Новое на форуме / в фотоотделе / другие музыканты · Регистрация · Вход · Участники · Правила · Поиск · RSS
Страница 3 из 3«123
Майкл Джексон - Форум » Michael Joseph Jackson » Новости » People vs. Dr. Conrad Murray/Народ против д. Конрада Мюррея (Основная информация о суде (Источник: www.mjjcommunity.com))
People vs. Dr. Conrad Murray/Народ против д. Конрада Мюррея
ИннаДата: Среда, 02.11.2011, 15:48 | Сообщение # 41
Группа: Администратор
Сообщений: 15017

Статус: Offline



Судебный процесс. День 22
1 ноября 2011


Свидетельские показания доктора Уайта




Прямой допрос защиты – Фланаган

Фланаган и Уайт рассматривают различные модели (речь о моделях, подготовленных д-ром Габриелой Орнелас для Уайта; цифры для своих моделей, по словам Уайта, д-р Орнелас брала при этом из ТВ-трансляций заседаний суда):

Модели имеют большой разброс изменчивости. Это будет зависеть от изменчивости у пациентов или парметров (например, период полувыведения лоразепама может колебаться от 22 мин. до 40 мин.).

Уайт заявляет, что графики моделей отражают ситуации, при которых Мюрреем был дан, а Майклом получен лоразепам перорально и внутривенно.

Показывают модель ситуации перорального приема 16 мг лоразепама (в основе модели - уровень 0.0013 мг в содержимом желудка). Если сдвинуть время перорального приема на (момент времени) 8 AM, количество свободного лоразепама в содержимом желудка составит 0.008 мг, то уровень концентрации будет близким к концентрации, обнаруженной при аутопсии, и к концентрации, обнаруженной в крови. Есть довольно много сценариев, которые могут привести к результатам, обнаруженным при проведении аутопсии. Мы не знаем, сколько он принял таблеток и в какое время.

80% лоразепама в содержимом желудка было метаболитом, 20% свободный лоразепам.

Фланаган переходит к обсуждению содержания 0.3 свободного пропофола в моче. Демонстрируется модель для вливания 100 мл пропофола в течение 3 часов и модель свободного пропофола в моче. Уровень пропофола - около 2 мг, содержание свободного пропофола в моче будет от 1 мг до 3 мг. 1 мг – это в 10 раз больше количества, обнаруженного при аутопсии.

Фланаган упоминает, что ощущение жжения при введении пропофола увеличивается в малых венах, о концентрации препарата, о скорости инъекции. Лидокаин вводится перед вливанием или в начале вливания. Уайт заявляет, что, учитывая период полувыведения лидокаина, при сценарии 3-часового вливания пропофола лидокаин во время аутопсии не должен был быть обнаружен, а по результатам аутопсии его количество составило 0.84 мг/мл.

Уайт заявляет, что если бы было 2 инъекции, лидокаин должен был бы вводиться дважды, содержание лидокаина, по оценке д-ра Уайта, должно быть примерно на уровне, обнаруженном при аутопсии.

Фланаган упоминает о стандартах оказания медицинской помощи в противопоставлении с обычной практикой. Уайт заявляет, что стандарты оказания медицинской помощи – это идеальный уровень, который мы стремимся обеспечить каждому пациенту, но это не всегда возможно. К примеру, капнография: она полезна, но не обеспечивает достаточной точности и во многих ситуациях не используется.
Уайт заявляет, что капнография – прибор, который докторам нравится иметь, но во многих ситуациях его не найти в других местах за пределами операционных. Переходит к другому примеру, обвинение выражает протест. Протест принят.

Анксиолиз: снижение или предотвращение чувства тревоги. Для снятии чувства тревоги вы даете анксиолитики, например: бензодиазепины, пропофол, амбиен. Есть разные степени седации - в зависимости от дозы, от пациента, подвергался ли пациент воздействию этих препаратов прежде.

Фланаган затрагивает вопрос о минимальной седации: должна быть нормальная реакция на вербальные стимуляции. Фланаган приводит пример: Если бы я принял амбиен, смогли ли бы Вы разбудить меня, разговаривая со мной.

Они обсуждают 25 мг дозу пропофола, введенную в течение 3 - 5 минут. Уайт говорит, что эта доза обеспечила бы снижение чувства тревоги, а в целом не обеспечила бы сна. Уайт говорит, что если человек очень устал, то возможно, что это количество обеспечило бы состояние успокоения. Уайт также говорит, что шум в помещении разбудил бы пациента.

Фланаган упоминает о том, что д-р Ришель Купер сказала, что она не уверена, что пациент заснет после 25 мг дозы, и спрашивает, согласен ли с этим Уайт. Уайт соглашается с этим.

Фланаган: при минимальной седации нет нарушений в дыхательных путях, не нарушено дыхание, не нарушена деятельность сердечно-сосудистой системы. Уайт соглашается.

Уайт считает, что в особенности лоразепам, но также лидокаин были причиной смерти Майкла.

Протест обвинения в связи с предположениями Уайта по данному вопросу. Протест принят. Моделирование выполнялось не Уайтом.

Фланаган завершает повторный прямой допрос.

Уолгрен не проводит повторный перекрестный допрос д-ра Уайта


Утренний перерыв


При выключенной камере судья спрашивает д-ра Мюррея, будет ли он давать свидетельские показания. Мюррей говорит, что он не будет давать свидетельские показания.



Судья объявляет 30-минутный перерыв, чтобы сторона обвинения приняла решение о том, будут ли они проводить опровержение доводов защиты.

После перерыва Уолгрен повторно вызывает доктора Шафера для опровержения доводов защиты.


Свидетельские показания доктора Шафера




Прямой допрос обвинения – Уолгрен

Уолгрен задает д-ру Шаферу вопросы о лоразепаме, спрашивает, попадет ли при внутривенном вливаним лоразепам в желудок или нет.
Шафер заявляет, что при введении методом внутривенного вливания некоторое количество лоразепама попадает во все ткани, в головной мозг, в желудок, мышцы и т.д. Это не имеет никакого отношения к процессу посмертного перераспределения в организме.

Уолгрен спрашивает, имеется ли научный метод для исключения одного из вариантов – MJ принял лоразепам внутрь или Мюррей ввел ему методом внутривенного вливания. Шафер заявляет, что, с точки зрения науки, разницы между этими вариантами не будет никакой.

Уолгрен спрашивает Шафера о его теории (его модели для вливания 100 мл в течение 3 часов) по поводу того, что система для внутривенного вливания работала продолжительное время, спрашивает, определял ли он точное время смерти MJ. Шафер говорит, что он не показывал (в моделях) какого-либо конкретного времени, это не обязательно произошло в 12, целью модели главным образом было показать только то, что MJ умер при работающей инфузионной системе; у MJ было высокое содержание пропофола, когда он умер.

Уолгрен спрашивает об использовании им двух инфузионных систем, которые он использовал для демонстрации во время своих свидетельских показаний. Шафер заявляет, что это обычный способ их использования.

Уолгрен хочет знать об использовании принципа самотека в системах для внутривенного вливания и для физраствора. Шафер рассказывает о роликовых зажимах, и каким образом с их помощью регулируется количество и скорость вливания.

Уолгрен спрашивает, осуществляют ли обычно (медперсонал) регулирование с помощью таких зажимов. Шафер заявляет, что такие зажимы используются для регулирования подачи определенных медикаментов, для которых не требуется устанавливать точный расход (например, антибиотики). Т.е., это возможно, но эти зажимы не используются при применении пропофола, для которого вы обычно используете инфузионный дозатор, но в данном случае это было единственным способом.

Уолгрен хочет знать об уровнях лидокаина и включал ли он их в свои модели (его модель для вливания 100 мл в течение 3 часов не согласуется с уровнями, обнаруженными при аутопсии). Шафер заявляет, что да, включал, но что они не повлияли на его модели, заявляет, что в этом нет противоречий. Вы можете смешать лидокаин во флаконе, вам нужно просто убрать немного пропофола.

Уолгрен спрашивает о рисках и опасностях при применении пропофола. Шафер заявляет, что серьезной опасностью является отсутствие дыхания, остановка дыхания, причиной которых может быть неспособность дышать или западание языка в дыхательные пути.

Уолгрен спрашивает, считает ли он, что это то, что произошло с MJ. Шафер заявляет, что да, он считает, это именно то, что произошло. Сердце убивает недостаток кислорода в сердца.

Уолгрен хочет знать, изучал ли он модели Уайта и различную литературу по вопросу о количестве пропофола в моче.

В статье от 1988 г., на которую опиралась сторона защиты, говорится, что в моче было обнаружено очень незначительное количество неизменившегося пропофола, настолько незначительное, что они не знали, был ли это свободный пропофол или его метаболит. Они сказали, что уровень был менее 0.30% , но что это только верхняя граница. Уровень мог быть от 0.3 до 0.

Уолгрен хочет знать, известно ли ему о статье Саймонса, в которую верила защита, Шафер заявляет, что известно. Шафер заявляет, что те, кто измерял уровни, не знали, что они измеряли; заявляет, что они измеряли НЕ уровни неизменившегося пропофола, а "нечто, называемое гекса…(hexa)" (уточню после просмотра видео). Заявляет, что они не знали, измеряли ли они пропофол или же свободный метболит пропофола.

Уолгрен хочет знать, известно ли ему о том, что Уайт верил той статье Саймонса и провел дополнительное исследование, будучи уверенным в ней. Шафер заявляет, что да, ему известно об этом.

Уолгрен говорит об одной из недавних статей. Шафер заявляет, что это статья от 2002 г. и говорит, что в этой статье рассматривается предыдущее исследование и исследование 1988 г. Заявляет, что в статьях 2002 г. упоминается, что измерения Саймонса не были достаточно точными. Заявляет, что в статье 2002 г. утверждается, что фактическое количество пропофола будет намного меньше 0.3 процента от того, которое было указано в статье Саймонса 1988 г.
Шафер заявляет, что они смогли сделать более точные измерения благодаря новым технологиям.

Уолгрен спрашивает о фактическом количестве неизменившегося пропофола в статье 2002 г. Шафер заявляет, что они измеряли значение 0.004, заявляет, что это более характерное значение. Фактическое значение будет 0.002% - 0.004%

Уолгрен спрашивает его о количестве пропофола в моче из анализа на аутопсии и с места происшествия, Шафер преобразует значения в микрограммы на миллилитр.

Пропофол в моче с аутопсии: 0.15 мг/мл. 500 мл мочи = 82.50 микрограммов пропофола.

Уолгрен показывает таблицу 1 из статьи 2002 г., просит Шафера дать более точные пояснения по количествам.

Шафер заявляет, что это исследование проводилось на 5 пациентах, у которых было обширное оперативное вмешательство. Заявляет, что из таблицы видно, какова была продолжительность операции (в минутах), заявляет, что инфузионная система работала дольше, чем указанная в таблице операция.

Шафер заявляет, что в таблице показано общее количество пропофола в каждой дозе, заявляет, что среднее количество пропофола составляло 2000 миллиграммов.

Шафер хочет обратить внимание на количество выделенного из организма неизменившегося пропофола. Заявляет, что в этом вся суть вопроса. Заявляет, что среднее количество неизменившегося пропофола было 70.71 микрограммов пропофола в моче, что это соответствует дозе 2000 мг.

Это абсолютно исключает теорию д-ра Уайта, и что это фактически предполагает, что MJ получил больше пропофола, чем даже думал д-р Шафер.

Уолгрен затрагивает тему стандартов оказания медицинской помощи, что меры безопасности в домашних условиях должны быть еще выше, чем в условиях кабинетов врачей или в условиях больницы.
Шафер заявляет, что да. Пример с анестезиологом, оказывающим медицинскую помощь в удаленном месте (например, рентгенологическая установка, и т.д.). В удаленном месте допустимость ошибок у вас меньше, у вас нет поддержки. Вы не выбираете короткий путь. Если бы была такая вещь как анестезия в условиях спальни, то если вы допускаете ошибку, вы имеете смертность. Поэтому стандарты оказания медицинской помощи в удаленных местах или даже для домашних условий были бы на самом деле выше.

Перекрестный допрос защиты – Фланаган

Фланаган ведет с д-ром Шафером обсуждение по поводу того, что он написал в своем отчете о лидокаине. Фланаган заявляет, что д-р Шафер написал, что 5 см3 лидокаина не согласуется с результатами отчета об аутопсии, д-р Шафер не соглашается и говорит, что тот не понял его отчет. Фланаган просит д-ра Шафера прочесть абзац из его отчета.

Цитаты дня:

* Д-р Шафер отклоняет предположение Фланагана о том, что он (Шафер) предположил инъекцию 5 мл лидокаина в период с 10 до 12: «Нет, Вы неправильно истолковали мой отчет».
* Фланаган: Вы забраковали статью Саймонса? Д-р Шафер: «Нет, я забраковал Вашу трактовку статьи».


Фланаган говорит о статье 200 г. и спрашивает о том, является ли 25 мг доза пропофола субанестетической дозой.
Шафер заявляет, что большинства пациентов это будет субанестетической дозой, что это будет зависеть от того, какие еще другие препараты были получены пациентом. Фланаган пытается сказать, что в этой статье не упоминается о субанестетических дозах.

Повторный прямой допрос – Уолгрен

Уолгрен пытается прояснить вопрос о статье и применении субанестетической дозы. Шафер заявляет, что применение бОльших доз обеспечивают более точный результат, и только.

* * *


Обе стороны работают над соглашением: доказательство № 52 стороны обвинения фактически представляет собой точный перечень номеров телефонов.

Сторона обвинения официально закончила представление доказательств. Уолгрен подтверждает.

Сторона защиты официально закончила представление доказательств. Чернофф подтверждает.


Судья информирует присяжных заседателей о том, что обе стороны попросили один день для подготовки своих заключительных речей. Судья отпускает присяжных. На послеобеденном заседании, которое не транслировалось по телевидению, судья и обе стороны работают над подготовкой напутствия присяжным.

В среду, 2 ноября заседание суда не состоится. Произнесение заключительных речей и напутственного слова присяжным назначено на четверг, 3 ноября. Заседание суда начнется в 9 am.
 
ИннаДата: Суббота, 05.11.2011, 03:51 | Сообщение # 42
Группа: Администратор
Сообщений: 15017

Статус: Offline



Судебный процесс. День 23
3 ноября 2011


В этот день председательствующий судья Майкл Пастор обратился к присяжным с напутственным словом, обе стороны – обвинение и защита – выступили с заключительными речами.

Утреннее заседание


Заседание суда начинается с того, что судья Пастор зачитывает напутственное слово присяжным.

Судья информирует присяжных о том, что доказательства и улики, содержащие медицинские предметы и вещества, в совещательной комнате присяжных находиться не будут, но могут быть доставлены судебным приставом по их просьбе.



Важные пункты из напутственного слова присяжным:

* Пастор информирует присяжных о том, что они должны придерживаться его напутственного слова о следовании закону, даже если они могут быть с ним не согласны.

