Michael Jackson: The Magic, The Madness, The whole story - Майкл Джексон - Форум
Новое на форуме / в фотоотделе / другие музыканты · Регистрация · Вход · Участники · Правила · Поиск · RSS
Страница 1 из 11
Майкл Джексон - Форум » Michael Joseph Jackson » Майкл Джозеф Джексон - статьи, книги, воспоминания » Книги о MJ » Michael Jackson: The Magic, The Madness, The whole story (J. Randy Taraborrelli (перевод книги))
Michael Jackson: The Magic, The Madness, The whole story
LuckyДата: Суббота, 28.07.2012, 20:27 | Сообщение # 1
Группа: Moonwalker
Сообщений: 951

Статус: Offline



J. Randy Taraborrelli
Michael Jackson: The Magic, The Madness, The Whole Story
1958-2009
Рэнди Тараборрелли
Майкл Джексон: волшебство, безумие, полная история




Описание:

По мнению многих критиков и поклонников творчества исполнителя, «Волшебство, безумие, полная история» - самая авторитетная из когда-либо написанных книг о Майкле Джексоне. И уж точно – самая подробная. Первое издание вышло в 1991 г. (в России - в 2003 г. в издательстве «Эксмо» под названием «Thriller», в 2009 г. под названием "Жизнь короля"). В 2003, 2004 гг. книга была расширена и переработана. Это последнее издание дополнено новыми главами о последних годах и днях жизни Майкла.


Перевод - Алексей Миловидов, СПб, 2011


Предисловие переводчика:
Осторожно, в книге присутствует ненормативная лексика, переведенная “впрямую”,
т.е. никаких “О, Боже мой!” на месте “fuck” :) Английская версия будет прописана
рядом.
Также некоторые не совсем понятные мне места тоже буду дублировать английским
текстом. Я не являюсь профессиональным переводчиком, так что, если кому что не
нравится - извините, и попробуйте сами :)




Сообщение отредактировал Lucky - Воскресенье, 29.07.2012, 03:29
 
ИннаДата: Вторник, 15.10.2013, 20:02 | Сообщение # 2
Группа: Администратор
Сообщений: 14838

Статус: Offline



Начало книги до 9 главы - в русском издании книги 1991 года


Глава 9
Майкл знакомится с Джорди Чэндером.

Май 1992.


Представьте себе Майкла Джексона, стоящего на обочине Уилширского бульвара в
Беверли Хиллз, из-под капота его джипа идет пар, а мимо него пролетают машины по
оставшимся двум полосам в обоих направлениях. С его весьма скромными познаниями в
автомобилях, Майклу всегда хотелось знать, что, если он будет один, и его машина сломается.
Он достал мобильник и позвонил 911. Ему было сказано, что поломка автомобиля не является
чрезвычайной ситуацией, и ему следует позвонить в справочное, чтобы заказать эвакуатор. «Но
я Майкл Джексон» - запротестовал он. «Вы не можете мне помочь?». Ответ был: «Нет».
Пока он стоял рядом с машиной, мучимый мыслями о следующем шаге, Майкла заметила
жена Мэла Грина, сотрудника находящегося рядом проката автомобилей «Rent-A-Wreck». Она
позвонила мужу, и сказала: «Ты не поверишь, кого я только что заметила на Уилширском
бульваре, пинающим колеса своей сломанной машины. Майкла Джексона! Ты должен сходить
туда, и выяснить, в чем дело».
Мэл Грин помчался к месту поломки, и, действительно, перед ним предстал настоящий
Майкл Джексон, сжимающий кулаки, нервно расхаживающий взад и вперед, и пинающий колеса
своего авто. «Он у меня», сообщил по телефону Мэл Дэйву Шварцу, владельцу фирмы.
«Что? Ты прикалываешься?» ответил Дэйв. «Это правда Майкл Джексон? Ты уверен?
Может, это один из его долбанутых имитаторов (возможно, имелись в виду либо двойники, либо
поклонники, «косящие под Майкла» - прим пер.) ? Это не может быть тот самый Майкл
Джексон».
«Это точно он», сказал Мэл. «Я его сейчас завожу внутрь».
«Тогда я должен позвонить Джун», ответил взволнованный Дэйв. У Дэйва и его жены,
Джун, были проблемы в браке, и он чаще ночевал где-либо, а не дома, но, тем не менее, у них
по-прежнему оставались дружеские отношения. Он позвонил Джун, и сказал ей привезти её
сына Джорди «в магазин», где его ждет «большой сюрприз».
Джун и Джорди появились в помещении раньше Майкла. Когда Майкл, в конце концов,
появился, он был в черном тюрбане, с чадрой, скрывающей лицо, и огромных черных очках, что
делало его абсолютно неузнаваемым. Также на нем была черная шелковая футболка с
длинными рукавами, джинсы, и теннисные туфли. Единственной видимой частью его тела были
руки, которые выглядели бледными (имеется в виду «как у белого человека» - прим. Пер.).
Каждый раз, когда Джун Чэндлер-Шварц входила в комнату, она становилась объектом
повышенного внимания. Яркая женщина с азиатскими корнями, темные волосы до плеч, а челка
подстрижена точно до глаз. Ее улыбка была ослепительной, манеры утонченными, движения
элегантными и грациозными. Она быстро привлекла Майкла, когда взволнованно
представилась, и представила Джорди.
На самом деле, Джорди уже видел Майкла несколько раз, впервые в ресторане в
Лос-Анджелесе, когда ему было около четырех. Малыш, конечно, не смог побыть рядом, зато
вовсю таращил глаза на обедающего исполнителя.
В этом же, 1984ом, году Майкл получил ожог во время съемок рекламного ролика для
«Pepsi», как и тысячи других фанатов, Джорди, которому, по-прежнему, было четыре, прислал
ему письмо и свою фотографию рядом с Бротманским Мемориальным госпиталем, где лежал
Майкл. Он даже вписал в записку свой телефонный номер. Через два дня, к огромному
удивлению родителей, Майкл позвонил Джорди, поблагодарил за письмо, и сказал ему, что он
«замечательный паренек».
В 1989, когда Джорди было девять, менеджер Майкла Френк Дилео связался с матерью
Джорди, поинтересовавшись, не хочет ли она с семьёй получить четыре билета на концерт
Майкла в Лос-Анджелесе. Конечно, она согласилась. Им понравилось шоу, но, несмотря на все
старания, они так и не встретились с Майклом за сценой после концерта. И сквозь все
прошедшие годы, у Джорди продолжался подростковый фанатизм к Майклу Джексону.
Весной 1992го, у Джорди появилась идея спародировать фильм Кевина Костнера «Робин
Гуд: принц воров», которую он назвал «Робин Гуд: мужчины в трико». Для двенадцатилетнего, он
был потрясающе креативен. Джорди, и его отец, Эван, написали сценарий (вместе с другом
Эвана, Дж. Д. Шапиро), и с помощью некоторых знакомых Эвана в шоу-бизнесе, из сценария
получился фильм. Несмотря на то, что фильм, спродюссированный Мэлом Бруксом, не имел
большого коммерческого успеха, у подростка были еще две идеи, над которыми они работали с
отцом. Для молодого Джорди Чэндлера, все складывалось наилучшим образом. Теперь он стоял
лицом к лицу со своим идолом, так называемым «Королем Поп-музыки».
Джорди был темноволосым мальчиком, с большими глазами, лучащимися светом. Он
стоял на пороге взрослой жизни, но еще не перешагнул его. Лицо его было худым и
«угловатым» (angular), его мальчишеская нескладность оттенялась оливковым цветом кожи.
Любой, кто взглянул бы на него, сказал: «этот пацан станет красавцем лет через десять». Тем не
менее, он был просто мальчишкой с широкой улыбкой на лице.
Джун написала номер телефона, и отдала его Майклу. «Вы позвоните ему как-нибудь»,
сказала она, как будто дружба между двенадцатиленим парнем и тридцатичетырехлетней
поп-звездой была самой обычной вещью в мире.
«Мам!» запротестовал смущенный Джорди.
«Нет, Джорди», согласно воспоминаниям Джорди, сказала она. «Вы, ребята можете
подружиться».
«Конечно», сказал вошедший в комнату Дэйв Шварц. «Позвоните ему, Майкл. Он ваш
самый большой фанат».
«Да, окей», сказал Майкл, подписывая последнюю бумагу для аренды машины. Он взял
бумаги у Джун, и засунул к себе в карман. Потом Майкл посмотрел поверх очков, и обратился к
мальчику: «Ну, я звякну тебе Джорди, окей?»
«Конечно», ответил подросток, и послал сияющую улыбку певцу. «Вот это да!».
«Ага» - воскликнул Майкл, обрадованный мальчишеским энтузиазмом. «Вот это да!» -
повторил он.
 
ИннаДата: Вторник, 15.10.2013, 20:03 | Сообщение # 3
Группа: Администратор
Сообщений: 14838

Статус: Offline



Видели ли вы его детство?

Конечно, Майкл Джексон долгое время ассоциировал себя с детьми, регулярно посещая
больных детей во время своих концертных туров, и приглашая непривилегированных
ребятишек к себе на ранчо. Его филантропия, включая ту, что делал его фонд «Излечим мир»
(Heal the world), была широко известна. В прошлом, Майкла часто видели в компании молодых
«звездочек», таких, как Эммануэль Льюис и МакКолей Калкин, да и с другими подростками,
которые не были известны. Поэтому, мать и отчим Джорди не увидели ничего необычного,
чтобы поощрять дружбу между поп-звездой и их сыном.
«Одно из моих любимых занятий – быть с детьми», рассказывал Майкл в интервью,
«Разговаривать с ними, и играть. Дети знают много секретов, и сложно иаставить расскрытьх их.
Это чудесный период в жизни, а когда они взрослеют, все теряется. Мои самые лучшие идеи
приходят, когдя я в кругу детей. Когда я с ними, во мне появляется музыка так же легко, как
дыхание. Когда устаю, или мне скучно, дети дают мне вновь обрести силы. Карие глаза смотрят
на меня так невинно, проникая в глубину души, и я шепчу, этот ребенок - песня».
В начале девяностых, интерес Майкла Джексона к детям рассматривался большинством
людей, как странность, но необязательно извращение.
Майкл, думали все, не только девственен, но еще и асексуален. Он рассматривался, как
«ущербный», «бракованный товар» (damaged goods), потрясающий исполнитель, который
полностью отдан работе, потому, что у него нет личной жизни, в которой он мог бы достичь
удовлетворения. Никто не верил, что у него, на самом деле, были романы с девушками, такими,
как Татум О’Нил и Брук Шилдс, как бы он ни доказывал, что любовные увлечения были в его
жизни. В основном, когда обсуждали его личную жизнь, чувствовалась грусть. Он был чудаком,
потрясающем исполнителем, и артистом, чей образ был запутанным и эксцентричным, но не
сексуальным. Даже, когда он хватал себя между ног во время своих выступлений, это движение
не имело сексуального контекста настолько, насколько интерпретировалось, как еще один
интересный хореографический ход. И, конечно, все крутилось вокруг его «потерянного
детства».
«Он – человек, у которого никогда не было детства» - объяснял мне Берт Филдс, один из
юристов Майкла, как будто я был не в курсе о его жизни. «Его детство – сейчас, понимаете? Его
друзья – дети. Они устраивают подушечные бои. Это все невинно».
Я пообщался с Майклом на эту тему в 1991ом, после публикации написанной мной его
биографии (видимо, имеется в виду первое издание этой книги – прим. Пер.). Я увидел его и
ЛаТойю на конвенции Аудио-Коллекционеров (Record Collectors’ Convention) на парковке возле
Capitol Records. Он был одет в ярко-красную футболку, черные шелковые штаны, и черную
хирургическую маску. Когда ЛаТойя отошла в поисках записей «The Parttridge Family», мы с
Майклом разговорились о музыке нашего детства/молодости, и, как-то перешли на тему его
детства. «Мое детство прошло мимо меня» - грустно сказал он.
Будучи свидетелем малой толики детства Майкла в Энсино, я предполагал, что его
детство не было плохим настолько, насколько он его помнил. Самым большим заблуждением
было то, что его жизнь была закрыта от «реального мира», и поэтому он был практически
изолирован от общества. Фактически же у Майкла было больше событий и встреч в жизни, чем у
большинства людей. Безумно одаренный исполнитель, он объехал весь земной шар много раз,
выступая перед людьми всех цветов, рас, и вероисповеданий. Он получал громоподобные бури
оваций, ему апплодировали стоя. Он знал, что значит быть «особенным», быть способным
требовать, и получать желаемое потому, что он тот, кто он есть. Он знал, что такое иметь
огромное состояние, быть способным подарить матери миллион долларов, чтобы она больше
не работала. Он знал, что такое испытывать радость дарения, быть филантропом, видя лица
смертельно больных детей, озаряющиеся светом рядом с ним просто потому, что это-он.
«Многие дети голодают, Майкл» - напомнил я ему, «многие дети нищенствуют,
становятся наркоманами. Многие дети живу, как рабы или прислуга. По факту, многим детям
гораздо хуже, чем было тебе», сказал я, возможно несколько самоуверенно. «Думаю, что у тебя
было вполне нормальное детство. Ты путешествовал, У тебя были друзья. Ты делал, что хотел,
не так ли? Ты выступал. Это было весело. Думаю, что ты скучаешь по своему детству, да. Но не
думаю, что его у тебя не было».
Майкл сердито уставился на меня: «Нет, это было ужасно» - воспротивился он. «У меня
было ужасное детство. Все эти выступления. Все эти записи. Фанаты забрали у меня мою жизнь»
- сказал он, указывая на меня. «Я никогда не играл» - пожаловался он. «Это ужасно».
«Увидимся» - сказал он, поворачиваясь ко мне спиной. «Я пойду искать Тойю».
Память об этом разговоре сохранилась у меня на все эти годы, особенно, когда основным
объяснением все более странного поведения Майкла стало то, что он «пропустил» своё детство.
 
ИннаДата: Вторник, 15.10.2013, 20:06 | Сообщение # 4
Группа: Администратор
Сообщений: 14838

Статус: Offline



Место, где у мальчишек есть права.

Через неделю после встречи, Майкл Джексон позвонил Джорди Чэндлеру. Пока они
вдвоем обсуждали их жизни и увлечения, Джорди проявил интерес к видеоиграм. Тогда Майкл
пригласил его в своё «убежище», квартиру, которую он содержал в Сенчери Сити (Century City),
Калифорния, о которой большинство членов семьи и команды только слышали, но не видели.
Майкл объяснил, что у него в квартире есть игровые автоматы, и уверен, что Джорди будет там
весело. Конечно, Джорди хотел поехать. Тем не менее, когда он спросил разрешения у своей
матери, она отказала ему из-за приближающихся школьных тестов, к которым он должен был
подготовиться. Но в последующие недели Майкл продолжал звонить Джорди, они быстро стали
друзьями.
27-го июня 1992г., Майкл прибыл на свое супер-шоу «Dangerous», первый концерт из
тридцати девяти в первой части тура, в Мюнхен (Германия), на Олимпийский стадион. Это было
комплексное шоу с потрясающими спецэффектами, освещением, танцорами, музыкантами, и
прочим, дающим на выходе многомиллионодолларовое представление. Майкл должен был
исполнить восемнадцать номеров, включая хиты «Wanna be startin’ something», «Thriller»,
«Billie Jean», и «Beat it», а также четыре песни из его последнего альбома «Dangerous». В конце
шоу, перед лицом примерно 75 000 человек, Майкл должен был улететь на реактивном ранце
со стадиона. (На самом деле, это делал его дублер, а «заменой» руководил иллюзионист Дэвид
Копперфильд). Даже без Джона Бранка у руля, Майкл продолжал принимать прибыльные
решения. Он продал права на концертный тур Dangerous компании HBO за 20 млн. долларов,
самую высокую цену, когда-либо оплаченную за живое выступление. Когда компания начала
демонстрировать последнее шоу первой части тура Dangerous, HBO получила самый высокий
рейтинг за всю историю компании.
Поскольку Майкл был вовлечен в каждый аспект шоу, от звука до света, от костюмов до
продажи билетов, это требовало тотальной его сосредоточенности. Как он умудрялся держать в
голове Джорди – удивительно, но так оно и было. Следующие девять месяцев, пока он был в
пути, Майкл каждую неделю звонил своему новому другу. Для Майкла это было, как будто
Джорди был его ниточкой к реальному миру, его дому, пока он выступал перед сотнями тысяч
восторженных, но абсолютно незнакомых людей. На самом деле, с Майклом был
одиннадцатилетний Брет Барнс из Австралии, и девятилетний Принц Альберт Вон Терн Унд
Таксис, сын Глории Вон Терн унд Таксис из Баварии (Prince Albert von Thurn und Taxis, son of Gloria
von Thurn und Taxis of Bavaria) – один из богатейших детей на свете. Его сотрудники
использовались для размещения детей в дороге с Майклом, и никто не задавал вопросов. Тем не
менее, не смотря на других подростков, путешествующих с ним, мысли Майкла были о Джорди.
В процессе этих далеких (long-distance) полночных разговоров, как вспоминал позже Джорди,
Майкл рассказал ему о Неверлэнде (Neverland). «Это место, где у ребят есть права», сказал
Майкл, пообещав Джорди, что заберет его туда, как только закончится тур Dangerous.
Еще Майкл рассказывал Джорди о своей благотворительной деятельности, как он
жертвует деньги организациям для нуждающихся детей, с помощью своего фонда «Излечим
Мир» (Heal the world), и делился планами о Всемирном Детском Конгрессе, в котором бы
приняли участие дети из сотни наций. «Дети – надежда мира» - объяснял Майкл. Иногда,
говорил Майкл, он отправляет членов своей команды в игрушечный магазин на пикапе.
Работники забивают его игрушками «до последнего дюйма», и везут в Неверлэнд. Потом,
«когда они соберутся вокруг меня, улыбаюсь и смеясь», Майкл раздавал игрущки нуждающимся
детям. Он пообещал познакомить Джорди с Элизабет Тейлор, говоря ему, что «она пожилая, но
все еще прикольная. Она выиграла, вроде, около пятнадцати «оскаров»!». (На самом деле их
было два).
Когда Майкл вернулся домой с последней остановки первой части своего тура (31
декабря, Япония), он онаружил, что Элизабет Тейлор украсила Неверлэнд для рождественских
праздников, затратив сотни тысяч долларов на разработку декораций. Поскольку Майкл был
членом секты Свидетелей Иеговы, он никогда не праздновал рождество, но был ошеломлен
добрым жестом Элизабет. Он позвонил Джорди, чтобы рассказать ему об этом. «Ты должен
видеть это», сказал, как позже вспоминал подросток. «Это как зимняя сказочная страна. Ей не
хватает только одной вещи, чтобы она была идеальной – тебя. Тогда она будет абсолютно
идеальной».
Тем не менее, Майкл был слишком занят в январе, чтобы принимать гостей в
Неверлэнде. Основной его задачей была Национальная Ассоциация Развития Цветных Людей.
(NAACP [National Association for the Advancement of Colored People] ).
Награждение 16 января, иннагурация президента Клинтона 19го, и премия American
Music Awards 25го – каждое выступление требовало подготовки. Затем, у него был Суперкубок
(Superbowl) 31го, где он выступал с хором из 750ти человек, и 98000 человек, которые держали
«карточные» изображения для рекламы его фонда «Излечим мир». Для исполнения «Heal the
world», к нему присоединились 3500 детей. Это выступление Майкла смотрело 120 миллионов
человек.
10го февраля 1993 Майкл дал интервью Опре Уинфри, которое транслировалось по всему
миру. Во время интервью, Майкл и Опра подарили миру ночную прогулку по Неверлэнду, и
Майкл впервые признался, что страдает от Витилиго. Также он говорил о своей «подружке» Брук
Шилдс. Когда Опра в лоб спросила Майкла, не девственник ли он, он прояснил, что он :
«джентельмен. Можешь назвать меня старомодным, если хочешь.» На вопрос о пластической
хирургии он ответил «совсем немного. Можно сосчитать на двух пальцах». Так же, внезапно
появившаяся Элизабет Тейлор, проходя мимо, заметила, что Майкл «наименее странный
человек, из всех что я знала». (Майкл позже подарил ей бриллиантовое колье за 250.000
долларов, в знак благодарности за комплимент). Это была необычайная, крайне рейтинговая
трансляция, покрывшая аудиторию более, чем в 90 млн. человек, став четвертым телешоу, в
истории телевидения США, по количеству зрителей.
На следующий день, Майкл позвонил Джун Чэндлер, чтобы пригласить её, Джорди, и его
сводную сестру Лили, к себе на уикэнд. Учитывая, что Майкл везде был на первых полосах после
интервью с Опрой, для Джун оказаться в том же месте, которое только что показывали по
телевизору, было сродни сюрреализму. Она приняла приглашение.
Джун с детьми прибыла на Ранчо Неверлэнд в первой половине дня пятницы. Прислуга,
которая встретила их, предложила подождать в гостиной, и выпить прохладительных напитков,
в ожидании, пока прибежит «Мистер Джексон».Джун, Джорди, и Лили сидели рядом на диване,
и разглядывали окружение, разинув рты. Возможно ли, что они знают человека, живущего
здесь?
Несмотря на то, что в 25-комнатном особняке, построенном в стиле коломбаж/фахтверк
(mock-Tudor), гостиная была огромной, и наполненной шикарной мебелью, так же в ней
чувствовалось тепло и изящество, стены были из сосновых панелей, стоял симпатичный
итальянский антиквариат (немного с перебором, но, разумеется, для Майкла «перебора» не
существовало), и огромные кресла и диваны, в которые ты проваливался на 6 дюймов (15 см –
прим. Пер.), прежде чем усесться. Тут и там были расставлены эксцентричные «сокровища»:
фигуры распивающих чай взрослых и детей в натуральную величину, гигантские картины
Элизабет Тейлор, написанные маслом, в искусно сделанных резных позолоченных рамах,
белое, расшитое бисером платье, которое было на Дайане Росс в финальной сцене «Леди,
поющей блюз» (Lady Sings the blues), скрытое под стеклянным колпаком с розовой подсветкой
вокруг. Фотографии детей, везде, мальчиков и девочек. Кругом идеальный порядок, никакого
движения. Тихо, как в могиле, никакой музыки, вообще никаких звуков.
Снаружи, насколько мог видеть глаз, простирались свыше 2000 акров (800 гектар, 8 кв. км.
– прим пер.) зелени и сельских пейзажей, напоминающих Английскую глубинку. Было
невозможно представить, что кто-то был владельцем всего этого, настолько это было роскошно,
еще и с синим 4х-акровым (1,6 гектар, 160 кв.м. – прим пер.) озером неподалеку. Статуи
указывали на преклонение перед Шотландским автором Дж. М. Бэрри, и его Питером Пэном. Из
более, чем сотни динамиков, замаскированных под камни в клумбах, лилась музыка из
Диснеевских мультфильмов (и никогда – музыка Майкла, он ее слушал крайне редко). Там был
зоопарк с коллекцией аллигаторов, жирафов, львов, 12-футовым (3,5м – прим. пер.)
питоном-альбиносом, и 70000-фунтовым (31,5 тонны – прим. пер.) слоном по имени Джипси
(Gypsy) (подарок от Элизабет Тейлор). Еще там был Крикет (Cricket), жеребец 34 дюймов в холке
(86см прим. пер.), и Петунья (Petunia)– толстая свинка, и Лайнус (Linus) – овца в два фута (61см –
прим. пер.) ростом. Разумеется, шимпанзе Бабблз (Bubbles), также жил на территории, часто
сидя в кино с Майклом, поедая бесплатные конфеты из автомата со сладостями. «Иногда он
снимает свой подгузник, и гадит на пол, но, в основном, он очень чистоплотный», рассказывал
Майкл Джорди. Затем, конечно, была куча аттракционов – колесо обозрения, электромобили,
паровые поезда, и, для самых маленьких – карусели, пожарные грузовички, и «ловцы лягушек».
Кто-то, возможно, счел бы раздражающими сотни камер, расположенных по всему поместью,
спрятанных в скворечниках. Тем не менее, Майкл отсматривал их только в случае
необходимости. Если кто-либо из тридцати садовников, или десяти человек, обслуживающих
поместье, недостаточно улыбался, или не выглядел достаточно счастливым, он удалялся – еще
одна необходимость. Это место должно было выглядеть островком счастья.
«Ну, как, нравится мой дом?» Это был Майкл, зашедший в комнату, с улыбкой,
демонстирующей гордость и удовлетворение. Он нес поднос с прохладительными напитками.
«Я собирался разлить их по стаканам, но не нашел их в кухне». «Я так долго не был дома, что
здорово, что я вообще нашел кухню» - пошутил он. Он был забавный, как позже вспоминала
Джун, гораздо забавнее, чем она представляла.
До конца дня Джун, Джорди и Лили играли, купались, гоняли на черно-белой ( black and
lavender) машинке для гольфа за 7000$, а после, поздно вечером смотрели премьеры фильмов
(взятые в Майклом в прокат у ведущих Голливудских студий) в его личном кинотеатре.
На следующий день, Майкл взял их с собой в магазин игрушек, в часе езды от дома.
Магазин был закрыт для посетителей, чтобы Джексон с приятелями мог спокойно наслаждаться
покупками. «Можете брать все, что захотите», сказал Майкл Джорди и Лили. Под присмотром
Джун, дети промчались через весь магазин, сметя с полок игрушек больше, чем на 10000$, и
распределив их по трем картам.
Вечер субботы ушел на прогулки под полной луной по парку Майкла. Сначала
американские горки, затем колесо обозрения. Когда кабинка с Майклом, Джорди, Джун и Лили,
достигла верха, оператор, по предварительному поручению Майкла, остановил колесо. Все
четверо сидели на большой высоте – Джун, Майкл, и Джорди – плечом к плечу, Лили – на
коленях матери, и обозревали все то, что было радостью и гордостью Майкла. Легкий ветерок
покачивал листья на старых деревьях. Внизу, везде, куда падал взгляд, светились маленькие
огоньки. «Я даже и не знаю, где больше звезд – на земле или на небе» - выдохнула Джун. Все
четверо задумчиво молчали – каждый о своем, пока луна купала их в своем серебряном сиянии.
Однако, в этом неярком свете Майкл казался особенно хмурым.
«Знали бы вы, сколько времени я провел здесь в одиночестве», негромко сказал Майкл:
«сидя здесь сам с собой. Это все моё…», добавил он, «но, тем не менее, ничего у меня нет. Тех
вещей, которые я хочу больше всего на свете, у меня нет…»
«Теперь у тебя есть мы», сказал Джорди, положив руку на плечо Майкла.
Майкл улыбнулся: «Моя новая маленькая семья… Единственное, что значит в жизни – это
наличие того, кто бы тебя понимал, верил тебе, кто бы с тобой был до старости, невзирая не на
что…».
Воскресным утром, Джун, Джорди и Лили прибыли в Лос-Анджелес после
незабываемого уик-энда. Другой визит был уже запланирован.
В следующую субботу, вечером, Майкл появился у дома Джун в лимузине, готовым
домчать их до Неверлэнда. Тем не менее, когда Джун, Джорди и Лили забрались в длинный
салон машины, и поприветствовали Майкла, они обнаружили еще одного мальчика, сидящего на
коленях певца – одиннадцатилетнего Брета Барнса, которого Майкл представил, как своего
«кузена». (На самом деле, родственниками они не были, хотя мальчик представился, как Брэт
Джексон.) Но, было несомненно, что Джорди не был единственным, на ком было
сосредоточено внимание Майкла, по ходу этого уикэнда.
Пока Джун пыталась поддерживать беседу, Брет и Майкл, похоже, были в собственном
мире, с таким взаимопониманием и гармонией, что Майкл, возможно, давал Джорди понять, что
он не уникален в своих отношениях с Майклом. Эта поездка в Санта-Барбару была довольно
напряженной.
Когда Майкл и его гости прибыли, в конце концов, в Неверлэнд, они были
незамедлительно окружены охранниками в униформе, дворецкими, горничными, и прочими
служащими, болтающими, и улыбающимися. Майкл кивал, улыбался, и пожимал руки. Затем он
проинструктировал двоих охранников, чтобы они отнесли чемоданы Джун в один из гостевых
коттеджей. «Ой, а вещи Брета – в мою.», беззаботно добавил он, пока Брэт убежал с одной из
горничных. Потом Майкл обнял и поцеловал своих остальных гостей. «Неверлэнд в вашем
распоряжении», сказал он Джун, так что развлекайтесь по полной, я вас люблю» - сказал он с
неподдельной теплотой в голосе. «И только подождите – завтра будет еще один замечательный
день» - добавил Майкл.
 
ИннаДата: Вторник, 15.10.2013, 20:09 | Сообщение # 5
Группа: Администратор
Сообщений: 14838

Статус: Offline



«Больше никогда так не делай, Джорди».


Как и многие другие известные личности, внутри себя, Майкл Джексон чувствовал постоянную
пустоту. Он осозновал это, и зачастую, не нужно было его подталкивать к определению себя, как
“самого одинокого человека в мире”. С годами, особенно в зрелом возрасте, в его душу вползал
мрак. Пока он был на сцене, он жил, и был непревзойденным артистом, без нее он чувствовал
себя безрадостно. Однако, когда он встретил Джорди Чандлера, все, похоже,
переменилось.
“Майкл - грустный человек”, - утверждал человек, чье имя ассоциировалось с
Майклом в течение 20 лет. “У него была трудная жизнь, вечно быть одиночкой,
чувствовать себя не на месте (misfit). Если бы он не стал звездой, он был бы парнем,
Живущем в Гэри, Индиана, в полном одиночестве в своей однокомнатной (квартира с
одной спальней) квартире, без друзей, и работал бы проявщиком в фотолаборатории. Что
действительно привлекало Майкла в Джорди - это его юмор. Когда кто-то заставлял
Майкла смеяться - этого человека он хотел видеть рядом с собой. Джорди заставлял его
смеяться. Он прикалывался над Майклом, над тем, как он одевался, над его
неповоротливостью (clumsiness), его манерой водить машину. Майкла удивляло и
веселило неуважение Джорди. Он чувствовал, что мог быть самим собой с ним.
Они иногда танцевали вместе, Майкл показывал ему хореографические движения,
а Джорди очень быстро все подхватывал. Он был умен. Майкл любил умных детей, а
Джорди был чрезвычайно креативен. Майкл говорил, что Джорди когда-нибуль станет
потрясающим режиссером (фильмов). “У него есть видение, я думаю, что может
создавать прекрасные вещи” - говорил он мне.
Они, возможно, могли бы стать отличными приятелями, если бы не факт, что
Джорди было тринадцать, а Майклу - тридцать четыре.
“Я думаю, что у него нет в теле ни одной прямой кости” ('I truly don't think there's a
devious bone in his body,скорее всего, идиома, обозначающая хитрость.- прим. пер.) -
сказал Джун о Майкле. Если она и думала, что между Брэтом и Майклом было что-то
необычное, она не показывала этого до возвращения в Лос-Анджелес.
Прошло немного времени, прежде, чем Майкл пригласил всех их в свое “убежище”
на Уилширском Бульваре в Вестуде, в десяти минутах от дома Джун и Дэйва Шварц. “У
тебя там тоже парк развлечений” - спросил его Джорди. Майкл рассмеялся: “Нет, глупыш,
это просто то место, где меня никто не найдет” Затем, понизив голос, как буто, чтобы
рассказать важный секрет, он добавил: “Как только кто-то узнает о нем - вжик - я
перемещаюсь в другое убежище. Как только мне в дверь постучится кто-то, кого я не знаю
- вжик - я опять перемещаюсь на следующий день”. “Зачем?”. “Потому, что если один
чужак узнает, где я живу, тут же за ним последуют миллионы.” “Так сколько же у тебя
убежищ?” спросил Джорди. “Сотни” - ответил Майкл, улыбаясь. “ Сотни, сотни, и сотни”.
Джорди, Лили, и Джун, как и ожидалось, веселились у Майкла, узнали множество
его секретов. Например, 9 марта, Майкла получал награду “Soul Train” за лучший альбом
(“Dangerous”) и лучшую песню (“Remember the time”). На шоу, он пел “Remember the time”,
сидя в кресле-каталке, в окружении танцоров. Он объяснил это тем, что получил травму
во время репетиций.
Тем не менее, на следующий день, в Неверлэнде, он отбросил костыли. “Это чудо!
Я могу ходить! Я могу ходить! “ - воскликнул Майкл, приколист в нем вырвался на
свободу. Никакой травмы у него не было, стало понятно, что он использовал костыли и
кресло-каталку, в качестве рекламного трюка.
Пару дней спустя, Майкл забрал Джорди, Лили, и их мать в Лас-Вегас, где они жили
в личном номере Джексона в отеле “Мираж” (3000$ за ночь). Майкл и Джорди жили в
разных комнатах одного номера, а Джун и Лили делили между собой другой.
Вечером того дня, Джун и Лили вернулись рано, уставшие после веселья в
Лас-Вегасе. Тем временем, Майкл и Джорди смотрели “Изгоняющего Дьявола” (The
Exorcist). Джорди был настолько напуган фильмом, что попросил (или Майкл предложил, в
зависимости от того, кто рассказывал) остаться с Майклом в его комнате. В любом
случае, обстоятельства сложились так, что спали они вместе. Майкл - в шелковой пижаме,
Джорди - в футболке и трениках.
На следующее утро, когда Джун вошла в комнату Джорди, она обнаружила, что он
не спал в своей кровати. Пока она стояла в дверях, пытаясь понять, что случилось, она
наткнулась на Джорди, выскальзывающего из комнаты Майкла. “Что произошло? Где ты
был?” - спросила она.
“А, я спал с Майклом” - вскользь ответил мальчик, как позже вспоминала она.
“Что?” - воскликнула Джун. “Ты это о чем? Чтоб больше такого не было.” - отругала
она его. “Никогда больше так не делай.”
“Почему?”
“Потому, что это - неправильно”, расстроенно сказал Джун. “Пообещай, что этого больше
не повторится, никогда, Джорди”
“Но, мам....”
“Никаких “но!”” - оборвала она его. “Пообещай мне!”
“Обещаю.” - расстроенно ответил Джорди.
На следующий день, Джорди рассказал Майклу о беспокойстве Джун. Теперь
пришел черед Майкла расстраиваться. Он не понимал, почему Джун так заострила
внимание на том, что они спали вместе. Она не верила ему? Пока Дэйва Шварца не было
дома, казалось вполне нормальным, что Джорди общается с мужчиной, рассуждал Майкл.
Он решил обсудить это с Джун. Как позже вспоминала Джун, Майкл отвел ее в сторону, и
с самым серьезным видом сказал: “У нас с Джорди особенная, и абсолютно невинная
дружба. Почему ты сказал ему не спать со мной?”
“Потому, что это абсолютно неприемлемо, Майкл” - ответила Джун, отстаивая свою
позицию. “ И я не хочу, чтобы ему было больно”.
“Но я не из тех”, сказал Майкл. “Как ты вообще могла подумать, что я могу
причинить боль Джорди?” - спросил он. “У нас дружественные, честные, правдивые и
хорошие (loving) отнощения.” Затем Майкл рассказал Джун свою теорию “выветривания”
(conditioning). Дети невинны, пока из них это все не “выветривает” окружающий мир, и они
становятся циничными, категоричными взрослыми, которые врут, обманывают,
распускают сплетни, и используют друг друга. Для него будет большим удовольствием,
если Джорди останется чистым и нетронутым взрослым миром, “непроветренным”. Майкл
заплакал.
Джун не знала, как отреагировать на искренний монолог Майкла.. Его теория,
идеалистичная и наивная, была абсолютно безопасной. Тем не менее, ее несколько
смущала идея, что Джорди никогда не вырастет в таких условиях в нормального
взрослого. Ведь вся его жизнь не может быть “лунным светом и леденцами” (вероятно,
идиома, что нельзя всю жизнь быть ребенком). Она что, хотела, чтобы он кончил так же,
как стоящий перед ней хнычущий 34-летний мужчина? Или она сейчас была “циничной и
категоричной”, что доказывало точку зрения Майкла? В затруднении, она извинилась
перед Майклом за то, что ранила его чувства. Они обнялись. “Ты должна верить мне” -
сказал Майкл. “Да”, заверила его она. “Я верю тебе”.
На следующай день, Майкл подарил Джун браслет от Картье, инкрустированный
рубинами и бриллиантами стоимостью 12 тысяч долларов. Она ошеломленно уставилась
на него. "Это просто символ” - сказал ей Майкл. “Ничего особеного. Просто знай, что я
люблю тебя"
С разрешения Джун, Джексон продолжал звонить и навещать Джорди, к удивление
семейств Чэндлер и Шварц. Зачем богатая супер звезда мирового масштаба так
старательно и неустанно пытается поддержать связь со своим фаном-тинэйджером ?
Похоже, никто не мог ответить на этот вопрос. Тем не менее, такой сценарий не был
особо странным для людей “из лагеря Майкла”. За годы сотрудничества с Майклом они
видели много подростков с которыми дружил их босс. Годы шли, менялись юные друзья
Майкла, но никто не задавал вопросов своему работодателю касаемо этого, это они
давно выучили. Несмотря на то, что Майкл периодически “зависал” на каких-то мальчиках,
никто никогда не видел его, делающим что-то неподобающее с ними, никто не обвинял его
в чем-то подобном, вот и все. Точка. Объяснением всегда было “потерянное детство”
Майкла, и его дружба с детьми из-за из невинности и доверчивости. Возможно, сеансы
терапии бы помогли больше, но, как сказал один из его людей - “Даже не пытайтесь
спорить с Майклом”.
В пятницу, второго апреля Джорди, его мать и сестра снова приехали в Неверленд,
к Майклу. Войдя в дом, они обнаружили, что перед тяжелой двойной дверью из красного
дерева в спальню Майкла, стоят два манекена. Выглядели они свирепо, одеты были в
костюмы Индейских Ситхов - охранников. Майкл сказал, что они оберегают его от
приведений.
В спальне Майкла, напротив камина, стоял огромный золотой трон. Это выглядело
очень странно...
В эту ночь, Джун с дочерью ночевали в комнате для гостей, а Майкл и Джорди в комнате,
подходящей для короля.
 
ИннаДата: Вторник, 15.10.2013, 20:11 | Сообщение # 6
Группа: Администратор
Сообщений: 14838

Статус: Offline



Либо мама Джорди верит Майклу, либо нет.

Следующие пять дней, которые Джун провела в гостях у Майкла в Неверленде
были для неё днями раздумий. Она гуляла одна по ранчо и размышляла над
странностями, окружавшими ее. С одной стороны, она доверяла Майклу и не верила, что
он мог обидеть её сына. С другой стороны, тот факт, что Джорди спал с Майклом в одной
кровати пугал её. Однако, это же был Майкл Джексон. Человек, с которым её сын делил
постель - МАЙКЛ ДЖЕКСОН!! Джун и её дети гостили в Неверленде, получая шикарные
подарки. Их принимали, как королей... От этих мыслей ей просто сносило башню!!!
Сегодня, она задумалась, как мать. Майкл Джексон, это, конечно хорошо, все эти приёмы
в Неверленде и поездки в Лас Вегас, тоже неплохо. Но! Отношения Майкла с детьми были
странными, невозможно было понять, хорошо это или плохо, что он проводит столько
времени с ними. Джун понятия не имела, как бы она поступила в такой ситуации десять
лет назад. Но, то, что её дети росли без отца, и мужского внимания им нехватало - было
очевидно.
Погостив в Неверленде, все вместе отправились в Лос Анджелес, в огромном
лимузине. Майкл решил не возвращаться в Санта-Барбару, а остаться в убежище на
Уилширском Бульваре, у него возникли проблемы со здоровьем и ему необходимо было
нахоиться недалеко от своего дерматолога.
На самом деле, неделей раньше, Майкл решил отбелить кожу мошонки. Он и
раньше отбеливал кожу, используя крем "Benoquin", прописанный ему много лет назад
доктором Эрни Кляйном. Но, ТАМ, этот крем Джексон ранее не использовал, попробовав,
он ощутил жуткий дискомфорт, жжение и зуд. Дэбби Роу, медсестра личного дерматолога
Майкла, ухаживала за ним, и в знак благодарности, Джексон подарил ей белый фургон
фирмы GMC.
Спустя пару дней, Майкл был уже у себя дома, ему нетерпелось пообщаться с
Джорди, и он позонил.
Во время разговора сына с Майлом, Джун подслушивала и пыталась понять, о чём они
говорят. Но, реплики Джорди представляли из себя лишь: "да", "нет", "может быть". Когда
он повесил трубку, Джун поинтересовалась, о чём они там с Майклом говорили, Джорди
хитро промолчал.
Пять минут спустя, телефон Майкла вновь зазвонил. Это была Джун. Она хотела
знать, ЧТО всё-таки значат отношения Джексона и её сына. Майкл смутился, она что-то
подозревает? Она доверяет ему или нет? Она должна была решить это для себя. Так
ответил ей Майкл.
Майкл предложил встретиться с Джун в своей тайной квартире, чтобы поговорить
с ней с глазу на глаз. Когда мать Джорди пришла к Майклу, он был в пижаме. Он снова
начал умолять ее дать ему шанс.
Его же и так по жизни никто не понимает, а он от чистого сердца заботится о ней и
её семье. Разве он недостаточно доказал это? Это несправедливо! Как после всего, что
он сделал для Джун и её детей она ищет какие-то скрытые мотивы в его поступках? Он
был так добр с ними, разве она это забыла? Джун пришлось соласиться.
Затем Майкл рассказал о том, как ему одиноко в этой квартире и напросился в
гости к Джун и её семье. Джун согласилась принять его. Очень довольный Джексон не
переодевшись (он по прежнему был в пижаме) сел в машину. Позже, Джун рассказывала,
что у неё было такое ощущение, будто она общается с ребёнком, а не со взрослым
человеком.
Оказавшись в доме Шварцев, Джун предположила, что Майкл займет комнату для
гостей. Тем не менее, дабы проверить Джун, что она может полностью доверять ему, он
попросился ночевать с Джорди в одной комнате и спать с ним в одной кровати...
На следующие выходные, Джун, Джорди и Лили снова посетили Неверленд. А через
неделю, Майклу надо было уехать по делам. Он не хотел ехать, объяснял своим
ассистентам, что должен быть здесь, с Джорди и его семьёй. В аэропорте Бэрбанка
рыдающий Майкл обнимал Джорди. Он говорил, что делал ВСЁ, чтобы не ехать в
Филадельфию, но это бизнес... Обещал скоро вернуться и скучать. Всю эту картину
прощания молча наблюдали Джун и Лили.
- Но, ты же скоро вернёшся, Майкл, - вставила Лили.
- Я знаю, - всхлипывал Майкл, крепко обнимая Джорди, - просто я очень люблю вас всех!
Вы моя НАСТОЯЩАЯ семья!, - и он зарылся лицом в волосы Джорди продолжая плакать.
Затем он обнял Лилли и Джун.
- Я скоро вернусь! Я вернусь и мы будем проводить время так же весело, даже лучше,
чем раньше! Я обещаю!
Затем он повернулся к Джорди и сказал, - Не забывай о желаниях, - и заговорчески
подмигнул ему.
- Я не забуду, - ответил мальчик и тоже подмигнул.
Затем Майкл сел в самолёт и улетел. Вся семья ещё долго содрогалась от рыданий, они
все были такими эмоциональными, что со стороны это выглядело, как сцена из жуткой
мелодрамы. Джексона не было всего неделю.
Майкл хотел узнать их всех лучше, но сам расскрывать не желал. Их дружба развивалась
семимильными шагами и Джун даже начала беспокоиться.
- Какие такие желания?, - спросила она у сына, когда они остались наедине.
- Никакие, это наш с Майклом секрет, - ответил Джорди.
- Джорди, мне это не нравится! Ты прекрасно знаешь, я терпеть не могу, когда ты от меня
что-то скрываешь!
Джорди не ответил.
На самом деле, желания, это были шесть правил, которые Майкл и Джорди установили
между собой, по большому счёту это была шутка. Эти самые желания были важны для
Майкла, и он постоянно напоминал о них Джорди. Джексон сказал, если загадывать эти
желания каждый день по три раза, то, возможно, они сбудутся.
1. Никаких “баб, сучек, телок, или шлюшек”.
2. Всегда кайфовать;
3. Жить в Неверленде вдвоём до конца жизни;
4. Не поддаваться "проветриванию" ;
5. Никогда не взрослеть;
6. Быть больше, чем лучшие друзья
 
ИннаДата: Вторник, 15.10.2013, 20:15 | Сообщение # 7
Группа: Администратор
Сообщений: 14838

Статус: Offline



МАЙКЛ ЗНАКОМИТСЯ С ОТЦОМ ДЖОРДИ.
Отсюда пока в работе - перевод Нины Пастуховой. Редактируется.


Лишь одного человека дружба Майкла и Джорди не касалась, этим человеком был отец
мальчика - Эван Чендлер.
Непонятные отношения между Майклом и Джорди развивались стремительно, но Эван
совершенно не следил за этим. Когда Джун звонила бывшему мужу и рассказывала о том,
как они гостили в Неверленде, Эван не особо верил. Ему казалось, что у супер звезды
планетарного масштаба врядли найдётся столько свободного времени, чтобы развлекать
Джун и её детей. Также бывшие супруги обсуждали роль Эвана в жизни Джорди; Джун
считала, что он должен уделять мальчику больше времени. Эван не соглашался. Однако
понимал, что Майкл является его соперником в отношениях с сыном. Отец Джорди очень
сомневался в том, что Майкл не сделает ничего дурного его сыну. Он чувствовал
присутствие и влияние другого мужчины на жизнь своего сына, ему это не нравилось, но
заявления Джун о том, что мальчик больше привязан к Майклу, чем к собственному отцу
он считал глупостью.
- Майкл очень сильно влияет на Джорди, - подчеркнула в одном из телефонных разговоров
Джун,- а о тебе ребёнок упоминает лишь вскользь.
Когда Эван узнал о том, что его сын спал в одной кровати с Майклом, он разозлился.
- Это абсурд! - кричал он в трубку своей бывшей жене, - Это ужасно и совершенно
ненормально!
- Тоже самое и я вначале подумала,- ответила ему Джун, - однако, если бы ты увидел это
сам, то понял, как добр и мил Майкл по отношению к Джорди.
- Фигня! - резко ответил Эван, - Мне это совершенно не нравится, и я намерен прекратить
всю эту "нежную дружбу"!
- Ты преувеличиваешь, - разозлилась Джун, - ничего ТАКОГО там не происходит, я всегда
рядом и в курсе всех событий. И вообще, я мать Джорди и знаю, что лучше для него!
С каких пор Эван будет учить её как воспитывать ребёнка? Она делает всё правильно, и
отношения Джорди и Майкла постоянно находятся под её неусыпным контролем!
Эван обсудил ситуацию со своими друзьями, и все они пришли к единому выводу - то, что
Джорди спит в одной кровати с Майклом Джексоном, кошмарно. Одна из его пациентов
(Эван был дантистом) посоветовала придерживаться нейтралитета, и прекратить панику.
Она была знакома с дерматологом Майкла Арнольдом Кляйном, и позвонила доктору,
чтобы разузнать что-нибудь о Майкле. В ответ Кляйн сказал, что Майкл самый настоящий
и неисправимый гетеросексуал, и причин для беспокойства насчёт дружбы певца и
мальчика нет. "Он самый прекрасный человек на земле! И, клянусь Богом, вы совершаете
огромную ошибку пытаясь разглядеть какие-то грязные намерения со стороны Майкла. Он
чист и невинен, как дитя!" Вот какими были слова Арнольда. Однако, не смотря на
заявление доктора Кляйна, у пациентки Эвана Чендлера было своё мнение на этот счёт.
Она рассуждала так: лишь в одном случае взрослый человек может делить постель с
ребёнком, если этот взрослый кто-то из родителей ребёнка. И даже в такой ситуации, не
стоит это афишировать.
Ещё один из друзей Эвана Чендлера, доктор Марк Торбинер сказал, - Это же
ненормально! Эван, будь реалистом, такая ситуация в нашем мире расценивается, как
безумие!
18 апреля Майкл вернулся из своей деловой поездки. Ещё не успев доехать до
Неверленда, он позвонил Джорди и пригласил его, Джун и Лилли к себе на ранчо на
"пятидневные каникулы". А Эван в свою очередь пересмотрел собственные взгляды на
дружбу Майкла и Джорди, и визиты сына к певцу начали его раздражать.
22 апреля, к большому огорчению Эвана, Майкл, Джорди, Джун и Лили отправились на три
дня во Флориду, в Диснейленд. Эту поездку они совершили на самолёте,
принадлежавшему компании Sony. По возвращению в Лос Анджелес, Майкл снова
напросился погостить у Джун в её доме. И снова он спал с Джорди в одной кровати.
Неделю спустя, Джексон купил компьютер для своего юного друга. Радость Джорди
невозможно было описать словами! А вот Эван очень расстроился, ведь он сам
планировал подарить сыну компьютер, а Майкл попросту говоря, подложил ему свинью.
Майкл и Джорди договорились, что этот компьютер будет установлен в тайной квартире
Джексона, и, когда мальчик будет гостить там, он сможет играть и пользоваться
интернетом.
Ещё в начале мая, Майкл решил взять с собой Джун и её детей в Монако, на вручение
премий World Music Awards. Он ехал туда за тремя трофеями, в том числе за наградой
"World's Best-selling Record Artist of the Era". Джексон и его окружение отправились в
Монако первым классом самолёта и остановились в гостинице "Hotel of Paris", в номере
Уинстона Черчиля, стоимостью две тысячи долларов в сутки. Эти дни обещали стать
незабываемыми для Джун и её детей. Единственное объяснение того, зачем Майкл
потащил их всех за собой так далеко было то, что он не на минуту не хотел расставаться
с Джорди.
В день отъезда, Эван Чендлер пришёл к дому Шварцев, чтобы попрощаться с сыном. С
Майклом Джексоном он до сих пор не встречался, да и, честно говоря, шансов на эту
встречу у отца мальчика было мало. Однако он надеялся, что Джун отдаёт себе отчёт,
согласившись на эту поездку. С грустью Эван отметил для себя то, что Джорди был очень
холоден по отношению к нему. Как позже вспоминал старший Чендлер, в тот день он
понял, что сын очень отдалился и собственный отец его теперь не особо интересует.
Эван стоял на обочине дороги и наблюдал, как Джорди, Лилли и их мать садились в
лимузин. Они болтали между собой, смеялись, и несчастный отец почувствовал, что он
совершенно чужой на этом празднике жизни. "Тогда я подумал," - рассказывал Эван
Чендлер, - "наверное, в один прекрасный день Джун решит развестись с Дэйвом
Шварцем, это, естественно гарантирует массу проблем, зато, она может захомутать
Майкла Джексона. Глядя на то, как весело они проводят время, я могу предполагать такой
вариант. Но, может быть я ошибаюсь."
В Монако, Майкл постоянно фотографировался с Джун Джорди и Лилли. На некоторых
фотографиях он несёт Лилли на руках, Джун и Джорди идут рядом, Джексон одет в
красную рубашку и свою неизменную чёрную шляпу. Во время церемонии награждения,
Джексон сидел рядом с Принцем Альбертом, а Джорди сидел на коленях у певца.
16 мая Майкл Джексон и его друзья вернулись из Европы. Находясь в аэропорте, в одном
из магазинов они обнаружили номер газеты "National Enquirer" с заголовком - "Майкл
Джексон и его новоприобретённая семья". Дальше следовала статья пестревшая
фотографиями Майкла и Джорди в Диснейленде. "О, не верьте всей этой чуши!"- сказал
Майкл своим друзьям, хотя статья была правдивая на все сто процентов, - "Они
постоянно пишут обо мне только неправду!". Майкл даже не догадывался о том, что Эван
Чендлер также читал эту статью. Отец мальчика был обеспокоен тем, что такая
известность его сына может привести к киднеппингу. И он уж точно был уверен, что
отношения Джорди и человека, с которым Эван даже не был знаком - Майкла Джексона,
вышли из под контроля. Он позвонил Джун, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию. А
также позвонил Дэйву Шварцу, поговорить на предмет вышедшей статьи, оба они пришли
к одному выводу.
Вначале Дэйв поддерживал свою жену и полностью разделял её взгляды на
происходящее, но после выхода статьи ему стали звонить друзья и подкалывать на тему
того, что Майкл Джексон украл его семью. В конце концов он потребовал, чтобы Джун
перестала дружить с Майклом. Джун категорически отказалась, назвав Эвана "жутким
эгоистом".
Затем, Джун передала Майклу весь этот эмоциональный разговор. На что Майкл ответил, -
"Такое поведение свойственно взрослым. Знаешь, когда люди вырастают, они перестают
доверять друг другу. Согласись, что это ужасно!"
В первый уикенд лета 1993 года, Майкл гостил у Джорди в гостях. Они играли и
развлекались даже не подозревая о том, что Эван Чендлер решил устроить Джорди
сюрприз и навестить его без предупреждения. Они играли в комнате Джорди, когда Эван
приехал, он вошёл в спальню к сыну и застыл на пороге. Майкл, который не горел желание
встречаться с отцом своего юного друга, смутился при виде Эвана и забился в угол
комнаты.
Эван медленно обошёл комнату. Майкл сидел тихо, как мышь и сперва отец Джорди его не
заметил. С каждым шагом челюсть Эвана отвисала всё ниже. Кругом были сотни разных
игрушек, многие были до сих пор в коробках, стопки компакт дисков, видеокассет,
картриджей для игровых приставок. Подсчитав в уме на сколько тысяч доларов тянут эти
атрибуты счастливого детства он спросил, - "Джорди! У тебя столько всяких игрушек! А
где ты это всё взял?"
Во время того, как он задавал свой вопрос, краем глаза, Эван заметил какое-то движение
в углу комнаты. Это был Майкл. Первое впечатление Эвана Чендлера о Майкле Джексоне
было мягко говоря жутким. Макл был при полном макияже, с красной помадой на губах и
чёрной подводкой вокруг глаз, на носу у него был наклеен лейкопластырь, он жевал
жвачку и испуганно смотрел на отца мальчика.
- Здраствуйте, мистер Чендлер. - прошептал Майкл и протянул ему руку. Эван пожал руку
певца, как позже он вспоминал, рука Джексона была вялой и слабой.
Вдруг в комнату вбежал пятилетний сын Эвана Никки. "Вау! Майкл Джексон!!" - закричал
мальчик, и уже через минуту он сидел рядом с Майклом на полу, играл с ним в солдатиков
и боролся. Эван и Джорди молча наблюдали эту картину. Через некоторое время все
четверо вышли на задний двор и стреляли из рогаток. Майкл постоянно трогал свой нос,
через каджые две минуты. Почему? Никто и понятия не имел. Никто его не спрашивал.
Когда Джексон ушёл, Эван уже считал его чуть ли не своим лучшим другом. Майкл
произвёл на него, прекрасное впечатление, Чендлер рассказывал позже, что певец был
так добр и внимателен к Джорди и Никки, постоянно шутил и был совершенно
"нормальным".
Пару дней спустя Джексон пригласил Эвана к себе в тайную квартиру и попросил взять с
собой Никки. Когда отец и сын приехали, они обнаружили там поджидающих их Майкла и
Джорди. В тот день Майкл подарил Никки кучу игрушек, а Эвану наручные часы от Картье.
Пока мальчики играли, взрослые беседовали, Джексон признался, что хочет взять Джорди
с собой в турне Dangerous, вторая часть которого должна была начаться 24 августа 1993
года на Национальном стадионе Тайланда в Бангкоке. Он подчеркнул, что во время
поездки мальчик узнает для себя много нового. Ведь они посетят такие страны как
Тайвань, Япония, Россия, Израиль, Турция и Мексика. Майкл надеялся, что получит
согласие Эвана, ведь это такая возможность для его сына, и, конечно же, певец
собирался получить разрешение Джун.
Через время, Эван которого всё ещё мучали подозрения спросил Майкла,:
- Майкл, скажи, какова природа ваших отношений с Джорди?
- Ну, я не знаю, как тебе это объяснить, это что-то...что-то..., - казалось, Майкл не мог
подбрать слов, - это что-то космическое! - наконец выпалил он.
И тут, Эван задал вопрос, который его мучал больше всего:
- Майкл, ты когда-нибудь занимался сексом с моим сыном?
Многим может показаться, что во время этой фразы, Эван Чендлер мысленно
представлял, как крепко сжимает руками горло Майкла Джексона, но, сам Эван позже
признался, что был спокоен.
Майкл был шокирован. Он не мог поверить, что Эван спрашивает у него ТАКОЕ! Он
совершенно не был готов к такому откровенному разговору.
- О Боже...как ты можешь спрашивать меня о таком? Я просто не верю своим ушам!
Какое-то время двое мужчин пристально смотрели друг на друга не зная, что сказать.
Эван решил дальше не продолжать тему о сексе и сказал:
- Майкл, если ты перестанешь дружить с Джорди, то сделаешь ему очень больно.
- Перестану дружить с Джорди? Как такое может случится? Ведь он единственный, кто
понимает меня! Я буду дружить с Джорди до конца дней своих.
Как позже рассказывал Эван, он не знал, как относится к Майклу и к ситуации в целом.
Смеяться ему или плакать? А Майкл в свою очередь делал вид, что ничего такого не было
и не акцентировал внимание на вопросах Эвана.
Пару дней спустя, Эван Чендлер вновь по полной ощутил роль Майкла Джексона в жизни
Джорди. Майкл пришёл на день рождения Никки, и все гости находились в состянии
глубочайшего шока, так как не могли поверить, что САМ Майкл Джексон играет на лужайке
с их детьми.
- Ну, кто же не хочет, чтоб Майкл Джексон был другом вашего ребёнка? - спрашивал у всех
Эван. Затем он добавил, что предложил Майклу построить ещё одно крыло в доме для
себя, чтобы чаще видиться с Джорди.
- Может он ещё прямую трассу из Санта Барбары построит..., - шутил Эван.
Майкл серьёзно отнесся к предложению Эвана о пристройке к дому, и уже обдумывал все
детали.
В ту ночь Джексон остался ночевать в доме Чендлеров, он спал в одной комнате с Никки
и Джорди. После того, как мальчики с Майклом посмотрели мультфильм "Питер Пен", Эван
зашёл пожелать им всем спокойной ночи. Последнее, что он увидел выходя из комнаты,
это Майкл Джексон лежавший под одеялом на раскладушке и мальчики лежавшие на
двухэтажной кровати, Никки вверху, а Джорди внизу.
Странная сцена, Майкл Джексон, всемирно известный артист, самая известная персона в
шоу бизнесе, крутился на неудобной раскладушке, чтоб принять более комфортную позу
для сна. Майкл Джексон спал на раскладушке, только потому, что хотел ночевать в
комнате с двумя мальчиками.
Разве ему больше нечем было заняться, кроме ночёвок с Джорди? Разве не он должен
был записывать песни, давать концерты и ездить в турне?
Разве не он дружил с огромным количеством знаменитостей и членами королевских
семей, например с принцесой Дианой? Почему он никогда не упоминал о них? И где в
конце концов была его семья? Почему он никогда не разговаривал на эту тему? Он
никогда не упоминал ни одного из своих братьев, и вообще никого из своих
родственников.
Разве он не сказочно богат? Исходя из данных Forbes, Майкл в 1992 году заработал 55
миллионов долларов. Почему он постоянно ходит в старой майке и видавших виды
джинсах, почему каждый день надевает одни и те же чёрные туфли? В таких ситуациях
его богатство выглядело нелепым.
Для сравнения. Эван как-то был свидетелем разговора между Майклом и Джорди. Они
стреляли из водяных ппстолетов по помидорам выстроенным в ряд на возвышении, и
Майкл сказал Джорди, - "Знаешь, я подумываю о том, чтобы купить себе самолёт." Джорди
пожал плечами. А Майкл продолжил, - "вот если бы я отошёл на три шага назад, я бы сбил
тот помидор справа!"
Евли бы кто-нибудь сказал Эвану, что человек, который спит в одной спальне с его
сыном двойник Майкла Джексона, он бы больше поверил в это, чем в то, что человк
лежащий свернувшись калачиком на раскладушке настоящий Король Поп Музыки - Майкл
Джексон...
Через несколько дней Майкл и Эван уже общались, как старые знакомые. Они вдвоём
обсуждали дела смейные, например, дальнейшее обучение Джорди и Никки. Так же,
Джексон рассказал Чендлеру о том, что Джорди считает того ужасным отцом, а так же
высказал собственное мнение по поводу отношений отцов и детей. Обсудили они и
жалобы Дэйва Шварца про "украденную семью". Эван разделял точку зения Дэйва о том,
что статья в National Esquire была кошмарной, а Майкл в свою очередь объяснил, что
давно привык к статьям такого содержания о себе лично и своих друзьях-знаменитостях,
и посоветовал Эвану не обращать на это внимания. Чендлер сказал, что Джексон ему
очень симпатичен, и, что он будет рад, если Майкл будет продолжать дружить с Джорди и
Никки.
Они пожали друг другу руки и договорились поддерживать дружеские отношения.
На самом деле, Эван всё пытался понять природу отношений Майкла и Джорди, что это за
"космические отношения"? Но, как известно, любопытство сгубило кошку, и иногда он
старался забыть то, чего себе сам напридумывал. Майкл же не ответил на вопрос о
сексуальных отношениях с Джорди... Он жутко смутился, но не ответил... Мысль об этом
доставала Эвана Чендлера похуже самой ужасной зубной боли. Один инциндент
произошедший несколько дней спустя просто добил Эвана.
Они были всей семьёй у Эвана дома, Майкл гостил у них, все сидели и смотрели
телевизор, и тут Эван заметил, что Джексон буквально глаз не сводит с Джорди,
постоянно смотрит на него. Когда отец мальчика поинтересовался у Майкла, чего он
постоянно следит за парнем, Майкл ответил,: "Я просто смотрю." Когда Джорди вышел из
комнаты на кухню, Джексон пошёл за ним, когда Джорди вышел, чтобы поговорить с
друзьями, заглянувшими к нему, Майкл пошёл за ним. В конце концов, когда мальчик встал
и направился в туалет, а Майкл последовл за ним, Джорди не выдержал,
- Майкл! Я иду в туалет! Ты можешь остаться здесь! - Майкл расмеялся и ответил,:
- Ок, хорошо.
Эван замечал, что Джорди и Майкл невероятно сблизились. Так иногда бывает, когда
гувернанты имеют большое влияние на подопечных и меняют их поведеие и
мировозрение. Но, ведь Майкл был совершенно посторонним человеком, он не был
членом семьи! Однако, его влияние на Джорди было огромным, и оставалось много
вопросов без ответов. Почему Майкл и Джорди часто шутили на темы известные лишь им
двоим? Почему разговаривали на своём собственном секретном языке? Почему они
постоянно шептались? Почему разговаривали тихо, а если в комнату вдруг заходил кто-то
из родителей Джорди, моментально замолкали? Почему Джорди вдруг стал одеваться как
Майкл, всегда ходил в шляпе и зеркальных очках? И, самый главный вопрос, почему они
постоянно спали в одной комнате?
Через время Эван так достал Майкла своими распросами о природе их отношений с
Джорди, что Джексон начал шарахаться при виде отца мальчика. Он избегал встреч с
ним, чтобы не подвергнуться очередному допросу со стороны Эвана. "Что ему не
нравится в наших отношениях с Джорди?" - думал Майкл, - "Неужели он до сих пор не
понял, что мы с Джорди просто хорошие друзья? Разве он не может относиться ко мне,
как к члену семьи? Или мне придётся доказывать свои благие намерения ещё раз, как
когда-то я делал это перед Джун? Неужели наша с Джорди дружба закончится только лишь
потому, что его отец не верит мне? "
Когда Майкл был кем-то недоволен, этот человек моментально уходил из его
собственного мира. Многие люди сыграли огромную роль в жизни Джексона, но лишь раз
оступившись были изгнаны из мира Майкла Джексона. Например, Джон Бранка, много лет
служивший Майклу верой и правдой, он был одним из его лучших друзей, но, и это не
спасло его от исключения из числа персон приближённых к суперзвезде. Если Майклу не
составило труда уволить Бранка несмотря на десятилетнюю дружбу и сотрудничество, то
уж игнорировать Эвана Чендлера труда не составляло.
Однако, Джексон недооценивал Эвана, от него было не так просто избавиться. Всё таки
он был отцом мальчика к которому так привязался Майкл. Он не собирался исчезать из
жизни Джексона и хотел быть в курсе их дружбы с Джорди, независимо от того доверял он
певцу или нет. В этой дружбе явно было что-то не так, и он хотел докопаться до истины и
был уверен, что Майкл Джексон никуда от него не спрячется.
 
ИннаДата: Вторник, 15.10.2013, 20:17 | Сообщение # 8
Группа: Администратор
Сообщений: 14838

Статус: Offline



ГРЯЗНЫЕ МЫСЛИ


В июне 1993 года, Джорди закончил седьмой класс, и по этому поводу в школе должна
была состояться вечеринка с танцами. За месяц до выпускного бала, Джорди
предвкушал это событие и очень ждал его. Он всегда пользовался популярностью среди
одноклассниов, у него было много друзей, но, всё это было раньше. С того момента, как
он познакомился с Майклом Джексоном, он перестал быть общительным, многие друзья
отвернулись от него, родители были опечалены этим. Однако, тот факт, что мальчик с
энтузиазмом готовится к ежегодному школьному балу успокаивала Джун, со стороны он
снова казался обычным подростком.
Но, не долго радовалась Джун, однажды Джорди зашёл к ней в комнату и сообщил о том,
что на школьный бал он не пойдёт, а проведёт этот вечер с Майклом. Джун была в шоке.
Джорди добавил, что ему намного интересней с Майклом, чем со своими школьными
друзьями и он предпочитает быть с Джексоном в этот вечер нежели плясать с
одноклассниками. Джун в свою очередь обьяснила сыну, что он не должен отталкивать от
себя своих друзей-сверстников из-за дружбы с Майклом. "Можно дружить с ребятами
своего возраста так же хорошо, как с Майклом!" - утверждала она, - "Не надо выбирать
между ними!" Однако, у Джорди были свои мнения на этот счёт. Он считал, что
сверстники не понимают его так, как Майкл,- "Они злые, и относятся друг к другу
отвратительно, совсем, как люди попавшие под влияние "Условий действительности", то
есть, как обычные взрослые". Джун очень расстоилась, услышав, как её сын как попугай
слово в слово повторяет теорию Майкла. "Лучше поговори со своим отцом", подытожила
она.
Позиция Эвана Чендлера на этот счёт была однозначна, - "Только через мой труп! Ты не
можешь проводить всё своё время только лишь с Майклом Джексоном! Я не позволю
тебе! Мне всё это уже надоело!"
"У тебя ничего не выйдет", - дерзко ответил ему Джорди, - "я буду поступать так, как я
хочу!"
Эван начал задумываться над тем, а не гей ли Майкл? Если так, то может и его сын тоже
гей? Других объяснений он придумать не мог,он просто зациклился на таком исходе дела,
а что дальше делать, не знал. "Пусть всё идёт своим чередом", - решил Эван, - "но с
сыном нужно сблизиться снова." Если, всё ж, такая проблема существует, то он должен
быть в курсе.
"Ты знаешь," - обратился к сыну Эван, - "я очень переживю из-за всего этого. Мы очень
любим тебя, а ты отдаляешься. Майкл может всецело присутствовать в твоей жизни, но,
ведь есть ещё мы с твоей мамой, и остальные люди."
Когда Эван подошёл обнять Джорди, тот не особо обрадовался. Мальчику не понравились
слова отца, и он совершенно не хотел никаких проявлений нежности и любви. Как позже
признался Эван, он почуствовал, что теряет сына. Ребёнок променял его, родного отца,
на совершенно чужого человека! И чем больше он осознавал это, тем больше понимал,
что надо было пресечь эти отношения с Майклом Джексоном ещё в самом начале. Слова
не действовали на Джорди и Эван решил пригрозить ему, - "Ты пойдёшь на эти чёртовые
танцы, Джорди! И никаких ночёвок с Майклом Джексоном!!"
"Никуда я не пойду!" - крикнул мальчик, - "Тебе никогда не нравился Майкл! Ты только
делаешь вид, что дружишь с ним! Он рассказал мне всё, как есть! И это правда!"
Джорди не пошёл на школьный бал. Он провёл этот вечер с Майклом.
Джексон должен был предвидеть это, он понимал, какого шума наделал в жизни Джорди,
но эффект посильней он произвёл на родителей мальчика, и даже на его отчима Дэйва
Шварца. Резкое появление Майкла в их жизни сначала привело к небольшому
замешательству, затем всё спуталось окончательно. Вначале, трое взрослых были друг
против друга, затем Джорди против своих родителей, и, в конце концов, приближался
печальный финал вечной дружбы. Без результативного, нормального разговора, крах
отношениям Майкла, Джорди и его семьи был неизбежен. А для мальчика это было ещё
чревато неприятностями дома.
Считал ли Майкл себя виновным в том, что происходило в семье Чендлер-Шварц? Один
из сотрудников Майкла как-то заговорил с ним об этом. Разговор происходил в
Неверленде, оба сидели в машине для гольфа.
-Почему бы тебе не оставить всю эту затею с Джорди? - спросил сотрудник у Джексона.
- Нет! - ответил Майкл.
- Но, почему?
- Как тебе сказать..., - Майкл был спокоен,он смотрел в небо любуясь безграничными
просторами бесконечного космоса.
- Но, разве ты не видишь, какую суматоху ты провоцируешь своей дружбой с Джорди?
Может тебе следует прекратить всё это? - с напором поинтересовался сотрудник.
Майкл разозлился, буквально за секунду он превратился из кроткого ягнёнка в вулкан
страстей.
- Слушай, я не единственная причина всех этих недоразумений. Есть ещё родители
Джорди, до которых никак не дойдёт, что моя дружба с их сыном чиста и невинна. У них в
голове грязные мысли! Здесь нет даже никаких намёков на сексуальные отношения.
Откуда они это взяли?
- Но, Майк...
Майкл резко встал и ушёл, даже не завершив разговор.
Если люди знающие Майкла очень близко и утверждающие, что он ребёнок в душе говорят
правду, тогда его поведение можно объяснить. Иногда он и вправду ведёт себя как
маленький мальчик, особенно если что-то происходит не по его сценарию. Существуют
два мнения: его и неправильное.
7 июля 1993 года, Эван Чендлер начал процесс разрушения дружбы между Майклом и
Джорди. И, если это таки произойдёт, он решил разорвать какие-либо отношения с Джун, а
также, добиться пересмотрения опёки над их сыном. В документальном прошении для
суда, Эван запрещал своему сыну водить какую-либо дружбу с Майклом Джексоном и
больше никогда не навещать артиста ни в одном из его домов. Потребовал
принудительного лечения Джорди у психиатра, дабы помочь мальчику избавиться от
влияния Джексона. Так же , он обвинил Джун в том,что она никак не препятствовала этой
"нездоровой" дружбе между Майклом и Джорди, - "И, я знаю почему." - указал Эван, - "Она
(Джун) неоднократно принимала дорогие подарки от Джексона." В итоге, Чендлер старший
заявил, что, - "Джексон неоднократно ночевал вместе с моим сыном, это просто таки
вошло у него в привычку. Мало того, что они ночевали вдвоём, они спали на одной
кровати. На мой прямой вопрос - занимался ли он когда-нибудь сексом с моим сыном,
Джексон не ответил. Однако, заявил, что и дальше будет продолжать спать с Джорди, и
отношения между ними являются "космическими."
Майкл был жутко расстроен. Он был вне себя от гнева и по прежнему не собирался
обсуждать свои отношения с Джорди, а тем более жертвовать этими отношениями из-за
того, что не может найти общий язык с родителями мальчика. Скорее, он видел в этом
ещё одно яркое доказательство своей теории о том, что взрослым верить нельзя. Эсли
Эван защищал интересы своего сына и всем сердцем переживал за него, то Майкл желал
лишь продолжения этой прекрасной дружбы, но, продолжения без лишних расспросов со
всех сторон.
Сердцу не прикажешь, Майкл Джексон искренне хотел и дальше быть вместе с Джорди.
 
ИннаДата: Вторник, 15.10.2013, 20:19 | Сообщение # 9
Группа: Администратор
Сообщений: 14838

Статус: Offline



СЕКРЕТНАЯ АУДИОЗАПИСЬ


С тех пор, как Эван Чендлер подал своё прошение в суд, Джун окончательно перестала
ему доверять. Её муж Дэйв, согласился, что это не шутки, а реальная угроза со стороны
Эвана. Хотел ли он этим иском в очередной раз обвинить Джун в том, что она плохая
мать, раз позволяла дружбе Джорди и Майкла существовать? Добивался ли он полной
родительской опеки над сыном?
2 июля 1993 года Эван Чендлер встретился с Дэйвом Шварцом, чтобы обговорить
ситуацию, сложившуюся в их семье. Во время разговора Эван чистосердечно признался,
что хочет положить конец царствованию Майкла Джексона над своим сыном, и добавил,
что очень хочет посмотреть. Эван попросил Дейва посодействовать ему в этом деле.
Однако Дэйв не принял это предложение, он совершенно не желал влезать в эту историю
и тем более, в отношения Джорди и Майкла. Дэйв ответил Эвану, что Джун держит всё под
контролем, а он не хочет вмешиваться, потому, как это может грозить разводом, да и
отношения с Джорди он портить не собирался.
На протяжении следующих нескольких недель проблема сама собой не решилась. Майкл,
Джорди и Джун в конец прекратили доверять Эвану и свели общение с ним к минимуму.
Эван, в свою очередь, тоже ушёл "в подполье", лишь спустя месяц, он позвонил Джорди.
Он настаивал на встрече со всей троицей (Джорди, Джун, Майкл), так как знал, что сын и
бывшая жена собрались сопровождать Джексона в его турне сроком на пять месяцев.
Эван очень не хотел их отпускать, ему казалось, что для Джорди это небезопасно,
поэтому, он позвонил Джун и оставил на автоответчике сообщение о просьбе встретиться
всем вместе девятого июля.
Дэйв Шварц позвонил Эвану, и поинтересоваться, действительно ли тот требует встречи
с Майклом Джун и Джорди. "Ты понимаешь, что таким способом ничего не добьёшься?" -
сказал Дэйв.
"Слышишь ты, недоносок!" - резко ответил Эван, - "Я переживаю за своего ребёнка! Я
хочу, чтобы он был со мной! Не знаю, что у вас там с делишки с этим Джексоном, но мне
всё это давно не нравится!"
Они беседовали ещё около часа, периодически набрасываясь друг на друга.
Пообщавшись с Эваном и обдумав ситуацию, Дэйв решил записать их разговор на плёнку.
Спустя час, он снова позвонил Эвану.
Во время разговора состоявшегося 8 июля, и позже предъявленного в Лос Анджелеском
суде, Эван говорил о том, что очень зол на Майкла, который перестал звонить ему и
больше не поддерживает с ним дружеских отношений. "Я не пойму, по какой причине
Майкл больше не звонит мне". - Сказал Эван Дэйву. Затем он добавил, что как-то очень
долго разговаривал с Майклом и подробно объяснил певцу условия их дружбы. Эван
Чендлер так и не объяснил Дэйву Шварцу, что именно он хотел от дружбы с Майклом
Джексоном. Также, он говорил о том, что ему не нравится то, что Майкл проводит очень
много времени с Джорди. Он был жутко зол на Джун, сказал, что она посоветовала ему
"пойти поонанировать", когда Эван хотел обговорить ситуацию с Майклом и Джорди. Под
давлением Дэйва Эван признался, что Майкл Джексон украл его семью, а также совратил
Джорди своими деньгами и могуществом. Ещё он признался, что подозревает о
сексуальных отношениях между Майклом и своим сыном. И, в конце концов, он дал
понять, что так просто дело не оставит, а будет нанимать юриста для решения этой
проблемы. Он уже присмотрел для этого своего друга Барри Ротмэна.
Барри Ротмэн однажды оказался в стоматологическом кресле Эвана. Эван Чендлер ни с
того ни с сего вдруг начал делиться с ним своими опасениями по поводу изменений в
поведении Джорди. Он очень эмоционально рассказывал Барри о своём сыне и в конце
расплакался. Чендлер старший признался юристу, что между ним и сыном, словно стена
выросла, а как сломать её и вернуть отношения в привычное русло, он не знает. Он так
переживал, что теряет Джорди, что Барри высказал своё мнение о дружбе мальчика с
певцом. В этой дружбе, по мнению Ротмэна, очевидно присутствовали сексуальные
отношения. Барри посоветовал Эвану проконсультироваться с юристом по поводу такой
щекотливой ситуации и сразу же предложил свои услуги.
"Я получил от самой мерзкой сучки самого дрянного сына!" - сказал Эван Дэйву. Он
договорился о сотрудничестве с Барри Ротманом, который ранее представлял интересы
Литл Ричарда, Оззи Осборна, групп The Who, The Rolling Stones. "Всё, что он (Барри)
хочет сделать, это придать делу публичную огласку насколько он сможет; сделать это так
быстро, насколько он сможет; раздуть это в таких масштабах, насколько он сможет;
унизить человека так сильно, насколько он сможет". - Продолжал Эван, - "он наглый,
умный, сообразительный, и жаждет публичной славы. Каждый пункт плана у него чётко
сформулирован и многократно обдуман. Как-то я позвонил ему и он сказал, что может
уничтожить любого, причём, сделать это обходными путями. С помощью хитрых уловок,
мерзостей, гадостей, наглости. Я разрешил ему действовать по его усмотрению и делать
всё, что он пожелает нужным".
"Джексон - хренов козёл!" - Проорал в трубку Эван - Он воплощение зла, и я докажу это!!
Я пройду через всё и выиграю! Я сделаю всё и получу всё, что мне надо, а его уничтожу!
Уничтожу эту сучку Джун и карьеру этого придурка Джексона!!"
Затем Дэйв и Эван обсудили затею Джун с поездкой вместе с Майклом в его турне
Dangerous осенью. "Пусть думают что хотят, никуда они не поедут!" - Заявил Эван.
Чтобы разозлить Эвана посильней и вытянуть из него побольше информации, Дэйв
спросил, как именно Чендлер собирается помочь Джорди. И тут терпение Эвана
лопнуло... "Самая главная причина, это Джун. Она плохо влияет на сына, и Джексон тоже
плохо влияет на него. Я могу доказать это, и я докажу это! Даже если это будет стоить
мне сотни тысяч долларов, я не поскуплюсь. Ты знаешь, что таких денег у меня нет, но я
готов стать банкротом, лишь бы получить то, чего я хочу. Я устрою кровавую бойню если
не получу всего, чего желаю. Всё это будет намного масштабней, чем все вы можете себе
представить".
«Я думаю, что Джорди просто боится всё рассказать», - продолжил Эван. «Есть одна
вещь, которая может поломать всё на свете и уничтожить любого. Это подозрение.
Джексон далеко зашёл, никто больше ему не доверяет. Вы даже себе представить не
можете, что я сделаю с ним! Это будет похуже самого ужасного ночного кошмара! Он
больше не продаст не единой записи! Я так выстрою ход дела, что ему нечем будет
крыть. Он будет уничтожен»!
Знал ли Эван Чендлер, что весь его разговор записывается на плёнку? Знал ли он о том,
что когда-нибудь эту плёнку может услышать сам Майкл Джексон? Или может, это был
хорошо отрепетированный спектакль, который Эван разыгрывал по одной причине –
страхом перед могуществом Майкла Джексона? Или он всерьёз решил уничтожить его?
Только он знал, что в это время творилось в его голове на самом деле… и он никому об
этом не говорил.
На следующий день после откровений Эвана Чендлера записанных Дэйвом Шварцем,
«несчастный отец» собрал всех членов своей семьи и обговорить то, что твориться с
Джорди. Однако на встречу явился только сам Эван. И он был зол как никогда. Позвонив
Джун он вновь начал рассказывать о том. Что между Майклом и Джорди происходит что-то
невообразимо ужасное. Джун ответила, что всё это ей уже надоело и Эван делает из мухи
слона, затем она добавила, что они с Джорди всё равно поедут вместе с Майклом в его
турне, на что Эван заявил, что «это она так думает».
Затем Эвану перезвонил адвокат Джун Майкл Фримен, «Эван сказал мне, что обратится
во все газеты и расскажет всю правду. Только одного я не могу понять, если Майкл
Джексон действительно делал с Джорди страшные вещи, то почему бы сразу не
обратиться в полицию? К чему все эти публичные огласки дела, которое существует
только лишь в мыслях у Эвана Чендлера?»
В тот же самый день Джун и Дэйв решили встретиться с Майклом и рассказать ему о
планах Эвана. Но Майкл не воспринял их слова всерьёз. «О! такое происходит в моей
жизни чуть ли не каждый день! Я скажу своим людям. Чтобы они разобрались с этим. Не
переживайте!» но, когда Джексону дали прослушать плёнку с откровениями Эвана, он
озверел. «Его голос звучал с такой злобой!», рассказал он мне в интервью месяц спустя.*
«Я знаю, эти слова и обещания всего-навсего вымогание денег. Поэтому я отдал эту
пленку Берту* и Энтони* и постарался поскорей забыть об этом. »
«Ты разозлился?», спросил я Майкла.
«Нет», ответил Майкл, «я знаю, что ничего такого не делал. Так зачем же мне злиться?»
«Да, ты знаешь, что ничего не сделал, но ты ведь тебя могут обвинить в чудовищном
преступлении?», добавил я.
«Я так не думаю», очень резко ответил Майкл. «Я не трясусь от страха».
Когда я просматривал это интервью позже, мне показалось, что безразличие Майкла было
наигранным. Позже, один из особо приближенных к Джексону рассказал мне, что на самом
деле Майкл был ужасно зол, после прослушивания плёнки с рассказами Эвана. Вот, что он
сказал – «И это после всего того, как хорошо я относился к самому Эвану и его семье?
После всего этого он осмелился говорить такие ужасные вещи обо мне? После того, как я
покупал кучу подарков ему самому и всей его семье? После того, как я пустил его в свою
жизнь, в свой дом? Скажите ему, что Майкл Джексон шлёт его ко всем чертям!» Вот так на
самом деле отреагировал Майкл.
Также я поинтересовался у Джексона, есть ли хоть доля правды в этих слухах насчёт него
и Джорди? «О, Боже! Конечно же, нет! Это же просто смешно! Это самое настоящее
враньё! Предайте Эвану, что Майкл Джексон посылает его куда подальше, вот это
правда!»
9 июля 1993 года Джун и Дэйв Шварц встретились с адвокатом Майкла Энтони Пеликано,
в его офисе на бульваре Сансет. Там они все вместе ещё раз прослушали плёнку с
откровениями Эвана Чендлера записанными Дэйвом.
Сильный, серьёзный и не терпящий ерунды Пеликано с первого взгляда наводил некий
страх на собеседника. У него всегда была своя точка зрения, и он очень агрессивно
представлял интересы своих клиентов. Ради интереса хочу заметить, что известным он
стал после дела 1977 года, когда с его помощью в куче листьев были обнаружены останки
тела третьего мужа Элизабет Тейлор Майка Тодда. Тело Тодда было выкрадено из могилы
кладбища Иллинойса мародерами, искавшими кольцо с бриллиантом в десять карат
подарок Элизабет, в котором, как они думали, был похоронен Майк Тодд. На сегодняшний
день карьера Пеликано не такая блестящая. В ноябре 2002 года он был арестован по
обвинению в найме человека угрожавшего репортёру газеты Los Angeles Times, который
расследовал связь с мафией актера Стивена Сигала.
Также во время прослушивания пленки присутствовал Берт (Бертрам) Филдс, один из
приближенных Майкла. Он и на сегодняшний день остается одним из самых влиятельных
представителей звёзд шоу бизнеса. Его клиентами были многие от Биттлз до Тома Круза
и Джона Траволты. Он всегда представлял интересы Майкла Джексона с повышенной
агрессивностью, а особенно, после прослушивания пленки с голосом Эвана Чендлера.
Прослушав пленку, он сказал – «Я в шоке! Это ужасно! И это выглядит как
вымогательство на все сто процентов!»
На следующий день Энтони Пеликано организовал встречу Майкла и Джорди в одной из
тайных квартир Джексона. Энтони попросил выйти Джун, Дэйва и Майкла из комнаты и
оставить их с Джорди наедине. Его целью было расспросить мальчика о его отношениях с
Майклом Джексоном. «Я решил немного надавить на парня», - рассказал позже Пеликано,
«это было очень серьезное дело, времени на деликатность не было. Я прямо спросил у
него, видел ли он когда-нибудь Майкла без одежды? И видел ли когда-нибудь Майкла без
одежды. Происходило ли между ними, что-либо относящееся к действиям сексуального
характера. Парень, не моргая, уставился на меня огромными и перепуганными глазами, и
произнёс», «Нет, Нет. Нет». «Я поверил ему». Энтони разговаривал с Джорди более часа и
подтвердил, что ничего такого, в чём обвиняли Майкла, между певцом и мальчиком не
было.
После этой встречи Берт Филдс (представляющий также интересы Джун Чендлер) и Барри
Ротман (адвокат Эвана) провели переговоры и пришли к выводу, что Эван может провести
неделю вдвоем с Джорди. Джун согласилась, она хотела, чтобы мальчик пообщался с
отцом. Энтони Пеликано и Берт Филдс дали гарантии, что Джорди приедет к Эвану, Барри
Ротман, в свою очередь гарантировал, что обратно мальчика привезут согласно сроку.
В определенное время в определенном месте Эван Чендлер ждал своего сына, что бы
наконец-то провести с ним время. Но, ждал напрасно. Мальчик так и не появился. Вместо
этого, Джун решила отвести Джорди и Лили в Неверленд к Майклу, чтобы всем вместе
отпраздновать день рождения Лили. По пути из Лос-Анджелеса в Санта Барбару лимузин
с веселой компанией остановился возле одного из домов на пляже. Это был дом
финансиста Майка Милкена., более известного как «король порочных связей», он недавно
вернулся из тюрьмы, отсидев там срок за обвинения в мошенничестве. Он был другом
Майкла Джексона, и они вдвоем обговаривали идею об обучающем телевизионном
кабельном канале для детей.
Затем Джексон позвонил Энтони Пеликано и сообщил о том, что планы немного
поменялись, на этой неделе Джорди не встретиться с отцом. Это решения Майкла
поставило Пеликано и Филдса в неприятное положение. Они оба дали слово Эвану
Чендлеру о том, что он обязательно встретиться с сыном, а теперь, получалось, что они
самые настоящие лгуны. Энтони рассердился и высказал Майклу все, что он думал по
этому поводу. «ты понимаешь, что будешь выглядеть полным придурком? Ты сейчас же
берешь, и везешь парня обратно к его отцу, ясно?! У тебя м у Джорди вроде как есть
мозги, ТАК ВОСПОЛЬЗУЙТЕСЬ ИМИ!!!! Ты слышал, что я сказал?»
«Слушай, не тебе мне указывать, что делать, понятно?!! », огрызнулся Майкл, «Это Я
буду говорить тебе, что делать, Энтони, и никак иначе!! ТЫ слышал, что Я сказал?»
Джун, ставшая невольным свидетелем всего этого разговора чувствовала себя жутко в
этой ситуации.
Майкл продолжил – «Эван увидит Джорди, когда я…», он замолчал, а затем исправил свои
слова «когда МЫ так решим, а не тогда, когда ему захочется. А пока мы так не решили.
Значит ничего и быть не может. Это понятно?! » Майкл швырнул телефонную трубку со
всей силы об пол. Он сжал кулаки, и его лицо стало очень агрессивным, складывалось
впечатление, что сейчас он взорвется. «Почему они относятся ко мне, как к идиоту?»,
спросил он непонятно кого, «Я не идиот! Я – Майкл Джексон. Я – МАЙКЛ ДЖЕКСОН!!!»,
он треснул кулаком об стену, «Черт подери, как меня это бесит!!»
Джун, Джорди и Лили смотрели на все это с ужасом. «Мамочка, Майкл такой
ненормальный…», неожиданно произнесла Лили. После увиденного, Джун как-то сразу
расхотелось ехать в Неверленд, она находилась в состоянии шока.
«Короче», безразлично сказал Майкл «делайте, что хотите».
Джун с детьми вызвали такси и вернулись в Лос-Анджелес.
В Санта Барбару Майкл прибыл в одиночестве. При выходе из машины его встретил
дворецкий Адриан МакМанус. «А где же гости? Вечеринка будет?»
«Никакой вечеринки не будет», ответил Майкл «забудьте и выкиньте всю еду нафиг!
Просто выкиньте её и всё! И снимите все эти украшения». Добавил он, направляясь к
дверям.
Майкл быстрым шагом вошел в свою спальню и с силой захлопнул дверь.
*- имеется в виду интервью автору книги Ренди Тараборрелли.
* - Берт (Бертрам) Филдс. Один из представителей Майкла Джексона.
* Энтони Пеликано – в то время, адвокат Майкла Джексона.
 
ИннаДата: Вторник, 15.10.2013, 20:21 | Сообщение # 10
Группа: Администратор
Сообщений: 14838

Статус: Offline



МАЙКЛА ПРЕДАЛИ.


По дороге в Лос-Анджелес, Джун Шварц успела подумать обо всём. Особенно глубоко она
задумалась об отношениях Джорди и Майкла. Когда она приехала домой, то позвонила
Эвану. Она сказала ему, что пересмотрела свой взгляд на вещи. После всего увиденного
ей показалось, что надо бы рассмотреть все происходящее поближе. То, что Джорди
совершенно не желал ехать на встречу с отцом, и проводить с ним целую неделю было
для нее самым загадочным.
Со слов юного Джорди, в этот день всё было против него. Все заставляли делать его то,
чего он совершенно не желал. Он приехал к Эвану в ужасном настроении и говорил всем,
что скучает по Майклу.
За последний месяц Эвана наслушался о Майкле Джексоне столько, что ему уже
становилось плохо при одном упоминании этого имени. Получив сына на некоторое время
в своё распоряжение, он сразу же отдал приказ своим адвокатам о формировании бумаг,
по которым Джун не будет иметь прав вывозить мальчика из Лос-Анджелеса. А это значит,
что Джорди не сможет посещать Майкла в Неверленде (Неверленд находился за
пределами Лос-Анджелеса в Санта Барбаре) а тем более, мальчик не сможет поехать не
на какие гастроли вместе с Джексоном.
Услышав такие новости на следующий день, Джун к удивлению совершенно не
разозлилась. Она не хотела устраивать словесные перепалки с бывшим мужем, особенно
после того, как увидела Майкла в совершенно другом свете. Ей нужно было время
подумать об всём этом, особенно после того, как их (её и Эвана) адвокаты встречались с
полицейскими, якобы нашедшими уже совращенного Майклом мальчика. А после
заявления Майкла Фримена - «Мы считаем, что Майкл Джексон совратил того мальчика,
ведь налицо его склонность к педофилии», ей стало страшно, очень страшно за своего
сына.
Джун решила позвонить Майклу. Возможно, они могли бы встретиться и обговорить все
детали этой ситуации с глазу на глаз, ведь они же еще оставались друзьями. Она знала,
что всего лишь посмотрев в глаза Майкла, она сразу поймет всю правду. Дозвонившись до
Майкла, она услышала –
«Извини, Джун, но ситуация вышла из-под контроля и мои юристы запретили мне
встречаться с тобой и даже беседовать по телефону».
«Но, Майкл…»
«это начал не я, а Эван», его голос звучал холодно и сдержанно, «это Эван разрушил
нашу прекрасную дружбу, не я. Берт позвонит тебе позже и задаст некоторые
интересующие меня вопросы. Извини, Джун, до свидания.»
Джун была ошарашена тем, как Майкл разговаривал с ней. Теперь уж она точно не знала,
что ей думать об этом человеке. Ведь она все еще верила в его невиновность. Конечно,
юридическая защита со стороны Майкла была куда лучше, чем её собственная, но она об
этом раньше не думала, ведь она считала себя его союзницей. Однако, он был так
холоден к ней, он совершенно не оставил ей выбора. Она решила, что примет сторону
бывшего мужа и не станет больше разрешать встречи сына с Джексоном, и, естественно
никакой речи о поездке в турне с Майклом речи идти не должно. Она даже согласилась на
то, что бы какое-то время Джорди пожил у Эвана «от греха подальше».
О решении Джун, Майкл узнал от одного из своих подчиненных. Услышав это, он так и
остался сидеть на кровати в своей спальне, прямо в одном из своих костюмов, красном,
блестящем военном кителе.
«В последующие дни на Майкла было очень грустно смотреть, мы все переживали за
него», сказал один из его работников, «И после всего, что происходило, она взяла и
отдала мальчика Эвану, который самый первый начал кричать о том, что дружба Джорди
и Майкла это ужасно».
После нескольких минут беседы с одним из своих юристов, Майкл рухнул на кровать и
начал плакать. «Зачем люди делают больно тем, кому они клянутся в любви»?
«Всё будет хорошо!», успокаивал его юрист «не плачь, Майк».
А затем, что характерно для Майкла, за долю секунды коэффициент его злости резко
подскочил от нуля до десяти баллов. «Она предала меня!», сверкая глазами, крикнул он,
«Я и не думал, что Джун вступит со мной в такую схватку. Это после всего того, что я
сделал для неё самой и её детей! А теперь я никогда не увижу Джорди. разве я сделал
что-то не так?», настаивал он. Затем его лицо стало мертвецки бледным, и ярко
выделявшиеся на фоне бледной кожи чёрные глаза сверкнули со злостью, «Я не делал
ничего плохого! НИЧЕГО!»
На следующий день, Эван Чендлер позвонил Энтони Пеликано. Он хотел встретиться с
Майклом, «Как мужчина с мужчиной».
Энтони передал это Майклу, и услышал в ответ – «Никогда и низачто! Я не буду
встречаться с этим человеком, потом он использует все мои слова против меня. Его
сердце переполнено ненавистью, и ты, Энтони знаешь, что это так. Я ещё раз повторяю –
низачто!»
«Но, это хорошая мысль», ответил Пеликано, «быть может, у нас получится прекратить
всё это».
Но, Майкл оставался твёрдым, как кремень, он совершенно не желал встречаться с
Эваном. Он сказал, что думал об этом, но правда обрушилась на него, как прозрение.
«Эван не выносит меня лишь за то, что у меня такие отношения с Джорди, какие бы ему
хотелось иметь. Вот в чем дело, он просто мне завидует».
Энтони не мог не согласиться, ведь Майкл проанализировал всю ситуацию с начала и до
конца.
 
ИннаДата: Вторник, 15.10.2013, 20:22 | Сообщение # 11
Группа: Администратор
Сообщений: 14838

Статус: Offline



ОТКРОВЕНИЯ ДЖОРДИ


2 августа, Эван Чендлер решил удалить своему сыну зуб в своём стоматологическом
кабинете в Беверли Хиллс. Во время операции он решил применить для обезболивания
препарат под названием содиум амитрал. Марк Торбинер, анестезиолог клиники Эвана
(который познакомил Эвана и Барри Роттмана в 1991 году) присутствовал при операции.
Эван сказал, что обезболивание этим веществом нужно во время операции. Однако, этим
самым он хотел добиться слов правды о сексуальных отношениях своего сына и Майкла
Джексона. Ведь данный наркотик в народе носит название «сыворотка правды» и якобы,
под его влиянием человек начинает рассказывать все свои секреты.
Многие врачи констатируют, что после использования этого наркотика в качестве
обезболивания пациенты начинают что-то рассказывать. «Не надо верить в это»,
утверждает доктор Льюис Стронг, психиатр из Лос-Анджелеса(который не знает Эвана
Чендлера и его сына). «Я никогда не использую этот препарат в своей практике. Никакая
это не «сыворотка правды»! иногда её используют в психиатрии, чтобы заставить людей
подверженных амнезии вспомнить хоть что-то, но, в основном это фальшивые
воспоминания».
Зачем же Эван Чендлер использовал содиум амитрал в случае со своим сыном?
«Это самое настоящее психотропное вещество», утверждает доктор Кеннет Готлиб,
психиатр из Сан-Франциско, который применяет данный препарат для лечения амнезии.
«Я бы не использовал наркотик такой силы, ведь он может нарушить и сильно изменить
психику человека. Использовать такой препарат без предварительных анализов на
аллергическую реакцию и лишь в присутствии анестезиолога стоматологической клиники?
Это самое настоящее преступление!»
Доктор Джон Ягиела координатор департамента Анестезии при институте стоматологии
сообщил, «Странно, что такой наркотик был использован для обезболивания при
удалении зуба. Есть куда более альтернативные препараты, качество и действие которых
намного лучше. Лично я бы так не поступал».
Возможно, Эван понимал, что никакого другого варианта, что бы узнать правду о
настоящей природе отношений своего сына и Майкла Джексона, у него нет. «Майкл
когда-нибудь трогал твой пенис?», спросил Эван у сына. Мягким, хмельным голосом
Джорди ответил, что да, Майкл трогал его «там». Эван крепко обнял своего сына, «Прости
меня, Джорди!», прошептал он, видимо извиняясь за содеянное, «Прости меня!»
Как позже признался Эван, сердцем он всегда чувствовал, что это происходило между его
сыном и поп звездой. Он сказал, что всё, что ему было нужно, это подтверждение от
Джорди, а затем, он сможет развернуть свою кампанию по уничтожению Майкла Джексона.
Признания сына хватило сполна. Эвана не интересовали подробности, ему хватило и этих
слов, он получил то, чего хотел.6 Майкла Джексон с петлёй на шее. Но, вопрос о том,
насколько можно было доверять словам Джорди сказанным под действием сильнейшего
психотропного препарата так, и остался открытым.
 
ИннаДата: Вторник, 15.10.2013, 20:23 | Сообщение # 12
Группа: Администратор
Сообщений: 14838

Статус: Offline



МАЙКЛ ВСТРЕЧАЕТСЯ СО СВОИМИ ОБВИНИТЕЛЯМИ.


После того, как Эван Чендлер добился от Джорди той «правды, « в которую сам свято
верил, он потребовал официальной встречи с Майклом Джексоном. Встречу
организовывал Энтони Пеликано. Встреча между заботливым отцом мальчика и
человеком, который совратил подростка, была намечена на 4 августа 1993 года в отеле
Westwood Marquis. Майкл сразу сказал: «Ничего хорошего это не предвещает…но, как бы
там, ни было, я очень хочу увидеть Джорди, так что, давайте действовать».
В назначенный час Эван вошел в комнату, таща за собой очень взволнованного сына. Как
только Джорди увидал Майкла, то сразу вырвался из рук отца, подбежал к Джексону и
крепко обнял его. Они поцеловали друг друга в щеку. «Господи, как же я соскучился по
тебе!» - сказал Майкл, который был не на шутку встревожен. Взъерошив мальчику, волосы
он спросил: «как ты? Все хорошо? Скажи мне, что с тобой все в порядке!»
«Я тоже очень сильно скучал по тебе! Я не могу понять, что происходит, