David Bowie - Страница 2 - Майкл Джексон - Форум
Новое на форуме / в фотоотделе / другие музыканты · Регистрация · Вход · Участники · Правила · Поиск · RSS
Страница 2 из 3«123»
Майкл Джексон - Форум » Раздел для меломанов » Другие музыканты на форуме » David Bowie » David Bowie
David Bowie
irenaДата: Пятница, 09.03.2012, 18:56 | Сообщение # 21
Группа: Специалист
Сообщений: 6205

Статус: Offline



Аудио


Дополнение к дискографии (1969-2009).Качать
описание:
Аудиокодек: MP3
Продолжительность: 24:09:16
Размер:2.63 GB





Сообщение отредактировал irena - Пятница, 09.03.2012, 18:56
 
irenaДата: Вторник, 28.08.2012, 11:21 | Сообщение # 22
Группа: Специалист
Сообщений: 6205

Статус: Offline



Видео





описание:
Год выпуска: 1969
Жанр: музыка/спектакль
Продолжительность: 29:19 и 25:59
Качество: DVDRip
Формат: AVI
Видео кодек: XviD
Аудио кодек: MP3
Размер: 699 MB





Сообщение отредактировал irena - Вторник, 28.08.2012, 11:21
 
irenaДата: Вторник, 16.04.2013, 12:55 | Сообщение # 23
Группа: Специалист
Сообщений: 6205

Статус: Offline




Дэвид Боуи в начале 70-х после своего гастрольного тура по Японии погрузился на теплоход "Феликс Дзержинский" и отбыл из Иокогамы в Находку. Оттуда добрался до Хабаровска, сел в поезд "Россия" и отправился в Москву.

Из письма Дэвида своему менеджеру по связям с общественностью Шерри Ванилла :
"В Находке мы пересели на поезд. Это была фантастика! Представь себе старый французский поезд начала века, с прекрасной деревянной обшивкой внутри вагонов, украшенных старинными овальными зеркалами, бронзой и бархатными сиденьями. Мы словно попали в какую-то романтическую новеллу или старинный фильм.

Любой поезд для меня - дом родной, но этот был очень удобен. Скажем так: это был лучший поезд из всех, что я видел, а в своих путешествиях я видел много разных поездов! Я уже предвкушал долгую и приятную поездку через всю Сибирь, но в этом смысле нас поджидало разочарование. На следующий день нам объявили, что в Хабаровске нам предстоит пересадка, и, собственно, оттуда и начнется восьмидневная поездка через Сибирь. Новый поезд не имел ничего общего со старым. Он был прост, практичен и, кстати, очень чист, но мы уже успели полюбить нашего красивого и романтичного "француза".

Сибирь была невероятно внушительна. Целыми днями мы ехали вдоль величественных лесов, рек и широких равнин. Я и подумать не мог, что в мире еще остались такие пространства нетронутой дикой природы. То, что представилось моим глазам, было подобно проникновению в другие времена, в другой мир и произвело на меня мощнейшее впечатление. Было довольно странно сидеть в поезде, который сам по себе является продуктом современных технологий, и путешествовать сквозь места, настолько чистые и не испорченные человеком.

Но все это мы наблюдали из окна поезда. Что касается внутренней его части, то в нашем вагоне мы имели двух сказочных проводниц, которых звали Таня и Надя. По утрам они приносили нам чай, хотя, если быть точным, тот чай они нам носили весь день напролет, и нужно сказать, что чай этот был очень вкусен".
1973 год, май.





Сообщение отредактировал irena - Вторник, 16.04.2013, 13:07
 
irenaДата: Вторник, 16.04.2013, 13:02 | Сообщение # 24
Группа: Специалист
Сообщений: 6205

Статус: Offline



Аудио-
Новый альбом




David Bowie - The Next Day (Deluxe Japanese Limited Edition).Качать.

Аудиокодек: MP3
Тип рипа: tracks
Битрейт аудио: 320 kbps
Продолжительность: 01:04:38
Размер: 150 MB
треклист:





Сообщение отредактировал irena - Вторник, 16.04.2013, 13:12
 
irenaДата: Воскресенье, 28.04.2013, 08:27 | Сообщение # 25
Группа: Специалист
Сообщений: 6205

Статус: Offline



Кое-что новенькое о поездке Дэвида в СССР в качестве туриста.

В 1973 году по СССР проехал Дэвид Боуи , он возвращался из японских гастролей в Англию поездом «Владивосток - Москва» так как боялся летать. Некоторые утверждают( вероятно в Кирове-Вятке), что подъезжая к городу Кирову, он отравился пирожками с яйцом. Три дня лечения его в кировской больнице от дизентерии вошли потом в книгу Hunger: The Life & Times of David Bowie.



На самом деле всё было иначе. Из письма Дэвида Боуи:

Дорогая Шерри. Кажется, настало время рассказать тебе о моей поездке по России. Россия - удивительная страна, и я был очень взволнован перспективой увидеть хотя бы часть ее своими глазами. Конечно, я имел некоторое представление о России из того, что читал, слышал и видел в фильмах, но приключение, которое я пережил, люди, которых я встретил, - все это сложилось в удивительный опыт, который я никогда не забуду.
На станциях торгуют вразнос старые леди. Они продают картошку, жареных цыплят, рыбу, фаршированные мясом пончики. Продают вареные яйца по 20 центов за штуку, венгерские компоты, рыбные консервы и все - по ценам, которые считались бы довольно высокими даже в Лондоне или Нью-Йорке. Сами продукты, упакованные в грубую коричневую бумагу, выглядят довольно неаппетитно, но, судя по всему, они вкусны и полезны. Боуи, выпил в пути несколько литров местного йогурта. Его оценка: "Превосходно!"...




Сибирь была невероятно внушительна. Целыми днями мы ехали вдоль величественных лесов, рек и широких равнин. Я и подумать не мог, что в мире еще остались такие пространства нетронутой дикой природы.
Но все это мы наблюдали из окна поезда. Что касается внутренней его части, то в нашем вагоне мы имели двух сказочных проводниц, которых звали Таня и Надя. По утрам они приносили нам чай, хотя, если быть точным, тот чай они нам носили весь день напролет, и нужно сказать, что чай этот был очень вкусен.




Наши очаровательные проводницы были всегда веселы, дружелюбны, и со временем все мы в них просто влюбились. По вечерам, когда у них заканчивалась работа, я пел им свои песни. Они не понимали ни слова по-английски и, естественно, не могли знать ни одного моего текста! Но это их совершенно не беспокоило. Они часами сидели напротив меня, улыбались, внимательно слушали, а в конце каждой песни смеялись и хлопали в ладоши (не исключено, что девушки работали в КГБ. - Прим. "Н")! В их лице я обрел прекрасную аудиторию, и петь для них мне доставляло огромное удовольствие.

Вот так вот весело они доехали до Москвы..Для своего выхода в Москве Дэвид Боуи предпочел одеться в оранжевый костюм от Ива Сен-Лорана. По меркам Боуи, это был довольно скромный наряд, который он дополнил шелковым жакетом кофейного цвета с зелеными вставками, голландским беретом и желтыми ботинками на 10-сантиметровой платформе.



"Если со мной ничего не случится до 1976 года, я снова буду летать"- говорил Боуи. Наступил 1976 год и Дэвид Боуи прилетел в Москву , вместе с со своим приятелем Игги Попом.





 
ИннаДата: Воскресенье, 28.04.2013, 11:53 | Сообщение # 26
Группа: Администратор
Сообщений: 14840

Статус: Offline



Цитата (irena)
Кое-что новенькое о поездке Дэвида в СССР в качестве туриста.

Ириша, большое спасибо!! V Очень интересно!
 
ИннаДата: Среда, 08.01.2014, 18:01 | Сообщение # 27
Группа: Администратор
Сообщений: 14840

Статус: Offline



Дэвид Боуи сегодня именинник! Пожелаем ему крепкого здоровья и вдохновения для создания новых шедевров!



Появилась информация, что Дэвид Боуи выпустит в июне 2014 новый бокссет из 5 компакт-дисков и DVD-дисков, 4 из которых включает редкие кадры с 69 по 74 года!

Источник: http://www.network54.com/Forum....ng+soon
 
ИннаДата: Среда, 08.01.2014, 19:17 | Сообщение # 28
Группа: Администратор
Сообщений: 14840

Статус: Offline





Три архивных интервью из разных десятилетий

Из архивов журнала "Interview"


Человек, который упал на Землю: Дэвид Боуи


Артист, изменивший наше представление о границах музыки и сексуальности, экспериментатор и великий хамелеон рок-н-ролла последнее время предпочитает молчать. Сегодня, когда Боуи исполняется 67, за одного из самых влиятельных певцов наших дней говорят архивы Interview, те, с кем он работал и кого вдохновил.

1


Забросив психоделический фолк, в 70-е Дэвид Боуи становится предвестником глэм-рока, выйдя на сцену в знаменитых образах Зигги Стардаста и Изможденного Белого Герцога.

Интервью: ПАТРИК САЛЬВО/PATRICK SALVO

INTERVIEW: Ты рос в Брикстоне, недалеко от тюрьмы Ее Величества. Так?

БОУИ: Да, в полукилометре.

INTERVIEW: Красивый вид из окна?

БОУИ: Ну да, и у них на меня тоже.

INTERIVEW: Что для тебя лично означает слово «тюрьма»?

БОУИ: Мне кажется, что я пробыл в заточении последние 24 года. А переезд в Америку открыл мне дверь на свободу.

INTERVIEW: А от собственных песен у тебя не бывает ощущения, что они и есть твоя личная тюрьма?

БОУИ: Нет. По крайней мере не было случая, когда бы я почувствовал, что они заманивают меня в ловушку. Бывает, что я их теряю. Будто они со мной разводятся. Как только напишу какую-нибудь песню, она стремится от меня убежать. Создал что-то — и все, больше эта вещь не имеет к тебе никакого отношения.

INTERVIEW: Ты пишешь, чтобы обрести индивидуальность?

БОУИ: Скорее чтобы понять ее. Вряд ли чтобы потерять или обрести.

INTERVIEW: Можешь рассказать немного о себе?

БОУИ: Конечно. Я родился в Лондоне в 1947 году, после войны. Ходил в школу в Брикстоне, потом перебрался в Йоркшир, что на севере Англии. Жил там на ферме. Так что я неплохо изучил и ужасные трущобы Брикстона с кучей темнокожего населения, и деревенскую жизнь во всей ее простоте. Я был ребенком, так что оба этих опыта повлияли на меня, более того — придали моему отношению к жизни некоторую шизоидность. Думаю, тот факт, что я повидал столько всего, поначалу сбивал меня с толку, я не мог справиться с кучей насущных проблем. Теперь же, после приезда в США, многие из них стали для меня куда нагляднее. Собственно, буквально только что я позвонил своей жене и сказал, что хочу обосноваться здесь на год или два. За последние три дня мне открылось так много нового. Тут куча офигительных людей. Их взгляды настолько всеобъемлющи, так сильно заострены — и все, что происходит в этой стране, в конечном итоге прекрасно поддается анализу. А вот Великобритания сейчас погружена в летаргический сон — она донельзя апатична, ничегошеньки там не происходит. Переезд в такую страну, как Штаты, очень бодрит. Здесь музыка — это средство тотальной коммуникации. А у нас музыка — это так, чтобы послушать.

INTERVIEW: То есть в Америке люди считают музыку образом жизни, в то время как в Соединенном Королевстве ее воспринимают как данность?

БОУИ: Совершенно верно. Если песенка мила, она всегда хорошо продается. А здесь...

INTERVIEW: Это почти религия.

БОУИ: Нет, я бы так не сказал. Просто самое честное средство передачи информации из всех, что у вас есть. Быть может, оно немного замедленно из-за процесса создания и производства пластинок. Но это не важно. Главное, что оно честно, а все честное, появившись однажды, что-нибудь да значит.

INTERVIEW: Как-то ты сказал, что уже испытал почти все, чем будешь жить на протяжении следующих сорока лет.

БОУИ: Мне так кажется, да. Я кучу всего пережил в детстве, подростком, сейчас я много чего испытываю, и нет этому конца.

INTERVIEW: Все это «преждевременное взросление» чревато различными расстройствами.

БОУИ: Так и есть.

INTERVIEW: И это вполне очевидно по некоторым твоим текстам.

БОУИ: Что правда, то правда. Но такое уже случалось с моими близкими. Слышал мой новый альбом?

INTERVIEW: The Man Who Sold the World?

БОУИ: Да. Там есть трек, посвященный тому, что произошло с моим братом, называется All the Madmen. Мама отправила его в лечебницу, где сама в свое время лечилась. Она-то думала, что это пошло ей на пользу, что совсем не так. Впрочем, не будем об этой жести. Лучше расскажу про одного своего знакомого по имени Джордж Майер. Он только что прочел книгу Маршалла Маклюэна «От клише к архетипу» и по мере сил пытался мне ее объяснить. И вот что меня свело с ума: в каком бы виде ни находился сегодняшний поп-арт, он уже является клише. Это предопределено даже в случаях, когда критики и художники пишут о нем как о некой сверхъяростной не-сущности. Путано говорю, да? Нужен пример. Вот, скажем, Чарли Чаплин или Бастер Китон писали сценарий утром, снимали его вечером и прекрасно зарабатывали себе на хлеб — и всем казалось, что они ужасно смешные, да? А теперь у Чаплина куча академических последователей, и он признанный гений. Возрождение рок-н-ролла — та же фигня. Его осмыслили, стряхнули с него пыль и расставили по полочкам.

INTERVIEW: Что ты подразумеваешь под возрождением рок-н-ролла?

БОУИ: Общее ощущение того, что рок — это было хорошо и будет хорошо сейчас. Когда-то это казалось новшеством, а теперь можно выкопать какую-нибудь банальщину и начать спокойно ее играть. А другие будут сидеть, слушать и восхищаться.

INTERVIEW: Ну, тут еще и ностальгия замешана.