* Пастор говорит, что Обвинение должно доказать вину при отсутствии обоснованного в том сомнения. Он объясняет, что оно не обязательно должно устранить все возможные сомнения.

* Пастор говорит о том, что то, что говорят и спрашивают адвокаты, доказательством не является.

* Пастор говорит, что дела могут быть доказаны с помощью прямых или косвенных доказательств. Он говорит, что они равноценны.

* Пастор говорит, что в случае если они придут к 2 обоснованным выводам – одному, доказывающему невиновность, и второму, доказывающему виновность, - они должны признать обвиняемого невиновным.

* Пастор говорит, что они могут признать показания свидетелей правдивыми или нет – полностью или частично.

* Пастор говорит, что людям свойственно забывать о чем-то или совершать ошибки, и что 2 человека могут быть свидетелями одно и того же события, но запомнить его по-разному.

* Пастор говорит, что в отношении свидетелей-экспертов необходимо принимать во внимание их образование, квалификацию, информацию, на которой они основывались, когда составляли свое мнение, а также – почему они сделали определенное заявление.

* Пастор говорит, что показания свидетелей, характеризующих репутацию, моральный облик и поведение обвиняемого, могут приниматься во внимание и могут вызывать обоснованное сомнение.

* Пастор информирует присяжных о том, что на них не должен оказывать влияние тот факт, что Мюррей не давал показания.

* Пастор объясняет понятие «непредумышленное убийство». Обвинение заявляет о том, что Мюррей
1) совершил законное действие, допустив преступную небрежность, и
2) не выполнил предусматриваемые законом обязанности, допустив преступную небрежность.

* Пастор информирует о том, что может быть более чем одна причина смерти, и требуется, чтобы действия Мюррея являлись существенным фактором, приведшим к смерти. Не обязательно, чтобы это было единственным фактором.

* Пастор говорит, что Майкл мог не проявить разумную осторожность, и это могло способствовать смерти. Однако если действия Мюррея имели существенный характер, то он все равно является ответственным за смерть.

Заключительная речь Дэвида Уолгрена




В начале своей речи Уолгрен благодарит присяжных за их работу.

Уолгрен упоминает о том, что КМ не должен быть единственной причиной смерти Майкла Джексона; он должен быть только существенным фактором, приведшим к смерти.

Уолгрен говорит, что КМ причинил смерть Майклу Джексону и оставил Принса, Пэрис и Бланкета без отца. “Для Принса, Пэрис и Бланкета этот судебный процесс не закончится сегодняшним днем, для них он будет длиться вечно”.

Уолгрен упоминает о доверии и взаимоотношениях между врачом и пациентом и о принципе "не навреди". Врач принимает решение, какая помощь, лечение и уход подходят для пациента. Все врачи, которые давали показания, заявили, что они никогда бы не сделали такого. Уолгрен заявляет, что КМ нарушал это доверие и взаимоотношения между врачом и пациентом "каждый божий день."

КМ был служащим, нанятым за деньги. "MJ доверял КМ. Он доверил ему свою жизнь. Он доверил КМ свою личную жизнь и будущие жизни своих детей". "MJ заплатил своей жизнью".

24 июня 2009 MJ исполнял на сцене в Staples Center, и это было прекрасное исполнение. Он был полон оптимизма и надежд на будущее. Спустя 12 коротких часов он лежал мертвым в своей постели, с разведенными в стороны руками и ладонями вверх, с повернутой налево головой – мертвый – в своем доме.

MJ был 50-летним мужчиной, который беспокоился о предстоящем концертном туре. MJ хотел доставить удовольствие своим поклонникам, которые были верны ему такое долгое время, свою семью и своих детей. MJ был творческим гением, который стремился к совершенству. У него были надежды на будущее. Он строил долгосрочные планы как для себя, так и для своих детей, которым он так много посвящал себя.

MJ хотел поделиться своим посланием с миром. Он хотел доставить удовольствие своим поклонникам. Он хотел, чтобы его дети увидели, как он выступает на сцене.

Для MJ его дети были самым важным в жизни. Он хотел дом для своих детей, чтобы они не сидели взаперти в отеле. MJ хотел снять кинофильм на основе «Триллера» и хотел режиссировать фильмы. MJ хотел открыть детскую больницу. Он хотел подарить это миру. У него были планы, надежды и мечты.

Этот тур стал бы мировым турне. Он был взволнован тем, что его дети смогут увидеть, как выступает их папа в Лондоне. Но ничему из этого не суждено было сбыться, потому что 25 июня 2009 г. у Майкла Джексона, в возрасте всего лишь 50 лет, была констатирована смерть. Пэрис пришлось увидеть своего папу в таком состоянии, и она пронзительно закричала “папочка”, Принс был в шоке. Вот что сделал КМ Майклу Джексону и его детям.

Уолгрен упоминает о том, что КМ обвиняется в непредумышленном убийстве, и Уолгрен говорит о требованиях соблюдения закона. Уолгрен говорит, что некоторые вопросы могут все еще остаться без ответа, и что им (присяжным) нужно ответить только на 3 вопроса.

Закон признает особые взаимоотношения между врачом и пациентом. Законом на врачей налагается обязанность заботиться о пациентах, и невыполнение этих обязанностей является непредумышленным убийством. Уолгрен рассказывает, в чем выражается преступная небрежность, и рассматривает причинно-следственные отношения.

Уолгрен упоминает о том, что по теории защиты MJ самостоятельно ввел себе пропофол, и что это стало причиной его смерти. Уолгрен говорит, что КМ проявил преступную халатность, и о том, мог ли он предвидеть, что произойдет. По его собственному признанию, Конрад Мюррей знал о том, что MJ нравилось самому вводить пропофол. Он никогда не должен был оставлять его одного в комнате, полной лекарственных препаратов. Уолгрен говорит, что даже если это соответствует действительности, это можно было предвидеть.

Уолгрен говорит, что вводящие в заблуждение заявления могут свидетельствовать о виновности. Д-р Мюррей сделал вводящее в заблуждение заявление, когда он не сообщил парамедикам и врачам о том, что он давал пропофол. Это сознание собственной вины. “Это значит ставить личные интересы КМ на первое место”. Уолгрен говорит, что КМ делал ложные заявления умышленно.

Уолгрен говорит о подоплеке и истории этого дела. КМ подписал контракт. Он должен был получать оплату $150,000 в месяц и должен был быть обеспечен жильем. КМ направил своим пациентам письма, в которых сообщал, что он собирается сделать длительный перерыв в работе и оставляет врачебную деятельность “на неопределённое время”.

Уолгрен говорит об отправке медицинских препаратов, и он сказал присяжным о том, что КМ заказал более четырех галлонов (галлон - мера жидких и сыпучих тел; английский галлон = 4,54 л; американский = 3,78 л) пропофола и отправил все это по адресу квартиры свое подруги в Лос-Анжелесе.

Уолгрен упоминает об аудиозаписи, сделанной 10 мая. КМ говорит, что он осознавал, что в июне были проблемы, но эта аудиозаписи была сделана за 1.5 месяца до этого. Мюррей не побеспокоился о том, чтобы вести медицинские записи... но у него не возникло проблем с тем, чтобы сделать аудиозапись MJ, когда тот находился под действием лекарственным препаратов, а затем по какой-то причине сохранить эту запись.

Даже находясь в уязвимом состоянии, MJ говорит о будущем и своих желаниях. Он говорит о детской больнице. У него не было причин думать, что кто-то его может услышать; он говорит о своих истинных чувствах и истинных желаниях.

