голове. Я закричала, но он отвесил ещё одну пощёчину и принялся затыкать мне рот моей же рубашкой, в результате чего оторвал от неё один рукав.
Внезапно послышался грохот, и всё разом закончилось. Полузадушенная, я лежала, свернувшись в комочек и прислушивалась к тишине, пока не догадалась открыть глаза. Мужик, похоже, был без сознания. Это вовремя подоспевшая Галя огрела его стулом. Она села на него верхом, предварительно связав ему полотенцем за спиной руки, и спросила:
- Ты как?
Я мотнула головой, типа, нормально.
- Сможешь кого-нибудь позвать?
Я повторила тот же жест и выползла в коридор.
В следующие 20 минут вся гостиница собралась возле нашего номера, а в самом номере рыскали полисмены. Потом нас повезли в участок. Я как сквозь туман давала показания. Хоть меня и завернули в одеяло, но трясло меня капитально.
Потом меня осмотрела врач, обработала раны и дала подписать бумажку о том, что мне требуется успокоительное. Я подписала, вкололи, жутко захотелось спать, но спать не давали, а всё спрашивали, спрашивали... Выяснилось, что этого мужика уже не первый раз ловят, и что он страдает психическими расстройствами. Вообще кошмар! Зачем таких только на свободе держат? Надо же, а выглядит как нормальный. Закончилось всё тем, что позвонили в какую-то медицинскую организацию, якобы отвечающую за этого мужика, оттуда приехали люди, полюбовались на мой "фейс", и, слёзно попросив не подавать в суд, потихонечку выплатили неслабую компенсацию, и дело так же потихонечку закрыли. В состоянии лёгкого шока я на всё соглашалась, лишь бы это побыстрее закончилось. Мдаа, а я-то фильмов насмотрелась, думала, затеют дело с долгими детальными разбирательствами...
Всю ночь проканителились. Я так и не смогла поспать.
23 июня:
--------
В агентство приехала в кофте под горло и чёрных очках. Так надеялась, что сегодня буду работать только с аппаратурой и каталогом. Но около десяти всё забегали как цыплята, а в 10.23 отведённое мне помещение наполнилось людьми, а именно: Клэр Уиттон, пара любопытных коллег, секретарь, телохранители, Карен Фэй, Йоланта Варник, Пётр... и, конечно же, тот, ради кого бегали. Пока они что-то решали (я не слушала), просто встала у окна и ждала. Жутко разболелась голова. Хотелось только одного - покоя. Наконец, они ушли, остались Майкл, Карен и "гард". У меня в студии стоит небольшой телик. Карен быстренько "поправила" своего подопечного, и они с "гардом" уселись его смотреть, чтобы нам не мешать. Мне пришлось снять очки. Блин, ещё со светом работать! Хоть я и пыталась не выставлять синяки, но, судя по недоумённому взгляду, Майкл заметил, равно как и красные опухшие глаза. Однако тактично промолчал. Я тоже большую часть времени молчала, изредка подавая команды; как-то совсем не было настроения разговаривать. Вдруг замечаю, что по телику идут местные новости и там говорят о ночном "происшествии". Вот это меня и доконало. Вспомнив морду этого негодяя, я просто упала на стул и расплакалась. Ребята перепугались, стали успокаивать. Потом внезапно у Майкла глаза расширяются до предела, и он восклицает:
- Боже!!! Так это были вы?!
Я ответить не могу, реву, меня трусит крупной дрожью. Карен схватила меня под локоть, повела в туалет и как следует намочила холодной водой, отчего вся пудра слезла и отвратительные "фонари" стали ещё заметнее. Майкл дальше работать отказался, велел ребятам пойти погулять. Мы остались наедине. Я уже почти успокоилась, его присутствие вселяло в меня уверенность. Следующий шаг я оценила по достоинству. Вот это человек! Какой же он всё-таки умница! Так благородно с его стороны. Он сел рядом и спросил:
- Хочешь поговорить об этом?
Я взглянула в его глаза и призналась во всём, что меня пугало. Я рассказала как что было, рассказала, что мне страшно возвращаться в гостиницу, что не проходит ощущение, будто за каждым углом кто-нибудь поджидает. Он попытался меня ободрить, сказав, что всё уже закончилось, и предложил перебраться в другую гостиницу. А толку? Где гарантия, что и там такое не случится? Я, конечно, понимаю абсурдность своего страха, но это выше меня. Так ему и сказала. Пока говорила, опять нахлынуло, я снова захлюпала носом. Если честно, кошмарно стыдно плакать перед ним, раззюзилась, как грудной младенец. Вдруг он зачем-то попросил показать синяки. Я ограничилась тем, что отвернула воротник и закатала рукава. Майкл был в ужасе. Он быстро-быстро заморгал, сжал челюсти и прерывисто вздохнул. Потом взял мои руки в свои (тут я подумала - да пусть хоть мир перевернётся, лишь бы он не отпускал меня) и улыбнулся какой-то слишком уверенной улыбкой:
- У меня идея. Я приглашаю тебя к себе.
Я ушам своим не поверила!
- Майкл! Да как же... - мой голос задрожал как у овечки из сказки при виде волка. Но он перебил меня:
- Да. На недельку. А что, хорошо. Представь себе, что едешь на каникулы куда-нибудь в... ну... куда-нибудь.
Ничего себе!!! С одной стороны - да, чудовищно (другого слова не подберу) здорово оказаться в Стране Чудес бок о бок с любимым мужчиной, но с другой... (И почему я свою совесть в роддоме на чистую пелёнку не променяла?! Предлагали же!) Как я могу напрягать человека, которого знает весь мир, у которого своих проблем выше крыши? А если эта чёртова пресса? Как это скажется на его репутации? К тому же я не одна. Но он и слушать не захотел:
- А что, разве я не человек? Не имею права никого приглашать? Ничего. Будете вместе с подругой. У меня весело! Как раз это поможет вам быстрее прийти в себя.
- Но, Майкл! Неужели тебе охота вешать на себя дополнительные заботы? Да и таблоиды, телевидение... Это небезопасно для тебя, - возразила я.
Он отвернулся и застенчиво опустил глаза:
- Как приятно слышать! Честно. Но позволь мне помочь. Это от души.
Я начала было говорить, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих, но он внезапно очень быстро спросил:
- Ты отказываешься?
Сердце моё ответило быстрее, чем мозг:
- Нет! Нет конечно! - и только через несколько секунд до меня дошло, что я что-то сказала.
- И к тому же, - продолжал он, - ты сейчас не в том положении, чтобы спорить со мной. Это мой каприз. В конце концов, я суперзвезда или кто? А звёзды, они знаешь какие капризные! - повторил он слова господина Алексеевича, -
А ещё я старше. Младшие должны слушаться старших. Знаешь такое? - Майкл шутливо выпятил губы и топнул ногой. Мне безумно захотелось его поцеловать. Он дал мне телефон секретаря и время на окончательный ответ до вечера.
Чудны дела твои, Господи!
Хоть я и была в состоянии "треснутости кирпичом по башке", но сумела поговорить с Галей. Опять меня ждал сюрприз.
Она сказала, что Джерри как только узнал, сразу предложил то же самое, и она согласилась. Одна я остаюсь. Ну что ж. Майклу легче будет. В 5 позвонила секретарю, доложила обстановку. Она мне ответила, что в 7.30 пришлют за мной машину. Быстрее пули я полетела в гостиницу собираться и выписываться. В холле Галя шепнула:
- Молчи, слушайся и наслаждайся. Завтра увидимся. Во выдержка! Как у партизана! Я попробовала её уговорить ехать со мной (пока приглашают!), но эта козюля сделала вид, что ни русского, ни английского языка не понимает.
Ох... Ну, кажись, всё. Вперёд!
...Повезли меня в неизвестном направлении. Всю дорогу пыталась рассмотреть хоть что-нибудь через тонированное стекло. Ехали минут 20. Симпатичный мужчина, который был в машине помимо меня и водителя, почти что не разговаривал. Спросил только: есть ли у меня фото или видеокамера? А то отнимут - снимать запрещено. Ну! И ежу понятно. Едва вдалеке показался длиннющий каменный забор, сразу стало так спокойно на душе, аж сама удивилась.
На въезде возле ворот меня и мои вещи проверили металлоискалкой. Досмотрели всё, что могли. Я понимаю - безопасность, блин. Хотя в те моменты мне было совершенно не до этого. Ещё минут 5 ехали до самого дома. Чуть голову не открутила, оглядываясь и разглядывая. Ёёё!!! Вот это дааааа!!! Крутоооо!!! Мне и во сне такое бы не приснилось!
Везде зелень, море, нет - океан цветов, постройки, лужайки, статуи, целая система дорожек, ручьёв, мостиков... а возле дома - громаднейшая клумба в виде часов. И что самое смешное - эти часы идут!
Да и сам дом не дом, а Тадж-Махал какой-то. Сказать гигантский - ничего не сказать, это определение слишком мелкое. Нет слов, чтобы описать мои чувства и эмоции, одни буквы! Прямо Диснейленд! Подрулили мы к этим часам. Только я вылезла, сразу же подошли ко мне люди, стали знакомиться, расспрашивать. Меня поразило то, что они вели себя так, будто они меня уже 100 лет знают и любят. Один весёлый блондинчик с бородкой взял мои чемоданы и понёс их в дом, а я по белоснежным ступенькам пошла за ним. Вошли в холл, как в концертный зал. Ой! Воды! Боже, какая роскошь! Какая люстра!
Что будет, когда её включат! Обязательно на это посмотрю! Тут выходит Майкл и говорит: "Добро пожаловать в Страну Грёз". Я вообще удивляюсь, как я сразу инфаркт не заработала? С самого начала как у меня челюсть отвалилась, так до поздней ночи назад и не вернулась. Короче. Устроили меня на третьем этаже в роскошнейшей громадной комнате со светильничками на стенах повсюду. Ещё к ней прилагалась ванная с зеркалом во весь рост и балкон с видом на бескрайние просторы.
Ох... Точно сегодня инфаркт будет! Пока я осматривалась, Майкл участливо поинтересовался:
- Ну как? Нравится?
А чё полегче он не может спросить? Неужели по моей обалдевшей физии не видно? Познакомил меня с горничной Бланкой и экономкой Гортензией, и сказал, что если что - обращаться к ним. Потом предложил такую программу: я немного отдыхаю, затем небольшая экскурсия по дому и, наконец, мы ужинаем. Так и поступили. Я, как заправская хозяйка, устроила в комнате всё по своему вкусу, разложила вещи в шкафу и в ванной, замазала свои "фонари", переоделась в облегающее платье стального цвета и даже успела сварганить себе на голове нечто простое, но очень элегантное (они у меня длинные, поэтому я соорудила пучок наподобие "ракушки".) Когда Майкл увидел меня - отвесил комплимент: "Чудесно выглядишь!" и довольно выразительно обвёл взглядом мою фигуру. Я тут же засмущалась и разулыбилась. Да, сама знаю, фигура что надо, и я умею это использовать. А что делать? Кому сейчас легко? Жизнь такая. Поэтому голову кверху, походочка от бедра (благо я на шпильках), реснички полуопущены, на губах загадочная улыбка, и вперёд - на осмотр "местных достопримечательностей".
Сначала обошли весь третий этаж. В коридоре на стенах почти такие же светильнички, как в моих апартаментах, картины. Возле лестницы за углом стоит на полу большая вьющаяся штука наподобие пальмы, её зелень оплетает каркас в виде арки под потолком. Ещё мне очень понравилась комната с креслами-качалками, "плетёным" столиком и маленькими пушистыми ковриками. Майкл сказал, что увидел эти коврики на какой-то выставке и не устоял. Люстра была как будто увешана серыми и белыми прозрачными бусами, абажур такой. Безумно интересно! Вообще же можно подумать, что тут император живёт.



 
арниДата: Понедельник, 14.02.2011, 16:17 | Сообщение # 27
Группа: Поклонники V.I.P.
Сообщений: 3450

Статус: Offline



Спустились на второй этаж. Везде игрушки. Даже ковровая дорожка - и та со слонятами. Ну Майк! В одной комнате почти её всю занимает игрушечная железная дорога, в другой - авторалли, в третьей целый склад: различные игры и игрушки, в четвёртой - в полный рост разные герои передач, мультиков и фильмов. Аж в глазах запестрило! Привлекла особенно моё внимание старомодная печатная машинка. В неё вложен лист и на нём чернеет всего одна строка - "Все мы хотим Рождества".
На первом этаже, оказывается, два холла: верхний (парадный) и нижний (из него можно выйти на северную сторону дома, а там как раз проходит железная дорога. Весьма удобно.) В гостиной же стоит пианино из красного дерева, у окна большая скульптура, есть камин, над ним красивая резная полка, на которой стоит игрушечный дом, очень много всяких фигурок, украшений и прочих милых штучек. Если пойти налево, то через 4 двери будет библиотека. Высоченные шкафы, забитые самой разнообразной литературой (интересно, если из всех этих книг построить здание - в сколько этажей получится?), статуя Аполлона, просторный стол с кучей вещей на нём: лампа, журналы, бумага, телефон, фигурка охотничьей собаки, семейный портрет и т.д. (почему-то сразу же, как я увидела этот стол, захотелось разложить на нём прелестнейшее создание, которое сейчас стоит позади и пытается делать вид, что моя... э-э-э... "пятая точка опоры" его абсолютно не интересует. Господи, о чём я думаю!) В общем, пока дошли до столовой, я почти ничего не соображала - слишком много впечатлений. Быстро описываю столовую: роскошнейшая огромная зала с несколькими большими белыми столами, очень светлая, с "французскими" окнами, из которых открывается вид на дивную лужайку с жёлтыми цветами и стрижеными под зверей кустами. М-дааа... А ещё говорил, спокойно будет. Сажусь за стол и чувствую, что сейчас начнётся нервный смех. Вокруг люди начинают ходить, мгновенно появляется еда. У одной женщины с блестящим блюдом Майкл что-то тихо спросил, она ответила:
- Как обычно. Надеюсь, хорошо.
- Обожаю эти ваши "как обычно"! - воскликнул Майкл, восторженно следя за блюдом в её руках.
- Лина, а где Горди? Позови его сюда, пожалуйста, - обратился он к другой. Затем он повернулся ко мне, и на его лице появилась мечтательная полуулыбка:
- Ты любишь рыбу?
Нет. Ненавижу.
- Люблю, - я изобразила похожее выражение. Детка! Ради тебя и дохлых крыс любить буду! Хотя я преувеличиваю. Рыба оказалась вкусной. Её подали с красным кисловатым соусом. Поначалу я растерялась: как же её есть и вообще как себя вести? Но, увидев, как Майк непринуждённо её ковыряет, последовала его примеру. Едва мы начали, есть, вбежал мальчик лет восьми. Поглядев на меня, он туда-сюда повёл глазами и неуверенно поздоровался. Некоторое время он вёл себя настороженно, а позже, когда Майкл поинтересовался, в чём дело, рассказал, что я очень похожа на медсестру, которая делала ему больные уколы, и он перепутал.
- Только у неё голос другой, - добавил Гордон, расслабленно жуя, и принялся трещать о каких-то своих делах. Мы с Майклом переглянулись и улыбнулись.
Очень помогло то, что к рыбе прилагалось лёгкое вино. Я тоже расслабилась. Сковывавшая все мышцы напряжённость понемногу исчезала. К концу ужина я уже чувствовала себя в своей тарелке, и даже шутила. Когда мы насытились, от
Горди поступило весьма интересное предложение посмотреть "Рассеянного Сэма". Это его любимое кино. Мы вышли через нижний холл к длинной "платформе". Сбоку на стене висела ярко-красная штука, похожая на стоп-кран. Горди вприпрыжку подбежал к ней и, взявшись обеими руками, надавил. Через минуту подъехал изящный пассажирский состав, который вёл человек в ж/д форме.
Майкл жестом пригласил войти в вагончик, и мы покатили. Оххх... Я уже устала удивляться и поражаться всему этому великолепию! Деревья мягко мерцают в темноте, создавая ощущение нереальности (на них развешаны фонарики), везде гирлянды, подсветки. Вот проезжаем совершенно потрясающий фонтан. Чувствую себя Золушкой на балу... Добрались до двухэтажного кинотеатра. Обстановка внутри соответственная, большой экран, много мест. Майкл также показал мне комнату, откуда хорошо видно экран. Там стояли кровати и странные кресла. Он объяснил, что иногда у него гостят тяжелобольные дети и им тут очень удобно. Устроились в середине с попкорном и конфетами. Началось кино. Это был старый смешной фильм про приключения одного дяденьки, который всё время что-нибудь забывал. Потом у меня начали слипаться глаза. Тем же макаром меня довезли до дому. Заметила Майклу, когда он провожал меня наверх:
- Как же вы на такую высоту с полным желудком взбираетесь?
- Вообще-то ногами, - хихикнул он, - но обычно мы стараемся этого не делать. Спать ведь можно везде, где хочешь.
На прощанье он полюбопытствовал насчёт моих эмоций и впечатлений. Я не стала ничего говорить, а просто закатила глаза и сладко вздохнула. Он заулыбался и ответил, что очень рад этому. Вот такой вот получился день. Спасибо тебе, Майкл, за то, что не оставил. И спасибо тебе, Господи, за то, что хватило ума не отказаться, как Галка.
24 июня:
--------
Первое, что я увидела, проснувшись - на моём животе преспокойно спит полосатый кот. Погладила его по спинке - замурчал, приоткрыл жёлто-зелёные глаза. Я подумала, что это здешний котик, но одна дама из персонала (Черри) развеяла мои сомнения, сказав, что он:
-...к поместью не относится, но иногда нас навещает.
Скорее всего, пробрался через открытое окно. Она выпроводила его на улицу и спросила о моих планах на ближайшие два часа, после чего предложила завтрак и немного осмотреться. Я - за!
Вошли в небольшую комнату. В ней можно спокойно покушать, когда никого не хочешь видеть. За столом при полном параде - Майкл, одной рукой сортирует листки в папке, другой быстро-быстро доедает. Спросил меня, как спалось, как настроение. Потом вскочил, извинился, мол, жутко некогда, и умчался. Едва успела ему крикнуть, что в 12 ему нужно быть в агентстве. А я наскоро перекусила и мы с Черри пошли гулять.
Чего тут только нет! И бассейн с вышкой, и парк развлечений, и дом для крупных мероприятий, и небольшие автомобильчики, чтобы кататься по дорожкам, и зверинец... Последний мне понравился больше всего. Там и птицы (утки, лебеди, попугаи, декоративные птички), и змеи (один из звериничных дядей, Брэдли, показал и дал подержать тяжёлого длиннющего питона), и обезьяны, и ламы, и львёнок,
и олени... Когда я зашла к оленям и увидела глаза самочки Красотки, я моментально в неё влюбилась.
Такие же, как у Майкла - ясные, тёплые, невинные и слегка дерзкие. Красотка беременна и скоро должна родить. Было бы здорово, если бы это случилось при мне. Я угостила её кусочком яблока и пошла собираться на работу.
Вот оделась и думаю: как же мне - отсюда, а потом - сюда? Гортензия сказала, что Майкл предупредил шофёра (а их там трое), и всё, что мне нужно - это набрать по телефону 519 и попросить машину. Так и сделала. Через несколько минут у парадной лестницы стоял шикарный чёрный "железный друг". С каким же я удовольствием влезла в него! Ну прям барыня! Еду и прыгаю от нетерпения - столько всего сейчас Галке расскажу!
Ну, у неё конечно восхищения полные штаны; я её дурочкой обозвала, поругала за то, что не поехала. А мне, говорит, у Джерри так понравилось, да и сам Джерри тоже. Целый час болтали, пока не пришла Клэр и не начала знакомить нас с новой аппаратурой. Я облюбовала себе какую-то доселе мне невиданную камеру. Очень быстро с ней освоилась. Классная вещь!
В двенадцать приехал Майкл со свитой, и началось веселье. Мы решили снимать всё подряд, так как Его Величество ещё не соблаговолили придумать тематику на сегодня. Короче "что вижу - о том пою". Начали с того, что Галя поставила шикарное "полотно" (такая декорация) с морем и закатом, одели Майкла в серебристый костюм, на ладони ему потом пририсовали дельфина. Красиво получилось. Переодели, поставили в "невидимку" (весь фон белый). Я попросила его чуть-чуть подвигаться - нужны моменты в движении. Он возразил, что нужна музыка. Бедному парню из охраны пришлось бегать по агентству. В результате, на столе оказался маленький магнитофончик, а Майкл из кармана извлёк кассету, как он выразился, с недоделками. Смеётся, мол, сейчас устроит дискотеку.
Итак, начали. Кнопка "Play", первые такты музыки, Майкл внезапно меняется в лице, принимает эффектную позу, несколько раз щёлкает пальцами, затем следует серия сильных чётких движений. Как наэлектризованный, он то вытягивается, то сгибается самым невероятным образом, то, почти не касаясь пола, выбивает степ в совершенно бешеном ритме.
А эти коронные жесты пальцами, плечами и головой... Эти повороты... Оооо!!! От такого зрелища у всех глаза разбежались. И как я не хотела, а пришлось собрать мои гляделочки до кучи и сконцентрироваться. Майк, как бабочка, летал в танце, а я вокруг него, едва успевая делать снимки. Так хотелось в эти мгновения дотронуться до его стройного гибкого тела, почувствовать напряжённые мускулы под смуглой кожей...
В поту и тяжело дыша, наконец, он остановился. Присутствующие как по команде дружно раскрыли рты и зааплодировали, а он махнул руками, мол, не смущайте меня, и снова отправился переодеваться. На сей раз обтянулся рваными джинсами, и мы поехали "на природу". В одном квартале ему очень понравилась стена, разрисованная граффити, и нам удалось удачно это обыграть. Так же был сделан снимок в том же ключе: стена гаража густо увешана автомобильными знаками, и он - скрестив руки на груди, с выражением полнейшего пофигизма на лице. Этакий оторва.
В три он поехал на какую-то очередную встречу, а мы всей группой со своими громоздкими осветительными приборами обратно. До шести шла "кипучка", зато уже в начале седьмого я освободилась и решила заглянуть в косметический салон на маникюр, заодно пройтись по магазинам. Кроме миленькой "леопардовой" бархатной сумочки и флакона духов "Joy", я приобрела потрясающую заколку со стразами. По пути в Neverland всю дорогу я играла с ней, ловя гранями камешков лучи заходящего солнца.
К восьми вернулся Майкл. Мы покатались на "горках", поплавали по озеру в маленькой лодочке, взяв с собой пакет с печеньем и молочный коктейль. Обсуждали сегодняшний день. Было тихо, романтично и удивительно спокойно. По временам мне казалось, что вот он край Земли, тот самый, таинственный и загадочный, про который мало кто знает.
Потом нас стали кусать комары, а Майк сказал, что хочет залезть в душ. Он взял орешки и поскакал к себе. Я же решила побродить по первому этажу и с кем-нибудь поболтать. Ну, поболтать не удалось, зато одно маленькое происшествие меня очень развеселило. Дело было так. Я пошла в библиотеку, там немного посидела, заглянула в пару-тройку комнат, в гостиную, погуляла по коридору. А потом как куда-то зашла, сама не поняла. И вокруг никого нет, чтоб спросить. Думаю, ладно, буду ходить везде да куда-нибудь и выйду. Прохожу налево и вперёд, смотрю - дверь, жму ручку - не заперто. Открываю. Симпатичная такая комнатка, уютная постелька с нежно-золотистым покрывалом, на столе - телефон, какое-то растение в вазочке, корзиночка с конфетами, книги, несколько портретов и... плюшевая игрушка в виде банана, расшитого бусинками и пайетками. Стало любопытно, решила войти. Внезапно появляется Майкл с полотенцем в руках, видит меня, конфузится и начинает вежливо, но настойчиво из этой комнаты выставлять. Я долго спрашивала, в чём дело, пока мы не оказались в коридоре. Он нехотя объяснил:
- Видишь ли, это моя комната. Я почти никого сюда не впускаю. Извини.
- Да, да, конечно, это ты меня извини. Я нечаянно. Заблудилась, - заблеяла я.
- Ничего. Всё в порядке, - улыбнулся он.
Тут я как ляпну:
- Майкл, а зачем тебе плюшевый банан? Он ресницами захлопал, губу закусил, подумал и сказал:
- Он мне очень нравится. Это... ну, как бы мой талисман. Я всегда его беру с собой на концерты.
Стою, со всепонимающим видом киваю, а сама нанюхаться не могу. Скорее всего, Майкл только что из ванной. Веет от него свежестью и каким-то тонким, почти неуловимым ароматом. Аж обалдела.
Зато, когда нашла дорогу обратно, села на лестнице на ступеньку и кааак разоржалась. Плюшевый банан! Нет, вы видели, а? Во приколист! Хотя, что тут смешного? У каждого свои феньки. А Майкла именно за его заморочки я и люблю.



 
арниДата: Понедельник, 14.02.2011, 16:18 | Сообщение # 28
Группа: Поклонники V.I.P.
Сообщений: 3450

Статус: Offline



25 июня:
--------
Всё утро был кричучий, не в духе, даже ругался. На меня наехал. Увидел вчерашние фотки (слава Богу, не все). Обозвал "глупостью и полнейшей чепухой". Сначала я расстроилась, а потом жутко захотелось съязвить. И я при всех в коридоре сделала перед ним французский реверанс (это когда очень глубоко присаживаешься, почти коленопреклонённая поза), опустила голову и самым покорным голосом прошептала:
- Как будет угодно Вашему Величеству... - причём на полном серьёзе.
Все захихикали, а он растерялся, потом стал в красивую позу и выдал:
- Вот именно! Да здравствует Король! Дорогу Королю! - взял меня под руку, и мы демонстративно протопали к лифту.
Ага, типа подыграл. В лифте так больно меня за бок ущипнул! Но ничего не сказал, и, похоже, успокоился.
День прошёл достаточно быстро, было ну очень много работы, даже пообедать не успела, некогда.
А вечером... Вечером приехала... САМА Джанет! С каким-то дяденькой. Привезла Майклу какие-то документы. Они ушли на третий этаж, а я натянула джинсы, взяла плейер и отправилась на мою уже любимую лужайку с белой беседкой.
Оттуда, кстати, такой классный вид на озеро!
До самой темноты меня никто не трогал, я гуляла везде, где хотела, потом устала и села на траву под деревом возле дорожки. Сверчков слушаю, о жизни думаю. Вдруг слышу:
- А она вот где.
Идут Джанет, Майкл, дяденька и ещё какие-то дамочки. И Майк такой довольный-предовольный. Где-то минут через 10 он вернулся один.
- Можно я с тобой посижу?
Да пожалуйста. Мне аж ещё приятнее. Заметил у меня плейер:
- Кого слушаешь?
- Тебя.
- Ну и как?
В ответ сделала умнющую рожу. Он засмеялся и стал рассказывать, что сейчас снимает клип, что уже почти готово и что это будет круто. Начал было извиняться за то, что утром "нехорошо себя вёл". Я ответила, мол, сам виноват. Он начал спорить, и тут же припомнил мне мою выходку, в результате чего пострадал и другой бок. Потом, всласть наизвинявшись друг перед другом, начали рассуждать на философские темы типа "... а что будет, если..." Блин, ну и мозги у парня! Столько всего знает и молчит! Хотя я иногда и путаюсь в словах и смысле, но с ним так интересно разговаривать! Затем на меня что-то нашло, я придвинулась к нему поближе и шепнула:
- А давай споём!
Он не удивился и скомандовал "Начинай". Я, ни с того, ни с сего, затянула "Liberian Girl", а он слушал-слушал, сказал:
- Эй! Эй! Это моя партия! - и дальше сам начал подпевать.
Потрясающе! У него так чисто и мягко выходит, даже лучше, чем в записи. Он ещё на концах фраз, там, где нужно петь потише, то глаза закроет, то головой покачает, то какой-нибудь жест сделает...
Суууупер!!! Вот милашечка!
Чуть не прослезилась.
Потом за детей заговорили. Чувствую, уже спать хочется, зевать начинаю, но продолжаю болтать. Майкл увлёкся и начал рассказывать про своё детство, что у них была ужасно злая собака Чернушка, как он обожал пончики и тому подобное. Я поудобнее устроилась в траве, опёрлась о ствол и стала слушать, изредка вставляя своё "угу". Уже не осмысливала слова, а просто слушала его голос. Этот тихий божественный голос. Эх... И слушать бы вечно. Самый замечательный голос на свете! Мне так хорошо стало, расслабон накатил... Уже куда-то проваливаюсь, и вдруг как сквозь вату:
- Алё, девушка! Вы тут? А ну-ка бегом в постель.
Какой там бегом. Я даже пошевелиться не в состоянии. Я ему кое-как говорю, принеси подушку - я здесь спать буду.
Он - нет, мол, слишком холодно. И вправду холодно. Я в своей кофточке с коротким рукавом уже вся пупырками покрылась. Двигаться не хочется, а до дома довольно далеко. Слышу, вздохнул этак озабоченно, потом какой-то толчок, и я лечу. Разлепляю полглаза и понимаю, что Майкл меня держит на руках и куда-то несёт. Неважно куда, лишь бы это продолжалось подольше: тепло, уютно, он прижимает меня к груди, как сокровище какое, его волосы мой лоб щекочут, руки сильные, уверенные... Каааайф... Остановился взять меня поудобнее, а я повисла как тряпка, единственное, за шею его обняла и потихоньку улыбаюсь.
Дотащил он меня до, как я его назвала, "Охотничьего домика" (маленькая такая хорошенькая построечка, там всего две комнаты),
аккуратненько плюхнул на диван. Пока он искал покрывало, я лёжа воевала с застёжками на босоножках. В конце концов, он сам их расстегнул, укрыл поплотнее, подоткнул со всех сторон и, значит, направляется к выходу. Я не я буду, если что-нибудь не скажу. На его "доброй ночи" отвечаю:
- Доброй. Надеюсь, тебе на небесах это зачтётся.
Он ухмыльнулся и вышел. А я почесала коленку, перевернулась на другой бок... и потом уже ничего не помню.
26 июня:
--------
Когда проснулась, сначала не поняла где я. Когда же дошло, встала, попрыгала на диване, посидела на подоконнике.
Кстати, судя по отражению в стекле, хорошо выгляжу. Почаще значит надо на руках по ночному саду ездить (типа, тонкий такой намёк). Настроение отличное, иду и думаю: интересно, что он сейчас делает, о чём думает, вот щас как приду, как поцелую мою нежнулю куда-нибудь. Захожу в дом. Тишина. Вообще никого! Ладно, побежала к себе, быстренько переоделась, умылась. Хожу-хожу, ничего не понимаю. Где же все? Вымерли, что ли? Решила сходить на "busyplace" - это кухня и прачечная, а туда чтобы попасть, надо пройти через столовую. Вот я захожу в столовую, и моему взору открывается такой пейзаж: за столом сидят Майкл, Горди, Черри, Пола, Карен Фэй, Дэннис (тот весёлый блондинчик с бородкой), Ванесса (я так и не поняла - она то ли адвокат, то ли ещё кто) и незнакомый парень в синей рубашке и полном молчании пожирают великолепнейший торт.
Вот кролики! Конечно же, я без куска тоже не осталась.
Оказывается, тортик ещё вчера Джанет привезла, и они с Майклом вроде как договорились: если у них получиться какая-то затея с бумагами, то они его сами съедят, если нет - тому дядечке подарят. Стало быть, получилось, но тогда где Джанет? А уже меньше половины осталось. Жую, разговаривать особо некогда - рот вкуснотой занят. К торту периодически подбегают новые люди.
Вот, наконец, все наелись, и остались в столовой я, Майкл, Гордон и Черри. Сначала всё было хорошо, но моего славного солнышку (он сейчас такой красивый - в ярко-лимонной рубашке и белой футболочке. Уууу, зайка!)
дёрнуло спросить, как я спала. Ответила, что замечательно и добавила:
- Жаль только, на ночь сказки не было.
- Ну извини. Я как-то подумал, что ты уже вышла из этого возраста.
- Нет. Я ещё маленькая, - пискнула я детским голоском, - А ещё я темноты боюсь. Уж мог бы и не убегать сразу, - последнее предложение было произнесено очень нежно.
Он внимательно поглядел в кружку и, видимо, попытался отмазаться:
- Ну и что? Я тоже... ммм... иногда боюсь чего-нибудь.
Сочувственно вздыхаю:
- Да-да, я понимаю. Хотя, чего ещё можно ждать от любителя плюшевых бананов?
Ох как ему не понравилось! Как сразу глазами блеснул! Но сдержался, молчит, взгляд опустил, губы поджал. Всё.
Обидела котика ни за что, ни про что. Вот коза! Ну нельзя же так! Пока я думала, как бы получше извиниться, боковым зрением вижу - резко хватает ложку, запускает в тортовые руины... и в меня. Не успела сориентироваться. Белая с зелёным масса влепилась прямо между глаз. Что ж, браво! Я в шоке. А он ложку облизывает и этак невинно интересуется:
- Что-нибудь ещё, может, хочешь сказать?
К этому времени я уже немного пришла в себя. Как заору:
- Ах вот как! - и тоже цап ложку.
У него реакция лучше моей, успел увернуться от "пули". А так как он сидел почти напротив двери, то крем полетел дальше. И тут заходит Джанет в красивом таком "драном" серебристом с розовым платье. Мдааа... Минута молчания. Черри тут же бросилась к ней с салфетками, Майкл сделал вид, что он совсем ни при чём, одна я - с ложкой и "вражеским крестом" на лбу. Джа, пока я горячо извинялась, приводила себя в порядок и молча кивала. Хорошо, что ткань на платье у неё гладкая, даже пятна не осталось. Потом лучезарно улыбнулась своей знаменитой улыбкой и... запулила в меня шоколадной загогулинкой. Горди заржал и опрокинул на себя коктейль. А я сделала вывод: торты у Джексонов в крови и это заразно.
... К вечеру хлынул ливень. Всё попрятались по углам с кислыми лицами. Майкл устроился в комнате на втором этаже под "радугой" (в стене выемка, стилизованная под маленький домик, а над домиком из цветного поролона большая радуга), пишет чего-то. Я и Горди сидим в креслах-качалках, читаю ему "Матушку Луну". Потом из холла доносится:
- Опять! Гадость! Не хочу. Не хо-чу! - это моя конфетка кому-то объясняет, как ему в лом выходить на дождь. Поехал по делам.
Вечер прошёл тихо и скучно, без приключений. Не знаю, когда он приехал. Я уже спала. Снилось, что я пошла в гараж и увидела там мокрую машину и его, тоже мокрого. И мы, якобы, под предлогом того, что промокли и замёрзли, грели друг друга, то есть попросту обнимались. Я хорошо чувствовала, что у меня капает с одежды, и что кружится голова от запаха его влажных, прилипших к моей щеке чёрных прядей. Сон был очень яркий. И до жути приятный.
27 июня:
--------
Несмотря на вчерашний дождь, ужасно душно и жарко. Все ходят с выпученными глазами и высунутыми языками. Я надела свою самую короткую юбку и самую открытую маечку, из-за чего кое-кто из мужского персонала даже начал делать мне глазки. Я тоже немного пококетничала. Майкл сказал, что в этой клетчатой юбке я похожа на школьницу, только белых гольфов не хватает. Ну, чего нет, того нет. А он наоборот, весь закрылся длинными рукавами, очками и т.д. Бедненький, нельзя ему. Теперь ходит, мучается от духоты, постоянно требует мороженого и холодной минералки. Кстати, ой как я сегодня угорала с этого! В общем, проезжаем мы один магазин на площади. А кроме нас в машине обливались потом ещё четверо с телевидения - брали интервью.
Вдруг Майкл, заметив возле этого магазина рекламу (картонные мальчик и девочка держат в руках гигантское эскимо), обрывает фразу на полуслове, прилипает к окну, будто увидел НЛО и начинает подпрыгивать на сидении и с неподдельной радостью вскрикивать:
- Ура! Ура! Мороженое! Ура! Стойте, я хочу мороженое! Дайте! Дайте мне его!
И тут же, поймав недоумённые взгляды, таким серьёзным деловым тоном:
- Извините.
Зато, когда мороженое ему таки принесли, надо было видеть, как он засиял от счастья. Ой, ребёнок! ... Хотела погулять, да уж очень солнце палит. Лежу, пью апельсиновый сок и рисую всякие смешные картинки, покажу потом Горди и Майклу, пусть повеселятся. В четыре не выдержала, пошла гулять по дому. Майкл обнимается с кондиционером, Горди спит, Фло, Черри и Лина пекут булочки к ужину, Лаки цветы пересаживает, Энн и Бланка окна моют. Что б такого себе тоже поделать? В шкафу что ль прибраться? А то я у нас гордая, не позволяю горничным лазить в мои вещи. Начала всё мерить, раскладывать. Вот гляжу на свою сиреневую кофточку и вспоминаю, как Майкл меня на руках нёс. И надо же - до сих пор его парфюмом благоухает! Полчаса нюхала. Чем же он таким пользуется, что я всякий раз с ума схожу?
Внезапно слышу под окном какие-то крики. Высовываюсь. По дороге туда-сюда, перепрыгивая клумбы, носятся друг за другом Майкл и Горди с водяными пистолетами. Хм... любопытно. Вышла на улицу, прислонилась к дереву, наблюдаю. А они бегают, мокрые, хохочут и меня не замечают. Потом у Майкла закончились боеприпасы, и он побежал за новыми. Я присела на скамеечку, любуюсь природой. Вдруг за спиной шуршание, из кустов выскакивает Горди с пистолетом и вопит:
- Ни с места! Это полиция! Руки за голову!
Я, как добропорядочная гражданка, решила сдаться "властям". Идём по лужайке, я - с поднятыми руками, он сзади трусит, держа меня на "мушке". Подходит Майкл:
- Да вы, шериф, я вижу, уже кого-то арестовали.
- Так точно, капитан. Это особо опасный преступник!
- Советую вызвать подкрепление и усилить охрану.
- Не желаете ли помочь, капитан?
Пока они обменивались любезностями, я решила: играть, так играть. Рывок в сторону, ловко выдёргиваю у Горди из рук пистолет, и, направляя на Горди, говорю грозным киношным тоном:
- Ни с места! Это мафия! Если хотите видеть вашего шерифа живым, бросьте оружие!
Майкл смотрит исподлобья (ах какие глазки!!! Сладкий!)



 
арниДата: Понедельник, 14.02.2011, 16:21 | Сообщение # 29
Группа: Поклонники V.I.P.
Сообщений: 3450

Статус: Offline



и не двигается. Горди героически шепчет:
- Капитан, не дайте разгуляться преступности! Стреляйте.
Майкл выжидает некоторое время, потом быстро прячется за дерево. Я растерялась. За те две секунды, пока я терялась и соображала, как поступить, Майкл успел кинуть пистолет Горди. Не дожидаясь пока тот его поймает, я помчалась за "капитаном", а он - от меня. Да! Догонишь его, как же! Таки загнала его в угол между стеной и забором. Подошла чуть ли не вплотную. Нет, стрелять не стану, лучше натурой возьму. Смотрю на его прелестный ротик, примериваюсь. А он, видимо, понял, чего я хочу с ним сделать, молчит, дышит, глазами бегает и в забор вжимается. Хе-хе, не уйдёшь! Он уже почти покорился, между нашими носами расстояние уменьшалось, уже оставалось сантиметров 5, я чувствовала его горячее дыхание на своих губах, он уже и сладко так глазки прикрыл. Всё бы хорошо, да этот гадкий мальчишка ТАКОЙ МОМЕНТ испортил!!!!!! По спине потекли холодные ручейки. По правилам игры меня убили. Пришлась замертво свалиться на землю. Честно сказать, не очень приятно мокрой лежать, зато я отомстила. Горди обошёл "труп" и хотел что-то сделать, но я резко подставила руку, и он упал рядом.
- Так не честно! Мёртвые подножек не ставят! - раздался его негодующий голос.
- А я не умерла. Я просто ранена, - ответила я, ощупывая мокрое пятно на футболке. Тут подошёл Майкл, помог мне подняться и сказал:
- Шериф, вам не кажется, что это слишком достойный противник? Может, мы его вылечим и примем в наши ряды?
- Да. Отличное решение, капитан! - он обернулся ко мне, - жалую вам звание сержанта. Вы готовы, сержант?
- Так точно, сэр, - бодро отозвалась я.
Сразу же произошёл "обряд посвящения". Мне выдали пистолет и пояс с боеприпасами. Затем ещё где-то около часа мы "задерживали особо опасных преступников". Когда преступники кончились, я была насквозь мокрая и потекла тушь, но настроение было супер. Остаток дня Майкл постоянно как-то странно, я бы даже сказала, немного испуганно взглядывал на меня, особенно когда я приближалась к нему.
Ну да, а если бы я его всё-таки поцеловала, то как бы тогда он на меня смотрел?
28 июня:
--------
Было полдевятого. Я пошла к себе переодеться, надо ехать в агентство. Только я подниматься - где-то звонит телефон, а через несколько секунд Энн подбегает и спрашивает: "Ты не видела Майкла?". Я говорю: "Вроде в библиотеке был". Она: "Ну побеги, скажи, мисс Пресли звонит". Мисс Пресли? Лиза что ли? Вот те раз! Мне как-то стало не по себе, но я пошла и сказала. И что он делает? Одной рукой берёт трубку, а другой делает такой небрежный жест в мою сторону, типа выйди, девочка. Вот те и два! Я так обиделась! Ладно, думаю, я, в конце концов, тут никто, не имею права ни во что вмешиваться. Стою возле зеркала, крашусь, а у самой руки от злости трусятся. Ну, Лиза, ну нехорошо подслушивать чужие разговоры, я понимаю. Но с другой стороны: какого мне такие жесты делать? Я что - прислуга? Спасибо! С утра так настроение испортить! В общем, вся на нервах выхожу из комнаты. Тут Майкл пробегает мимо.
- Ты,- говорит,- работать едешь?
Киваю. А он:
- Подожди меня, сейчас вместе поедем.
Через полчаса является. Я как глянула на него, не то что свою злость, даже забыла, как меня зовут. На нём костюм цвета ночного неба с вышивками по пиджаку, шляпа, в руках - чёрные очки и зонтик. Вааах! Он как прошёл - волна сладкого одуряющего аромата за ним как шлейф. Где-то с минуту я стояла с отвисшей челюстью. Сели в машину. Едем. Пялюсь на него изо всех сил, а он журнал листает. Ну такой он "вкусный" в этом костюме! Чувствую, уже не могу, ещё минута - и я его изнасилую прямо здесь при всех. Кулаки сжала, стараюсь ни о чём не думать, в окно смотрю. А он увидел мои бешеные глаза, застенчиво улыбнулся, губы так медленно облизнул и опять занялся журналом. Поросёнок! Он что - издевается?! И после этого всего я ещё должна думать о каких-то делах, встречах, людях... Определённо издевается!
Подвезли до места, иду по коридору и голова пухнет. Какая уж тут работа! Пришлось сожрать две пачки мятных пастилок, чтобы хоть как-то успокоиться... К двум, наконец-то, я расправилась со всеми своими делами, хорошо их сегодня было не сильно много. Хотелось поскорее вернуться и устроиться в белой беседке с книжкой и конфетами. Еду, а сама думаю: вот прямо сейчас надену свой любимый сарафанчик, схвачу "Большую энциклопедию морских обитателей" и коробочку с ананасными леденцами. И пусть только меня кто-нибудь попробует остановить! Вся в предвкушении залетаю в холл. Слышу - из гостиной низкий женский голос. Выходит Майкл под ручку с... Лизой. Моментально зубы сжались сами собой, подбородок приподнялся.
Они меня увидели, сразу замолчали. Майкл начинает нас знакомить. Пришлось сказать "очень приятно", хотя, если честно, не очень приятно, точнее, очень неприятно. Нет, она тётка вроде ничего, симпатичная, даже красивая, улыбается, шутит, но глаза какие-то холодные и неискренние. И, по-моему, гонора многовато.
Хм... Но, судя по всему, парню нравится. Вот она, гляжу, уходить собирается, а Майк ей лапку целует этак по-джентльменски и заявляет:
- Надеюсь, ты позволишь проводить тебя?
Меня аж передёрнуло! Хамство! Я не стала дальше там торчать, выскочила из дома, дошла до рощи, села на бревно и расплакалась. Да что же это такое! Прямо при мне! День сегодня итак ненормальный, ещё и этот... Не понимаю, ему нравиться людей мучить? А ещё и эта крыса крашеная... Наплакалась вволю, пришла обратно, а этот уже опять куда-то намылился. Ну и по барабану! Надела сарафан, взяла книжку и спряталась в беседке.
Несколько часов душа была не на месте. Потом ничего, успокоилась. Пошла к животным, потискала львёнка, покормила оленей. У Красотки животик уже совсем большой.
Приехали Хью, Дональд и Келли. Я с ними познакомилась. Они, оказывается, довольно часто здесь гостят. Хью - восемь лет, очень любит играть в прятки. Келли - семь, они брат и сестра, оба светленькие. А Дон тёмненький и самый маленький. Такой забавный! Важно так заявил:
- Мне скоро пять, и я буду большой и смогу жениться.
Я спросила, на ком он хочет жениться. Он ответил:
- Не знаю. Я ещё не выбрал, (ах ты ж Господи!) но жена у меня будет красивая, такая как вы, и у неё будет такая же причёска.
Похоже, что сердечко малыша я покорила с первого взгляда. Весь день ходил за мной хвостиком. Но долго злиться я не могу, не получается, как ни стараюсь. Уже часам к семи я Майкла совсем простила. Весь вечер я ребят развлекала, гору попкорна съели. На всех аттракционах перекатались.
Часов в 11 (ребята уже легли) явился смертельно уставший Майкл, отказался от ужина, наскоро глотнул сока и, пошатываясь, побрёл спать. Я его проводила, помогла снять свитер, выслушала все радости по поводу окончания съёмок нового клипа и пожелала спокойной ночи. Не успела я выйти, как он упал в постель и задрых со страшной силой. Даже не обратил внимания, что я опять была в его комнате.
Я сходила на кухню, почаёвничала с горничными (удивительно, что все так быстро привыкли ко мне, да и я тоже привыкла ко всем. Общаемся абсолютно на равных. Никаких "мисс", "мэм" и т.д. Просто по имени) и тоже решила лечь.
Главное, зеваю, а спать не хочется. Вышла на балкон, послушала сверчков. Лягушки надрываются, луна светит как ненормальная. А вообще круто иметь собственное озеро с комарами, лягушками и рыбками. Потом поплескалась в ванне, попялилась в телек (там всегда так быстро говорят, почти ничего не успеваю понять) и залезла в кровать. Сегодня мне дали постельное бельё с ромашками и одуванчиками. Как мило!
Ворочалась, ворочалась, в комнате душно, не уснёшь. Встала, нацепила первую попавшуюся футболку и шорты и босиком в темноте пошла вниз. Лестница деревянная, ступеньки нагрелись, идёшь как по чему-то живому. Чуть-чуть не загремела с них
Спустилась. Ну и куда дальше? Тут в голову пришла совершенно дикая мысль: а что если проведать одного человечка? Крадусь через длиннющую дистанцию. Нет, я не дурочка, я отлично понимаю, что мне грозит, точнее, догадываюсь, и, тем не менее, нарываюсь на неприятности. Ведь одним глазком загляну, никто и не заметит. Тихонечко захожу. Спит как ангелочек. Боже мой! Никогда бы не подумала, а уж тем более не поверила, что можно вот так рядом сидеть, слушать его дыхание и бесконечно любоваться на его безмятежную невинную мордочку. Где-то читала, что человек в спорте и во сне полностью раскрывается и показывает свою сущность. Похоже, что это правда. Длинные чёрные ресницы слегка трепещут, лунный свет отражается на чуть смуглой коже, изогнутые змейки волос рассыпались по подушке. Волна нежности залила меня. Господи! Как же мне захотелось его поцеловать!!! Но я не смела. Разбужу ещё, крику будет. Потом не выдержала и осторожно дотронулась губами до щеки. Тёпленький такой. И пахнет от него чем-то сладковатым и ещё немного так, как пахнут малыши - молочком, конфетами, - одним словом детством. Когда я вдохнула этот аромат, я просто ошалела, но ещё больше одурманивала внезапная близость к нему. Звёздочка ясная, краса ненаглядная, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!!!!!!
Прилегла потихоньку рядышком и стала легонько гладить тёмный нежный пух на затылке. Внезапно он вздохнул, пошевелился, придвинулся поближе и положил голову мне на плечо, а правую руку - на живот. Я чуть с ума не сошла!
От страха (не спит!) и от счастья (да нет. Фууух! Ещё как спит.)
И вот я лежу, любуюсь на него, молюсь про себя, а моё любимое кудрявое солнышко сопит мне в шею. Сначала думала, полежу с ним чуток - и назад. Да не тут-то было! Ага, щас! Ну не хочу я уходить! Хоть убивайте, хоть что хотите делайте! Ни за что! Если б сейчас предложили до конца моей жизни каждый день давать мне по миллиарду долларов, я бы просто рассмеялась этому человеку в лицо.
Весь мир перестал существовать в эти мгновенья. Только он и я. Больше никого и ничего не надо. Такое блаженство!
Я пригрелась... и уснула. Ещё подумала - ну и пусть, будь что будет, на свой страх и риск.
Перед тем, как окончательно провалиться в сон, вспомнился сегодняшний обед. Не открывая глаз, я нашарила Майкла возле себя, обняла и гордо подумала: доброй ночи, родная, это тебе за Лизу.
29 июня:
--------
Тепло, хорошо, пахнет моим ненаглядным нежнулей, не хочется разлеплять глаза... Валяюсь, потягиваюсь. Ой, кажется, на меня кто-то смотрит. Поворачиваюсь. В кресле напротив сидит Майкл с таким лицом, будто внезапно потолок обвалился.
Я сначала перепугалась, но потом моё женское кокетство взяло верх. Интересно, что будет, если я сделаю вид, что так и надо? Буду спокойная и невозмутимая как веник? Этак непринуждённо улыбнулась и муркнула:
- Привет!
- Ага. Привет. Наверное, ночью был очень сильный ветер, - слышу в ответ.
- Да? - удивилась я. Причём тут ветер?
- Да. Такой сильный, что сдул тебя с постели и занёс сюда. Колись, что ты делаешь в моей кровати?
Честно сказать, мне даже стало немного обидно от такого спокойного тона. Я, понимаешь ли, волновалась, готовилась к самому худшему (за всё хорошее надо платить), а здесь такой неподдельный интерес и добродушный голосок. Нуууу! Я так не играю.
Вылезла из-под одеяла и принялась лихорадочно соображать. Что ж сказать-то?
- Ну... я нечаянно, - ляпнул мой язык. Эээ, дама, надо менять репертуар!
- Нечаянно?! Это как? - изумился мой красавчик.
- Это... Понимаешь, не могла уснуть, было страшно, я и примчалась. Кстати, муха летала. Я хотела её прибить, стала ждать, пока она сядет, и уснула.
- А почему не пошла к ребятам? Они ведь ближе, - судя по голосу, он слегка успокоился.
- Они все маленькие, - жалобно протянула я, - а ты большой и сильный. Ну чего ты так волнуешься? Не собираюсь я тебя шантажировать, убивать или насиловать! (вот с последним я немножко слукавила.)
Как-то по-детски получилось, но ему понравилось. Брови поднял, покачал головой и говорит:
- Ах ты подлиза! Только чтоб тихо и без сплетен. Ладно?
Нет, конечно! Помилуй Всевышний! Разве ж я способна делать гадости любимому человеку? Но вслух, естественно, этого не сказала. Короче, замяли мы это дело.
Похоже, он на меня не обиделся, так как весь день баловался и развлекался. Ну и я вместе с ним.
За завтраком вдруг спрашивает:
- Ты рассказывала, что ты русская. И по-русски можешь разговаривать?
Я заверила, что могу. Как он ко мне пристал! И так скажи, и этак, а как это будет, а то как называется... Пытался повторить. Ну чисто младенец! Поэтому завтрак длился не полчаса, а полтора. Понятно, что ржачки было выше крыши.
Предложил покататься на лошадях. Мы доехали на паровозе до выгона, а тут такая новость: Красотка родила! Майкл, как увидел маленького, про всё забыл. Взял его на ручки, начал с ним разговаривать, гладить. Оленёнок и в самом деле похож на игрушечку, шёрстка мяконькая как шёлк. Такой хорошенький, просто чудо!
Тут же попытался отгрызть у
Майкла пуговицу с рубашки, чем вызвал бурный восторг у последнего. Потом стали придумывать, как его назвать. У малыша возле хвостика были пятнышки, будто цветок. Так и назвали - Цветочек. Мило и оригинально. Майкл изъявил желание с ним сфотографироваться.
Позже мы всё-таки покатались по лесу на лошадях, причём я седлом ужасно натёрла себе одно место. Вот уж не знала
- оказывается, Майкл так здорово умеет на лошади скакать! Так было красиво видеть, как он галопом носится по поляне, весь растрёпанный, счастливый, на лице азарт. А я боюсь так. Только шагом. Любуюсь на него и думаю: вот он, мой принц на белом коне! Ну, не на белом. На сером в яблоках, но всё равно прекрасный принц из сказки, которого я ждала всю свою жизнь.
А моя лошадь была какого-то рыже-розового цвета. Именно поэтому её зовут Заря.



 
арниДата: Понедельник, 14.02.2011, 16:22 | Сообщение # 30
Группа: Поклонники V.I.P.
Сообщений: 3450

Статус: Offline



Поехали в Индейскую Деревню. Это такое место, там всё сделано как у индейцев - вигвамы, шкуры, обложенные на земле камнями кострища. Позвали детей, начали играть в индейцев. Меня нарядили в костюм с перьями, я была женой вождя, а вождём у нас был Хью. Всё-таки чувствуется в Майкле та капля индейской крови, о которой он рассказывал.
Он был благородный разбойник, его бандой были Дон, Горди и Келли, а нашим племенем - я, Хью и ещё трое ребят (дети служащих). Почти весь день играли. Я и не думала, что это может так захватывать!
30 июня:
--------
Сегодня последний день командировки. Я имею в виду работу. Сдала Джону Айзеку свои труды. Остался доволен, впрочем, как и клиент (ну вот, а ругался!). Произнёс целую речь по этому поводу: что я ещё молода, всё ещё впереди, что он будет рад и дальше сотрудничать, и т. д. и т. п. Долго друг другу руки жали.
Взяла билеты на самолёт. Скоро уезжать. Это ужасно. Галка с Джерри, похоже, расставаться не собираются. Любовь у них! Да... У меня тоже, но что поделать. Стараюсь пока об этом не думать. Решили с Галей в оставшиеся два дня устроить себе каникулы и оторваться по полной. Благо Майкл не против моего присутствия. Вовсю наслаждаюсь каждой минутой, проведённой рядом с ним. Отчего-то присматриваюсь к каждой мельчайшей детали. Наверное, хочу получше запомнить. Больше всего, конечно, это касается его. Наблюдаю за ним постоянно. Нет, не слежу, а просто впитываю в себя его голос, движения, жесты, манеры, мысли. Наслаждаюсь каждым словом, каждым прикосновением. И понимаю, что с каждым днём всё больше и больше внутри меня разрастается жаркое пламя, оно методично сжигает сердце, и спасения от него нет...
Включила днём телек. Лазила, лазила по каналам, и вдруг - бац! Показывают "Bad". Вот уж великолепие! Сделала погромче, слезла с кресла и стала вытанцовывать, периодически вставляя "фирменные" движения. Не успел клип закончиться, за спиной слышу сдавленный смешок.
- Ну уж с вами, сэр, не сравнюсь! - бросила я через плечо.
- Да ладно, всё очень красиво. Правда, - он вошёл в комнату и остановился около меня.
- Неее... Не очень, - замотала я головой.
- Нет, честно! Вот только кое-что не совсем правильно, я бы даже сказал опасно.
- Что именно?
- Вот это движение, - он ловко изобразил процесс, - ты как-то странно его делаешь. Покажи, пожалуйста, ещё раз.
Я показала. Он засмеялся.
- А что, весьма оригинально! А куда потом ноги девать? Так и полететь не долго. Смотри. Сначала так, разворот, шаг вперёд с правой ноги... потом с левой, на носочки... и потом вот так делаешь бёдрами. А руки складываешь так... одну сюда... Обычно я это делаю так. Запомнила? Попробуй-ка. Сначала медленно.
Я начала послушно выполнять все рекомендации. Жутко интересно!
- Так, да?
- Ага. Теперь - левой... на носочки... Чуть-чуть выше. И сразу же - бёдрами, чтобы сохранить равновесие...
- Что-то никак, - пропыхтела я.
- Размахнись посильнее. Вот так - раз! Эй, ты куда? Не падать! Давай подержу, - предложил он, глядя на мои потуги, и, встав сзади, обхватил обеими руками за талию.
От неожиданности таких приятных "ачучений" я немного не рассчитала и, делая круг бёдрами, проехалась своей "филейной" частью по самой интересной области. Оба тут же замерли. И только через 3 секунды Майкл сказал "Упс!" и быстро убрал руки, а я нехотя отклеилась от него. Я сделала вид, что ничего не произошло, и, повторив ещё пару раз, заявила:
- Кажется, научилась.
Он добавил громкости на телике (там уже шёл "Smooth criminal"). Я резко развернулась и взмахнула рукой точь-в-точь, как это делает сам Майкл. Коварный, никак не удававшийся размах получился, и у меня словно выросли крылья за спиной. Как же я танцевала! Ни разу ещё такого не испытывала!
Когда музыка стихла, Майкл захлопал:
- Браво! Браво! Бис! Всё, мне пора на пенсию.
Я засмущалась и залезла обратно в кресло.
Потом показывали "Thriller". Каждый раз смотрю его как заново и каждый раз пугаюсь. Сказала об этом Майклу, а он:
- Погляди, погляди какие классные мертвецы! Особенно вон тот - с кровью во рту. А это кто? Ой! Да это же я! Надо же, меня по телеку показывают!
Я расхохоталась и метнула в него вышитой подушечкой. Он её поймал, и мы стали драться подушками. Пух лежал даже на лестнице. После того, как у меня порвалась наволочка, пришлось сдаться.
...Гуляла по мосту с флагами,
рассказывала Келли про тюленей. Смотрю: на большой разноцветной полосатой штуке, похожей на надувной матрас, прыгает всё детское население Neverland, включая самого главного "ребёнка". Прыгают и падают. Фокус с том, чтобы встать и ни на кого не наступить, а тот, кто ещё не встал, старается свалить того, кто уже стоит. Такая куча мала! А Майкл ещё и рожицы строит. Понятно, что мы с Келли тоже присоединились. Я мягкая, на меня падать удобнее, поэтому я вмиг оказалась обвешана детьми. Если бы в тот момент меня попросили бы назвать возраст Майкла, я бы не задумываясь, ответила: "Пять лет".
Перед сном я обычно сама в гордом одиночестве распускаю волосы и долго их расчёсываю. Но сегодня, когда я на ночь заплетала Келли косу, а Горди и Хью никак не могли нащипаться и нащекотаться, Майкл вдруг стал сентиментальничать, типа, я всегда мечтал иметь дочку, я бы мог на ночь читать ей сказки, заплетать ей косы, одевать её как принцессу, катать на спине и прочее. С этими словами он забирает у меня щётку. Но, увидев, что я почти закончила, расстраивается. Я предложила ему, раз так руки чешутся, поупражняться на моих волосах, и он с радостью потянулся к моей заколке. Такая картина: на полу в кружок сидим я (доплетаю Келли косу), Майкл (расчёсывает мне волосы), Дон (играется с его "хвостиком"), Келли (пытается заплетать косички на его коротких волосах), а Хью и Горди балуются, пытаясь замотать друг друга в одеяло. Феерично! Ни дать, ни взять - семейство обезьянок в зоопарке!
После короткого совещания было решено, что все тащат из комнат всё мягкое, включая полотенца и игрушки, и мы устраиваем "спальный город". Я думала, что ребята до утра будут шептаться и хихикать, но, видимо, прыжки и скачки на полосатой штуке отняли все силы. Укатали Сивку крутые горки!
1 июля:
--------
Сегодня, совсем неожиданно для меня, Майкл попросил, чтобы я поехала с ним в студию и "кое в чём помогла". С удовольствием!
Ехать пришлось аж в Санта-Барбару. Но это было что-то: целый час мы с Майклом и Моррисом (охранник) хохотали так, что чуть не лопнули и объедались фруктами, которые Майкл доставал из большого пакета. Когда доехали до места, у меня разболелся живот (непонятно, то ли от фруктов, то ли от смеха), на Майкла напала икота, а Морис был весь в слезах. По коридорам шли, наверное, целую вечность, так как Майкл был вынужден останавливаться через каждый шаг и со всеми здороваться. Но, похоже, ему это нравилось; он улыбался, жал руки, разговаривал, похлопывал по плечу, обнимался.
То же самое происходило и в кабинете, напичканном аппаратурой. Мне была представлена масса народа, но я почти никого не запомнила, кроме Тедди Райли. Тут же присутствовал и Джон Айзек.
Майкл поведал мне "страшную тайну": к декабрю он выпускает альбом "Dangerous" (собственно, ради него и была устроена фотосессия), а роль моя заключалась в том, чтобы помочь с выбором материала из сессии для серии реклам в период "накануне". Для настроения Майкл пустился даже на такое "преступление", как дал послушать пару новых песен, после чего я и господа Райли, Айзек и Лоуренс схватились за головы и убежали в соседний кабинет. Полтора часа мы спорили и обсуждали. В конце концов, создали свой вариант. Я высказала сожаления по поводу того, что здесь не присутствует моя напарница. Она спец по этим делам.
Проведя часов 5 в студии и изрядно поработав мозгами, мы собрались в обратный путь. Вдруг Моррис, выглянув в окно, сообщает, что, видимо, кто-то разболтал о присутствии Поп-Короля всему городу, и поэтому здание окружила толпа фанатов. Я тоже выглянула. Человек 100 внизу прыгают, машут руками и скандируют: "Майкл! Майкл!" У некоторых даже плакаты есть. Прямо первомайская демонстрация! И гул как на пасеке.
- Ну вот, - вздохнул Майкл, - теперь они не успокоятся, пока не увидят меня.
- Они не успокоятся ещё больше, если увидят тебя. Смотри, как они все тебя любят! - восхищённо произнесла я и мысленно добавила: "И я тоже".
- Да уж! - усмехнулся он, и, взяв микрофон, открыл окно.
Гул усилился и перешёл в восторженный рёв, кто-то засвистел.
- Привет! Всем привет! Как дела? - замахал в окно Майкл, - Друзья мои, я очень рад вас видеть.
После этого он произнёс такую прочувствованную речь, что все, кто находился в тот момент поблизости и мог слышать его, разразились аплодисментами. Закончив выступление воздушными поцелуями и пламенным "Я люблю вас!", он закрыл окно и с сияющим видом заявил:
- Какие же они всё-таки славные! А теперь - домой.
На этот раз пошли другой дорогой.
Выезжая за поворот, мы долго ещё слышали крики и визги.
Мчимся по мосту.
Вдруг Майкл, увидев кусочек сверкающего моря, просит водителя ехать "в то место". "Этим местом" оказался клочок каменистого пляжа, будто специально огороженный большущими валунами и абсолютно пустынный. Едва машина остановилась, Майкл рванул к воде. Поболтав в ней руками и слегка замочив брызгами брюки, он негромко произнёс:
- Здравствуй, я пришёл.
Я подошла к нему, присела на корточки и тоже опустила ладони в набежавшую волну.
- Мне сегодня снилось море. Оно звало меня... И я во сне пообещал, что приду.
- А помнишь, в твоей книге есть рассказ "Танец жизни". Сейчас ты чувствуешь то же?
- Нет, но это тоже прекрасно. Я чувствую такое единение с природой, с морем, с простором... Вот если бы ещё стать птицей и полетать на этой всей красотой!
Он вскочил на камень и раскинул руки в стороны. В этот миг очередная волна резко ударилась о берег, в воздух взлетели солёные капли, и вокруг Майкла, словно ореол, засверкала радуга. А он так и стоял, с развевающимися по ветру волосами, сняв очки, с наслаждением подставляя лицо водяной пыли. Я подумала, что это самое необыкновенное зрелище за всю мою жизнь и сказала:
- Майкл, ты весь в радуге! Загадывай желание!
- Хочу... Хочу, чтобы... - выкрикнул он, запрокинул голову и звонко засмеялся. Потом слез с камня и спросил:
- Ты веришь в сказки? В чудеса?
- С тобой я начинаю верить, - искренне поделилась я своими чувствами и увидела вдалеке группу людей, направлявшихся к нам.
Вдруг он подошёл совсем близко. В глубине его глаз плясали золотистые искорки от солнца, на лице была написана глубокая надежда. Он молча, долго смотрел мне в глаза, а затем улыбнулся так, как я до этого ещё не видела. Столько тепла, столько света, столько (не побоюсь сказать) любви было в ней. Я хотела узнать, почему он так улыбается, но он опередил меня:
- Нет-нет. Ничего не говори. Просто почувствуй... Чувствуешь? Я знаю, ты чувствуешь. Я это увидел в твоих глазах.
Какое замечательное чувство, не правда ли? Сейчас так мало людей это понимают. Они считают сказки глупостями, а ведь это не так! Может, это покажется странным, но я так рад, что ты веришь! Я счастлив.
- А я счастлива, что ты счастлив. Но, кажется, сейчас нам это счастье прервут, - нежно произнесла я и оглянулась.
Группа приближалась. Мы пошли обратно к машине, и Майкл сказал:
- Постой-ка, ты тоже видела радугу, верно? Ты тоже загадай желание.
На сердце вдруг нахлынула сладкая волна, и я от души пожелала вслух:
- Я желаю, чтобы твоё желание обязательно сбылось! За свои слова я была вознаграждена восхищённым взглядом и застенчивым "спасибо".
Вот, кстати, наблюдая за ним, я замечаю иногда очень быструю перемену настроения. Возможно, это связано с его поразительной чувствительностью ко всему происходящему вокруг. Даже бывает так, что на фоне его чувствительности я ощущаю себя грубой и бесчувственной.
В тот вечер, играя с детьми в прятки, я заметила Майкла неподалёку от рощи. Он сидел на качели и смотрел в небо с выражением нежной грусти на лице, освещённый заходящим солнцем, печальный и прекрасный.
Я бесшумно подошла к нему и, чтобы не спугнуть настроение, тихо опустилась в траву у его ног. Некоторое время мы молчали, затем он вяло поинтересовался:
- Что?
- Ничего. Просто так. Всё нормально? Настроение не очень, да?
- Немного устал, - он прислонился виском к толстой цепи и закрыл глаза, - извини, не хочется разговаривать.
- И не надо, - успокоила я его, - я, может быть, мешаю?
- Нет, - прошептал он и глубоко вздохнул.
Внезапно мне тоже стало грустно. Уже послезавтра уезжать... Покидать тебя, моего ангела, и этот уютный и удивительно спокойный "оазис". Чисто автоматически положила голову ему на колено. Да, всему хорошему (равно как и плохому) когда-нибудь приходит конец. Осталось совсем немного. Только сейчас я осознала насколько ценно время. Как издалека я уловила прикосновение прохладной ладони к своей щеке; его палец несмело дотронулся до родинки, поиграл с мочкой уха. Я подняла голову и взглянула на него. Он смотрел сквозь меня как-то настолько отрешённо, что мне стало слегка не по себе. Но через секунду он встряхнул головой, и его лицо обрело прежнее выражение.
- Да и ладно. Всё будет хорошо. Выше нос! - сказал он уже другим, более весёлым тоном (скорее, он сказал это себе, чем мне) и легонько пошлёпал меня по спине, - пойдём, съедим что-нибудь вкусненькое.
На ужин были спагетти с овощами. Смешно было смотреть, как ребята, выпучив глаза, втягивают в себя, как сказал Дон, "весёлых червячков", а потом облизываются, пытаясь достать до "усов" из соуса. Майк сначала попытался их приструнить, объяснив, что так есть неприлично, но увидев, что его никто не слушает, подумал-подумал и сам начал есть точно так же. Я предпочла остаться "белой вороной". Подбирая с тарелки последние кусочки, я увидела, что Майкл вдруг отложил вилку и нахмурился. Я подумала, может, ему что-то не нравится. В это время он отодвинул от себя всё и на освободившемся месте начал отстукивать ритм. По мере того, как он увлекался этим занятием, маленькие складочки между его бровями разглаживались. Потом он почесал лоб и растерянно произнёс:
- Стоп. Так и получается. А если ещё басы прибавить?
Он сорвался с места. Я недоумённо взглянула на ужинавшую с нами Гортензию.
- Рождение нового шедевра. Обычное дело, - прокомментировала она.



 
арниДата: Понедельник, 14.02.2011, 16:23 | Сообщение # 31
Группа: Поклонники V.I.P.
Сообщений: 3450

Статус: Offline



2 июля:
--------
Отчего-то я сегодня проснулась в 5. Внутри какая-то тяжёлая пустота. Не стала одеваться и приводить себя в порядок (обычно я сразу мчусь в ванную и тщательно навожу марафет, дабы горячо любимый мною мужчина имел удовольствие созерцать мое свежее безукоризненное личико), а завернулась в ярко-зелёный плед и устроилась на широком подоконнике. Просто смотрела, как над спящим королевством Neverland восходит солнце,
как блестит роса на изумрудной поляне, как вдалеке включают фонтаны и их пенистые струи взлетают ввысь. Ещё час - и всё оживёт: запоют птицы, садовники выйдут подметать дорожки, лучи солнца проникнут в комнату и упадут на картину под стеклом, отчего она (картина) засияет, заснуют люди... А ещё через час на лестнице послышатся прыжки, и все узреют бодрого весёлого Майкла, а вслед за ним появятся и ребятишки. Я сидела долго, пока первый луч не скользнул по стене. Тогда я поплелась в ванную.
Сегодня Майкл захотел завтракать на свежем воздухе, поэтому мы на маленьком автомобильчике отправились в другой конец "райского уголка".
На лужайке был накрыт круглый стол под красным тентом. Это выглядело очень необычно и даже как-то волшебно. Ребята предпочли не садиться за него, а играть неподалёку, периодически подбегая за очередным лакомством. Получился завтрак как бы наедине, чему я была очень рада, ведь, сколько я помню, к нам всегда кто-нибудь присоединялся. Мы наслаждались едой и лёгкой беседой. Время от времени Майкл оборачивался и зорко следил за детьми.
Спрашивал, что я буду делать, когда вернусь. Я хотела сказать "плакать", но вовремя прикусила язык.
- А знаешь, - вздохнул он, - я бы хотел тебя проводить (при этих словах я чуть со стула не слетела!), да боюсь не смогу. Вот, буквально минут 40 назад, мне позвонили... В общем, завтра я поеду в Нью-Йорк.
- Если не секрет, зачем?
- Не секрет. На съёмки.
- Опять?
- Опять. Я считаю, сейчас самое подходящее время, - он зачерпнул варенье и задумчиво наблюдал, как оно с ложечки стекает обратно в вазочку, - Помнишь, вчера в студии мы слушали песню "Вспомни время"? Вот на неё и будет видео. Я хочу сделать что-нибудь романтичное и оригинальное, и чтобы танцев было побольше. Собственно, эту идею я ещё раньше подал, но, конечно, посмотрю, что они там придумали. Да и с хореографией надо поработать...
Он не договорил потому, что в этот момент подкравшаяся сзади Келли закрыла ладошками его глаза. Минут пять они цензурачились, после чего она влезла к нему на колени и принялась за ежевичный пирог, то и дело перешёптываясь ним и заговорщицки хихикая. Я подумала, что он будет хорошим отцом, о чём и сообщила, когда девочка отправилась по своим делам.
- Надеюсь, - улыбнулся он и беспечно продолжил, - Нас у родителей девять. Но я их переплюну, потому, что когда я надумаю обзавестись детьми, у меня их будет одиннадцать или двенадцать, или даже ещё больше. Я очень хочу детей. Я хочу много детей. Понимаешь, без детей для меня жизни нет. Дети - это самое прекрасное, что может быть.
- Ты и сам ещё ребёнок, - сказала я и испугалась, что он обидится на мои слова.
- Да, признаю. И им останусь навсегда. Ведь это так здорово! - радостно воскликнул он.
В это время над столом в разных направлениях пролетели 2 белые бабочки. Их крылышки ослепительно сияли под утренним солнцем. Словно поняв последнюю фразу, они как по команде развернулись и полетели навстречу друг другу.
Тут же к ним присоединилась и третья, и они принялись виться в грациозном танце. Мы некоторое время наблюдали за ними, а дальше следовало совершенно невероятное: Майкл, не спуская с них заворожённого взгляда, медленно встаёт и протягивает руки. И они... летят к нему!!! Тихо посмеиваясь, он кружится по лужайке, а они - вокруг него.
- Четвёртая... - ошарашено выговорила я.
- Майкл! - позвал Горди.
- Я не Майкл. Я бабочка! - всё так же смеясь и кружась, ответил он.
- Тогда, я шмель! - выскочил из-за дерева Дон.
Я расхохоталась. Со своими пухлыми щёчками и чёрными глазёшками он и вправду похож на шмеля.
- А я буду стрекоза! - подхватила Келли.
Они хором зажужжали и принялись носиться по поляне. Я смотрела на них, на то, как с каким увлечением и искренней любовью Майкл возится с малышами, какой заботой он их окружает, и чувствовала жгучее желание обнять и расцеловать их всех вместе. Я видела, насколько дорого ему детство. Детство, которого у него не было. От этого просто хотелось плакать. Неужели только из-за этого его считают, чуть ли не безумцем? Потом Майкл рассказал, что он где-то читал, что согласно вере индусов бабочки - это души умерших, и к ним следует относиться с почтением.
После обеда ему приспичило пускать кораблики с Хью. Я удивляюсь: как ему не надоедает бесконечно играть? У Хью расстегнулась цепочка с крестиком и упала в ручей.
Он встал на камушек и попытался подцепить её прутиком, но не удержался и скатился в воду. И хотя мы его тут же выловили и потащили сушиться, все просто умерли от смеха, не исключая и его самого. Майк в приступе хохота все коленки себе отхлопал, но всё-таки позвал одного садовника, и они вместе достали вещицу.
Поужинав, все собрались на втором этаже. Решили устроить соревнования по видеоиграм. Я немного поболела за каждого, а потом, устав от шума, вышла на улицу. Побродила по дорожкам и устроилась на скамеечке, которую окружали белые низкие фонари. Взобравшись на неё с ногами, я обняла один тёплый круглый фонарь, светивший не так ярко как другие, и задумалась. Это последний вечер. Завтра в 6 вечера я прощусь с Америкой. Я поразилась внезапной мысли - отсюда до дома такое громадное расстояние! Хотя, я уже и не знаю, что считать своим домом. То место, где я живу или где действительно счастлива? Если б только можно было остаться... Я бы всё отдала!
На душе скребли кошки; мне стало очень больно, и я заплакала. Не знаю, сколько я просидела в обнимку с фонарём, роняя на него горькие слёзы. Послышались лёгкие шаги.
- О! Ты тут? Я не помешал?
Я, не поворачиваясь, издала неопределённый звук типа "нет" и принялась вытирать слёзы.
- Кстати, я хотел спросить. Ты собираешься... - тут он заметил блестящие следы под моими глазами, - Эй, ты что? Ты плачешь? Что случилось?
Увидев его обеспокоенный взгляд, меня прорвало. Громко зарыдав, я схватила его руки и прижала к своим пылающим щекам. Майклу, явно не ожидавшему такой реакции, ничего не оставалось, как присесть рядом и наблюдать за моей истерикой. Я не могла себя контролировать. Задыхаясь и глотая слёзы, я сжимала его кисти и быстро-быстро повторяла по-русски:
- Солнышко моё! Любовь моя! Котик мой ненаглядный! Как же я без тебя жить буду?! Как же я смогу тебя покинуть?! Кто я буду после этого? Не могу, не могу я тебя оставить! Я люблю тебя! Понимаешь? Я просто умру!
Он предпочёл молча переждать мои пылкости, а затем стал поглаживать по лицу и говорить:
- Ну-ну-ну, не надо. Тихо... Тихо. Тссс. Всё хорошо. Всё будет хорошо.
Он произносил это так спокойно и уверенно, что я поверила. Потом он заставил меня встать и, придерживая за плечи, повёл в дом. Хорошо, что по пути никто не встретился, а то пристал бы с расспросами и последовала бы "вторая серия мыльной оперы". Удобно устроив меня на диване среди подушек в одной из комнат, он зажёг толстую свечу и велел:
- Смотри на огонь. Руки положи вот так. Это успокаивает. Сейчас я попрошу Риту что-нибудь приготовить.
К этому времени я уже пришла в себя, и мне стало безумно стыдно:
- Майкл, прости меня! Я такая плакса. Со мной столько хлопот. Я веду себя как дитя! Это ужасно не...
- Прекращай! - перебил он, - Всё нормально. Бывает. Тебя, наверное, что-то мучило, вот ты и сорвалась. Хочешь поговорить об этом?
Я промолчала. Господи! Зачем же я молчу? Но даже если я и скажу, это ничего не изменит. Нет. Не стоит.
Минут через 10 в дверь просунулась рыжеволосая худенькая женщина. Она протянула мне горячую чашку и ободряюще улыбнулась. Напиток оказался душистым и невероятно вкусным. Я почувствовала в нём вишню, клубнику, мёд и какие-то травы. Буквально с первого же глотка мне стало хорошо.
- Спасибо, Рита. Вы просто волшебница. Да. Добрая фея, - признательно улыбнулся он ей, увидев, что я расслабилась.
Зазвонил телефон.
- Алло? Ой, привет! Как дела? - он прикрыл ладонью трубку и радостным шёпотом сообщил, - Это мама!
Я, прихлёбывая напиток, смотрела то на него, то на пламя свечи, и внутри что-то потихоньку отпускало.
Этой ночью, лёжа в постели, я вспомнила, что однажды в какой-то газете (я ещё тогда посмеялась над автором статьи) написали, будто Майкл ангел и послан на Землю творить добро. Обычно все газеты врут. Но, оглядываясь на сегодняшние события, могу сказать точно - то издание было исключением. Господи, сделай так, чтобы он всегда был счастлив!



 
арниДата: Понедельник, 14.02.2011, 16:27 | Сообщение # 32
Группа: Поклонники V.I.P.
Сообщений: 3450

Статус: Offline



3 июля:
--------
Мне приснился чудеснейший сон: зима, с неба крупными пушистыми кусками падает снег, чувствуется, что скоро Новый
Год, на улицах полным-полно веселящего народа. Мы вдвоём с Майклом, хохоча, швыряемся снежками, валим друг друга в сугробы. Устав и промокнув, стараясь отдышаться, мы держимся за руки и смотрим друг на друга. В его смоляных кудрях застряли снежинки, крошечные капельки на бровях похожи на прозрачные бусинки на чёрном бархате, лёгкий румянец тронул щёки. Вот мы стоим лицо к лицу. Я любуюсь его невыразимо милой мордочкой, а он отряхивает мою куртку. Немногим позже мы сидим около жарко пылающего камина, отогревая озябшие носы и пальцы. Майк в красивом белом свитере. Улыбается и что-то тихо рассказывает. Я свернулась калачиком на нагретом полу и слушаю. Тишина и удивительное спокойствие охватывает всё моё существо, словно мягким одеялом.
Сон медленно уходил. Я валялась в постели, растягивая ощущения, сначала сна, потом яви.
Майкла в доме не оказалось, поэтому завтракала я в гордом одиночестве. Затем вышла на дорогу и пошла куда глаза глядят, точнее куда ноги идут. Долго шла. В голове ни одной мысли. Глядь - какая-то поляна незнакомая. Кажись, заблудилась. Тут соловей запел. Я пошла на его голос. Прохожу под одним дубом и от нечего вслух задумчиво повторяю как считалочку:
- Майкл, Майкл. Ну где же ты, Майкл?
- Я здесь, - донеслось сверху.
Я вздрогнула от неожиданности и задрала голову. Сидит на ветке словно белочка.
- Доброе утро, птичка. Ты что там делаешь?
- Доброе. Забирайся сюда, расскажу.
Немного поразмыслив, я полезла по толстому стволу. Кое-как вскарабкавшись, я умостилась рядом.
- Это моё дерево, - принялся повествовать он. - Я назвал его "Дарующее дерево", так как сидючи на нём я написал кучу замечательных стихов и песен.
Когда я здесь, я отдыхаю от всего мира, я забываю обо всём и уношусь куда-то далеко-далеко, где так хорошо!
- А мне никуда не нужно уноситься. Мне и тут настолько здорово! Да, Майкл, я очень хочу тебя в который раз поблагодарить за то, что ты пригласил меня сюда. Тут просто рай. Вон как ты всё замечательно устроил. Большущее, гигантское спасибо тебе! Это самый лучший подарок за всю мою жизнь!
- Правда? Я так рад за тебя! - оживился он.
Мы ещё с полчаса сидели на дубе том. Я по-русски процитировала ему кусочек из "Лукоморья" (уж очень подходило к ситуации), назвала его котом учёным. Потом мы поговорили обо мне, об архитектуре, о спорте и стали спускаться.
Что-то маленькое и плоское в кармане джинсов стало ребром и причиняло неудобства при каждом движении. Уже стоя внизу, я вытащила предмет. Им оказалась монетка достоинством в одну копейку. Тут мне в голову пришла идея. Я вспомнила, как бросают деньги в водоём или куда-нибудь ещё, чтобы вернуться когда-нибудь снова в это же место.
Сделав вид, что что-то не в порядке с моей одеждой, я отослала Майкла вперёд, а сама взяла щепочку, вырыла ямку меж корней Дарующего дерева и закопала монетку со словами "когда-нибудь я вернусь. Обещаю", после чего со спокойной душой и чистой совестью догнала Майкла, и мы поехали в зверинец. Ему захотелось навестить питона и
Цветочка. Прощаясь с животными, я всех покормила и погладила. Напоследок, я с таким жаром прижала к себе оленёнка, что это вызвало у Майкла и Брэдли умилённые улыбки.
На часах 12. Пошла собираться. Майкл сказал, что всё-таки выкроил время и проводит меня (Интересно, это что-нибудь значит?). Я созвонилась с Галей и договорилась встретиться с ней прямо в самолёте.
Складывая вещи, я брала каждую в руки и пристально смотрела на неё, пытаясь связать с ней какие-то воспоминания.
Зачем - сама не знаю. Защёлкнув замочки на чемодане, я прислушалась. Сейчас на два этажа ниже в другом конце дома точно так же собирается Майкл. По странному совпадению у него самолет тоже в 6.
Обед прошёл в тягостном молчании, каждый думал о своём. Все были кислые и вялые. Наверное, из-за того, что пасмурно. После, немого поиграв в прятки в роще, Майк объявил себе тихий час. Я тоже последовала его примеру. Надо отдохнуть, а то на высоте голова разболится.
Снова встретившись в 4.20, уже при полном параде, мы наблюдали, как один парень запихивает в джип чемоданы и сумки.
Майкл был уже внутри и тихо кому-то что-то говорил через открытое окно.
Я попрощалась с Черри (я так с ней сдружилась!), Линой, Гортензией, Энн и всеми, кого знала. Затем принялась обнимать и расцеловывать ребятишек. Дон грустно смотрел на меня:
- Ты уезжаешь?
- Да, дорогой. Так надо.
- Ты ведь приедешь ещё, да?
- Обязательно, - ответила я и поняла, что только что дала обещание, которое не посмею нарушить.
Дон подошёл и крепко обнял меня своими маленькими пухленькими ручками. Потом чмокнул в щёку и сказал:
- Ты хорошая. Как моя мама.
Я потрепала его по пушистой чёлке и села в машину.
- Готова? - спросил меня Майкл.
- Да. А ты?
- И я.
- Ты как?
- Нормально. А ты?
- Пойдёт.
- Всё?
- Всё.
- Тогда поехали, - обратился он к шофёру, и мы тронулись.
Как и во всех его машинах стёкла были тонированные. Это хорошо: я не хотела помнить, как уезжаю. Чувствуя комок в горле, я быстро вытащила из сумки солнечные очки, нацепила их на нос и низко опустила голову. Меня охватила темнота, в ушах лишь шум мотора да на сердце плита чугунная. Майкл хоть внешне и спокоен, но в жестах и голосе сквозит какое-то странное волнение. Ну ещё бы! Столько дел впереди!
Доехали до аэропорта. Припарковавшись на крохотной площадке около задней части главного здания, парни попросили нас немного подождать и исчезли. Мы остались наедине. Я находилась всё в той же позе. После минуты молчания он, наконец, нарушил тишину:
- Смотри-ка, солнце вышло.
Я промолчала.
- Ты спишь?
- Нет, не сплю, - я удивилась тому, какой у меня голос. Как чужой.
- Ну, не грусти. Может быть когда-нибудь, когда ты опять приедешь...
-... на меня опять кто-нибудь нападёт, - мрачно закончила я.
- Не говори так! Ты же знаешь, что я всегда... - он не договорил и, как бы в продолжение своих слов, взял мою руку и аккуратно сжал ладонь.
- Да. Спасибо. Ты такой благородный человек, Майкл!
Он засмущался:
- Это мамина заслуга. Она меня так воспитала.
- Хоть я лично и не знаю её, но по её сыну могу судить о том, какая это замечательная женщина. Пожалуйста, передай ей привет. И обязательно передай привет своей младшей сестрёнке. Пусть она простит меня за торт.
- По-моему, вы квиты. Ловко она тебя тогда, - засмеялся Майкл.
- А всё из-за тебя! - я попыталась ущипнуть его, но он опередил меня.
В следующие несколько секунд мы уже ползали по широкому сидению и баловались вовсю. Именно за этим занятием нас и застали.
- Всё в порядке. Можно, - возвестил Моррис.
Пришлось сделать серьёзную мину и покинуть насиженное местечко.
Вот мы и в V. I. P.- зале. Безопасности ради в него больше никого не пустили. Обернувшись к парням, Майкл выразительно посмотрел на них и сказал:
- Я сейчас.
Те пожелали мне удачи и удалились.
Мы глядели друг на друга, не зная, что сказать.
- Сними, пожалуйста, очки. Я хочу видеть твоё лицо, - попросил он.
Я послушалась. Он склонил голову на бок и, прищурившись, улыбнулся краешком рта. Мне ужасно захотелось дотронуться до него.
- Что это у тебя? - я подошла поближе и прикоснулась к подбородку. Ни с чем не сравнимое ощущение его кожи под пальцами.
- Родинка.
Мы снова замолчали. Внезапно я придумала что сказать. Я набрала побольше воздуха и открыла рот. Одновременно
Майкл сделал то же самое, и мы рассмеялись на весь пустой зал. Потом он посмотрел на часы и вздохнул:
- Мне пора.
- Да. Конечно... - выдавила я и почувствовала, как на глаза наворачиваются слёзы, - Знаешь, я кое-что хочу тебе подарить, - я сняла с шеи медальон в форме сердца и положила на его ладонь. Майкл раскрыл медальон и улыбнулся: там были две крохотные фотографии - моя и его.
- Эта вещь мне очень дорога. Я ношу её уже 9 лет. Но теперь я хочу, чтобы эта штучка была у тебя. И каждый раз, когда ты будешь до неё дотрагиваться, я хочу, нет, прошу, чтобы ты улыбался вот точно так же, как сейчас. Ладно?
- Ладно, - он поднял ресницы и, как в первый раз, внимательно посмотрел на меня своими прекрасными тёплыми карими глазами, - Подожди. Ты хочешь сказать, что все эти девять лет ты...
Я кивнула в ответ.
- И ты вот так просто об этом говоришь?!
- А что мне ещё остаётся делать?
Он промолчал, закусил губу и стал смотреть куда-то в сторону. Видимо, о чём-то задумался. Потом подошёл ближе, взял мои руки в свои и сказал:
- С тобой было здорово.
- С тобой тоже, - опять этот чёртов комок в горле.
- Ну, счастливо?
- Ага. И тебе, - боль такая, будто кусок мяса изнутри вырезают.
Я стояла посреди зала, а он уходил. Я чувствовала, что он что-то унёс с собой, и без этого что-то я не смогу теперь жить. Я просто стояла и смотрела. Внезапно я поняла, что ещё несколько секунд - и останутся только пустота и воспоминания. А ведь есть ещё несколько секунд. Какая-то очень тонкая грань между СЕЙЧАС и ПОТОМ, между ЕСТЬ и ПРОШЛО. Вот сейчас я на ней стою и отчаянно балансирую. Ещё несколько секунд - и время отнимет у меня всё. Любую даже самую ничтожную надежду на продолжение, шанса не будет. Никогда. Ничего не останется. Нет!!! Я не выдержала.
Громко и чётко выговорила:
- Майкл!
Он тут же откликнулся и остановился. Пока я быстро шла, он так и стоял, повернувшись ко мне. Я шла и наслаждалась: победить время. Пускай ненадолго, но победить. Всего несколько волшебных букв его имени, и время остановлено. Это ещё пока возможно. Я подошла к нему вплотную. Я была уверена. Так же чётко, но тихо сказала:





Сообщение отредактировал арни - Понедельник, 14.02.2011, 16:36
 
арниДата: Понедельник, 14.02.2011, 16:44 | Сообщение # 33
Группа: Поклонники V.I.P.
Сообщений: 3450

Статус: Offline



- Прости меня, я должна. Прости, если сможешь.
Он хотел спросить за что, но я оборвала на полуслове, запечатав его рот поцелуем. Он вздрогнул и попытался отстраниться, но я нежно обняла его и удержала, продолжая медленно и бережно дотрагиваться до его губ своими.
Ей-богу, как цветок согретый дыханием в морозную ночь распускает свои лепестки! Майкл замер. Я чувствовала, как колотится его сердце и лёгкую дрожь в теле. Несколько мгновений он не шевелился, а потом... стал отвечать на мой поцелуй! Сначала робко, затем всё увереннее, и вот мы уже (слово-то какое замечательное - "Мы"!) связаны одной ниткой какого-то странного непонятного ощущения. Я не могу это объяснить. Я просто чувствую, что он ощущает сейчас то же самое, что и я.
Не знаю, сколько прошло времени, пока мы целовались. Может минута, может две, может жизнь. Не знаю и знать не хочу! Просто растворилась в этих мгновениях, как снежинка в кипятке. Для меня тогда существовали лишь его сладкие губы, прыгающее в сумасшедшем ритме сердце и тёплые руки, которые он, осмелев, положил мне на талию. Они как будто жгли меня через одежду. Как это было упоительно и вместе с тем невероятно мучительно!!! Времени не было, мира не было. Точнее мир был, но это был Майкл. Он был моим миром: волосы - это тёмная жаркая волшебная ночь, улыбка - ослепительное солнце, глаза - безбрежный, бездонный сверкающий океан, кожа - лунный свет, голос - шум дождя...
В последний раз я заглянула в эти мудрые и вместе с тем невинные глаза необыкновенной красоты и прошептала:
- Понимаешь?
- Теперь да. Я знаю что это. Я буду помнить... - тоже шёпотом произнёс он, и тут его позвали, - Пока. Спасибо.
Я даже не успела ничего сказать. И вот он снова уходит. Я вглядываюсь в его фигуру, в походку, но мне уже легче.
Я знаю: стоит произнести его имя, и время опять будет покорно ждать. Но сейчас я этого делать не стану. Пусть будет так, как есть. Улыбаюсь сквозь слёзы. Вдруг Майкл оборачивается и делает его знаменитую "Victory".
В ответ я показываю большой палец. 3... 2... 1... ВСЁ. СОВСЕМ ВСЁ. Но я успела...
---------
Не буду рассказывать, как, вцепившись в Галю, рыдала в самолёте, и как все бегали вокруг, кормя меня успокоительным.
У меня теперь две жизни. И они обе мои. Это ничего, что одна из них лежит в самом укромном уголке моей души, как какая-нибудь книга на полке. Когда-нибудь настанет час, я возьму эту книгу в руки, сдую пыль и...



 
SmailДата: Среда, 16.02.2011, 17:35 | Сообщение # 34
Группа: Специалист
Сообщений: 2857

Статус: Offline



арни, как красиво и талантливо! Где ты берешь эти фанфики!? Как мне понравилось его читать! Это так здорово! СПАСИБО! MJ2



Если приходя в этот мир ты чувствуешь что любим и , покидая его, ты чувствуешь то же самое, то все что произойдет между этими двумя событиями поправимо. М.Джексон
 
арниДата: Четверг, 17.02.2011, 13:03 | Сообщение # 35
Группа: Поклонники V.I.P.
Сообщений: 3450

Статус: Offline



Quote (Smail)
Где ты берешь эти фанфики!? Как мне понравилось его читать! Это так здорово! СПАСИБО!

МАРИНОЧКА НАШЛА НА ОДНОМ САЙТЕ. САМА ПРОЧИТАЛА,ДУМАЮ НАДО И ДЕВОЧКАМ СВОИМ ЛЮБИМЫМ ТОЖЕ ПОЧИТАТЬ.НУ ТВОИ МНЕ БОЛЬШЕ НРАВЯТЬСЯ.ПОЭТОМУ ЖДУ,ЖДУ И ЖДУ.................... КОГДА ИННА ОБЪЕДЕНИЛА ВСЕ ФАНФИКИ,В ТВОИХ ФАНФИКАХ СТОЯЛО ТВОЁ СООБЩЕНИЕ ПОСЛЕДНИМ.............НУ Я И ОБРАДОВАЛАСЬ!!!!!!!!! ДУМАЮ ПРОДОЛЖЕНИЕ АЙК ПРИЕХАЛ.................. И МОРОЗЫ ЕМУ НЕ ПОЧЁМ. А ФИГ ВАМ НАЗЫВАЕТСЯ....................... НЕ ПРИЕХАЛ ЕЩЁ............. НУ ЛАДНО БУДЕМ ЖДАТЬ ТЕРПЕЛИВО ...............



 
Elena090Дата: Пятница, 25.02.2011, 00:44 | Сообщение # 36
Группа: Поклонники V.I.P.
Сообщений: 5106

Статус: Offline



Иришка спасибо! Все прочла! Так талантливо написано!

 
НастяMJДата: Пятница, 25.02.2011, 12:11 | Сообщение # 37
Группа: Поклонники V.I.P.
Сообщений: 3929

Статус: Offline



ИРИШ СПАСИБО!ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО И КРАСИВО НАПИСАНО!

 
арниДата: Пятница, 25.03.2011, 12:55 | Сообщение # 38
Группа: Поклонники V.I.P.
Сообщений: 3450

Статус: Offline



Quote (нюта)
автор Дашулечка ♥Neverland♥ Шмелева
Надежда...

ПРОДОЛЖЕНИЕ , НАЧАЛО СМ.СООБЩЕНИЕ №17-18

«Бедная, сколько событий!» - Кэти смотрела на Джеки, которая отрубилась через полчаса после отплытия. – «И все-таки интересно: как она не упала в обморок? Я же ведь ее знаю, как облупленную. Все-таки она сильная! Пусть спит, пока не приплывем. Столько событий!!! Везет же людям! Джеки… как же я тебе завидую… почему там был не Джаред…»
«Ну-ка… телефон! Включу что-нибудь веселенькое, чтобы самой не уснуть!» - Подумав это, она взяла лежавший рядом телефон Джеки в чехольчике. На чехле были собственноручно Джеки вышиты серебряными нитками заветные буквы MJ. – «Так-с… Хм, только Майкл… Ну, ладно. Вот, Bad. Моя любимая песенка». – Она негромко, чтобы не разбудить Джеки, включила музыку и положила телефон себе на колени. – «Когда же мы приплывем? Хотя, все от меня зависит. Так спаааать хочется», - она зевнула. –
«Ну, вот, наконец-то!» - Через полчаса она уже видела родной Пуэрто-Десеадо. – «Ураааа!!! Наконец-то!!! Джеки… эй, детка, просыпайся». – Но Джеки, вместо того чтобы проснуться, во сне улыбнулась и произнесла что-то невнятное. «Хм… нетрудно догадаться, КТО ей снится…» - Тут Кэт попыталась подделать голос: «Джеки! Это Майкл Джексон. Просыпайся, любимая!» - Джеки улыбнулась, открыла один глаз: «Маааайкл… Кэти, дурочка!!! Как не стыдно!!! Не шути такими вещами, пожалуйста!!» - полусонная, она изо всех сил старалась казаться строгой и серьезной. Но раздался заливистый смех подруги, и она сама рассмеялась.
- Неплохо подделываешь голоса, детка.
- Никогда раньше не пробовала. А так… спасибо. Эмммм… ты прости, я взяла твой телефон… музыку слушала.
Это разбудило Джеки до конца.
- Что??? У меня ж там только Майки…
- Я в курсе.
- И…???
- И что??? Я же не говорила, что не люблю его слушать. Я просто не его фанатка. Я фанатка… сама знаешь, кого…
Джеки снисходительно улыбнулась.
- Да знаю, знаю. Джаред Лето, солист Марсов. Биографию рассказать???
- Не надо. Я ведь тоже могу биографию Джексона рассказать…
Они звонко рассмеялись.
- Уфф, приплыли. – С этими словами Кэти осторожненько вплыла в свободное место между двумя привязанными лодками. – Давай, вылезай-ка, а я пока привяжу лодку и сдам номерок. Да, сумки захвати.
- Ага. – Джеки особенно ее не слушала. Она тщетно пыталась все понять, все разложить по полочкам, как «учил» Шерлок Холмс, чтобы лучше запомнить, и записать в дневник, которого у нее еще не было, но сегодня он был обязан появиться. Для точности, чтобы спустя много лет перечитывать, улыбаться, смеяться, может, плакать…
- Эй, мечтательница! – с улыбкой подлетела Кэт, избавив ее от нелегкой роли вешалки. – Домой не хочешь? Или… может, обратно, на остров? Ты как, не против? – В ее коварных зеленых глазах засверкали озорные искорки. – А?
- Да ну тебя, не дразни, - грустно улыбнулась Джеки, а по щеке скатилась хрустальная слезинка.
- Детка, прости, я вовсе не хотела…
- Да не парься, просто вспомнила. Домой не хочешь?
- Хочу!!
Они побежали домой. Год прошел… наверно, нелегко. Могу с уверенностью сказать одно – Кэт стала фанаткой Майкла… Настали летние каникулы… 25 июня 2011 года…
С утра Кэт прибежала к Джеки:
- Аааа!!!!!! Джекиии!!!!! Он сегодня оживет!!!!
Джеки рассмеялась:
- «Оживет»… Смешно звучит…
- Так, я тебя на сегодня ворую, окей??? Пошли, будем торчать у MTV.
Они шли куда-то… однозначно не к Кэт.
- Эй… мы куда??
- Угадай с миллиона раз!!!
- Не знаю…
- На остров! Пока еще утро… мы успеем посходить с ума, а потом прилипнем к экрану.
- Кэт! Я тебя обожаю!!! – на глазах Джеки показались слезы.
- Так…Только не плакать, хорошо? Поплакала в прошлом году. А сейчас, что с тобой опять?
- Кэт…понимаешь… Ты вытащила меня на остров тогда, ты заставила меня погулять по острову, хотя, сама помнишь, в каком я была состоянии. Я тебя люблю!!! – она разревелась еще сильнее, схватила Кэт, словно хотела задушить ее в своих объятиях.
- Детка, достаточно, это все лишь стечение обстоятельств. Так получилось. И я здесь далеко не героиня. Просто… просто тебе повезло несказанно, глупышка!!!
Она легким движением руки смахнула слезы с лица подруги, и они подошли к лодке… той самой, на которой в прошлом году плыли навстречу сказке…
Джеки, по своему обыкновению, уснула. Она всегда спала в любом транспорте, пусть даже это была незатейливая лодка. А Кэт думала: «Интересно, понравится ли ей? Странный он все-таки… Связи, конечно, я все понимаю… Но не до такой же степени, чтобы узнать мой адрес! Поистине, королям все двери открыты! И еще так загадочно подписал: «P.S. На втором этаже для вас сюрприз. Зайдите туда только после объявления того, что я жив, по MTV. Ничего не говори Джеки, куда ты ее везешь. Просто на остров, и все. Окей? » И улыбающийся смайлик в конце… Что же он там припас-то? Огромный торт в форме самого себя», - рассмеялась Кэти. – «Ой, не надо так громко ржать… Джеки разбужу. Итак… Ну что же, что же там? Ладно, приедем – узнаем. Что интересно – я следую его инструкциям. Первый раз, чтобы я абсолютно не знала человека и полностью доверяла ему… Неважно. Лучше включу музыку».
Она достала свой телефон, наушники и включила BillieJean. Прошло несколько часов. Она подплыли к острову… со стороны бывшего коттеджа Майкла.
- Ну вот, пора будить. Джеки, просыпайся!
Джеки неохотно открыла глаза и промычала:
- Приплыли?
- Агамс. Вставай, соня!
Та вяло огляделась вокруг…
- Кэт! Ты зачем привезла меня к его коттеджу???
- Эммм… Прости, не моя тайна. Скажу, когда MTVпосмотрим полтретьего, окей?
- Нууу, я так не играю….
- Но я не могу сейчас сказать! Пойдем!
- А… ты уверена, что можно?
- Фиг с тобой, скажу! Можно, Майк разрешил!
Кэт со смехом наблюдала, как глаза Джеки медленно, но верно округляются и превращаются в пару крупных монеток.
- Майк? Откуда?
- Довольно пока, больше ничего не скажу, - Кэт притворно обиделась и надула губки.
- Ах, ты! – Джеки набросилась на нее, и они оказались на песке. Держась за животы от смеха, они встали и медленно побрели к двери с Питером Пэном, за которой когда-то жил Питер Пэн…
- Ого, уже два часа! Иди пока в гостиную, а я приготовлю сок с печеньем.
Джеки отправилась в гостиную, а Кэт – на кухню. Через секунду раздался возглас:
- Е мое, Кэт, он огромен!
- Кто??? – рассмеялась она.
- Телевизор! Иди быстрее сюда!
- Погодь, дай сооружу праздничный полдник… Эй, что это? – Кэт подошла к холодильнику. – Вау, он еще и работает! Клево же, однако! А что это за бумажка? – Она сорвала бумажку с магнитиком и прочитала:
«Здравствуй, Кэт (надеюсь, это ты). В 5 часов (ровно) зайдите в свой домик, на диване увидишь маленький подарочек и записку. Следуй ей, постарайся ничего не говорить Джеки. Я на тебя надеюсь и доверяю тебе. MJ».
- Черт! Что за шпионские игры? Мне это напоминает поиск клада. Все в записках. Хоть бы оставил запись на диктофоне… для разнообразия. А то… чувствую себя средневековым искателем золота. Ладно, будь что будет. Это точно не кто-то другой, потому что об острове знаем только мы. Значит, будем следовать инструкциям…»
Она открыла холодильник. - «Ого!» - единственное, что она смогла произнести. Холодильник был завален… всяко-разным. – «Наверно, все просрочено… Надо посмотреть дату изготовления… Что???? 25 июня??? Тогда мы достанем этот тортик и сок… Надо же, и правда, как я и думала. Джеки, иди сюда!»
- Отстань, мне телевизор нравится!
- Джеки, я ведь обидеться могу…
- Ну иду, иду… Что? – она подошла к столу. – Ой, какая прелесть!
Торт был в виде силуэта Майкла из Smoothcriminal.
- Кэт, жалко, но… режь торт, и иди уже быстрее! Newsblokчерез семь минут!
- Окей, бегу. Где тарелки? Вот. – Она положила кусочки торта на серебристые тарелочки, разлила сок по таким же серебристым с завитушечкой стаканам и осторожно на подносе дотащила до гостиной.
- Вот, держи.
Джеки осторожно взяла поднос, поставила на пол и сказала:
- Садись.
- Ой, спасибо за приглашение.
- Да ну тебя! Смотри-смотри, начинается! Умеют же они держать интригу, могли бы и утром сказать… Кстати, только сейчас говорил Джастин…
- Надеюсь, не Бибер?
- Он самый.
- Фу, какая гадость! И что же?
- Ну, типа что Джексон стал для него кумиром, толчком для его карьеры, ему очень жаль, все такое…
- Офигеть! Они все еще говорят о нем как…?
- Ну да!
- Хм… интересно-интересно. Ладно, слушаем.
Вместо Newsblok’aна телевизоре замелькали какие-то помехи… И вот показывают Staplescenter. Вид с улицы на огромное здание… И тут…
- Мааааайкл!!! – в один голос закричали девочки.
- Джеки, смотри, он… он выглядит, как когда ему тридцатник был… Неплохую работу проделал за год, однако…
- Ага.
«Здравствуйте, мои любимые и дорогие фанаты и все, кто сейчас смотрит телевизор по всему миру. Я, Майкл Джозеф Джексон, говорю с вами в прямом эфире. Сегодня 25 июня 2011 года. Сейчас… секундочку… - он посмотрел на свои часы, - два часа тридцать пять минут десять секунд. Пока сейчас я вам не могу многого рассказать. Прямая трансляция, к сожалению, заканчивается через сорок пять секунд. Я расскажу все в интервью. Позже»
- Кэт, переключи на другие каналы, - взволнованно произнесла Джеки.
- Ага, сейчас, - у самой Кэт перехватило дыхание. – Смотри! Он на всех каналах!
«Я люблю вас больше». Он фирменно, по-джексоновски, приложил ладонь к губам и показал букву V– знак победы. После этого на огромном жидкокристаллическом экране показались такие же помехи, и Newsblok. Ведущий с унылой улыбкой начал говорить: «Сегодня триумфальное возвращение…» Девочки его не слушали. Они уставились друг на друга и просидели так, наверное, около трех минут. Когда во всем доме (телевизор был включен на довольно приличную громкость) раздались звуки BillieJean, каждая нота которой была прописана в сердцах обеих, они вышли из транса и кинулись друг к дружке обниматься. Потом с удовольствием съели торт ( Майкла?) и побежали купаться в море, радостные и беззаботные.
Подходило заветное время – пять часов. Точнее, на часах было полпятого. «Пора собираться», - подумала Кэт, и, пытаясь быть наивной и ненавязчивой, предложила Джеки:
- Слушай, может, к нам сходим?
- Давай, все равно делать нечего. Пошли.





Сообщение отредактировал арни - Пятница, 25.03.2011, 13:12
 
арниДата: Пятница, 25.03.2011, 13:01 | Сообщение # 39
Группа: Поклонники V.I.P.
Сообщений: 3450

Статус: Offline



Без трех минут они уже были в домике. Кэт, по своей природе очень любопытная, побежала на второй этаж. Джеки, слегка заторможенная, словно не ожидавшая возвращения (или ей понравился Майки в новом облике?), задержалась на первом; но, услышав восторженный писк своей подруги, стрелой помчалась наверх.
Ааааа!!!! – все так же восхищенно верещала Кэт. – Джекииии!!!!
- Ну что с тобой? – она подумала, что Кэт, как всегда, придает значение незначительному. Но тут ее взгляд застыл на… на двух довольно больших, размером с постер, фотографиях: на одной из них был Майкл вместе с Джеки. Они записывали песню. А на другой Кэт, такая забавная… Она с выпученными глазами смотрела на эти страшные кнопки… К обеим фотографиям были подписи. К первой: «Джеки, спасибо за песню».
- Странно… Ему нужно сказать спасибо, а не мне, - недоуменно протянула Джеки.
Ко второй: «Кэт… Без комментариев ».
- Ахаха! – рассмеялась Кэт. – И правда, комментарии излишни. Интересно, когда он снимал?
Пока Джеки размышляла над сим сложным вопросом, она незаметно взглянула на диван. Все верно. Коробочка. Записка. Причем коробочка… как для кольца. «Ух ты… Там обручальное кольцо для Джеки. Вот, сначала пристрою подругу, потом и сама буду жениха искать…» Она тихонько, чтобы Джеки не заметила, отвернулась и рассмеялась, а потом приняла наивное выражение лица и предложила:
- Джеки, может, сядем?
- Ага, - та мало понимала, что ей говорят, она не могла оторваться от фотографий. Кэт пришлось силой потащить ее к дивану: «Да пошли, Джеки».
- Пошли… Ой! Что это?
«Аха, наверно, тоже подумала, что внутри колечко…»
- Сама не знаю, Джеки, посмотри.
Джеки открыла коробочку. И вынула оттуда… маленькую записочку.
«Блин! Сколько можно записок уже!!!» - внутри Кэти негодовала, а Джеки лишь преспокойно сказала:
- Ой, как интереснооо! Читай же скорее!
Джеки аккуратно развернула лист бумаги:
- Странно. Чернила, как будто пером написано. Читаю.
«Здравствуйте, Джеки и Кэт! Если кто-то из вас сейчас читает эту записку, значит, весь мир уже знает о моем… гм… «воскрешении». Если вы помните то место, где оставили корзинку (если не помните, то с правой стороны от дома)… Там есть знак – цветок подсолнуха. Прямо там, под цветком, зарыто кое-что для вас. Ищите. Mickey».
- А что тогда здесь написано? – Кэт взяла другую записку и прочитала: «Кэт, спасибо за то, что следуешь моим указаниям». - Блин, откуда он все знает?
- Эй-эй-эй, каким еще указаниям? – угрожающе посмотрела Джеки на нее. – Ты что-то от меня скрывала?
- Нууу… даааа… Вот все, что скрыла. Но я же делала, как он говорил! Я не могла его подвести! – Она отдала Джеки две записки. Внутри у нее все остановилось. С одной стороны, она следовала указаниям. С другой, она прекрасно знала Джеки, а от такого та могла долго-долго не прощать и не разговаривать. Но она положилась на нее полностью… Джеки прочитала, угрожающе посмотрела на Джеки, потом улыбнулась, рассмеялась и… опять разревелась.
- Милая моя, ну прости! Но я же не могла поступить по-другому! Ведь для твоего же блага…
- Кэти, любимая моя, к чему все это??? Он же ведь никогда не будет моим… Ему захотелось поиграть чувствами маленькой девочки и посмотреть на мою реакцию, да??? Почему именно я? Ведь у него же миллионы фанаток 17 лет!!! Это все, как ты сказала, стечение обстоятельств… Потому что МЫ приехали на этот долбаный остров, МЫ встретили его… Зачем??? Ему захотелось поиграть. Но мне же ведь больно, Кэт!!! Я ненавижу его!!! – последние слова она прокричала истошным голосом. Прижавшись к груди Кэт, полным безнадежности и даже безразличия ко всему, включая происходящее, голосом обреченно произнесла: « Я люблю его…»
Кэти редко, почти никогда, не плакала. Джеки лишь один раз застала ее в слезах, когда ту подло бросил Джон. Но сейчас Кэт рыдала… так рыдала, как Джеки… может, даже сильнее и горше…
- Джеки, милая, я могла бы тебя успокоить, но я не знаю, я честно ничего не знаю… Мы обе видели его вживую, разговаривали, но мы мало знаем о том, что он задумал. Сама же ведь знаешь, он может придумать и осуществить что угодно… Но я не хочу в это верить. Он не такой… Но я не знаю, какой он на самом деле… Не знаю…
***
- Мистер Джексон, можно вас на секундочку?
- Да, Джейк, - раздался голос откуда-то из-за кулис. Вскоре появился Майкл. – Джейк, прости, у меня интервью через пять минут. Я не могу задерживаться. Ты все сделал, как я просил? Положил все записки?
- Да, сэр. Если интервью так скоро… вы лучше идите. Просто вам надо кое-что посмотреть… - Джейк отвернулся, утер слезу и прошептал: - Не хочу его расстраивать, но все пошло не по плану…
- Что не по плану? Чем расстроить? Джейк, что случилось??? – он подошел к охраннику, схватил его за плечи и сказал ему в глаза: - Отвечай немедленно!
- Сэр, вы лучше идите… А то опоздаете к эфиру… Не надо… Позже…
- Что-то с Джеки? Джейк, довольно, включай!
- Я вас лучше оставлю.
- Окей. – Майкл дрожащими пальцами нажал на левую кнопку мыши. Началось воспроизведение. «Ааааа… Джекииии!!!....» Он смотрел и не мог понять, что же случилось такого.
В тот момент Джейк вышел из кабинета, прижался спиной к стене и тяжело сполз вниз. Прикрыв лицо руками, он заплакал… Он знал все. Майкл рассказал ему все планы. Он не мог поверить в такую жестокость девочек.
«Я его ненавижу!!! – Джеки… Мы обе видели его вживую, разговаривали, но мы мало знаем о том, что он задумал. Сама же ведь знаешь, он может придумать и осуществить что угодно…»
К сожалению, остальные, главные слова девочек Майкл не услышал, так как они были слишком тихо сказаны. Пелена, прозрачная, как горный хрусталь, застлала ему глаза. Мало что понимая, он кулаками растер глаза, отчего двухчасовая работа стилистов пошла насмарку… Опустив голову и надвинув низко на глаза шляпу, он вышел из кабинета. Джейк встал и тихо сказал:
- Майк, прости…
- Джейк, она мне не верит. Она меня не любит…
Интервью не состоялось…
***
- Милая, пока… давай попробуем успокоиться и все-таки посмотреть, что там под подсолнухом, - Кэти, как всегда, более трезво смотрела на вещи. Она первая смогла хоть что-то сказать. – Пожалуйста, не плачь. Мне больно на тебя смотреть, когда ты вот так… рыдаешь…
- Мне все равно… Хочешь – пойдем, - сквозь слезы и сопли ответила Джеки.
Они, не говоря ни слова, опустив головы, подошли к цветку подсолнуха, еще не завядшему и напоминавшему его солнечную улыбку…
Кэт опустилась на колени, отбросила в сторону цветок и начала рыть песок. Джеки безучастно глядела на нее.
- Вот. Смотри, - с этими словами Кэт извлекла коробку, обклеенную ярко-желтой глянцевой бумагой. Отряхнув от песка, она открыла крышку и достала два браслета. На одном из них было написано россыпью бриллиантов «Jackie», на другом, соответственно, «Katty».
- Он меня еще и подкупить хочет… - грустно произнесла Джеки.
- Джей, - Кэти редко называла так свою подругу, и Джеки знала, что после этого следует долгая лекция морали с целью изменить ее мировоззрение, - Джей, послушай. С чего ты взяла, что Майкл такой негодяй? Подумай сама, что он сделал тебе плохого? Пока ничего. А дальше… ты неглупая, и я всегда с тобой, дальше посмотрим… Ведь, поверь мне, ни один не будет так стелиться, дарить всякие подарки, если девушка ему вовсе не нужна. За ним и так гоняют миллионы. Вряд ли ему нужно поиграть с тобой… Посмотреть, как ты будешь бегать за ним, и страдать, и плакать… Поверь мне, Джей, он за свои… кхм… 53 года всего насмотрелся, и ему не нужно поднимать свой рейтинг. Подумай сама.
- Кэт, если бы все это было правдой … - она зарылась лицом в волосы и заплакала.
- Милая, ну успокойся, прошу тебя… Будешь одевать браслет?
- Да.
Она протянула дрожащую руку Кэт, и та ловко надела браслет и застегнула маленький замочек.
- Теперь ты давай.
Она дала другой браслет Джеки. Та, немного повозившись с замком, все-таки смогла застегнуть его.
- Ну вот. Смотри… еще записка.
- Да пошел он со своими каракульками! – новая волна слез настигнула Джеки.
- Джеки, возьми себя в руки! Ты – взрослый человек! А ведешь себя… - Кэт улыбнулась, - ну как грудной ребенок, честное слово…
Джеки рассмеялась.
- Это ведь моя любимая фраза!
- Я знаю. Сейчас как нельзя кстати. Не хочешь узнать, что в записке?
- Хочу…
Кэти открыла конверт.
- Смотри! Это не записка, это… это билеты на концерт!
- Можешь забирать себе оба. Я не пойду.
- Ой, да хватит тебе бла-бла! А то я тебя не знаю!!! Пойдешь как миленькая, еще потащишь меня выбирать «самое офигенное платье во всем городе».
- Откуда ты так хорошо меня знаешь?
- Мы с тобой знакомы с пятого класса, как я переехала из Буэнос-Айреса в Пуэрто-Десеадо. Эй, детка! Не сходи с ума! Помнишь, как тебя зовут? Сколько тебе лет? Сколько пальцев я показываю?
- Джеки. Два пальца. 17… а ему 53… Кэээээт!!!!!



 
арниДата: Пятница, 25.03.2011, 13:02 | Сообщение # 40
Группа: Поклонники V.I.P.
Сообщений: 3450

Статус: Offline



«Вот блин… Она так не ревела, когда думала, что он умер. Вот незадача-то», - она погладила подругу по голове, а сама посмотрела на билеты.
- Джеки! Концерт будет только в 2013 году!
- Что???
- Да. Смотри. 29 августа 2013 года, Буэнос-Айрес, VIP-зона.
- Ух, ты, - все еще шмыгая носом, задумчиво сказала Джеки. - На его день рождения… Интересно-интересно.
- Ага. Смотри-ка, а в конверте еще какая-то записка… «Покажите любому охраннику ваши браслеты. Вас проведут к нужному месту».
- Ну, а дальше? – нетерпеливо произнесла Джеки.
- Ах, да… тут еще снизу приписано: «Сегодня до полуночи уезжайте. Обязательно».
- Эй, а это еще почему?
- Не знаю, - растерянно ответила Кэт. – Все-таки… странно как-то.
***
Они уехали домой только ночью. Уезжая, где-то неподалеку услышали шум моторной лодки. Жутко испугавшись, подружки быстро-быстро отплыли подальше от острова.
Прошел еще один год…
***
- С днем рождения, любимка! – Кэт была, как всегда, в отличном настроении.
- Спасибочки, солнце! Люблю тебя!
- А ты не заметила… что у меня нет для тебя подарка…
- Кэти… успокойся… ты сама для меня самый офигеннейший подарок…
- Да нет же, глупышка, это не значит, что я ничего не купила. Я тебя ворую на сегодня, и мы идем в магазин выбирать платье для выпускного. Я все оплачу.
- Что??? Кэт, это же жуть как дорого…
- Так! У кого сегодня день рождения? Пусть исполняются заветные мечты! Ах да… забыла спросить… кхм…
- Ну, спрашивай уже!
- Мне неудобно…
- Кэти! Перед кем тебе неудобно, а???
- Ну ладно. Ты с кем пойдешь на выпускной?
- Оу… ни с кем.
- А кого бы… - глаза Кэти засверкали, - кого бы ты пригласила?
- Угадай с миллиона раз…
- Да знаю я тебя, фанатскую душу. А я бы Джареда пригласила…
- Понятно. Значит,..
Они остановились, посмотрели друг на друга и в один голос сказали: «Идем вместе!» Потом заметили вывеску «Свадебные и вечерние платья».
- По ходу, нам туда. Побежали!
Прошел еще один год…
***
Кэти спала сном младенца. Ей снился Джаред, и она тихонько улыбалась и посапывала.
- Кейт! Это я, Джаред. Любимая, вставай, у нас много дел…
- Угу. – Она сладко потянулась и открыла глаза. – Привет… Тьфу ты, Джеки! Как не стыдно!!!!
- У тебя научилась. Ты знаешь… тут такое дело…
- Стоп! Дай угадаю. До концерта осталась неделя, и тебе нужен клевый прикид, да???
- Ну… да…
- Понятно. Тогда жди меня, я сейчас в душ и оденусь, и пойдем. Тебе музыку включить?
- А то! Иди, я пока кровать заправлю.
Через полчаса они уже направлялись к самому огромному торговому дому в сравнительно небольшом Пуэрто-Десеадо.
- Джеки, сюда! Смотри!
Она держала в руках нечто странное.
- Эй, это что за половая тряпка? Я же тебе сказала – клевый прикид.
- Да ты одень же! Иди, иди.
Через пять минут Джеки выползла из кабинки.
- Кэт, это… это потрясающе!!!
Желтый длинный топ с полуоткрытой спиной и задорной надписью MickeyMouseкрасиво подчеркивал ее прелестную фигуру.
- Хм… неплохо. Иди на кассу, пойдем искать джинсы.
Они нашли классические джинсы светло-голубого цвета и туфли, ярко-желтые, как топ.
- А меня одеть не хочешь? – обиженно надула губки Кэти.
- Да-да, конечно. Пойдем.
Кэти выбрала для себя платье клубничного цвета и туфли на небольшой шпильке.
- Уффф, мы дома!!! – облегченно воскликнули девочки, когда наконец-то пришли к Кэт.
- Слушай, иди мерить свое, а я – свое, окей? – предложила Кэт.
- Давай.
Они оделись и вышли из комнат. Оставшись абсолютно довольными собой и друг другом, они попрощались, и Джеки пошла к себе домой.
Через пару дней небольших приготовлений они спокойно прогуливались по парку. Вдруг Кэт остановилась и воскликнула:
- Джеки, мы с тобой сумасшедшие!
- Я знаю, - улыбнулась Джей. – А что конкретно ты имеешь в виду?
- Смотри. Во-первых, на билете не стоит время начала концерта. Во-вторых, сегодня уже воскресенье, концерт в четверг, а мы с тобой ни забронировали номер в гостинице, ни билеты не купили до Буэнос-Айреса!!!!
- Блин, я же ведь совсем забыла, замечталааась…
- Да по тебе заметно, - снисходительно улыбнулась Кэти. – Тогда поехали.
Через пару часов билеты на понедельник, 23.00 уже были у Джеки в руках. Вечером следующего дня подруги сели в автобус, закрыли глазки и спокойно уснули. Впереди был нелегкий день (вторник или четверг?).
Утром они прибыли в столицу Аргентины. Поистине, столица блестела ослепительной красотой и шиком. Пройдя немного, они очутились на Авеню 9 июля.
- Смотри, вот гостиница!
- Ага, у нас денег нет, - расстроенно ответила Кэт, - на такую красотищу… Нашли самую дорогую гостиницу в Айресе…
- Ну, пожааалуйста, Катрин…
- Не называй меня так, ты же знаешь, что меня это бесит!
- Знаю. Ну, давай просто зайдем и спросим.
Она надела свою неотразимую дежурную улыбку, подошла к receptionи спросила:
- Девушка, сколько у вас стоит одноместный…
- Двухместный, цензура, - шептала ей на ухо Джеки.
- Сама цензура, мы в самой дорогой гостинице Аргентины, - едва повернув голову, сквозь зубы процедила Кэт. Обратившись к девушке, она продолжила: - одноместный номер?
- 2500 долларов в сутки, самый простой номер, - с такой же дежурной улыбкой ответила девушка.
- Спасибо… до свидания.
Они вышли и расхохотались.
- Пойдем еще куда-нибудь. Прости, я действительно не думала, что так дорого…
- Да ладно тебе. Вот, смотри.
Они зашли в здание с красивым названием LaCayetana, где вместо пяти звездочек лили золото на землю только три.
- Здравствуйте, сколько у вас стоит двухместный номер?
- 1700 долларов в сутки.
- Забронируйте до 31 августа, пожалуйста.
- Эй, а что мы будем делать тут 30 августа? – шепнула на ухо Джеки.
- Пофотографируемся, походим, полюбуемся Айресом… Ты не хочешь побывать в столице своей родины?
- Ну ладно, фиг с тобой, давай…
- Ваши ключи, номер 1208.
- Спасибо.
Они поднялись на 34 этаж. Зайдя в номер, Кэт немного опешила.
- Смотри, как красиво!



 
Майкл Джексон - Форум » Michael Joseph Jackson » Фанфики » Фанфики (Разное)
Страница 2 из 4«1234»
Поиск:
Администратор Модератор Специалист Поклонники V.I.P. Поклонники Moonwalker Заблокированные
Сегодня сайт посетили: blanket1, мила60, tionella, Lunarian, Riverdance, kuzina251281, 89530177983