БОУИ: И 30-е, и 40-е, и так далее. Короче, вот в чем фишка. Астронавт летит на Луну, фотографирует Землю, прилетает обратно и создает Землю-архетип, которая никому с этого момента не нужна. Она как бы уже в прошлом. Ее зачищают — экология, все такое. Но что мы имеем в итоге? Какой наш следующий шаг? В Англии до сих пор убеждены, что идет революция, — и там я со своими идеями больше не вписываюсь. Остаюсь в собственном кругу единомышленников, семьи, друзей...

INTERVIEW: Большая часть твоих друзей — художники и музыканты?

БОУИ: У меня нет друзей среди музыкантов. Единственное исключение — Марк Болан из группы T. Rex. Да дело даже не во мне или моем окружении. Просто хочу, чтобы люди знали, за что они боролись, почему они хотели революции, помнили, что именно им не нравилось. Меня пугает раскол, когда одна группа людей говорит, что другая группа людей должна быть уничтожена. Мне кажется, что упор должен делаться не на революцию, а на обмен мнениями. Понятно же, что никого нельзя подавить, можно только попытаться понять.










 
ИннаДата: Среда, 08.01.2014, 19:23 | Сообщение # 29
Группа: Администратор
Сообщений: 14840

Статус: Offline



2




Записав в Германии «Берлинскую трилогию», в 80-е боуи начинает один за другим выпускать коммерческие блокбастеры — и из ENFANT TERRIBLE превращается в мегазвезду.

Интервью: ГЛЕНН О’БРАЙЕН/GLENN O’BRIEN

INTERVIEW: Сейчас ты отправляешься в турне вместе со своей новой группой Tin Machine. Расскажи о нем.

БОУИ: Это турне под девизом «Прощай, песня». Я спою от двадцати пяти до тридцати песен, каждая из которых тесно связана со мной, после чего прекращу их петь навсегда, потому что пора двигаться дальше. Майор Том (лирический герой песен Боуи Space Oddity и Ashes to Ashes. — Interview), давай, до свидания!

INTERVIEW: Ты уверен?

БОУИ: Абсолютно. Это конец. И я чувствую большое облегчение: осознание того, что у меня больше не будет опоры в виде этих песен, побуждает продолжать делать новые вещи, а для художника это крайне полезно. С тех пор как я распустил Ziggy and the Spiders, никогда не чувствовал необходимости в группе. Но теперь я проще отношусь к своим творческим обязанностям, пытаюсь стать более открытым к идеям других людей.

INTERVIEW: Когда я наблюдал за твоими совместными выступлениями с Игги Попом, казалось, что тебя вообще-то даже забавляет быть просто одним из парней в группе.

БОУИ: И мне действительно это нравилось. Есть своя прелесть в том, что не надо говорить: «О’кей, сделаем так-то» или «Остановимся в этом отеле». Хотя, конечно, бывают ситуации, когда мне трудно удержать язык за зубами и я хочу вставить больше, чем пять копеек.

INTERVIEW: Ты следишь за тем, что происходит сейчас в поп-музыке?

БОУИ: Да, и мне это дико не нравится. Все такое бездуховное и асексуальное... Секс внезапно снова стал словом, которое неприлично упоминать, и поневоле задумываешься, не приведет ли это к новой массовой депрессии. Не вернемся ли мы к тому, что так ненавидели в начале 60-х?

INTERVIEW: Хорошо. А какая музыка тогда тебе нравится?

БОУИ: Очень импонируют Pixies. Мне кажется, они крутые. Считаю, что Sonic Youth — замечательная группа. Должен признаться, еще мне нравятся The Cure. И здорово, что люблю их не один я. Есть множество групп, которые приятно слушать, но нет ощущения, что двери для них открыты. Только что я назвал три группы, которым, вероятно, дан зеленый свет, но для остальных путь на радиостанции закрыт, нет площадок, где они могли бы выступать, а MTV не станет показывать никого, кто не приносит деньги MTV. При всем развитии массмедиа возможности транслировать хорошую музыку только уменьшились по сравнению с временами, когда мы этих средств не имели. И это, доложу вам, просто возмутительно.

INTERVIEW: Интересно, что настоящее лидерство в искусстве полностью перешло к чернокожим музыкантам. Они практически единственные, кто осмеливается на эксперименты с формой.

БОУИ: Полностью согласен. Музыка белых сегодня находится в серьезном упадке — и теперь, когда рок стал полноценным вариантом карьеры, я не думаю, что мы еще увидим исполнителей, подобных тем, что мы знали раньше.

INTERVIEW: Теперь же есть Зал славы рок-н-ролла.

БОУИ: О да, это просто кошмар какой-то. Все, что нам остается в этой ситуации — тупо идти против течения, не давать вогнать себя в уныние. Держаться на плаву вопреки всему. Я больше не слушаю радио, не смотрю ничего по телевизору. А когда все-таки что-нибудь смотрю, сразу прихожу в то опасное состояние, когда начинаю задумываться, почему я вообще всем этим занимаюсь. Я думаю: «Боже, и я часть всего этого?» Лучше уж полностью стереть все это из мозга, оглянуться на себя и сказать: «О’кей, все, что я хочу — это просто получать удовольствие».

INTERVIEW: Поэтому ты постоянно менял жанры и направления?

БОУИ: Да. Поворачивался спиной к разным вещам — снова и снова. К городам, к переживаниям, к искусству, ко всему. В какой-то момент достигаешь точки, в которой вещи становятся обыденными, а это не для меня.

INTERVIEW: Наверное, многие думали, что ты просто пытался изобрести новую фишку.

БОУИ: Это никогда не было маркетинговой уловкой. Но каждый раз, когда я такое проделывал, все вокруг меня считали, что это было самым худшим, что можно вообще сделать. А потом время расставляло все по местам. Менеджеры каждый раз закатывали глаза: «Что он, черт побери, вытворяет?» Например, в разгар тура в поддержку альбома Diamond Dogs я решил отменить все концерты. Вместо этого я записал фанковую песню Fame и исполнил ее на «черном» шоу Soul Train. Раньше же, чтобы элементарно выйти на сцену, мне необходимо было придумать новый образ. Но эти персонажи мне быстро надоедали — и казалось логичным придумывать новых...

INTERVIEW: Получается, теперь ты чувствуешь, что больше не нуждаешься в персонаже?

БОУИ: Именно, вот уже несколько лет персонажи мне не нужны. Это не означает, что я полностью познал себя или что я буду выходить в одном и том же костюме. Нет, переизобретать себя мне по-прежнему важно. Некоторые музыканты в состоянии вытягивать шоу, из раза в раз основываясь исключительно на своей реальной персоне, но иногда тебе хочется чего-то нового, как бы ты их ни любил. Это относится ко всем — хоть к The Rolling Stones, хоть к кому. Настает момент, когда думаешь: «Ага, я знаю этот прыжок, сейчас он лизнет микрофон!»








 
ИннаДата: Среда, 08.01.2014, 19:31 | Сообщение # 30
Группа: Администратор
Сообщений: 14840

Статус: Offline



3




Распустив группу tin machine, в 90-е боуи бросается во все тяжкие: заигры­вает с соулом и джазом, эмбиентом, индастриалом и даже драм-н-бейсом. впрочем, он уже величина неколебимая — может себе позволить.

Интервью: ИНГРИД СИШИ/INGRID SISCHY

INTERVIEW: Дэвид, новый альбом Outside вы записали вместе с Брайаном Ино, с которым активно сотрудничали в семидесятые. Как это произошло?

БОУИ: В конце 70-х мы с Брайаном поставили цель завершить трилогию альбомов: Low, Heroes и Lodger. Цели достигли, расстались друзьями, после чего не виделись четырнадцать лет. Мы снова встретились, когда я женился на Иман, он был на нашей свадьбе в 1992 году. Мы решили снова поработать и написали друг другу по мини-манифесту — чтобы в студии уже иметь некий набор правил. При этом договорились, что не будем писать песни прежде, чем доберемся до студии — хотели войти туда, вооруженные фаршем. У каждого был план, но делиться им друг с другом было запрещено. Главное, что нами двигало — это фактор неожиданности. И мы искали музыкантов, готовых броситься с нами в этот эксперимент с головой — этакие братья-моряки, настоящие пираты.

INTERVIEW: И вы, и Брайан — художники в той же мере, что и музыканты. Можно ли сказать, что этот альбом стал для вас чистым холстом?

БОУИ: Скажем так, все для нас было игрой. Брайану свойственно брать вещи с улицы или из примитивных форм искусства и возносить их до уровня искусства высокого. А у меня наоборот: я ворую детали высокого искусства и опускаю их до вульгарного, до уровня улицы. Как раз из-за этих различий нам так легко работается вместе — наши лучшие работы создаются в точке, где эти линии пересекаются. Когда мы собрали весь материал воедино, я поступил с ним так же, как делал в 1973–1974 годах: стал кромсать тексты песен. Мне всегда нравилась идея противоречивой информации, это дает возможность проникнуть в суть реальности гораздо лучше, чем так называемые факты. Меня завораживают тексты Уильяма Берроуза, отказ от линейного повествования — его работы можно интерпретировать так, как необходимо тебе. На Outside мой друг из Сан-Франциско написал для меня программу, которая эмулирует метод кромсания текстов, за миллисекунды делая то, что занимает у меня немало времени. Я скормил своему «Макинтошу» огромный объем материала по куче тем и областей — там уже хватало на энциклопедию — и нажал на кнопку «случайный генератор», а компьютер выплевывал го-ры бумаги с готовыми текстами.

INTERVIEW: Outside — очень говорящее название. Интересно, что со временем ваши нарочито аутсайдерские работы задают тон общей моде.

БОУИ: Порой хочется поработать на периферии мейнстрима, переместить себя куда-то подальше от поп-музыки. И мы сделали все, чтобы достичь и постигнуть эти внешние состояния, не прибегая к наркотикам. (Смеется.) В первой половине 80-х я постарался справиться с этим раздвоением личности, встроиться в новую действительность — и получил свой первый общепризнанный успех. Я уже не был «крупнейшим в мире культовым художником» поп-музыки: песня Let’s Dance влила меня в мейнстрим. В следующих альбомах я пошел той же проторенной дорогой и в конце концов обнаружил, что лишь загнал себя в клетку. Людям было непросто увидеть во мне кого-то, кроме чувака в костюме, поющего Let’s Dance, и это меня бесило. Потом, ближе к концу 80-х, все снова стало возвращаться на круги своя. Словно мы вышли из какой-то спячки, где все замерло. Птицы зависли в небе, не окончив полет. Брайан стал активно работать с U2, а я основал хард-роковую группу Tin Machine. После этого никто не мог охватить меня взором, никто не знал, что, к чертям собачьим, я собой представляю, — и это было лучшим, что могло случиться. Я заново обрел себя. Мы начали жить вместе с Иман, поженились — и весь этот период стал переоценкой моей духовной сущности, я рос и исцелялся таким вот волшебным образом.

INTERVIEW: Звучит так, будто потеря интереса связана с вашим успехом — что вы кормили машину вместо того, чтобы кормить себя.

БОУИ: Верно. И тут, конечно, пришла старушка-депрессия, сопровождаемая алкоголизмом, — хорошо, что с наркотиками я завязал еще в 70-е. Но моя история не так уж отличается от истории любого, кто оказывался в подобной ситуации. Честно говоря, если я услышу еще хоть об одном случае изгнания дьявола, я, бл...ть, не знаю, что сделаю.

INTERVIEW: Но вы же стали практически шаманом для своей аудитории — кем-то, кто озвучивал вещи, которые никто не осмеливался сказать. Такие, как более мистическое представление о сексуальности.

БОУИ: Я так понимаю, что это намек на мою бисексуальность в начале 70-х. Да, в этом был некий элемент первосвященничества. Я считал важной идею андрогинности, или неизвестности пола. Во многих мелких религиях по миру есть -феноменальное количество андрогинных священников, переодевающихся в одежды противоположного пола. Эти изначальные шаманы мутировали в шоуменов, а самыми эффективными шоуменами -оказались те, чья сексуальность была расплывчатой. Мне казалось, что то же самое я проделал в роли Зигги Стардаста. Впрочем, сейчас мне неинтересно копаться в прошлом, потому что я не уверен, что прошлое до сих пор существует. Историю переписывали до такого состояния, что даже историки в недоумении насчет того, что означает слово «история». Возможно, прошлое мертво, и если это так, то, скорее всего, мертво и будущее, потому что это две стороны одной медали. Мы вступаем в новую эру вечного «сейчас» — и это хорошо. Может, если мы перестанем заморачиваться над абсолютными понятиями, то сможем заново осмыслить, зачем мы на этой планете. А вдруг хаос и раздробленность — наши друзья, а не враги? Се-годняшней молодежи лучше удается на-учиться приспосабливаться ко всему этому. То, что нам кажется их равнодушием или неспособностью вдаваться в конкретику, на самом деле является их способом адаптироваться к новом типу общества.

Мы с вами не сумеем совладать со всеми этими вызовами и проблемами, которые на нас навалились, а молодые смогут! Они проплывут их насквозь, изучая поверхностную сторону вещей и беря то, что им понадобится для перехода к следующей минуте. Таким станет мир.