2 дня спустя после того как была сделана это запись, КМ заказывает самую большую партию лекарственных препаратов. Уолгрен говорит, что по выданным ордерам на обыск они не нашли никаких других флаконов с пропофолом.

Во время собрания в начале июня Мюррей заверил всех и каждого в том, что MJ чувствовал себя прекрасно. 19 июня 2009 г. директор Кенни Ортега был настолько озабочен состоянием здоровья MJ, что отправил его домой. Ортега посылает срочное электронное сообщение Рэнди Филипсу, в котором говорит о плохом состоянии здоровья MJ. Ортега пытался дозвониться до КМ, но не смог. На встрече, проходившей 20-го июня, КМ расстроен тем, что MJ был отправлен домой. КМ настаивает на том, что MJ прекрасно себя чувствует... и набрасывается на Ортегу за то, что тот отправил MJ с репетиций домой. Мюррей суровым тоном сказал Ортеге заниматься своим делом. “К несчастью, именно это и произошло”.

21 июня 2009 г. MJ пожаловался на то, что половина его тело была горячей, а другая половина - холодной. Фахиим Мухаммад позвонил медсестре, которая сказала ему, что MJ нужно обратиться в больницу.

23 июня MJ репетировал концерты в Staples Center. По всеобщему признанию, это было великолепное исполнение. Был виден свет в конце туннеля. Последняя репетиция Майкла Джексона 24 июня, опять-таки, прошла успешно. Все пребывали в волнении от того, что турне наконец-то начнется. Особенное волнение MJ испытывал перед постановкой "иллюзиона", который должен был исполняться на сцене на следующий день. Уолгрен говорит о сцене последнего прощания Майкла Джексона с Ортегой и Филлипсом.

Версия Мюррея о произошедших событиях изменилась. 25-го июня он говорил, что он был свидетелем остановки сердца. После смерти Майкла Джексона была организована встреча в отеле Marina del Rey с участием КМ. КМ присутствовал на этой встрече со своими адвокатами. На тот момент следователям было известно очень мало. Еще не была установлена причина смерти. Детективы работали, не имея полного представления и информации о деле. Они сели, чтобы выслушать то, что имел сообщить Конрад Мюррей. Детективы не располагали познаниями в области медицины. КМ сообщил детективам, что он давал MJ пропофол. На вопрос детективов, как часто это происходило, Мюррей говорит им, что каждый день. КМ признался, что он вводил MJ 50 мг инъекции пропофола, после чего ставил капельницу, почти что каждую ночь в течение двух месяцев.

Во время своего интервью КМ сообщил полицейским, что он беспокоился по поводу введения MJ пропофола в 10:00 am, потому что в полдень MJ должен был уже вставать -- 2 часами позже. КМ говорит, что он согласился дать пропофол после того как MJ сказал, что ему не нужно вставать в полдень. Это обстоятельство предполагает, что КМ намеревался поставить MJ капельницу, поскольку 25 мг инъекция может ввести человека в состояние сна только на 5 минут. КМ намеревался «отключить» его.

Уолгрен говорит, что КМ не позвонил в 911, и что это было странно, и что его целью было – защитить себя. КМ не звонил в 911, потому что, как он заявил, разговор с оператором означал бы пренебрежение (по отношению к пациенту)... и что он вместо этого делает? Он звонит Майклу Амиру Уильямс и оставляет ему (на телефон) сообщение. Оставляя без внимания все другие странности в поведении, все, что ему требовалось сказать - это "Позвони в 911...", но он не сказал этого. КМ знал, что он делал, и его действия убили MJ. Уолгрен говорит, что КМ не позвонил в 911 умышленно.

Уолгрен говорит о записях и электронных сообщениях из телефона КМ. Уолгрен спрашивает присяжных, верят ли они в то, что MJ платил ему $150,000, и что он проснулся и жаловался, а КМ в это время отсутствовал, разговаривая по телефону. Уолгрен высказывает предположение о том, что КМ мог провести все это время на телефоне, потому что MJ спал под капельницей.

Уолгрен спрашивает, почему КМ позвонил в тот момент своей подруге Садэ Эндинг. Что за срочность была звонить ей? Садэ Эндинг слышала в трубке голоса на заднем плане точно в тот момент, когда Мюррей бросил телефон. “Был Конрад Мюррей в другой комнате? Сколько времени MJ находился в таком состоянии? Звал ли MJ на помощь? Задыхался ли он? Был ли у него приступ удушья? Мы не знаем ... и мы никогда не узнаем.”

В дом зашел Альберто Альварез. КМ хватает флаконы с медикаментами и даем ему (Альберто) указание положить их в мешок. Только после этого КМ просит его позвонить в 911. Потребовалось более 20 минут, чтобы сделать звонок в 911. ФМ, когда поднялся наверх, увидел детей плачущими. Парамедики отреагировали в течение 4 минут. Они находились от дома лишь в полутора милях. Уолгрен говорит, что КМ поставил свои личные интересы на первое место, а интересы MJ – на последнее. Блаунт смог быстро начать процедуру вентилирования, но было слишком поздно.

Когда парамедики транспортировали MJ в машину скорой помощи, Сенефф обнаружил, что Мюррей поднимал с пола предметы и складывал их в пакет для мусора. Уолгрен задает присяжным вопрос - почему? Они пытались доставить MJ в больницу, но КМ оставался в комнате один, собирая предметы. Уолгрен упоминает о больших карманах (на ногах) на свободных штанах Мюррея.

В больнице врачи спрашивают КМ о том, какие препараты он давал ... опять-таки, КМ ни разу не упоминал пропофол. После того как была констатирована смерь MJ, КМ озабочен тем, чтобы забрать (из дома) "крем", по поводу которого, как он заявил, MJ не хотел, чтобы люди знали о нем. Уолгрен говорит, что КМ знает, что его мешки, сумки, лекарственные препараты, шприцы находились в доме. КМ не беспокоился по поводу крема... Он беспокоился о самом себе.

Уолгрен упоминает о том, что детективы нашли эти сумки, потому что КМ сообщил им о месте, в котором они находились. Уолгрен говорит, что КМ отправился на свое интервью в предположении, что полиция обнаружила его сумки. Он вызвался дать интервью ради самосохранения КМ. КМ думал, что его сумки были обнаружены. Он знал о том, что должно было проводиться токсикологическое исследование. Он предложил дать интервью, чтобы рассказать о произошедшем первым. К сожалению, его история не согласуется с доказательствами.

Уолгрен переходит к стандартам оказания медицинской помощи. “Все без исключения врачи сказали вам, что они никогда бы не сделали того, что сделал Мюррей.”

Пропофол должен применяться в условиях, которые обеспечивают большое количество оборудования для наблюдения за состоянием пациента. Никто никогда не слышал, чтобы кто-то КОГДА-ЛИБО использовал пропофол в спальне в домашних условиях, до того как это сделал КМ. В спальне нет вспомогательного персонала, нет аварийного оборудования. Это вопиющее нарушение стандартов оказания медицинской помощи. Это грубая преступная небрежность. Уолгрен говорит, что условия применения препарата являются прямой причиной смерти Майкла Джексона.

Пропофол не используется для лечения бессонницы. Статья, которая использовалась защитой, была написана уже после смерти Майкла Джексона.

Уолгрен упоминает о том, какое необходимо оборудование, и о возможности его использования. Никакого из требующегося оборудования в доме не было. И это опять было преступной небрежностью.

Уолгрен говорит об оставлении пациента без внимания и о том, что пациента нельзя оставлять одного, потому что события могут разваваться очень быстро. Поглощенность Мюррея электронными сообщениями, текстовыми сообщениями и звонками является оставлением без внимания.

