Новое на форуме / в фотоотделе / другие музыканты · Регистрация · Вход · Участники · Правила · Поиск · RSS
Страница 1 из 6123456»
Майкл Джексон - Форум » Michael Joseph Jackson » Майкл Джозеф Джексон - статьи, книги, воспоминания » Книги о MJ » Человек в музыке: Творческая жизнь и работа Майкла Джексона (Выдержки из книги Joe Vogel 'Man in the Music')
Человек в музыке: Творческая жизнь и работа Майкла Джексона
Libra1510Дата: Понедельник, 28.05.2012, 17:38 | Сообщение # 1
Группа: Модератор
Сообщений: 17406

Статус: Offline



У Нас на форуме уже выкладывались разрознено части перевода. Хочется собрать все вместе в этой теме... biggrin

Joe Vogel

Man in the Music: The Creative Life and Work of Michael Jackson



Перевод justice_rainger с комментариями justice_rainger


СПАСИБО БОЛЬШОЕ!!!



***

Человек в музыке: Творческая жизнь и работа Майкла Джексона


Держу в руках книжку Вогеля. Очень добротное издание, фото хорошие (я даже одну нашла, которую не видела раньше - точнее, видела другое фото в этом же костюме из той же сессии, но конкретно это - вижу впервые). Инфа, навскидку - ничего особо нового, пока только пролистала, некоторые вскользь упомянутые трактовки песен совпадают с тем, о чем я думала (но четко дают понять, что материал писан таким образом, чтобы каждый слушатель мог интерпретировать по-своему и искал что-то свое). Составлено добротно, и, думаю, эту книжку нужно будет рекомендовать всем, кто ничего не знает о Майкле и его музыке - описаны периоды, предшествовавшие созданию каждого альбома, немного по каждой песне (но такого масштаба, как отдельно было о "Песне Земли", конечно, нет, иначе книга была бы многотомником, и мне немного жаль... Хотелось бы почитать такие развернутые опусы, как об Earth Song, по всем песням).

В общем, сажусь переводить. Это будет тот еще челлендж... Очень много метафор, много названий всякой студийной аппаратуры.
Вполне возможно, что эта книга будет выходить на русском официально, поэтому меня пока попросили перевод в ЖЖ не класть (это к вопросам, которые мне уже задавали - когда я выложу перевод). Когда что-то станет ясно наверняка - будет объявление.

***


И все же, в отличие от большинства песен диско, работа Джексона обладала некой определенной утонченностью, позволявшей обрисовать не только страсть, но также и невинность, и волшебство ощущения влюбленности. «Есть ли на свете другая песня», – пишет Марк Фишер, – «которая передает космическое, головокружительное состояние влюбленности лучше, чем Rock With You? Это бросок в омут с головой, в котором музыка, танец и любовь взаимно подпитывают друг друга в неразрывной цепочке, которая кажется чудесной и невероятной («детка, когда ты танцуешь, это волшебство, должно быть, это любовь»), и в то же время – вечной. Такое просто не может закончиться («и когда музыка заканчивается, ты знаешь, любовь продолжает жить, и мы можем танцевать вечно»). Это был соул, за который не жаль отдать душу».
© Вогель

Awww... Шекспир, блин.
Чем дальше перевожу, тем больше вижу определенное влияние Майкла на сам текст. Помните про "just bathe in the moonlight/ let it simmer/ like you're dragging yourself out of bed"? Ага, это из той же оперы. Местами просто невозможно передать дословно то, что пишет автор, приходится искать аналоги в русском языке. И это вот в Off the Wall. Вы бы видели, что творится в описаниях к Dangerous и Хистори... Мне кажется, про музыку Майкла иначе писать вообще невозможно - только какими-то метафорами и образными системами, а потом надеяться на чудо - а вдруг поймут!

***


Народ, а как лучше будет в Вогеле переводить названия песен - в скобках после английского названия, сноской в конце страницы? Или вообще не переводить, типа кто инглиша не знает, пусть сам догадывается? То же самое касается цитат из текстов песен - давать оригинал и перевод в скобках/сносках или вообще перевод не делать, для особо умных? :) Т.е. оригинальное название по-любому присутствует, как же без него, но и перевод-то дать надо для тех, кто ни бумбум.

*так и не придумала вменяемый перевод на Shake Your Body Down to the Ground, чепуха какая-то получается*

Русская версия, наверное, будет даже толще английской - вступительная статья и период Off the Wall занимают 60 страниц. Период Триллера - еще 40. Мне уже страшно...

***


Залезла опять в книгу Свидена, Вогель постоянно на него ссылается.

Когда мы записывали базовый ритм-трек для She's out of My Life в Studio Cherokee на бульваре Фейрфакс, одним кварталом севернее района Мелроуз, Майкл в то время совершенно не умел ругаться и вообще не мог произнести ни одного плохого слова. Он почти таким же и остался, хотя за последние несколько лет я слышал, как он злился и ругался. Думаю, он имеет на это полное право.
Был примерно час дня. Мы были в студии, Грэг Филлингейнс играл на электромеханическом пианино Родес (идеально, как всегда). Куинси сидел у фортепиано, писал аранжировку для песни, я ходил по студии, устанавливал микрофоны и прочее. Майкл сидел за ударной установкой и пел так, словно выплескивал в песне все свое сердце. Каждый раз, когда он доходил до третьего куплета и строчки "damned indecision and cursed pride", он никак не мог произнести слово damned. Вот не мог и все тут. Он переставал петь и что есть силы бил ногой по педали басовой бочки установки, как можно громче. Он просто не мог ругаться. Когда репетиция закончилась, Куинси тихонько сказал ему, что ему все равно придется спеть это слово на записи. Майкл кивнул и сказал: "Я знаю". И таки спел.
(с) Брюс Свиден

А лет через 15 был Scream и stop fuckin' with me. И много чего другого было. Чудо в перьях стразиках. Хочешь не хочешь, а приходится ругаться. Помню, мы с большим нетерпением ждали первых видеозаписей с тура Хистори, даже спорили, споет он это слово вживую или не споет. Спел! Аааа, счастья-то сколько - Майкл матерится со сцены, ура!



***


Я с Майкла не могу просто, такой смешной :)))
Залезла опять в книгу Свидена...


"Помню один интересный эпизод, произошедший на ранней стадии записи "Триллера". Мы работали в студии на бульваре Беверли в Голливуде. Мимо окна студии прошла молодая лос-анджелесская леди. Окно было односторонним, т.е. изнутри мы все видели, а снаружи ничего не было видно, и окно выходило как раз на тротуар. Внезапно, пока мы смотрели на нее, она задрала платье чуть ли не до головы. Под ним больше ничего не было! Куинси, Род (Темпертон) и я рассмотрели все как следует! Мы просто стояли и пялились на нее! Затем повернулись и увидели Майкла, истого Свидетеля Иеговы, прятавшегося за микшерным пультом и таращившегося оттуда на девушку во все глаза!"

"У меня был большой датский дог по кличке Макс. Здоровенный, весил почти двести фунтов! Я несколько дней пытался заставить Макса завыть по-волчьи, чтобы включить этот звук во вступление к "Триллеру". Мне очень хотелось, чтобы Макс был на этой записи. Однако Макс не желал становиться волком. Мы подкупали его гамбургерами, мы привязывали его на ночь к сараю, чтобы он послушал вой койотов и вдохновился, но Максу совершенно не хотелось быть частью "Триллера". В конце концов, выть в записи пришлось Майклу."
© Брюс Свиден

(представляю эту картину - стоит наш перед микрофоном и завывает на все лады )))))))

***


С обложки, на которой был помещен уже ставший легендарным снимок Джексона в белом костюме, исходили и невинность, и изысканность одновременно. Как и Off the Wall, обложка должна была показать певца молодым, но уже достаточно зрелым артистом. Однако это явно была совершенно новая версия Джексона, отличавшаяся от того, что было в Off the Wall. Имидж был отлакирован до блеска: его лицо было словно выточено из камня с безупречной точностью, его карамельно-золотистая кожа лучилась теплом, его тело было окутано светящейся аурой неземной красоты. Журнал GQ писал, что он выглядел как «культовый бог солнца, отдыхавший в безвремении». Действительно, так же, как песни «Триллера» установили новые стандарты в музыке, обложка символизировала новый межрасовый идеал красоты, не имевший конкретного пола. Черты лица Джексона были мягкими, женственными и не принадлежали ни к европеоидной, ни к афроамериканской расе. Он представлял собой некое новое андрогинное существо, которое могло быть не просто черным или белым, но также азиатом, латиноамериканцем, индийцем или арабом. Портрет с обложки «Триллера» был повсюду – он висел в школьных шкафчиках и на стенках спален не только в Америке, но и по всему миру. Этот новый имидж идеально сочетался с самой пластинкой, ломавшей все традиционные жанры и барьеры.
(с) Вогель

До сих пор помню, как увидела обложку Триллера в первый раз. Вроде обложка как обложка, да? В восьмидесятых у многих музыкантов были подобные обложки - просто фотка какого-нибудь сидящего/стоящего/лежащего чувака, или лицо крупным планом. А вот поди ж ты - невозможно взгляд оторвать...



Продолжение следует... smile



 
Libra1510Дата: Понедельник, 28.05.2012, 17:46 | Сообщение # 2
Группа: Модератор
Сообщений: 17406

Статус: Offline



Who Is It


Who Is It часто связывали с Billie Jean, и очень легко понять, почему. Обе песни – настоящее звуковое диво; обе касаются мрачных, загадочных, мучительных тем; обе содержат абсолютно убойные басы. И все же, Billie Jean была принята как шедевр, а Who Is It остается относительно непримечательной. Адам Гилхэм из Sputnikmusic описывает ее как «злоумышленно недооцененную песню». Действительно, в альбоме, битком набитом значимыми яркими песнями, Who Is It явно лучшая из всех и доказывает это.

Идея трека пришла Джексону в голову в 1989 году, вскоре после возвращения из тура Bad. «Я помню, как он пришел ко мне и стал напевать ее, напевать басовую партию и показывать настроение, которое он хотел передать», – вспоминает Билл Боттрелл. – «И она как-то выросла из всего этого». Боттрелл и Джексон работали с Брэдом Баксером и Дэвидом Пейчем, чтобы получить нужное им звучание и аранжировку. «Партии приходили почти мгновенно», – вспоминает Баксер. – «Процесса обдумывания практически не было». Перкуссионное вступление и завершение Джексона остались почти нетронутыми. «Процесс в основном заключается в создании вокального ритма и превращения его в клик-трек (click track) – то есть, в звук, синхронизированный бит», – пояснял Джексон свой битбокс. – «И ты издаешь эти звуки ртом под этот бит. Эти звуки потом можно запустить по кругу в соответствии с тем, как ты сэмплируешь их в компьютере, снова и снова. Это основа для всего трека – все играет от этого. Это ритм… Я делал так в каждой песне, которую написал с тех пор, как был ребенком. И я делаю так до сих пор».

Фактически Джексон продемонстрировал основу, фундамент для песни, в импровизированном исполнении а-капелла в интервью с Опрой Уинфри в 1993 году. Этот момент вызвал такую мощную реакцию, что Sony решила издать песню следующим синглом с альбома (вместо запланированной Give In To Me). (Грэг Тейт из Village Voices написал об этом: «Мой официальный самый любимый клип Майкла – это тот отрывок, где он в шоу Опры зловеще битбоксит (его интерпретация звука бочки 808 могла кастрировать даже самого Разеля! (знаменитый битбоксер, считающийся едва ли не эталоном этого навыка. – прим. пер.) и джемует во фристайле, и это мгновенно соединяет Майкла в синкопированном сердцебиении с теми, кто отдавал дань спиричуэлам и кого описывал Лэгстон Хьюз – «древние как мир, древнее, чем поток человеческой крови в венах». Любой, кто бросил бы Майклу в лицо перчатку на прохождение расовой проверки и вызвал бы его на ритм-энд-блюзовый баттл, получил бы по заднице воистину по-королевски. И точка». Who Is It в конечном итоге достигла №6 в хит-парадах R&B (и №14 в горячей сотне Billboard) в 1993 году.

Как и в случае с Billie Jean, Джексон не только написал песню, но и помог воплотить все аспекты ее замысловатой многослойной аранжировки и инструментовки. Более пристальное прослушивание откроет вам некоторые роскошные нюансы: беспокойный вокал сопрано (исполненный Джексоном и Линдой Хармон), изумительное цветение виолончели, богатое соло на флейте в переходном куплете и меланхоличные струнные, пронизывающие всю песню. Билл Боттрелл вспоминает, что Джексону очень полюбилась удлиненная «трансовая концовка», ритмически повторявшая припев. Эффект до того силен, что этой песне почти не нужны слова. Все содержится в музыке, в окружении, в отчаянных вздохах и стонах. (Несмотря на то, что альбомная версия мощно передает психологические мучения, некая часть этого темного хаоса еще более беспощадна в ремиксе IHS, содержащемся в сборнике The Ultimate Collection.)

История, нарисованная Джексоном, только усиливает муки и таинственность песни. «Я дал ей страсть», – поет он, – «всю свою душу, я дал ей обещания и рассказал секреты, которые больше никому поведать не мог» (I gave her passion, my very soul, I gave her promises and secrets so untold). На поверхности текст повествует об отношениях, разрушенных неверностью и предательством. Но главное ощущение, передаваемое Джексоном – одиночество. Его отчаянный вопль «Я больше не могу терпеть это, потому что я одинок!» (I can’t take it ‘cause I’m lonely!) – один из самых пронзительных моментов во всем каталоге его творчества. «Кажется, это не имеет значения» (And it doesn’t seem to matter), – признается он в припеве,

И, кажется, это неправильно (And it doesn’t seem right)
Потому что завещание не принесло богатства (‘Cause the will has brought no fortune)
Я все еще плачу один по ночам (Still I cry alone at night)
Не суди о моем состоянии по моему спокойствию (Don’t you judge of my composure)
Потому что я лгу самому себе (‘Cause I’m lying to myself)
А причина, по которой она покинула меня (And the reason why she left me)
Неужели она нашла то, что искала, в ком-то другом? (Did she find in someone else)

Именно эта неуверенность и свежая эмоциональная настойчивость наряду с характером звучания вызывает желание сравнить эту песню с Billie Jean. Все же, в некоторых аспектах Who Is It развивает эту тему дальше: виновник его отчаяния носит более двусмысленный характер, находится еще глубже внутри. Предмет этого отчаяния – уже не женщина (и не опасности, соблазны и ловушки, которые она собой представляет); это его собственное психологическое состояние («Я проклят, я мертвец, я – агония в этом погибающем сознании» (I am the damned, I am the dead, I am the agony inside thе dying head). Это неимоверно сильное выражение отчаяния, соперничающие с наиболее проникновенными работами таких поэтов, как Роберт Лоуэлл или Сильвия Плат. Who Is It – отчаянная мольба о связи, близости между людьми, откровение длиной шесть с половиной минут, завернутое в экзорцизм.
(с) Вогель





Продолжение следует... smile





Сообщение отредактировал Libra1510 - Понедельник, 28.05.2012, 17:47
 
Libra1510Дата: Понедельник, 28.05.2012, 17:52 | Сообщение # 3
Группа: Модератор
Сообщений: 17406

Статус: Offline



Об альбоме Blood on the Dance Floor



На этом этапе своей жизни и карьеры Джексона мало интересовало создание бездумной, созданной по готовым формулам пищи для радио (в 1997 году появились такие песни, как Wanna Be от Spice Girls и MmmBop группы Hanson, которые заняли верхушки хит-парадов). В противовес этому Blood on the Dance Floor исследует сложные психологические и социальные вопросы, включая зависимость, сексуальную одержимость, ненормальность и страх.

Действительно, подхватив эстафету у наиболее пронзительных треков HIStory, этот альбом часто шокирует своей прямотой, осознанностью и звуковыми новшествами. «В этих новых песнях чувствуется настоящая боль и пафос», – пишет Нейл Штраусс из New York Times. – «Придерживаясь более мрачного настроения Джексона, музыка стала более гневной и негодующей. Это индастриал-фанк с присущими ему битами, грохочущими будто листовое железо, и синтезаторами, шипящими как сжатый газ… В своем творчестве Джексон начал освоение новой территории».

Во многих аспектах Blood on the Dance Floor можно рассматривать как мини-концептуальный альбом. Будучи эклектикой в плане звука (он содержит элементы хауса, индастриала, техно, фанка, готики и оперной поп-музыки), он по сути своей является исследованием разложения общества. От страха и предательства в заглавном треке к отчаянию Morphine, стенаниям Superfly Sister, метафорическим «капсулам ужаса» Ghosts и Is It Scary, Джексон оценивает мир страха, коррупции и замешательства. Без сомнений, это самый темный его альбом, гораздо темнее, чем HIStory, поскольку мы видим его борьбу за здравый рассудок посреди сгущающегося давления и беспокойства. Единственным лучиком надежды является то, что общество, взяв в руки зеркало, чтобы взглянуть на свою «гротескность», может увидеть себя таким, каким оно является, и измениться. Это часть мнения, высказанного в кульминационной точке альбома, Is It Scary. Однако в Blood on the Dance Floor нет ни одного гимна хорошего самочувствия, призывающего к таким изменениям. Это темное, мрачное видение, но также и одна из самых неотразимых работ в карьере Джексона.
(с) Вогель


Продолжение следует... smile



 
Libra1510Дата: Вторник, 29.05.2012, 17:23 | Сообщение # 4
Группа: Модератор
Сообщений: 17406

Статус: Offline



О видео Smooth Criminal


...Изначально клип задумывался как вестерн. В итоге десятиминутное видео на Smooth Criminal (режиссер – Колин Чилверс, хореография – Винсент Паттерсон) стало основой фильма Джексона 1989 года, Moonwalker (впоследствии превзошедшего The Making of Thriller по объемам продаж). Концепция была разработана на основе музыкального номера The Girl Hunt Ballet из классического фильма студии MGM 1952 года The Band Wagon (с Фредом Астером). Одетый в уже ставший брэндом белый костюм в мелкую полоску, подтяжки и шляпу, Джексон движется по клубу с изяществом и стремительной плавностью Астера, но в своем уникальном стиле. «Что в особенности выделяет Smooth Criminal», – пишет критик Кристофер Сунами, – «так это хореография в целом. Четко прослеживается продолжение темы Beat It, но на более высоком уровне. В Beat It неизгладимое впечатление оставляют члены уличной банды, постепенно присоединяющиеся к Майклу в танце, и их индивидуальный, разрозненный хаос трансформируется в постановку невероятных размахов. Но в Smooth Criminal вся картина подпольного бара, торгующего спиртным во время сухого закона, оживает и дышит от начала и до конца, живет движением, хореографией, захватывая и показывая все – от танцплощадки для танго до игроков в кости. Майкл скользит сквозь все это, иногда двигаясь в унисон с остальными, иногда – вразрез с группой, а иногда – вступает в сложное взаимодействие с другими танцорами, которое невозможно охарактеризовать словами (но напоминает хореографию танцоров «высокого искусства», таких как Элвин Эйли)».

«Ни одно из его характерных движений, показанных в клипе», – продолжает Сунами, – «ни мунвок, ни наклон, ни вращение не держатся в кадре дольше нескольких секунд. Выступление Майкла скорей переменчиво как ртуть, он стремительно, от момента к моменту, проходит хореографический лексикон, для освоения и идеального исполнения которого другим танцорам потребовались бы многие годы. Это придает его движениям уникальное качество. Он танцует под музыку совсем не так, как это делал бы обычный человек. Его танцы парят над поверхностью музыки – головокружительная прогрессия технической виртуозности».

Smooth Criminal – мультисенсорный шедевр, и многие считают его лучшим видеоклипом Джексона. Оуэн Гляйбермэн описывает его как «гениальный ролик, содержащий некоторые из самых потрясных, фантастических танцевальных па Джексона». Джей Зиглер нахваливает его как не только «изумительный клип благодаря танцам, кинематографии, настроению, освещению, костюмам», но и за «поднятие стандартов музыки и клипмейкерства, в особенности по отношению к музыкальным видеоклипам»...

...Музыкальный критик Оуэн Гляйбермэн описывает песню как «роскошный, зловещий дурман», продолжение Billie Jean. «Это песня, которая даже более чем двадцать лет спустя остается самым недооцененным шедевром Майкла… Достаточно лишь один раз услышать ее двухшаговое, тустепное сердцебиение, отфильтрованные синкопированные басы – и сразу слышишь, что это та же Billie Jean, только пронизанная еще большим беспокойством… Smooth Criminal оплакивает смерть Энни, но в то же время песня представляет собой ожесточенную рок-н-ролльную фантазию, в которой невинная Энни должна умереть, чтобы искупить грех Билли Джин. Эта песня сверкает как лезвие ножа в темноте, потому что она отражает исступленный гнев в душе Майкла Джексона».
(с) Вогель

----------
не могу-не могу-не могуууууууу! агрррр
Пацифист, блин. Стрелять из автомата в воздух, значит, иеговисты не позволяли, а из револьвера пальнуть в чувака, чтоб тот аж в стенку влепился - это ничо, это можно :))))




Продолжение следует... smile





Сообщение отредактировал Libra1510 - Вторник, 29.05.2012, 17:31
 
Libra1510Дата: Вторник, 29.05.2012, 17:27 | Сообщение # 5
Группа: Модератор
Сообщений: 17406

Статус: Offline



О Keep the Faith


Keep the Faith снова собрала старую команду (минус Куинси Джонс), создавшую Man in the Mirror. Как и ее предшественница, это песня о преодолении барьеров и вере в свои способности изменить этот мир. И хотя текст несколько стереотипен, воодушевленное исполнение Джексона усиливает мотивационный госпеловский пыл трека. Действительно, чтобы оценить песню по достоинству, нужно понять роль «черной» церкви – и госпел-музыки – в истории Америки, когда она стала оплотом солидарности, мощи и полномочий пред лицом подавления и несправедливости. Произрастая из боли и пафоса спиричуэлов и блюзов, госпел-песни рассказывают истории о страданиях и терпении. Они объединяют настоящее и прошлое. Как В.Е.Б. Дю Буа написал при наступлении нового века: «Музыка религии негров все еще остается наиболее оригинальным и прекрасным выражением человеческой жизни и стремления, но родилась она на американской земле… Усиленная трагической жизнью рабов… она стала истинным выражением страданий, отчаяния и надежды людей». Разумеется, «песни о свободе», пропитанные госпелом, также играли ключевую роль в движении за гражданские права.

Таким образом, Джексон вливается в жанр с глубоким и богатым прошлым, а постигать этот жанр он начал еще с помощью матери, выросшей на юге. Он рос на музыке таких артистов, как Сэм Кук, Рэй Чарльз и Джеймс Браун, и все они корнями уходили в госпел, но смешивали его с соулом и ритм-энд-блюзом, делая его более доступным широкой «поп-аудитории».

В Keep the Faith Джексон придерживается этой традиции. Вероятно, принимая во внимание свою глобальную, многокультурную аудиторию, он избегает конкретных религиозных ссылок, предпочитая нечто более универсальное. Самый яркий момент песни – страстный зов солиста и отклик хора Андрэ Крауча, имитирующий динамику отношений пастора и его паствы. «Текст напоминает воскресную проповедь, которую произносит воодушевленный священник, пытаясь вдохновить свою паству на сражение с трудностями жизни», – пишет музыкальный критик Джон Кейс. Действительно, то, что начиналось как легковесное пособие в духе «помоги себе сам», постепенно развилось в восторженный, вдохновенный призыв к стойкости и решимости. «Сидеть за фортепиано и слушать, как он поет… это как религиозный опыт», – вспоминает Глен Баллард. – «Этот парень просто великолепен… Он экспрессивен, у него потрясающий слух, он выдает потрясающий бэк-вокал. Пожалуй, его бэк-вокал – лучшее из всего, что я слышал. Это самостоятельная текстура».
© Вогель

-------------------
Надо слушать запоем. По стонадцать раз, пока в голове не заклинит эта мысль. The power's in believing.


Продолжение следует... smile





Сообщение отредактировал Libra1510 - Вторник, 29.05.2012, 17:29
 
Libra1510Дата: Вторник, 29.05.2012, 17:30 | Сообщение # 6
Группа: Модератор
Сообщений: 17406

Статус: Offline



РРррррррр меня просто разрывает от этих описаний ))))

"Примерно на отметке 4:30 Джексон начинает вырываться из своего заточения, достигая хотя бы временной свободы с помощью всеобъемлющей энергии музыки. «Джексон явно призывает богов», – пишет Марк Энтони Нил, – «выдавая поистине страстную проповедь, достойную величайших чернокожих священников» («Подними голову и выкрикни так, чтобы услышал весь мир, я знаю, что я – не пустое место, и пусть правда развернет знамена, теперь никто не может причинить тебе боль, потому что ты знаешь правду. Да, я верю в свои силы, поэтому ты тоже поверь в себя»). Песня взлетает ввысь, когда Джексон, практически задыхаясь, вскрикивает – «пой со мной» (help me sing it), и здесь вступает легендарная группа бэк-вокалистов – Уотерсы (Джулия, Максин и Орен), ритмично отзываясь речитативом «ma ma se, ma ma sa, ma ma coo sa», звенящим, будто колокола. Джексон импровизирует на фоне Уотерсов, и вдруг весь «задник» песни проваливается, и слушатели остаются наедине с Джексоном (который уже пребывает на грани чуть ли не оргазма), бешено скандирующими Уотерсами, пунктирной линией партии валторны (прописанной маститым студийным «духовиком» Джерри Хэем) и ритмом, сложенным из криков и хлопков, вполне достойным традиций Ring Shout (экстатический религиозный ритуал, в котором молящиеся собираются в круг, выкрикивая слова молитвы, топая ногами и хлопая в ладоши – прим.пер.)."
(с) Вогель


Продолжение следует... smile



 
Libra1510Дата: Вторник, 29.05.2012, 17:33 | Сообщение # 7
Группа: Модератор
Сообщений: 17406

Статус: Offline



Об альбоме Bad


По-своему искусный, Bad является непреодолимо привлекательным, фантасмагорическим альбомом, который с самого начала был признан лишь горсткой критиков. «Любой, кто возглавляет отделы журналистики, занимающейся музыкальными обзорами, слишком ограничен, чтобы расслышать, как профессионалы превосходят самих себя», – писал критик Роберт Крайстгау. – «Это скорей совершенное владение студийным мастерством, самый сильный и последовательный поп-альбом чернокожего артиста за много лет, определяющий переработку Baby Sis Джемом и Льюисом как мейнстрим, а затем затопивший ее ритмической и вокальной мощью». Журнал Time назвал альбом «новейшим словом в танцевальной музыке. Тексты Джексона объединяют мимолетное умение находить меткие слова («твои слова – дешевка, ты не мужик, ты бросаешь камни, чтобы не показывать руки») (Your talk is cheap/ You’re not a man/ You’re throwin’ stones/ To hide your hands) и мастерство владения скатом». Rolling Stone считал, что в целом альбом был лучше Thriller. «Bad – не просто продукт, но еще и связная антология восприятия и ощущений создателя альбома», – писал Давитт Сигерсон. – «Сравнения с Thriller не имеют значения, кроме одного: даже не имея такой значимой песни как Billie Jean, Bad все равно лучше… Если удалиться от болота догадок и предположений – в отношении продаж, пластических операций, религии, того, нравится ли ему заниматься сексом, и если да, то с кем и как? – мы можем воспарить прямо в самую сердцевину этого стильного произведения».

В самом деле, в этой работе было то, что звукорежиссер Брюс Свиден описывает как «более обширное разнообразие звуковых полей», чем в любом другом альбоме, созданном Джексоном. Слои динамических синтезаторов и ударных переплетены не только с электрогитарами, органом и духовыми, но еще и со звуками автомобильных двигателей, сердцебиения, пения птиц и криков толпы. «Bad врубает мощность на полную катушку», – пишет Джон Долан из Rolling Stone. – «Биты похожи на хулиганские выстрелы из револьвера, рок-гитары – будто палящее солнце, а синтезаторные текстуры преследуют вас везде, куда бы вы ни пошли, и отполированы до блеска».
(с) Вогель
________________________

Это я слушаю Bad и попискиваю. Балдежжжжжжжжжжжжж!


Продолжение следует... smile





Сообщение отредактировал Libra1510 - Вторник, 29.05.2012, 17:39
 
Libra1510Дата: Вторник, 29.05.2012, 17:39 | Сообщение # 8
Группа: Модератор
Сообщений: 17406

Статус: Offline



О песне Blood on the Dance Floor


Эта песня уже много лет подряд выносит мне мозг, с самого момента релиза. Вроде как вчера было... До сих пор помню, как услышала ее впервые - мне позвонила подруга-майкломанка и по телефону проиграла мне записанный кусок с радио-премьеры, а потом мы по телефону "слушали" видеоклип (другой записи у нас не было, только видео, 97-й год). Оооохохохо... Потом другая подруга сделала мне копию с диска, который привезла из-за бугра, буквально через пару дней после релиза, а еще через неделю у меня был свой диск, который тоже приехал из-за бугра (папик постарался). Чо со мной было, описывать словами бесполезно. Я крутила эту песню десятки, сотни раз, и она так и не надоела мне за столько лет (что, в общем-то, странно - к примеру, та же Heal The World, какой бы гениальной она ни была, надоела мне за пару дней). Я слушала ее и дома, и вне дома в плеере. Клип вообще покадрово помню (кста, официальный клип был в двух редакциях, в версии, показанной на MTV, были кадры, где Майкл гладит танцовщицу по ногам, а на всех прочих релизах на ДВД эти кадры вырезаны, интересно, почему. Надо проверить, какая версия в Vision).
________________

Тема песни – уже знакомая территория для Джексона. «Сюзи» в этой песне, как и Dirty Diana, и Billie Jean, представляет нечто обольстительное, но обманчивое. (Нейл Штраусс из New York Times предположил, что это имя, возможно, использовалось как метафора для обозначения СПИДа). «Сюзи тебя раскусила, и Сюзи тебе не друг», – поет Джексон в припеве. – «Смотри-ка, кто тебя завалил, всадив тебе семь дюймов» (Susie got your number, and Susie ain’t your friend, look who took you under with seven inches in). И хотя по тексту ясно, что произошло какое-то насилие, Джексон разумно оставляет интерпретацию загадки слушателям. Однако трек открывает один из более интересных поворотов в каталоге Джексона по мере того, как песня практически разбирает саму себя на части.

Джексон поет: «Чтобы убежать от этого мира, я решил насладиться этим простым танцем, и казалось, что все складывалось так, как я хотел» (to escape the world I got to enjoy this simple dance, and it seemed that everything was on my side). Как показывает песня, это чувство, что «все складывается так, как он хочет» – не более чем иллюзия. «Кровь на танцплощадке», на том пространстве, которое он всегда считал безопасным, свободным и радостным. А теперь он понял, что даже его «побег от реальности» на самом деле не слишком-то защищен от внешних угроз. По сути, Джексон начинает сомневаться в многочисленных формах эскапизма – сексе, танцах, наркотиках или, возможно, даже невинности, которую он когда-то содержал в себе во всей полноте. Все эти вещи, как и «Сюзи», для него соблазнительны, но могут превратить его в мишень и оставить без защиты. В этом смысле песня является одним из наиболее беспокойных треков Джексона, глубокое выражение разочарования и неуверенности: «Сюзи» завлекает обещаниями и удовольствием, но в итоге вонзит нож тебе в спину, когда ты будешь ожидать этого меньше всего.
(с) Вогель

И моя любимая версия клипа, люблю видео "под старину", в сепии, да и контраст хорошо прослеживается - современные образы на старой пленке, не говоря уж о том, что такой визуал выводит на передний план этакий мрачный гламур, нагнетает обстановку. Имхо, образец клубной музыки, раз его даже сейчас, больше чем 10 лет спустя, с удовольствием крутят по клубам и на радиостанциях.



И по поводу строчки про семь дюймов... Мне кажется, такой вариант перевода передает двусмысленность оригинального текста - там точно так же непонятно, то ли имеется в виду нож, то ли что-то другое. Если развивать предложенную версию о метафоре СПИДа - как раз второй вариант вполне допустим, правда, семь дюймов для этогосамого - как-то совсем мало, хехехе. Я остаюсь при мнении, что все-таки речь идет о ноже, тем более, Майкл так недвусмысленно намекнул на него, показав его в видео, и неоднократно.


Продолжение следует... smile





Сообщение отредактировал Libra1510 - Вторник, 29.05.2012, 17:40
 
Libra1510Дата: Воскресенье, 03.06.2012, 23:17 | Сообщение # 9
Группа: Модератор
Сообщений: 17406

Статус: Offline



О песне SMILE


Джексон записал Smile в студии Hit Factory в Нью-Йорке, в 1994 году. Песня была записана живьем в студии, при поддержке полного оркестра. «Сначала они репетировали без вокала, а затем, когда Майкл запел в первом же дубле, они буквально попадали со стульев», – вспоминает ассистент звукорежиссера Роб Хоффман. «Дубль, который мы записали в тот день, был изумителен, идеален», – вспоминает Брюс Свиден, звукорежиссер Джексона. – «Но Майкл такой перфекционист, он настоял на том, чтобы на следующий день мы записали его вокал еще раз». В итоге они оставили первую версию.

«Думаю, мы работали практически со всеми, я серьезно», – сказал знаменитый дирижер и продюсер британского оркестра Джереми Лаббок. – «Но самой памятной записью остается Smile Майкла Джексона из альбома HIStory. Великая песня, великий артист, безболезненная, беспроблемная запись!»

После записи песни Джексон отправился поблагодарить оркестр, и его встретили овациями. «Во время записи», – говорит Свиден, – «они слушали пение Майкла каждый в своих наушниках. Когда он вошел в студию… все члены оркестра, состоявшего из 50 инструментов, встали и стучали по пюпитрам смычками так громко, как только могли. Джереми Лаббок стоял на подиуме дирижера и громко аплодировал. Я и сам аплодировал, сидя в аппаратной!»
(с) Вогель


Продолжение следует... smile





Сообщение отредактировал Libra1510 - Воскресенье, 03.06.2012, 23:25
 
Libra1510Дата: Воскресенье, 03.06.2012, 23:19 | Сообщение # 10
Группа: Модератор
Сообщений: 17406

Статус: Offline



О Superfly Sister

За индастриал-атакой Morphine следует более винтажный фанк восьмидесятых, Superfly Sister, который некоторые сравнивали с классическими треками Принца и Рика Джеймса. «Когда мы начали работать вместе», – вспоминает один из композиторов песни Брайан Лорен, – «я надеялся, что смогу вернуться к той форме ощущений, которая у нас была от пластинки Off the Wall или даже Thriller – там у нас было очень органичное чувство содержимого». Растянувшись почти на шесть с половиной минут, Superfly Sister в большинстве своем достигла этой цели, смешав прочный грув с текучими гармониями и яркой, игривой постановкой. По звуку она составляет разительный контраст с индастриал-аскетизмом предыдущего трека. Но, несмотря на фанковый и жизнерадостный звук, песня подхватывает колкие социальные комментарии, прослеживающиеся в Blood on the Dance Floor.

Будучи написанной в жанре и музыкальном климате, охарактеризованном гиперсексуальностью, Superfly Sister нахально низвергает подобные ожидания, демонстрируя риск и иллюзии самой любимой одержимости всего мира. «Любовь уже не та, какой была раньше», – постоянно повторяет Джексон в припеве, – «вот что они твердят мне, сунул-вынул – дело ведь вовсе не в этом» (Love ain’t what it used to be, that is what they’re tellin’ me, push it in stick it out, that ain’t what it’s all about). Совершенно нетипичный припев для поп-песни, как ни крути.

Текст можно воспринимать как угодно, но только не в духе ханжества Свидетелей Иеговы. В тексте, написанном Джексоном – иногда игривом, иногда саркастичном и часто совершенно прямом до грубости – мишенью критики стал не секс сам по себе, а та безалаберность и лицемерие, которые его окружают. Речь идет об обмане и неверности – о том, что Джексон так часто наблюдал всю свою жизнь. Беспрестанные походы налево его отца и глубокая боль, причиненная его матери, доводили его до бешенства. Он видел ту же разрушительную модель в семьях своих братьев. «Мамочка исповедует веру Авраамову», – поет Джексон, – «ну а братьям наплевать» (mother’s preachin’ Abraham, brothers they don’t give a damn). Песня также осуждает насилие и контроль, который его сестры испытали в руках своих властных мужей-эксплуататоров. «Сестренка обвенчалась с проповедником, считая, что отхватила завидную партию/ Дева Мария, сжалься надо мной, я просто глазам своим не верю» (Sister’s married to a hood, sayin’ that she got it good/ Holy Mary mercy me, I can’t believe the things I see). Песня демонстрирует все возрастающее разочарование Джексона в браке и любви.

Разумеется, помимо подобного биографического прочтения, песню можно интерпретировать гораздо шире, в контексте прочих неприятных последствий безответственного секса, включая СПИД, аборты и беременности несовершеннолетних. Естественно, это не слишком популярная тема для нравоучений в культуре, процветающей на прославлении и превращении секса без последствий в определенный товар. Фанковые стенания Джексона об уничтожении истинной любви и долга отважны и уникальны одновременно.
(с) Вогель

---
Его неспособность или нежелание подстраиваться под ожидания публики, стать «нормальным» одновременно и бесит, и изумляет, и озадачивает людей. Майкл Джексон – характерный звездный «монстр» нашего времени… А для сбитой с панталыку публики… он – носитель своего собственного «монстрячества». Другими словами, его «выбор» быть цирковым монстром еще больше подстрекает против него толпу.
(с) Вогель

_____________________
Каждый раз, как я еду в какое-то затяжное путешествие (автомобиль/автобус), я процентов 80 такой поездки провожу в вакуумных наушниках, а в автобусе сплю исключительно под Майкла. То, что мне мерещится при этом, и то, что я слышу под всеми пластами музыки - просто непередаваемо. Надо будет как-нибудь написать пост про то, как его музыка может погрузить в транс и открыть в собственной голове такие вещи, которые хрен увидишь в обычном состоянии.


Продолжение следует... smile





Сообщение отредактировал Libra1510 - Воскресенье, 03.06.2012, 23:25
 
Libra1510Дата: Воскресенье, 03.06.2012, 23:27 | Сообщение # 11
Группа: Модератор
Сообщений: 17406

Статус: Offline



Об альбоме Invincible


Примерно в то же время (2000 год) администрация Джексона получила несколько ретро-грувов от талантливого дуэта продюсеров, Neptunes. Однако они решили, что эти ребята недостаточно хороши. Кончилось тем, что Neptunes записали песни, среди которых были попавшие в десятку лучших хитов Senorita и Rock Your Body, с Джастином Тимберлейком для его дебютного альбома Justified. (По словам члена Neptunes Фаррелла, у Джексона было великолепное чувство юмора, и он шутил на тему того, как его администрация передала песни другим через его голову.)

Однако этот инцидент стал символом внутренних споров с самого начала: должен ли альбом смотреть вперед или оглядываться на прошлое (или и то, и другое)? Джексону нравился Off the Wall, и он знал, что многие будут в восторге, если он создаст нечто в таком же стиле, но его бесила мысль о том, что он должен сделать что-то, что уже делал. Джексон сказал Джеркинсу, что хочет взять некоторые классические, винтажные напевы, но альбом в целом должен быть более «футуристичным». Как-то раз, после того, как они проработали над материалом целый год, Джексон предложил выбросить все, что они создали, и начать с нуля. Джеркинс был в шоке.

Беспокойство Джексона по поводу нового звучания распространилось и на способы записи и инженеринга альбома. В то время как многие продюсеры переключались на цифровую запись, Джексон хотел сохранить теплоту аналоговой аппаратуры. «Он был немного напуган функциями Pro Tools», – говорил Родни Джеркинс. – «Мы попытались привлечь его к использованию этих систем, но он пока не хотел двигаться в этом направлении, и я его понимаю: он пришел из школы аналоговой записи». Новая команда звукорежиссеров использовала Pro Tools для управления треками в Invincible, а в некоторых песнях было как минимум тридцать различных версий. Для Джексона отчасти проблема была в том, чтобы сочетать свое желание использовать инновации (и технологические, и звуковые) с богатством опыта и знаний, имевшихся у него о звукозаписи и полученных от таких людей, как Куинси Джонс и Брюс Свиден.

Это было нелегкой задачей. От этого альбома все ожидали слишком многого – и звукозаписывающая компания, и соавторы, и поклонники, но больше всего – сам Джексон. «Среди всех моих альбомов, должен сказать, создание этого альбома было самым трудным», – признал Джексон в интервью 2001 года. – «Я не щадил себя. Я написал столько песен… только чтобы получить те 16, которые, по моему мнению, подходили для альбома. И, знаете, это тот альбом, где… До предыдущих альбомов у меня не было детей, поэтому в этот раз я постоянно подхватывал от них простуды; я постоянно болел… Поэтому нам приходилось останавливаться и снова начинать, и опять останавливаться, и опять начинать сначала».

В некоторые дни он и Джеркинс работали в студии от 16 до 18 часов в сутки, записывая и перезаписывая материал. «Я доводил Родни до ручки», – признавал Джексон. – «Я постоянно давил на него, и давил, и давил, заставляя творить, искать какие-то новшества. Быть первопроходцем. Он истинный музыкант, очень преданный своему делу и своей музыке. И он очень верный. Он упорен и настойчив. Не думаю, что видел у кого-то другого такое упорство и при этом безмятежность. Ты постоянно давишь его, а он не сердится». В самом деле, Джеркинса подобные трудности воодушевляли, хоть и порой расстраивали. Работа с Джексоном требовала терпения, но он был в восторге от результатов. «Все, что я могу вам сказать», – говорил Джеркинс в одно время, – «это то, что такое звучание вы в жизни раньше не слышали. Определенно отличается от всего… Определенно, это нечто, чего раньше не слышал никто. Это будет лучший альбом из всего, что он когда-либо создавал».

-----
Действительно, от «стремительного, долгоиграющего минимализма R&B» танцевальных треков до богатой душевности песен с умеренным темпом, страсти и вокальной чистоты баллад, Invincible продолжал демонстрировать уникальные и разнообразные таланты Джексона. Начало альбома было заряжено острыми, жесткими ритм-треками, нацеленными на новое поколение слушателей. Unbreakable и Heartbreaker, написанные с Родни Джеркинсом, обладают взрывным звуком, представляющим техно-фанк нового тысячелетия. Темп сбалансирован при помощи текучих ретро-импровизаций, таких как Heaven Can Wait и Butterflies, а также возвышенно-безупречных баллад вроде Speechless. Марк Энтони Нил описал альбом как «возвращение к тому абсолютно заразительному R&B, который был отмечен в лучших записях Джексона с его братьями и его первом взрослом дебюте с Off the Wall». Тематически альбом напоминает Dangerous, начиная с твердого решения и вызова в Unbreakable, достигая пика личной трансцедентности в Speechless и You Are My Life, смещаясь к социальной осведомленности в Cry и The Lost Children, и, наконец, завершаясь провокационной закрученностью Threatened.

Темой одного из самых масштабных споров по поводу Invincible была целая толпа продюсеров и соавторов. Некоторые считали, что «неровность» альбома была вызвана тем, что «на кухне было слишком много поваров», и верили, что Джексон подал бы себя гораздо лучше, если бы работал лишь с одним-двумя продюсерами. Марк Энтони Нил спорил с этим: «Butterflies – лучший пример того, что надежды, возлагаемые Джексоном на Джеркинса, были ошибкой, поскольку Андрэ Харрис и прочие ребята из Touch of Jazz могли бы вполне сделать этот проект самостоятельно». Другие считали, что Тедди Райли, партнер Джексона в одном из самых творческих проектов (Dangerous), приложил руку к самым привлекательным трекам альбома. «Тедди Райли всего лишь двумя песнями доказывает, что он в сто раз более талантлив как композитор, чем эти юные знатоки, наводнившие почти весь альбом», – пишет Никки Транстер. – «Танцевально-джазовые биты Джеркинса и прочей компании, безусловно, хороши и веселы, но именно работа Райли в Whatever Happens и Don’t Walk Away по-настоящему интригует и дает Джексону больше пространства для экспериментов в тексте, вокале и инструментальности».

В конечном итоге оказалось, что споры о лучшем продюсере или лучшем видении альбома больше относились к эстетической вкусовщине. В реальности же все главные соавторы Джексона – Родни Джеркинс, Тедди Райли, Р.Келли, Флоэтри и Бэбифейс – были чрезвычайно талантливы, но их работа вкупе казалась некоторым слушателям чрезмерной суетой. Джексон и сам позднее признал, что слишком перестарался с альбомом, выбросив более ранний материал, который следовало бы оставить.
(с) Вогель



 
Libra1510Дата: Пятница, 08.06.2012, 18:50 | Сообщение # 12
Группа: Модератор
Сообщений: 17406

Статус: Offline



О песне Threatened


Несмотря на то, что эта песня относительно неизвестна (и похоронена в самом конце наименее известного альбома Джексона), Threatened – достойная кульминация всех ее предшественниц в жанре хоррора (Thriller, Ghosts, Is It Scary). Она также является подходящим официальным завершением каталога Майкла Джексона, углубляясь в огромное количество разнообразных тем – чудовищность, метаморфозы, страх, обман и все вопросы о нормативных ценностях и ожиданиях, бродивших у него в голове на протяжении всей его карьеры. Люди часто забывают, что Джексон был так же восхищен темным ужасом По, как и невинными причудами Дж. М. Барри. Threatened отражает эту темную, скрытную, готическую сторону Джексона. Используя наводящее ужас повествование, слепленное из цитат восставшего из мертвых Рода Серлинга (создателя «Сумеречной зоны»), этот вгрызающийся в кости трек завершает Invincible неожиданным, гибельно-подрывным поворотом.

Джексон планировал создать короткометражный фильм в жанре хоррора для этой песни, с яркими, новаторскими спецэффектами, но когда Sony отменила всю рекламу альбома, это значило, что средств на съемки не будет. Все же, по звуку и тексту Threatened оставляет огромное пространство для полета фантазии: заключение в четырех стенах, отдаленные крики, темные коридоры, зловещие предупреждения. На фоне «маниакальной восходящей цепочки аккордов» и фонового бита, похожего по звучанию на открывающуюся крышку гроба, Джексон поет от лица монстра: «Я ходячий мертвец, я – мрачные мысли в твоей голове» (I’m the living dead, the dark thoughts in your head).

«Становясь» монстром, Джексон может говорить от имени воображаемого персонажа. «Ты боишься меня, потому что знаешь, что я зверь» (You’re fearing me ‘cause you know I’m a beast), – говорит он. Он явно смакует эту роль (возвращаясь к Thriller и еще дальше). В припеве он предупреждает: «Лучше бы тебе не спускать с меня глаз, лучше бы тебе ощущать угрозу, когда ты спишь и когда шатаешься по окрестностям – тебе следует бояться» (you should be watching me, you should feel threatened, while you sleep, while you creep, you should be threatened). Музыкальный критик Сал Синквемани описал трек как «выделяющийся… «Триллер» нового тысячелетия». И хотя сравнение с Thriller довольно естественно, Threatened также следует понимать как продолжение готических экспрессий Джексона из Blood on the Dance Floor, в которых он по-настоящему начал исследовать психологические и социальные подтексты этого жанра. Одним из подтекстов в такой песне, как Threatened, является то, что чудовищность и безобразность – это социальные конструкции, проникающие в сознание людей. Майкл Джексон – монстр из-за того, что он представляет собой для некоторых людей, потому что он нарушает понимание обществом того, что является нормальным и естественным. Как и Is It Scary, Threatened буквально бьет противника его же оружием, заставляя нас задуматься о том, как мы разделяем нормальность и чудовищность. Часто бывает так, что те, кто снаружи «нормален», изнутри – настоящие «монстры». В готическом искусстве эта логика часто оказывается перевернутой: снаружи часто демонстрируется гротеск (в преувеличенной форме), но символизирует он нечто гораздо более глубокое, скрытое в самых недрах.

«Основным ингредиентом любого рецепта страха является неизвестность», – говорит Род Серлинг во вступлении к песне. Threatened заставляет нас рассматривать ингредиенты, делающие монстра монстром. Почему мы боимся этого? Почему это является для нас такой угрозой? Как мы справляемся с этим страхом и угрозой?

Threatened также возвращает альбом к технологическим вопросам, возникающим в первом треке (и на обложке). По сути, это цифровой «Франкенштейн» – лоскутное существо, слепленное из разрозненных частей и сформированное в нечто странное и новое. Строки Рода Серлинга были составлены из различных эпизодов «Сумеречной зоны». Звуковые эффекты (карканье ворон, звон колоколов и т.д.) также были извлечены из технологической машины времени и адаптированы для песни. В этой песне нет ни единого аналогового звука – ударные, клавишные, все создано при помощи новых технологий. Единственным естественным элементом здесь является только голос Джексона – хотя к концу песни он искажает и это с помощью специально примененного эффекта шумовых помех, гениально передавая свою сингулярность с машинами-носителями того, что мы слышим. Существует множество вероятных интерпретаций этой концепции, и одна из них (парафразируя Маршалла Маклуэна) заключается в том, что именно посредник-носитель и есть монстр. Возможно, он только воспринимается монстром, потому что «неведом» нам и, таким образом, становится угрожающим. Как отмечает Дэннис Йео Ка Син: «Эти трансчеловеческие манифестации… ставят под сомнения фундаментальные предположения о нашей человечности и нашем существовании, в то время как страх перед искусственным человеком…вновь появляется в уже обновленной форме и с возможностями новых видов имитации жизни… Страх перед готическим чудовищем заключен именно в этом неопределенном устройстве».

Песня завершается провокационным заключением Серлинга: «То, чему вы только что стали свидетелями, могло бы быть концом особенно ужасающего ночного кошмара. Но это не конец. Это только начало».

Threatened, эта увлекательная техно-готическая экспрессия в переходном периоде эры информационных технологий, является прекрасным завершением последнего полностью реализованного Джексоном альбома.
(с) Джо Вогель

----------
У меня с этой песней полный симбиоз. Когда я нервничаю, мое сердцебиение идеально накладывается на бит, в том же темпе. Если мне когда-нибудь хватит духу, я расскажу о том, как слушала Инвинсибл в первый раз, история такая, что без поллитры не одолеть. Если вкратце, то альбом стал мне наградой за храбрость остаться в живых, когда можно было поддаться страху и умереть. Это был второй раз, когда его музыка спасла мне жизнь. Был и третий. Но это уже другая история.



 
Libra1510Дата: Пятница, 08.06.2012, 18:54 | Сообщение # 13
Группа: Модератор
Сообщений: 17406

Статус: Offline



О Dirty Diana


Dirty Diana снова возвращает Джексона на территорию кинематографичности. Начиная с первых звуковых эффектов, создается напряженное, драматическое настроение, похожее на свернутую пружину, готовую выстрелить. Видеоклип (режиссером которого стал Джо Питка) прекрасно передает весь драматизм песни, когда Джексон, поющий перед живой аудиторией, беспокойно поглядывает в торец сцены, где виднеется силуэт женщины, выходящей из лимузина. Это песня о чувстве вины, славе и соблазне.

Джексон хотел, чтобы в альбоме была хард-роковая песня, что-то, что выведет звук на порядок выше, чем в Beat It. Чтобы добиться этого, он пригласил бывшего гитариста Билли Айдола, Стива Стивенса, исполнившего великолепное, жгучее гитарное соло. Вместе с Куинси Джонсом они также решили добавить в песню вопли толпы на концерте, чтобы придать треку эффект живого исполнения, а аранжировка струнных Джона Барнса обеспечила нужную атмосферу. Все это выстроило идеальные декорации для напряженного рассказа Джексона, который Куинси Джонс описывал как обновленную, модернизированную версию Killing Me Softly (спродюсированную Джонсом).

Как и эта классическая вещь, и заодно Billie Jean Джексона, Dirty Diana – песня о хищной поклоннице-группи. Однако, в отличие от Billie Jean, герой Джексона уже не отрицает заинтересованность и свою вину. Он ярко, в деталях рисует портрет женщины, «поджидающей у черного хода за сценой тех, кто обладает престижем» (she waits at backstage doors for those who have prestige), и мужчину, в равной степени заинтригованного и охваченного страхом. Песня структурирована как драматический диалог соблазна и здравого смысла. Герой Джексона женат, что еще больше усиливает напряжение ситуации. Когда Дайана говорит: «Ненавижу спать в одиночестве, почему бы тебе не пойти со мной» (I hate sleepin’ alone, why don’t you come with me), Джексон отвечает ей, что его «детка дома одна, она, вероятно, беспокоится, я не перезвонил ей, чтобы сказать, что со мной все в порядке» (baby’s at home, she’s probably worried tonight, I didn’t call on the phone to say that I’m alright).

Джексон идеально передает внутренний конфликт соблазна, охватывая и разочарование, и чувство вины, и волнение, и злость, и боль такой любовной связи. Сексуальность этой песни – самая откровенная в исполнении Джексона на сегодняшний день, и все же, как и лучшие образцы композиторства Джексона, история достаточно пространна, чтобы слушатели сами интерпретировали ее.

По звуку песня потрясла тех, кто ожидал мелодичного R&B, как в Off the Wall, или хотя бы чего-то, похожего на Thriller. В головокружительной кульминации Джексон все время вскрикивает Come on!, а сольная гитарная партия Стива Стивенса самозабвенно парит над звуками лазерной установки и вопящих фанатов. Dirty Diana стала пятым синглом Джексона из альбома Bad, достигшим первого места в сотне лучших синглов Billboard.
(с) Вогель
_________
По поводу звуков лазеров в самом конце трека - на одном из профильных музыкальных форумов читала немного про Стива Стивенса, там знатоки утверждают, что эти звуки на самом деле издаются гитарой, Стивенс изобрел какой-то метод/приспособление, с помощью которого создается такой звуковой эффект. И вроде есть какие-то видео, где он это делает (не конкретно в Dirty Diana, а вообще). Никто не видел?

Стив рассказывает о записи:



Познакомились через менеджера Van Halen, который был знаком с Куинси Джонсом, тот порекомендовал Эдди Ван Хейлена для Beat It, а затем и Стивенса для следующего альбома. Изначальная версия песни длилась 7 минут, потом они собирались ее резать, но хотели, чтобы Стив сыграл полную версию, двухминутное гитарное соло. О Майкле отзывается с уважением - профессионал, знает, что хочет услышать, на одной волне с музыкантами, хорошо ладит с ними. Стив был удивлен, услышав песню, потому что думал, что это будет какая-нибудь попса, а она оказалась гораздо тяжелее, чем он ожидал, и это позволило ему играть в обычной агрессивной манере. Во время съемок видео Майкл метнулся по сцене, проехался на коленях буквально у Стива между ног и чуть не вырвал у того гитару из рук. Съемочная группа офигела, затем разразилась аплодисментами. Ракурс съемки оказался не очень удачным, поэтому эти кадры в клип не вошли. Перед живым выступлением совместно с Дженнифер Баттен с ними работал хореограф, пытался объяснить Стивенсу, где тот должен стоять и как все это должно выглядеть, на что он ответил - мол, я не танцор, я рок-гитарист. В итоге решили обставить выступление как гитарную "дуэль". Ему очень понравилось то, что Майкл не разделял музыку на категории - это была просто Музыка. Когда клип вышел, к нему на улице стало приставать намного больше народу, выпрашивать автографы. Несмотря на то, что Стивенс снимался в клипах Билли Айдола, к нему редко подходили и вообще редко узнавали. Майкл изменил все ))))





Сообщение отредактировал Libra1510 - Пятница, 08.06.2012, 18:55
 
Libra1510Дата: Суббота, 14.07.2012, 18:41 | Сообщение # 14
Группа: Модератор
Сообщений: 17406

Статус: Offline



2000 Watts


Многие слушатели едва узнали Джексона в 2000 Watts, настоящей оде звуку (и звуковым технологиям), в которой певец опускается в нехарактерный для него глубокий баритон. Собственно, было много споров о том, действительно ли это «натуральный голос» Джексона или же его каким-то образом «подправили» с помощью цифровой обработки. По словам Тедди Райли и звукорежиссера Стюарта Броули, это действительно его настоящий голос. После высокого тенора и фальцетного блаженства в Speechless это звучание преподносит резкий контраст, демонстрируя диапазон и разнообразность Джексона как вокально, так и стилистически.

2000 Watts была написана с Райли и певцом R&B Тайресом Гибсоном для альбома последнего под одноименным названием; однако Джексон влюбился в демку песни, и Гибсон с радостью передал ее ему. Полностью соответствуя своему названию, песня проверяет колонки на мощность. «Тяжелая, будто выкованная на наковальне, похожая на мантру», – писал New Music Express, – «это определенно кульминация альбома. При минимальной индастриал-постановке она является жестким эквивалентом They Don’t Care About Us из HIStory. Первобытное ощущение от этой песни подчеркивает то, что этот альбом действительно хорош с точки зрения ритма».

В самом деле, многие называли эту песню одним из самых понятных и энергичных танцевальных треков в альбоме. «Джексон чудесно соответствует песне 2000 Watts», – писал музыкальный критик Роберт Хилберн, назвав ее «торжеством целительной силы танцевальной музыки, которая должна была бы стать клубным гимном». Беглый взгляд на слова песни также открывает сексуальный подтекст. В 2000 Watts эротизация звука и механизмов его носителей показывает, насколько возбуждающим может быть создание музыки.
© Вогель

________________
Надеюсь, уже скоро )))
Пока решается вопрос о том, в каком формате будет издана книга - обычном или "подарочном", как и оригинал, на плотной бумаге и с фотками, я бы хотела все-таки высказаться за обычный вариант. Почему? Первое - это стоимость издания. Второе - стоимость такой книги в рознице. Я понимаю, конечно, что в России 900 рублей для многих ерунда, но для Украины это не такая уж маленькая сумма, и многим людям придется чем-то пожертвовать, чтобы купить эту книгу, и покупать ее будут только ярые фаны. Получается, что больше никто, кроме фанов, ее и не прочитает, если она будет стоить дорого, а убеждать в его гениальности нужно, имхо, вовсе не фанов - они и так в курсе. В этой книге прежде всего важен текст, а не оформление, хотя не буду спорить, держать в руках такую вещь приятно. Если кто-нибудь хочет подарочный вариант, всегда можно заказать оригинал, поставить на полку и любоваться. А русский перевод - для того и делался, чтобы его могли прочесть все желающие. In my humble opinion.



 
Libra1510Дата: Вторник, 07.08.2012, 20:24 | Сообщение # 15
Группа: Модератор
Сообщений: 17406

Статус: Offline



От morinen с http://morinen-mj-blog.livejournal.com/149014.html#cutid1 :

О «Stranger in Moscow»

"Джексон написал «Stranger in Moscow» в Москве, находясь на гастролях в 1993 году, в период, когда ему было особенно тяжело и одиноко. «Она словно упала мне в руки, – вспоминал он, – потому что именно так я чувствовал себя в то время. Я был один в своем гостиничном номере, шел дождь, и я сел и начал писать».

В то же утро, когда к нему пришло вдохновение, Джексон позвонил своему музыкальному директору и клавишнику Брэду Баксеру, остановившемуся в том же отеле. Было 10:30 утра, и Баксер немедленно явился на зов Джексона. «Я постучал в дверь и спросил: “Майкл, полагаю, ты позвал меня, потому что хочешь услышать музыку для Sega?” (Джексон незадолго до этого согласился создать музыку для видеоигры “Sonic the Hedgehog 3”). А он мне в ответ: “Нет-нет, я хочу просто поработать”. Там было пианино, и я стал наигрывать всякое, а он мне: “Ты играй, играй”».

Баксер, имевший классическое образование и игравший на различных инструментах, в последние четыре года работал с Джексоном очень тесно. Однако «Stranger in Moscow» стала их самым значительным на тот момент произведением. Во время сессии в отеле Джексон иногда направлял партнера, а иногда просто слушал, пока не замечал что-то, что ему нравилось.

«Я сыграл ему куплет, и ему очень понравилось, – вспоминает Баксер. – Затем он сказал: “Сыграй что-нибудь другое”, и я перешел к этим аккордам. Это простая последовательность, но в ней есть такая странная модуляция. Терции и септаккорды в музыке – это все… Если взять основной тон и верхнюю ноту трезвучия - например, ля-бемоль и ми-бемоль в ля-бемольном трезвучии - а затем использовать те же ноты как мажорную третью и седьмую в новом аккорде (в данном случае получится ми-мажорный септаккорд), то можно слегка всколыхнуть атмосферу и вызвать интересные психологические эффекты. Получается сильная, но почти неслышная модуляция, влияющая на психику только благодаря изменению одной ноты. И именно это я сделал. Потом появилась новая секция: ми-мажорный септаккорд переходит в ля, а ре-мажорный септаккорд – в соль, - та же последовательность, только на шаг ниже. Из этих двух прогрессий и родилась “Stranger in Moscow”».

Как только у них появилась основная последовательность аккордов, Джексон придумал мелодию, текущую поверх. Всего лишь за полтора часа Джексон и Баксер, по сути, создали песню целиком".
-- Джо Вогель ("Man In The Music")



Теперь вот, говорят, Метрополь закрывают, и пианино это попадет неизвестно куда. Запомнит ли кто-нибудь, что на нам была написана классика? Единственная песня объездившего весь мир Джескона о конкретном городе - о Москве.




 
Libra1510Дата: Пятница, 19.10.2012, 11:06 | Сообщение # 16
Группа: Модератор
Сообщений: 17406

Статус: Offline



От ЗердаПермь с http://www.liveinternet.ru/users/zerdaperm/post243677637/ :

Джозеф Вогель. Майкл в студии. Цитата



"В студии у Джексона были очень определенные предпочтения. Перед пением он часто просил обжигающий горячий напиток со средствами от кашля, чтобы расслабить свои голосовые связки.

Ему нравилась громкая музыка, настолько, громкая что, его сотрудники часто должны были носить затычки для ушей или покидать комнату. Он обычно пел с выключенным светом, поскольку темнота позволила ему полностью погружать себя в песню, не чувствуя себя стесненным.

Когда он пел, он также танцевал, топал или щелкал пальцами. Если ему еще не писали лирику, то он просто исполнял "скат" под песню или составлял слова, чтобы двигаться дальше. В промежутках между сессиями ему нравилось рассеянно рисовать на случайных листках бумаги или играть с животными, которых он привел, включая его шимпанзе, Баблза или его питона, Мускулза (который наслаждался теплом пульта управления во время записей)"



Джозеф Вогель. Человек в Музыке

источник



 
Libra1510Дата: Воскресенье, 09.12.2012, 00:34 | Сообщение # 17
Группа: Модератор
Сообщений: 17406

Статус: Offline



От justice_rainger с http://justice-rainger.livejournal.com/ :

Начался последний этап в выпуске Вогеля. Так что уже скоро ))))

*******

smile smile smile



 
Libra1510Дата: Четверг, 13.12.2012, 00:20 | Сообщение # 18
Группа: Модератор
Сообщений: 17406

Статус: Offline



От Katya Korbin с Экслера:



Первое серьезное искусствоведческое и культурологическое исследование творчества Майкла Джексона - книга Джо Вогеля "Человек в музыке" - наконец-то выйдет в России на русском языке.

Книга уже в январе поступит в крупные российские книжные магазины и будет доступна на ОЗОН.ру.




 
zimnikaДата: Четверг, 13.12.2012, 13:24 | Сообщение # 19
Группа: Специалист
Сообщений: 844

Статус: Offline





"Мои поклонники действительно являются частью меня. Мы разделяем то, что большинство людей никогда не будет испытывать". - Майкл Джексон. ♥
 
Libra1510Дата: Четверг, 13.12.2012, 18:36 | Сообщение # 20
Группа: Модератор
Сообщений: 17406

Статус: Offline



От morinen с http://mj-ru.livejournal.com/227258.html :

Книга Джо Вогеля "Человек в музыке" - на русском языке



О том, что книга Джо Вогеля "Человек в музыке" готовится в выходу на русском языке, наверное, многие знают. Но сегодня, наконец, мы можем с гордостью объявить о ее скором выпуске официально!

Это лучшая книга о творчестве Майкла Джексона. Не просто лучшая сейчас, но, вероятно, лучшая из всего, что будет издано в ближайшее десятилетие. Если говорить об анализе творчества Майкла, в полной мере отдающем должное его таланту, "Main in the Music" - первая и единственная книга, которую стоит иметь, потому что все прочее, что писалось о нем, не сравнится с этой работой по глубине анализа и широте охвата. Многое было написано о карьере Джексона со времен Motown и до Thriller, но Джо Вогель впервые берется за серьезное исследование его последующих, более глубоких и недооцененных работ. Альбом за альбомом, песня за песней Вогель проходит сквозь музыку артиста, начиная с Off The Wall и до невыпущенного материала последних лет, разоблачая секреты создания песен, раскрывая перед читателем клады звучаний и смыслов. Россыпи малоизвестных подробностей о студийной работе, выразительные цитаты, рисующие портрет Мастера, и выдержанный, но теплый тон повествования подарят поклонникам настоящее удовольствие. Это уникальное издание, полное цветных фотографий и воспоминаний творческих партнеров Джексона, представляет собой первый всеобъемлющий портрет непревзойденного «человека в музыке».

Книга поступит в магазины в середине января 2013 года. Заказать ее на OZON.RU можно уже сейчас:

http://www.ozon.ru/context/detail/id/19567182/

Вскоре ожидается поступление и в другие онлайн-магазины.

В январе книга появится в московском магазине издательства ЭНАС-КНИГА по более низкой цене, так что москвичи смогут приобрести ее чуть дешевле. О том, где и как ее можно будет приобрести в Москве, мы обязательно сообщим позднее.

Новости о книге, местах продажи, ценах, а также отзывы, рецензии и информация о промо-акциях будут оперативно публиковаться на странице книги вконтакте: http://vk.com/maninthemusic

От себя лично хочу сказать большое спасибо justice_rainger за самоотверженный перевод такого монументального и непростого труда и zel_lenka за оперативную и профессиональную редакторскую работу. Будьте уверены, книга будет наилучшего качества! Ну и, конечно, все мы должны сказать спасибо автору, Джо Вогелю, за то, что он сделал для Майкла такое великое дело. Как написала zel_lenka в своей замечательной рецензии (которую мы позже непременно опубликуем),

«Джо Вогель наконец-то поставил перед собой ту задачу, которую уже давно должны были если не решить, то хотя бы разглядеть все многочисленные биографы певца. И тем не менее он сделал это впервые… Автор буквально принуждает нас взглянуть на Джексона под совершенно непривычным, странным для обывателя углом зрения. Он словно переворачивает ситуацию с головы на ноги: и вдруг оказывается, что самого главного – фигуру подлинного, самобытного художника – мы в этом всемирном шоу и не разглядели. И оттого особенно поражают те связи и переклички, которые автор то разворачивает подробно, то едва намечает, постепенно раскрывая своего героя как универсально одаренного творца. Как великого в пантеоне великих. Это то, чего в публичном пространстве для Джексона не делал раньше никто.

…можно не сомневаться, что книга Джо Вогеля будет по достоинству оценена [поклонниками] как вклад в дело восстановления справедливости и уважения по отношению к любимому артисту. Его настоящее признание во всем мире — еще впереди, и оно обязательно будет».


*******

Спасибо огромное Девочкам за такую большую работу и радость, доставленную Всем Нам!!!





Сообщение отредактировал Libra1510 - Четверг, 13.12.2012, 19:30
 
Майкл Джексон - Форум » Michael Joseph Jackson » Майкл Джозеф Джексон - статьи, книги, воспоминания » Книги о MJ » Человек в музыке: Творческая жизнь и работа Майкла Джексона (Выдержки из книги Joe Vogel 'Man in the Music')
Страница 1 из 6123456»
Поиск:
Администратор Модератор Специалист Поклонники V.I.P. Поклонники Moonwalker Заблокированные
Сегодня сайт посетили: Mariluz, blanket1, Libra1510, Nike, Micholes, alenka_21