 
ИннаДата: Понедельник, 10.02.2014, 15:53 | Сообщение # 31
Группа: Администратор
Сообщений: 14840

Статус: Offline



Дэвид Боуи в России

Пресс-конференция David Bowie. Пресс-конференцию ведет Артемий Троицкий. Запись из 90-х годов




Интервью Дэвида Боуи в "Кафе Обломов"

Это единственное большое интервью Дэвида Боуи русскому телевидению было взято А.К. Троицким в июне 1996-го (во время третьего визита Боуи в Россию) для программы НТВ "Кафе Обломов", посвящённой главным образом обсуждению видеоклипов (оставлено только интервью, клипы убраны)

Часть 1


Плейлист из 11-ти частей (полное интервью) - http://www.youtube.com/watch?v....index=1
 
ИннаДата: Воскресенье, 10.08.2014, 13:47 | Сообщение # 32
Группа: Администратор
Сообщений: 14840

Статус: Offline



David Bowie by Rob De Bank robdebank.com

 
ИннаДата: Пятница, 15.08.2014, 13:28 | Сообщение # 33
Группа: Администратор
Сообщений: 14840

Статус: Offline



 
ИннаДата: Воскресенье, 14.09.2014, 22:44 | Сообщение # 34
Группа: Администратор
Сообщений: 14840

Статус: Offline



Первый канал Раздел: Док. кино

Пятница, 19 сентября, 00:50

Дэвид Боуи, David Bowie: Five Years, 2013

Дэвид Боуи – одна из ярчайших "звезд" на музыкальном небосклоне ХХ века. Влияние, которое Боуи оказал на общество, поистине уникально: он изменил больше судеб, чем все музыканты вместе взятые.

Это стало возможным благодаря постоянным трансформациям Боуи: он оставил след практически во всех популярных жанрах музыки. Фильм посвящен пяти важнейшим годам в карьере Дэвида Боуи: 1971, 1975, 1977, 1980 и 1983. Используя впервые обнародованные архивные съемки, разговоры с его соратниками и слова самого Боуи, записанные на пленку, режиссер Фрэнсис Уэйтли, работавший над картиной более 10 лет, создает уникальный коллаж, в котором отражаются все лики и переломные моменты "Великого хамелеона".

Производство: A BBC production , 2013
Режиссер: Фрэнсис Уэйтли




*****************************************

На Рутрекере этот фильм есть с рус. субтитрами - http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4467668
 
ИннаДата: Среда, 17.09.2014, 13:05 | Сообщение # 35
Группа: Администратор
Сообщений: 14840

Статус: Offline



Дэвид Боуи представит новинку

http://www.musical-express.ru/news/devid_boui_predstavit_novinku/


В ноябре выйдет сборник хитов мистера Боуи, там же будет и новая песня


Огромная подборка лучших песен Дэвида Боуи за всю карьеру готовится к изданию. 17 ноября сборник под названием "Nothing Has Changed" выйдет на лейбле Parlophone. И в тот же день отдельным синглом будет выпущена совершенно новая песня Боуи "Sue (Or In A Season Of A Crime)". Это единственная новинка, записанная Дэвидом для сборника. Впрочем, у сингла будет также бисайд "Tis A Pity She's A Whore" (который в сборник лучших песен не войдет).

Но на сборнике и так будет много подарков для фанатов. Например, туда войдут записи, сделанные Боуи в 2001 году для невышедшего альбома "Toy" - "Let Me Sleep Beside You", "Your Turn To Drive" и версия песни 1971 года "Shadow Man".


Самая полная делюкс версия будет состоять из трех компакт-дисков:


CD 1
"Sue (Or In A Season Of Crime)"
"Where Are We Now?"
"Love Is Lost" (Hello Steve Reich Mix by James Murphy for the DFA Edit)
"The Stars (Are Out Tonight)"
"New Killer Star" (Radio Edit)
"Everyone Says "Hi"’ (Edit)
"Slow Burn" (Radio Edit)
"Let Me Sleep Beside You"
"Your Turn To Drive"
"Shadow Man"
"Seven" (Marius De Vries Mix)
"Survive" (Marius De Vries Mix)
"Thursday’s Child" (Radio Edit)
"I'm Afraid Of Americans (V1)" (Clean Edit)
"Little Wonder" (Edit)
"Hallo Spaceboy" (PSB Remix) (with Pet Shop Boys)
"Heart’s Filthy Lesson" (Radio Edit)
"Strangers When We Meet" (Single Version)


CD2
"Buddha Of Suburbia"
"Jump They Say" (Radio Edit)
"Time Will Crawl" (MM Remix)
"Absolute Beginners" (Single Version) (5.35)
"Dancing In The Street" (with Mick Jagger)
"Loving The Alien" (Single Remix)
"This Is Not America" (with Pat Metheny Group)
"Blue Jean"
"Modern Love" (Single Version)
"China Girl" (Single Version)
"Let's Dance" (Single Version)
"Fashion" (Single Version)
"Scary Monsters (And Super Creeps)" (Single Version)
"Ashes To Ashes" (Single Version)
"Under Pressure" (with Queen)
"Boys Keep Swinging"
“Heroes” (Single Version)
"Sound And Vision"
"Golden Years" (Single Version)
"Wild Is The Wind" (2010 Harry Maslin Mix)


CD 3
"Fame"
"Young Americans" (2007 Tony Visconti Mix Single Edit)
"Diamond Dogs"
"Rebel Rebel"
"Sorrow"
"Drive-In Saturday"
"All The Young Dudes"
"The Jean Genie" (Original Single Mix)
"Moonage Daydream"
"Ziggy Stardust"
"Starman" (Original Single Mix)
"Life On Mars?" (2003 Ken Scott Mix)
"Oh! You Pretty Things"
"Changes"
"The Man Who Sold The World"
"Space Oddity"
"In The Heat Of The Morning"
"Silly Boy Blue"
"Can’t Help Thinking About Me"
"You’ve Got A Habit Of Leaving"
"Liza Jane"
 
ИннаДата: Среда, 19.11.2014, 22:46 | Сообщение # 36
Группа: Администратор
Сообщений: 14840

Статус: Offline



Фрагмент из книги Аманды Лир «L’Amant Dali», воспоминания о её встрече с Дэвидом Боуи



На фото: Аманда Лир и Дэвид Боуи в лондонском клубе Marquee, 1973


Однажды ночью Марианна Фейтфулл, о которой я уже давно ничего не слышала, позвонила мне и сообщила, что она сейчас с одним пламенным поклонником, умирающим от желания со мной познакомиться.

— Я его тебе посылаю. Будь с ним поласковей... – добавила она.

— Алло! — произнес незнакомый голос. — Я Дэвид Боуи. Я бы очень хотел с вами встретиться. Я видел вашу фотографию на альбоме «Рокси Мюзик», и Марианна рассказывала мне о вас много интересного. Например, о том, что вы знаете Дали. Я пришлю за вами машину, мы пообедаем вместе в «Трампс».

Может быть, Марианна надо мной подшутила? Во всяком случае я приняла приглашение, будь что будет... Шофер отвез меня в северную часть Лондона в Мэдвэйль. Дверь открыла улыбающаяся Марианна:

— Будь умницей, моя дорогая, он сходит от тебя с ума, ты сделаешь из него все, что захочешь.

И она представила мне бледного, как смерть, молодого человека, рыжеволосого, с выщипанными бровями и глазами, подведенными черными карандашом. Одетый во что-то цвета незрелого яблока, он напоминал болезненного Питера Пэна. Я хотела было вернуться домой, но Дэвид проявил неслыханную любезность и завел беседу о Дали и сюрреализме. Марианна тихонько удалилась.

— Может быть, ты хочешь есть? — спросил он. — Тогда я повезу тебя в «Трампс», потому что в такое время тебя накормят только там. Я тоже немного голоден.

С его телосложением он должен был есть очень мало.