Уолгрен говорит, что бензодиазепиновые препараты стали способствующим фактором. Уолгрен упоминает о том, что было сказано Уайтом об изменчивости (препаратов и пациентов), и что поэтому необходимо было принять все меры предосторожности, потому что вы не можете знать, какова будет реакция пациента.

КМ вел медицинские записи в предыдущие годы, но он не вел их последние 2 месяца, оказывая медицинскую помощь. КМ решил не вести каких-либо медицинских записей, потому что он не хотел, чтобы его странное лечение было задокументировано.

КМ сознательно ввел в заблуждение парамедиков и врачей в медицинском центре UCLA.

Уолгрен говорит, что были разные предположения о возможных сценариях, поскольку у них не было медицинских записей. Д-р Стивен Шафер сказал, что наиболее вероятным сценарием является то, что Мюррей поставил Джексону капельницу. Этот сценарий базируется на вещественных доказательствах, таких как отправки пропофола, разрезанный мешок для физраствора, флакон пропофола с отпечатками пальцев Мюррея на нем, а также разрыв, сделанный с помощью спайка. Нет ничего необычного в том, что Мюррей признался, что он делал это каждую ночь - 50 мг инъекцию, после которой ставил капельницу.

Уолгрен говорит, что идея поместить флакон в мешок для физраствора, чтобы скрыть его, возможно, принадлежала MJ.

Уолгрен говорит, что теория капельницы объясняет уровни в крови и доказательства о телефонной активности. Уолгрен говорит, что КМ был наемным работником, и что нереально представить ситуацию, чтобы MJ лежал и жаловался, а КМ игнорировал его и был занят телефонными разговорами. MJ не жаловался, что он не может заснуть, так как он спал, потому что КМ поставил ему капельницу.

Теории Уайта о самостоятельном введении и таблетках лоразепама произошли не в течении 2 минут, а в другие моменты времени, когда КМ оставлял MJ.

Бывшие пациенты говорят, что он был хорошим врачом. Всех их лечили в больнице от болезней сердца, чему КМ и был обучен. Уолгрен упоминает о том, что мы не слышали о пациентах КМ из настоящего времени, а также об их чувствах по поводу полученного письма и по поводу того, что их оставили.

Уолгрен проигрывает видеозапись заявления собственного свидетеля защиты д-ра Алана Метцгера о том, что он сказал, что он ни за какие деньги не согласился бы применять пропофол в спальне. Проигрывается запись заявления медсестры Ли, где она говорит, что MJ сказал ей, что он будет в безопасности, пока он находится под наблюдением врача.

Уолгрен говорит, что нет доказательств, на основании которых можно предположить, что MJ хотел использовать пропофол без присутствия врача. MJ не был беспечным человеком. Впереди у него была жизнь. У него было 3 детей, которых он любил всем сердцем. Он хотел пропофол, чтобы можно было спать, он также хотел, чтобы за ним постоянно наблюдал врач, чтобы быть в безопасности.

Уолгрен упоминает о том, что лоразепам является контролируемым веществом (=учетным препаратом) и должен храниться под замком, и что ключ и его использование подлежат регистрации в журнале.

То, что было представлено экспертом защиты д-ром Полом Уайтом, является "грязной наукой" (используется в США для обозначения псевдонаучных данных и исследований, в которых результаты фальсифицируются в угоду компании-заказчика, в нашем случае – Уайта наняли и заплатили ему деньги за его показания). Это «мусор», искажённые данные. Это было печальным для науки и для поисков истины. Уайт был последовательным в своих попытках возложить вину на MJ. После того как его теории были развенчаны д-ром Шафером, он тут же выискивает другую теорию.

Уолгрен говорит о том, что было сказано Уайтом во время прямого и перекрестного допросов об исследованиях на биглях. Во время прямого допроса, который вел Фланаган, Уайт говорит, что эта идея принадлежала ему. Во время перекрестного допроса Уолгрена он говорит, что он не имеет к этому никакого отношения и не проводил эти исследования.

Уайт во время свидетельских показаний сказал, что он не стал бы применять пропофол в домашних условиях, что использование пульоксиметра без тревожной сигнализации не имеет никакого значения, что он не оставил бы без присмотра пациента, которому нравится вводить пропофол, и что он сделал бы звонок в 911 раньше.

Уолгрен говорит, что Уайт не делал расчеты моделей, не предоставил никаких данных для расчетов этих моделей, он не читал ту статью и не является экспертом в этой области. Уолгрен говорит, что Уайт не занимался изучением или исследованием. Уолгрен говорит, что теории Уайта постоянно менялись.

Уолгрен упоминает о том, что инфузионные трубки для системы внутривенного вливания очень компактные, и что их можно легко спрятать (=замаскировать). Уолгрен затем проигрывает видеозапись, на которой Фланаган спрашивает Уайта, есть ли у того с собой другие инфузионные трубки, и Уайт достает такие трубки из своего кармана. Уолгрен говорит, что эти инфузионные трубки можно было легко спрятать.

Уолгрен упоминает о том, что данные в статье от 1988 года были устаревшими, и что статья 2002 года подтверждает теорию Шафера о капельнице для внутривенного вливания и развенчивает теорию защиты о самостоятельном введении.

MJ доверял КМ. Он доверил ему свою жизнь. Он заплатил своей жизнью. КМ лгал, сознательно вводил в заблуждение, темнил, но что более важно - КМ действовал небрежно и был сконцентрирован только на своих интересах. Это не то, чем должен заниматься врач. Действия КМ стали прямой причиной смерти Майкла Джексона. Но Обвинению не требуется доказывать это, потому что все, что требуется доказать, это то, что КМ является существенным фактором, приведшим к смерти. Даже если вы согласитесь с фактами защиты, КМ должен, тем не менее, считаться ответственным.

Уолгрен просит присяжных признать Мюррея виновным в непредумышленном убийстве, потому что он оставил своего пациента." Правосудие требует обвинительного приговора," сказал он в заключении своей речи.

Обеденный перерыв

 
ИннаДата: Суббота, 05.11.2011, 03:54 | Сообщение # 43
Группа: Администратор
Сообщений: 15017

Статус: Offline



Послеобеденная сессия


Заключительная речь Эда Черноффа


- Речь Уолгрена подтверждает, почему у нас в Америке существует суд присяжных.

- Уолгрен в своей речи привел вырванные из контекста отрывки показаний свидетелей о пропофоле.

- Защита никогда не говорила, что Конрад Мюррей не совершал ошибок. Но данный процесс – это не заседание медицинского совета и не гражданское слушание. И чтобы доказать наличие преступления, обвинение должно показать, что Конрад Мюррей действительно убил Майкла Джексона. Обвинение должно доказать не только наличие преступной халатности, но и то, что конкретные действия стали причиной смерти, потому что в противном случае преступления нет.

- Защита полагает, что Мюррей обнаружил, что с Майклом случилась беда, в полдень. И первое, что он сделал, - это попытался привести его в чувство. В 11:51 Мюррей позвонил Саде Эндинг. Из ее показаний защита делает вывод, что она послушала две минуты и повесила трубку. С 11:18 до полудня Мюррей говорил по телефону. Если бы Мюррей обнаружил, что с Майклом что-то стряслось, в период с 11:18 до полудня, произошло бы то же самое, о чем рассказала Саде Эндинг (а именно, Мюррей бы бросил трубку и попытался привести Майкла в чувство). Защита заявляет, что в период с 11:18 до полудня Мюррей не видел, чтобы Майкл не дышал.

- По своей природе пропофол – это лекарство на десять минут. Единственный способ добиться длительного действия пропофола спустя десять минут – это введение через капельницу. Обвинение в течение шести недель пыталось доказать версию с капельницей, поскольку улики указывают на то, что Мюррей сделал инъекцию пропофола в капельницу прежде чем выйти из комнаты. Обвинение хочет, чтобы присяжные наказали Конрада Мюррея за то, что сделал сам Майкл Джексон.

- Альберто Альварес заявлял, что после смерти Майкла он не может найти постоянную работу и что ему предложили $500.000 за интервью. Альварес сказал, что когда в первый раз говорил с полицией, то сообщил им, что единственное, что он сделал, - это позвонил в 911. Но во время разговора с полицией в августе 2009 года он уже сообщил, что утешал детей и что прятал по указанию Мюррея улики. За период с июня по август его рассказ оброс захватывающими подробностями. Чернофф спрашивает присяжных, могут ли они поверить в то, что Альберто Альварес по окончании суда действительно не продаст прессе интервью о смерти Майкла Джексона.

- Альварес заявил, что взял Майкла за ноги, а Мюррей – за плечи и они подняли его и положили на пол. Альварес заявил, что Мюррей попросил его снять мешок из-под физраствора со стойки и что в мешке была некая жидкость молочного цвета. Однако когда в лаборатории провели исследование, в мешке ничего не обнаружили. Чернофф напоминает присяжным, что парамедики сообщили, что обнаружили Майкла на полу, а не на кровати.

- Проблемы с версией обвинения начинаются с полных несоответствий показаний Альвареса и продолжаются с Элиссой Флик и тем, что в первоначальном отчете она вообще не упомянула наличие флакона в мешке из-под физраствора. В ее сохранившихся записях нет ни упоминаний, ни фотографий флакона внутри мешка. Флик сообщила об этом только полтора года спустя.

- Детектив Смит, которого Чернофф называет высококвалифицированным специалистом, зафиксировал наличие маленького флакона лоразепама и мешка из-под физраствора в пакете в комнате, где умер Майкл, но не смог припомнить, что там был флакон пропофола, засунутый в разрезанный мешок из-под физраствора. Чернофф говорит, что Смит не видел его, потому что его вообще никогда там и не было.

- Апрель 2011 года: Альварес дает показания полиции и рисует изображение мешка из-под физраствора. Чернофф дает понять, что полиция научила Альвареса, что именно надо нарисовать, чтобы рисунок оказался похож на мешки, показанные Альваресу во время допроса. Чернофф заявляет, что именно тогда обвинение решило продвигать эту версию.

- Чернофф подвергает сомнению показания доктора Шейфера, заявляя, что он использовал капельницу, чтобы продвинуть версию обвинения, будто Мюррей использовал капельницу. Чернофф говорит, что короткий провод, который во время демонстрации на суде Шейфер использовал для введения пропофола капельным путем, Мюррей, согласно его показаниям, использовал для струйного вливания пропофола через капельницу. Чернофф говорит, что Шейфер признал на следующий день, что ошибся, а ведь от исхода этого процесса зависит жизнь Мюррея. Чернофф заявляет, что список заказов показывает, что Мюррей покупал только короткий провод, и это доказывает, что использовал он только его, а не длинный провод. И это свидетельствует о том, что Мюррей не давал Майклу пропофол капельным путем, а сделал струйную инъекцию.

- Чернофф заявляет, что доктор Шейфер в первую очередь является экспертом в области фармакокинетики, и только потом анестезиологом. По словам Черноффа, обвинение превратило Шейфера в полицейского и что он заявил о своей версии случившегося, как будто это истина, а не всего лишь его личное мнение.

- Чернофф про доктора Уайта: Уайт был честен и откровенно признавал, что у него не было квалификации, чтобы комментировать некоторые вопросы, тогда как Шейфер ни разу этого не сказал. Чернофф заявляет, что Уайт знает про пропофол гораздо больше, чем Шейфер сможет узнать о препарате за всю свою жизнь. Уайт всего лишь пытался донести до присяжных правду, и ему заплатили за это $11.000. Чернофф заявляет, что Шейфер продемонстрировал несколько моделей – одну за другой, - и ни одна из них не имеет отношения к делу за исключением той, которую попросила сделать защита. Выстраивая свою версию, Шейфер шел от концентрации в крови к дозе, а когда так делают, то возникает миллион разных вариантов.

- Майкл Джексон не мог умереть в результате действий, в которых признался Конрад Мюррей (инъекция 25 мг пропофола через капельницу), и Шейфер согласился с этим. Чернофф задается вопросом, в какой роли выступает Шейфер – он ученый или представитель обвинения?

- Чернофф говорит, что обвинение не может доказать наличие преступления. Когда Чернофф спросил Шейфера о пероральном приеме лоразепама, Шейфер заявил, что в желудке Майкла была одна трехсотая часть таблетки. Чернофф заявляет, что защите известно, что Майкл выпил таблетки лоразепама, а представленные Шейфером модели ничего не доказывают.

- Чернофф говорит, что есть два разумных сценария в связи с лоразепамом. Первый – это Майкл Джексон пошел в ванную, выпил лоразепам, и Мюррей об этом не узнал. Чернофф говорит, что если бы речь шла о смерти не Майкла Джексона, а любого другого человека, то на Мюррея бы дело не завели вообще.

- Чернофф заявляет, что пациенты Мюррея с готовностью откликнулись на призыв приехать и выступить в его защиту перед камерами. Люди, которые знают Мюррея, верят, что в отличие от утверждений прокуратуры он никогда бы не смог пренебречь жизнью пациента.

- Чернофф спрашивает присяжных, если Мюррей такое лжец, почему же он честно признался в показаниях полиции, что давал Майклу пропофол в течение 60 дней.

- Определение преступной халатности. Как указано в инструкции для присяжных: действия Конрада Мюррея (пропофол на дому) – стали ли они прямой причиной смерти Майкла Джексона и является ли смерть естественно возможным следствием этих действий.

- Чернофф говорит, что задним числом очень легко сказать, что Мюррей плохой врач, но врачи-свидетели обвинения никогда не оказывались на месте Мюррея. Очень легко судить, не пытаясь понять мотивы его поведения. Самая большая слабость Мюррея – это и самая сильная его сторона: он думал, что сможет помочь Майклу Джексону, он думал, что сможет помочь ему выспаться. Но Мюррей ошибся, он оказался маленькой рыбкой в большом грязном пруду.

- Чернофф заявляет, что вернувшись в комнату, Мюррей понятия не имел, почему Майкл выглядел как мертвый. Чернофф заявляет, что в первую очередь Мюррей должен был не звонить в 911, а попробовать привести пациента в чувство. Адвокат напоминает показания доктора Штейнберга, сказавшего, что надо пытаться реанимировать пациента в течение двух минут, и после этого звонить в 911 (если не позвонить – это нарушение).

- Чернофф говорит, что Мюррей сделал Майклу укол флюманезила, после чего побежал вниз, нашел Кай Чейз, и что именно она, а не Мюррей, отправила наверх старшего сына Майкла Принса.

- Чернофф напоминает показания Штейнберга, который сказал, что Мюррей провел неправильную реанимацию, но его слова основывались на показаниях о том, что Мюррей делал массаж сердца на кровати. Чернофф заявляет, что массаж сердца, при котором одну руку Мюррей положил под спину Майкла, а второй делал массаж, не является нарушением стандартов лечения. По словам Черноффа, обвинение заявило, что Мюррей нарушил стандарты лечения, поскольку у него не было необходимого оборудования, однако, говорит Чернофф, на полу был найден мешок Амбу. Чернофф говорит, что все действия Мюррея обвинение посчитало нарушением стандартов лечения.

- Чернофф заявляет, что прокурор в ходе вступительной речи и дальнейших допросов упоминал детей Майкла, чтобы вызвать сочувствие у присяжных. Говорит, что обвинение пригласило для дачи свидетельских показаний Николь Альварес, хотя на то не было никаких причин. Говорит, что обвинение хочет нарисовать портреты идеального злодея и идеальной жертвы, но на самом деле нет ни того, ни другого.

- Чернофф говорит, что легко можно поверить, что Мюррей хотел вернуться в дом Майкла, потому что там осталась его машина, и можно поверить, что ему хотелось есть. Во что трудно поверить, по словам Черноффа, - это в то, что Мюррей хотел вернуться в дом, чтобы забрать какой-то крем, и что это настолько насторожило Майкла Амира Уильямса, что он распорядился закрыть дом, но при этом не сообщил об этом полиции.

- Чернофф проигрывает сообщение, которое оставил Мюррею Фрэнк Дилео (19 июня 2009 года, в котором говорит, что у Майкла был эпизод, что ему было плохо и что Мюррей должен взять у него кровь на анализ).

- Чернофф заявляет, что aeg оказывала огромное, ненормальное и невозможное давление на Майкла. Он соглашается с тем, что введение пропофола на дому не является правильным. Но Мюррей не давал Майклу учетных препаратов (не подлежащих свободному обращению), таких как демерол. Чернофф говорит, что когда Мюррей уходил домой, у Майкла начиналась другая жизнь.

- Чернофф повторяет слова Штейберга о том, то, каким образом Мюррей давал Майклу пропофол, можно сравнить с ситуацией, когда младенца кладут на подоконник. Чернофф говорит, что эти слова оскорбляют Майкла, что Майкла назвали "младенцем", который был не в состоянии сам подписывать контракты, не мог растить своих детей, потому что сам был младенцем. Чернофф спрашивает присяжных, неужели Мюррей должен был постоянно следить за Майклом, чтобы спасти его от самого себя?

- Чернофф говорит судьям, чтобы они абстрагировались от того, что речь о Майкле Джексоне, и представили бы себе психиатрическую лечебницу, в которой пациент умирает, потому что выпил слишком много лекарств. Говорит, что если присяжные решат, что Мюррей виноват в случившемся, пусть они не делают это из-за того, что речь о Майкле Джексоне. Это не реалити-шоу, а реальность, и решение присяжных отразится на реальном человеке и любящих его людях.

Финальные контраргументы Дэвида Уолгрена


- Уолгрен говорит, что процесс происходит не потому, что жертва – Майкл Джексон.

- Преступная халатность, введение пропофола – препарата, который может спровоцировать остановку дыхания, - в одиночку, без ассистентов, без соблюдения мер предосторожности. Уолгрен называет действия Мюррея дикостью. Говорит, что это нарушение врачебной этики и немыслимое, неслыханное поведение врача – и именно поэтому Мюррей находится на скамье подсудимых.

- Пациенты Мюррея, которые выступали свидетелями защиты, проходили лечение в больнице, о них заботилась целая команда специалистов, применялась вся необходимая аппаратура, и лечились они от болезней сердца, а не от бессонницы. У Майкла не было ни больницы, ни команды врачей, ни оборудования. Мюррей лечил Майкла от бессонницы, при этом он понятия не имел, какое лечение необходимо.

- Уолгрен спрашивает присяжных, почему пациенты, вызванные в суд для дачи показаний на стороне защиты, лечились у Мюррея десять лет назад. Почему ни один из нынешних его пациентов не пришел давать показания?

- Уолгрен говорит: "Бедный Конрад Мюррей. Всё против него". Защита обвинила Элиссу Флик, Альберто Альвареса, доктора Шейфера, aeg, Рэнди Филипса, Майкла Амира Уильямса, Кай Чейз. "Бедный Конрад Мюррей". Уолгрен напоминает о свидетеле мистере Рубене, который сказал, что Мюррей скорбит. Уолгрен говорит, что он скорбит только о себе самом и больше ни о ком.

Уолгрен говорит, что защита обвиняет Альвареса и Флик во лжи. Шейфер – полицейский, а Кай Чейз не позвала охрану. "И если бы у защиты было больше времени, они бы нашли способ навесить вину на сына Майкла Принса", - говорит Уолгрен. По словам защиты, виноваты все, кроме Конрада Мюррея. Если бы Альварес хотел солгать, он бы смог придумать что-нибудь поинтересней, чем дикая история о мешке из-под физраствора и флаконе с пропофолом в нем. Уолгрен говорит, что защита утверждает, будто полиция Лос-Анджелеса, телохранители и все остальные устроили заговор с целью навесить вину на Конрада Мюррея. Бедный Конрад Мюррей. Все, что делал Конрад Мюррей, не поддается разумному объяснению. Он прождал 20 минут, прежде чем позвонить в 911 – это дикость. Он давал пропофол на дому в течение 60 дней – дикость. Солгал парамедикам и врачам в больнице – дикость. Разве удивительно, что Мюррей странным образом использовал мешок из-под физраствора? Уолгрен отмечает, что неизвестно, почему Мюррей засунул пропофол в мешок. Говорит, что Майкл всегда следил за тем, чтобы все лекарства каждый день убирались, поскольку не хотел, чтобы их увидели его дети. Все действия Мюррея – это дикость. Ни один из его поступков не соответствует поведению образованного и ответственного врача, который превыше всего ставит здоровье своего пациента.

Уолгрен говорит, что защита во всем обвиняет Майкла, но это Мюррей оставил его одного. Напоминает, что Майкл думал, что пропофол поможет ему справиться с бессонницей, и из всех врачей, которых он спрашивал, только один сказал да. Бедный Конрад Мюррей. "Майкл Джексон умер, но бедный Конрад Мюррей! Никто не знает, каково ему сейчас. Так и есть! Потому что ни один из врачей, дававших показания, не сказал, что сделал бы то, что сделал Конрад Мюррей. Никогда. Даже эксперты со стороны защиты".

Уолгрен заявляет, что в заключительной речи защиты не было ни слова о показаниях доктора Уайта, потому что это не наука, а мусор. Шейфер же, напротив, не просил за свои показания гонорар и продемонстрировал настоящие научные данные, описывая обстоятельства смерти Майкла Джексона.

Уолгрен говорит, что Мюррей был обязан заботиться о своем пациенте, Майкле Джексоне, в соответствии со стандартами лечения. Если бы Мюррей не вышел из комнаты, этого бы не произошло. Если бы Мюррей использовал необходимое оборудование, этого бы не произошло. Если бы Мюррей знал, как правильно делать реанимацию, этого бы не произошло. Закон гласит, что преступление было совершено, если результат (смерть) является естественным и возможным следствием действий обвиняемого. Если ты даешь пациенту пропофол на дому, естественным и возможным следствием является смерть. Пропофол подавляет работу легких, его эффект на пациента предсказать невозможно. Об этом говорили и Шейфер, и Уайт. Все зависит от того, когда и сколько ел пациент, какие еще лекарства он принимал, обезвожен ли он и т.д. Поэтому угроза смерти в результате приема этого препарата абсолютно реальна. Свидетель защиты Уайт сказал, что если бы у него бы пациент, которому нравилось вводить себе пропофол, он бы его не оставил без присмотра.

Уолгрен говорит, что Альварес с легкостью мог бы придумать более простую ложь. Нет никаких свидетельств того, что Альварес испытывал малейшую неприязнь к Мюррею. Напротив, он считал его хорошим врачем вплоть до смерти Майкла Джексона. Ни у Альвареса, ни у Флик не было причин, чтобы солгать.

Уолгрен напоминает, что Шейфер сотрудничал не только с обвинением, но и с защитой. По просьбе защиты он составлял для них графики и обрабатывал данные. Шейфер говорил правду.

Уолгрен напоминает, что на шприце не было отпечатков пальцев Майкла. Что на мешке из-под физраствора не было отпечатков пальцев Альвареса. А отпечаток пальца Конрада Мюррея есть на флаконе пропофола, найденного в мешке из-под физраствора.

Уолгрен просит присяжных оценить всю ложь Мюррея: он солгал Ортеге, Гонгаверу, Филипсу, Джорри, что у Майкла прекрасное здоровье. Мюррей написал имейл Бобу Тейлору в Лондон и в своем письме солгал о состоянии здоровья Майкла. Мюррей соглал парамедикам и врачам в больнице. Мюррей солгал фармацевту Тиму Лопесу о том, что адрес, на который надо посылать пропофол, - это адрес его клиники, когда на самом деле это домашний адрес Николь Альварес. Мюррей солгал, сказав в показаниях полиции, что собрал в больнице психологов, чтобы помочь семье Майкла, когда на самом деле, это стандартная процедура, выполняемая силами больницы. Мюррей солгал, когда подошел к Кэтрин Джексон и спросил ее, чем он может помочь, и она спросила у него, что произошло, и он ответил, что не знает. Бедный Конрад Мюррей.

Уолгрен говорит, что в законе очень четко говорится о причинно-следственной связи. И версия защиты этому не соответствует. Мюррей сказал, что знал о зависимости Майкла от пропофола, Мюррей сказал, что Майклу нравится самому нажимать на шприц и вводить пропофол, и тем не менее Мюррей дал Майклу валиум, мидазолам, лоразепам и пропофол и оставил его одного.

Уолгрен подтверждает, что Люди не могут точно сказать, что именно произошло в ту ночь за закрытыми дверями. Но присяжные знают, что происходило каждую ночь. Знают о поставках пропофола. И знают о том, что Майкл Джексон умер. Это было предсказуемое и допустимое следствие всех этих действий. Уолгрен говорит, что удивительно, что Майкл прожил так долго, получая пропофол в таких условиях каждую ночь.

Уолгрен спрашивает присяжных, если Мюррей так заботился о Майкле, зачем он сделал ту запись в его спальне? Между ними должны были быть отношения, основанные на доверии, и совершенно очевидно, что Майкл доверял Мюррею. Мюррей принес в дом пропофол, дал его Майклу и оставил его одного без присмотра, не позвонил в 911 – Мюррей несет полную ответственность за случившееся. Мюррей проявил преступную халатность не потому, что пациентом был Майкл Джексон, а потому что он вел себя с преступной халатностью. Действия Мюррея стали основной причиной смерти Майкла Джексона.

Уолгрен просит присяжных принять во внимание все улики и показания. Он верит, что присяжные признают, что Мюррей проявил преступную халатность, потому что то, что он сделал, - это фармацевтический эксперимент в спальне. Уолгрен просит присяжных вернуться с единственно правильным и справедливым вердиктом, вынесенном на основании действий Конрада Мюррей и ничего более, – вердиктом "виновен в непредумышленном убийстве".
 
ИннаДата: Вторник, 08.11.2011, 03:07 | Сообщение # 44
Группа: Администратор
Сообщений: 15017

Статус: Offline



Судебный процесс. День 25
7 ноября 2011 года


http://twitter.com/#!/InSession / http://twitter.com/#!/abc7MurrayTrial


В здание суда прибыли члены семьи Джексонов - Джо, Кэтрин, Ребби, Рэнди, Джермейн, ЛаТойя в пути. Джанет Джексон в Австралии.

Обсуждение присяжных продолжалось более 10 часов.

Вердикт будет зачитывать судебный секретарь Сэмми Бэнсон.

Адвокат защиты Нарег Гурджиян находится на 9 этаже здания суда.

Несколько репортеров задавали вопросу Гурджияну, но он отказался давать какие-либо комментарии.

В здание суда прибыли прокуроры обвинения.

В здание суда прибыл адвокат защиты Майкл Фланаган.

К зданию суда прибывает все больше поклонников Майкла Джексона, слышны выкрики «Виновен».

В здание суда вошли - Джо, Кэтрин, Ребби, Рэнди, Джермейн, ЛаТойя Джексон, Рик и Кэти Хилтон.

Все стороны прибыли и ожидают начала объявления вердикта, за исключение обвиняемого.

#ConradMurray только что прибыл со своей матерью и Николь Альварез, матерью его 6-го ребенка.

Все готовы к объявлению вердикта.

Присяжный #3 является председателем жюри.

Д-р Конрад Мюррей признан ВИНОВНЫМ В НЕПРЕДУМЫШЛЕННОМ УБИЙСТВЕ МАЙКЛА ДЖЕКСОНА


Судья Пастор спрашивает каждого присяжного индивидуально по поводу принятия им решения, каждый присяжный отвечает утвердительно.

Судья Пастор зачитывает присяжным заключительные инструкции.

Судья Пастор благодарит присяжных за их работу в этом судебном процессе.

Решения суда о назначении наказания по тяжким уголовным преступлениям должны приниматься в течение 20 дней с начала вынесения вердикт о виновности.

Судья и адвокаты пытаются принять решение о дате вынесения решения о назначении наказания для Конрада Мюррея.

Приговор Конраду Мюррею будет вынесен в четверг, 29 ноября 2011


Прокурор Дэвид Уолгрен просит суд не освобождать Мюррея под поручительство или залог.

На Конрада Мюррея надеты наручники и он арестован.



Толпа поклонников Майкла Джексона нараспев повторяет «Уолгрен»

Обвинение в ближайшее время даст пресс-конференцию.

Во время объявления вердикта в здании суда присутствовали 15 членов семьи Джексонов.

Судебный пристав передает в зале суда одежду Конрада Мюррея его матери.
 
ИннаДата: Вторник, 08.11.2011, 14:55 | Сообщение # 45
Группа: Администратор
Сообщений: 15017

Статус: Offline



7 ноября 2011 года – День вынесения вердикта


На второй день обсуждений и после обсуждения в течение 8.5 часов коллегия присяжных вынесла вердикт о ВИНОВНОСТИ по делу Конрада Мюррея.

Заместитель окружного прокурора Дэвид Уолгрен попросил суд не освобождать Конрада Мюррея под поручительство или залог.

Судья Пастор, цитируя решение присяжных о том, что Конрад Мюррей представляет угрозу для общественности, и что у него были контакты за пределами Штата Калифорния, оставил Конрада Мюррея под стражей без права на освобождение под залог.

На Конрада Мюррея были надеты наручники помощником Джонсом, после чего он был отправлен в тюрьму, где будет ожидать вынесения приговора.

Видео - Объявление вердикта:




Фотографии - на Конрада Мюррея надевают наручники:






Пресс-конференция окружного прокурора Стива Кули:


 
Майкл Джексон - Форум » Michael Joseph Jackson » Новости » People vs. Dr. Conrad Murray/Народ против д. Конрада Мюррея (Основная информация о суде (Источник: www.mjjcommunity.com))
Страница 3 из 3«123
Поиск:
Администратор Модератор Специалист Поклонники V.I.P. Поклонники Moonwalker Заблокированные
Сегодня сайт посетили: Libra1510