Он добавил еще белил к своему макияжу и надел зеленую кепку. Новый знакомый меня заинтриговал, и я захотела получше узнать этого странного парня, который вел со мной интеллектуальные беседы

Кафе дискотеки «Трампс» было переполнено, и мы сели за столик Мика и Бьянки Джаггер. Конечно, Мик был кумиром молодежи, но Боуи все больше и больше входил в моду. Несмотря на некоторую ревность, звезды оказались друзьями и весь вечер проговорили о музыке. Бланка молча смотрела на меня, но не проронила ни слова, да и я не стала поддерживать беседу. В конце ужина парни решили, что мы отправляемся в кино. «Среди ночи?» — спросила я. Да, среди ночи, речь идет о боксерском матче Мохаммеда Али, который будут передавать прямо из Нью-Йорка, и Мику удалось оставить для нас четыре места. Мы решили пешком прогуляться до кинотеатра на Лейцестер Сквер. Как только зал погрузился во тьму, Боуи взял меня за руку и прошептал:

— Наша первая встреча... В кино, как влюбленные...

Потом он стал говорить, что ненавидит бокс и что нам нужно уйти. Он отвез меня домой на машине и стал просить разрешения остаться. Я так хотела спать, что не стала сопротивляться.

Утром меня разбудил телефонный звонок. Это был Дали. Я не стала уточнять, что я не одна, но Боуи попросил:

— Я могу с ним поздороваться? Пожалуйста!

Он выхватил трубку у меня из рук:

— Hello Mister Dali, how are you?

— Это кто еще такой? — удивился Дали. — Может быть, вы сейчас «строчите на машинке»? В таком случае извините, что помешал.

Но между нами уже все произошло, и, как всегда, я не успела здраво обо всем подумать. Но о чем теперь говорить? Боуи со своим потекшим макияжем и взлохмаченными грязными волосами лежал рядом со мной. Он изучил мою студию и обнаружил, что улица за окном пересекается с Окли стрит, где он должен был сегодня поселиться.

— Я буду жить прямо за твоим домом, это замечательно!

Это было невероятное совпадение. Его менеджер на самом деле снял двухэтажный дом на этой улице, и из окон спальни Дэвида была видна моя студия.

После переезда Боуи приходил ко мне каждую ночь. Он водил меня ужинать, и мы часами болтали. Он хотел все знать. Я часами рассказывала ему о Дали, о его магии, о его идеях. Сам Дэвид любил научную фантастику, комиксы и немецкие фильмы. Он никогда не видел «Андалузского пса», но знал Вильяма Бурругса. Однажды, когда мы ужинали у «Одина», он вскользь сказал мне о том, что завтра из Штатов возвращается его жена... Кусок бифштекса стал мне поперек горла. Я не знала о том, что он женат! У него был маленький сын...

— Тебе очень понравится Энжи, – сказал он, – она просто супер!

Его жена приехала на следующий день и разбудила нас своим телефонным звонком:

— Привет, дорогая! – сказала она. — Могу я поговорить со своим мужем? Спасибо!

Они поговорили несколько минут, и Дэвид заметил:

— Вы очень хорошо сойдетесь, она совсем не ревнива, она хочет, чтобы я был счастлив.

Я тут же вспомнила о Дали и Гале. Однако у Боуи был несколько другой случай. Мой марсианин не только физически изменял со мной жене, он содержал дружка-блондина, жившего в подвале его дома и занимавшегося его сценическими нарядами.

Я со вздохом облегчения уехала в Мадрид, чтобы присоединиться там к Дали, надеясь на досуге разобраться в своих чувствах. Как я была счастлива снова увидеть тенистые улицы, фонтан Сибель и дворец. Я рассказала Дали о Боуи. Это его не очень обрадовало:

— Вы опять ввязались в историю, которая плохо кончится. Будьте осторожны, малышка! Или вы собираетесь опять быть несчастной?

— Ну уж нет! – заявила я. — Я полностью изменюсь. Я читала Оскара Уайльда, когда болела. Он сказал: «Амбиции — последнее прибежище от неудач». После стольких неудачных романов я стану амбициозной, вот увидите.

— И что вы собираетесь делать? Сниматься в кино?

— Нет, я буду петь! Я буду первой рок-декаденткой, Боуи в юбке.

Дали, по-видимому, огорчился, но ничего не сказал. Он не высказывал никакого восхищения по отношению к Боуи. Впрочем, он видел его плохие сценические фотографии, на них Боуи был в шортах и в гетрах танцовщицы. Питер Браун повел его на концерт в «Мюзик-холл Радио-сити» и указал Дали на кошачьи выходки Боуи. Дали заметил только его клоунские штаны и ушел, не дождавшись конца концерта. Он предпочитал издалека Элиса Купера, его гротескный грим и питона на шее. Он даже велел сфотографировать этого певца на голограмму для своего музея в Фигерасе. Быть может, ему нравилось женское имя Купера (Alice). Но Дали нравился еще и постоянный happening, который создавали его огромные шоу с куклами. Дали сам когда-то устроил happening в начале 60-х годов в Нью-Йорке и мечтал повторить то же самое в Фигерасе, посмеиваясь над теми, кто говорил, что это вышло из моды.

В Мадриде мэтр дал большой ужин у Хоршера, а потом мы гуляли в розарии парка. Дали не хотел возвращаться в «Прадо», и я отправилась туда одна. Я обожала Мадрид и не переставала восхищаться удивительным цветом мадридских небес. Дали принял журналиста Олано (который рассказал ему о своем видении Гитлера) и Мигеля Утрилло, потомка монмартского художника. С появлением Мигеля в нашей гостиной стало гораздо веселее. Он постоянно рассказывал неправдоподобные истории, очень нравившиеся Дали.

Нас пригласил на ужин Фьерро, один из самых богатых испанских банкиров. Мы беседовали о политике. Что будет с Испанией? Молодой король ожидал смерти Франко и начала своего царствования. Дали подчеркнул, что именно он предсказывал реставрацию монархии, когда в это никто не верил. Он предсказывал даже реставрацию монархии в Румынии, античной Дакии, территории, завоеванной императором Траяном. Это был его конек, мэтр выглядел блестяще, с чем я его потом поздравила.

На следующий день я вырезала из журнала фото внучки генерала Франко, юной красавицы-блондинки по имени Карменсита. Я положила фото в шкатулочку и преподнесла ее Дали.

— Держите, вот вам еще одна жинеста. Вы так любите все королевское, а она скоро станет герцогиней, выйдет замуж за Альфонса де Бурбона и упрочит связи с бурбонской ветвью.

Дали обнял меня:

— Вы не могли сделать мне лучшего подарка. Это будет самая прекрасная из жинест.

И он принялся мечтать об этой девушке, изобретал всевозможные ситуации, в которых ему удастся ее кретинизировать. В итоге, он разработал план битвы:

— Я нарисую ее портрет! Нужно, чтобы она обязательно пришла позировать! Я сделаю торжественный портрет, на лошади, и сам вручу его ей.

Эта идея приняла угрожающие размеры и несколько месяцев занимала Дали.

***

Я вернулась в Лондон, чтобы разобраться в наших отношениях с Боуи. Дэвид предложил мне взяться за проект, который его очень впечатлял. Речь шла о шоу на американском телевидении, которое я должна была представлять и в то же время петь в нем. Он захотел даже, чтобы я написала диалоги! Шоу должно было состояться в «Marquee», знаменитом рок-клубе 60-х годов. Мы придумали суперстранные костюмы. Я собиралась появиться, как черная королева, а он, во всем белом, должен был стоять на огромной шахматной доске, как шахматная пешка.

Исполнение "Sorrow" в клубе Marquee, 1973


репетиции


Потом мы бы рассказали об этом моим друзьям на уикэнде в Сусексе, во время празднования моего дня рождения. Дэвид послал мне огромный букет. Потом мы поехали в Файтлеворт и поселились в комнате наших друзей. Боуи никуда не выходил, без конца смотрел телевизор и довольствовался тем, что любовался деревьями из окна.

Мы обсудили шоу, в которое я собиралась включить цитаты из «Алисы в стране Чудес». Кроме костюма черной королевы, я собиралась предстать перед публикой в костюмах Пьеро и Кармен Миранды. Дэвид позабавил моих друзей своим акцентом кокни. Он был со мной очень нежен.

Съемки состоялись на следующей неделе. Мы были загримированы, как для фотографий журналов мод, Боуи – Пьером Ларошем, я – Барбарой Дейли. Это был большой успех. Американцы сочли наше шоу странным и спрашивали, кто была та загадочная блондинка, которую представил Боуи. Я даже получила письма от фанов! Дэвид предложил мне записать диск и серьезно заняться рок-музыкой. Это было именно то, чего мне давно хотелось. Он заставил меня брать уроки пения у одной властной и требовательной дамы, ставившей мне голос. Кроме того, я посещала курсы танцев в Вест-Инде. Менеджер Дэвида занялся мной и сулил мне золотые горы. Дэвид спал со мной и я привыкала делить его с его женой. Мы ходили с ней за покупками и платьями, «чтобы нравиться Дэвиду». Странная ситуация. Днем он почти никуда не выходил: сидел дома, работал над своими записями и кассетами. Он взял напрокат большое количество старых фильмов, и мы вместе смотрели Мэй Уэст и Джеймса Дина.

В декабре Дали пригласил меня в Париж. Мне было немного страшно покидать Дэвида. Я опасалась, что он меня забудет, несмотря на его патетические признания в любви. Однако перемена обстановки послужила мне на пользу. В Париже Дали показал мне свое новое приобретение, занимавшее центральную часть гостиной. Это была чудесная мраморная лошадка, принадлежавшая английскому королю. Ее возвратили народу после закрытия знаменитого борделя Шабанне. Дали приобрел ее у Клода Булле, антиквара с улицы Жакоб. В той же антикварной лавке он нашел плиты тосканского известняка с фантастическими пейзажами, естественным образом возникшими на камне. Королевская лошадка всю зиму служила пищей для разговоров. Потом Дали обнаружил гиперреалистические статуи обнаженных женщин, которые вызывали нездоровые ощущения. Должно быть, скульптор работал, сняв предварительно слепок, потому что были видны поры кожи и сквозь синтетический материал статуй проросло несколько волосков. Это было ужасающе.

Среди новых придворных Дали я заметила высокого стройного блондина, всегда улыбавшегося, по имени Одуан де Барбо. Естественно, Дали так и не выучился правильно произносить его имя и называл его «Милена Демонжо» или «Бабочка». Последнее прозвище было вызвано его бархатными набивными куртками в разноцветную полоску. Одуан как верный рыцарь сопровождал меня к Кастелю или в «Режин». Он был очень хорошо воспитан и застегнут на все пуговицы. Настоящий странствующий рыцарь. Позже он некоторое время появлялся в обществе с княгиней Сорайя. Дали всегда приглашал к себе манекенщиков и манекенщиц, которых ему присылали из агентства моделей. Мэтр предпочитал компанию красивых молодых людей компании знаменитостей. Мне вспоминается один ужасный вечер у Лассера в компании Сильви Вартан, которая не вымолвила ни слова в течение всего ужина. Дали никак не мог вспомнить ее имя и называл ее Сесилью Бертран... Он всегда помнил, с какого согласного начиналось имя, но менял его полностью. Незадолго до рождества к нему пришел с визитом Жак Тати. Дали обожал его фильмы и особенно «Месье Юло». Он показал ему большое полотно, которое только что приобрел, – натюрморт, написанный в традиционной манере, на котором он исказил предметы, удлинил их форму и далинизировал всю картину несколькими мазками кисти. Чтобы предотвратить опасность (на картине были изображены павлиньи перья, а Дали считал павлина птицей, приносящей несчастье), он пририсовал несколько длинных булавок на шляпе.

Как обычно, мы провели рождество в «Максиме» с Галой. Так же прошел и новый год. Дали без конца твердил мне о своей новой жинесте – Кармен де Бурбон и уже представлял себе, как она исполняет обязанности его придворной дамы и позирует для его картин. Он уехал в Нью-Йорк гораздо раньше, чем обычно. Его отъезд зависел от корабля, так как мэтр никогда не летал на самолете. Я вернулась в Лондон в первых числах января. Меня ждали подарки от Дэвида и его жены, которая купила мне сорочку для ночей, которые я проводила с ее мужем. Дэвид готовился к турне по Соединенным Штатам. Для оформления футляра своего диска он решил привлечь французского иллюстратора Ги Пеллерта, с которым я познакомилась в то время, когда жила на улице Флор. Он был автором «Pravdalasurvireuse», произведения, вдохновленного Франсуазой Арди. В день своего рождения я повела Дэвида в маленький кинотеатр в Хемпстеде на «Метрополис» Фрица Ланга. Для него, привыкшего сидеть дома, выход в кино был целым событием, а фильм - откровением. Он захотел посмотреть другие фильмы немецких экспрессионистов, заговорил о поездке в Берлин и решил положить в основу оформления своего спектакля оформление столицы у Фрица Ланга. Его жена постоянно нервничала. Она пыталась скрыть от меня свою ревность, Она тоже хотела войти в шоу-бизнес, петь или снимать кино. Но менеджер Дэвида занимался только мной. Он решил, что я буду петь в шоу Дэвида и что я запишу диск.

Дом на Окли стрит опустел в марте, мой марсианин улетел в Нью-Йорк, он поселился в отеле «Шерри Недерланд», недалеко от «Сан-Режиса», где уже два месяца жил Дали со своим двором. Я полетела в Нью-Йорк в самолете первого класса за счет компании Боуи и сняла чудесный номер в «Сан-Режисе». Там меня принимали как звезду, что крайне удивило Дали, как и платиновый цвет моих волос. Студия грамзаписи Боуи дала в мою честь большой обед во «Временах года», на который пригласили Дали. Ему было не по себе в этом кругу, если не сказать большего. Он счел всех приглашенных вульгарными и неоригинальными. Дали, явно обеспокоенный моей участью, решил меня предупредить:

— Я боюсь, как бы вы окончательно не потеряли свою оригинальность, когда вы станете рок-звездой. Тогда вы перестанете быть маленькой Амандой, которую я так люблю.

— Успокойтесь, Дали. Что бы ни случилось, я всегда буду вашей cascaballet de plata (вашим серебряным колокольчиком).

Он покачал головой, как будто сомневался в моих словах.

В конторе, обслуживающей Боуи, на Парк Авеню висели мои фотографии. Энди Уорхол поместил статью обо мне в своем журнале «Interview» и каждый вечер я появлялась с новыми друзьями. Джеф Торнберг, молодой киношник, водил меня на дискотеку «Сад», я снова обрела Макс Канзас Сити, фильмы Уорхола и нескольких оформителей вроде Ричарда Бернстайна.

Но меня ожидало разочарование. Предложение записать диск не подкрепилось реальными действиями, Дэвид уехал в турне без меня, и я вернулась в Лондон. Я снова увиделась со своими друзьями, которыми пренебрегла ради Дэвида, выходила с Брайаном Ферри, модным фотографом Эриком Боманом, создателем новых моделей обуви Маноло Блаником. Уикэнды я проводила в Суссексе. Иногда я ездила в Стэнмор, где у киношника Роберта Стигвуда был красивый дом. Ситгвуд давал замечательные вечеринки, где бывали все артисты, от «Bee Gees» до Тины Тернер.

Сюзанна Йорк вернулась в Лондон, и я должна была вернуть ей студию. Пришлось снова переезжать. Компания Боуи нашла мне новую квартиру на Овингтон Сквер в двух шагах от большого магазина Харродса. Мне посоветовали терпеливо ждать окончания турне Дэвида, который был слишком занят, чтобы помышлять о моем диске, платили за съем квартиры и за мои костюмы. Я даже получала подарки. Это не помешало мне начать нервничать, и мои друзья из Суссекса предложили мне отправиться с ними в плавание на «Франции». Это было мое первое путешествие такого рода, к тому же это был тот самый пакетбот, на котором путешествовал когда-то Дали... Я с радостью согласилась и выбрала для путешествия свои самые дорогие наряды. Я прекратила строить из себя героиню комиксов, несмотря на свои крашеные волосы. Я взяла с собой платья, подаренные Рикки, и твидовый костюм от Томми Наттера с Сэвил роу.

Все пять дней этого плавания мне казалось, что я нахожусь в роскошном госпитале. Нас лелеяли, кухня была изысканной, пассажиров ожидало множество развлечений. Я ужасно скучала.

В Нью-Йорке мы остановились в отеле «Пьер», который был гораздо роскошнее «Сан-Режиса» Дали. Мэтр, кстати, вернулся в Европу. Наши пути чуть было не пересеклись. Я позвонила ему и в ужасе услыхала, что ему недавно прооперировали предстательную железу в Барселоне. Меня успокоили: все прошло отлично, он в хороших руках. Дали оперировал доктор Пигверт, тот самый, которому Дали показывал обнаженных атлетов в римской бане отеля «Риц». Потом мне удалось поговорить с Дали. Он сказал, что чувствует себя отлично, что его лелеют хорошенькие медсестры.

— Я просто веселюсь в этой клинике, – заверял он.

В Нью-Йорке было жарко. Мы смотрели комедии на Бродвее. В одной из них играл знаменитый Эндрю Систерс. А я-то думала, что он надолго пропал из виду... Брайан Ферри был в Нью-Йорке с «Рокси Мюзик». После концерта он пригласил нас на вечеринку на артистическом чердаке. Фауна там была самой обычной: молодые представители богемы, модели, журналисты и ... Дэвид Боуи, с которым мы столкнулись лицом к лицу. Он остриг волосы и выкрасил их в светлую краску. Теперь он был похож на мальчика-парикмахера. Я ему это сказала. Он отпарировал тем, что я похожа на хиппи. Это было страшным оскорблением, так как движение хиппи совсем вышло из моды. Несмотря на этот обмен комплиментами, мы всей компанией отправились фотографироваться. Мы с Боуи расстались, обменявшись несколькими банальными фразами. Наше музыкальное сотрудничество было сильно скомпрометировано. Я не подписала никакого контракта, и теперь в его компании никто не стал бы меня поддерживать. Я была свободна.
 
ИннаДата: Четверг, 08.01.2015, 14:11 | Сообщение # 37
Группа: Администратор
Сообщений: 14840

Статус: Offline





Сегодня Дэвиду исполняется 68 лет! Happy Birthday!

Его супруга Иман ретвитнула видео с поздравлением от фан клуба российских и украинских фанов:





Смотрим:



vk.com/goldenyears

Сам Дэвид поблагодарил российских и украинских поклонников в своём твиттере, фейсбуке
и официальном сайте http://www.davidbowie.com/news


https://twitter.com/DavidBowieReal/status/553017923733037056

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=10152496505022665






 
irenaДата: Воскресенье, 17.01.2016, 17:15 | Сообщение # 38
Группа: Специалист
Сообщений: 6205

Статус: Offline



Креативные поклонники!:-) Мне нравится эта новость.
http://stardustforbowie.be
Созвездие Боуи
Трогательные новости под вечер. Бельгийская радиостанция Studio Brussels и Общественная Обсерватория MIRA посвятила Дэвиду Боуи созвездие. Они зарегистрировали семь звёзд в форме молнии — вроде той, что украшает лицо музыканта на обложке его шестого альбома Aladdin Sane. Созвездие расположено там, где сейчас можно найти Марс.

«Studio Brussels попросила, чтобы мы дали Боуи уникальное место в галактике. Ссылаясь на его различные альбомы, мы выбрали семь звёзд: Sigma Librae, Spica, Alpha Virginis, Zeta Centauri, SAA 204 132, Beta Sigma Octantis Trianguli Australis — все они находятся около Марса. Созвездие — это копия культовой молнии Боуи и было зарегистрировано в точное время его смерти», — рассказал один из сотрудников обсерватории.http://www.the-village.ru/village/weekend/broadcasting/229841-vyhodnye-v-gorode#wtf_143039




 
NikeДата: Вторник, 16.02.2016, 00:30 | Сообщение # 39
Группа: Специалист
Сообщений: 6203

Статус: Offline



Дэвид Боуи с фанатами на улицах Лос-Анджелеса, 1973 год.



Бог посадил этого мальчика
К себе на колени и сказал :
"Ты ,будешь править миром музыки!
Он твой!!!! "
 
IvanДата: Среда, 02.03.2016, 00:43 | Сообщение # 40
Группа: Поклонники V.I.P.
Сообщений: 574

Статус: Offline



Monte Carlo 1983



Glass Spider Tour 1987



Frankfurt, Germany 1978

 
Майкл Джексон - Форум » Раздел для меломанов » Другие музыканты на форуме » David Bowie » David Bowie
Страница 2 из 3«123»
Поиск:
Администратор Модератор Специалист Поклонники V.I.P. Поклонники Moonwalker Заблокированные
Сегодня сайт посетили: tionella, Lunarian, 89530177983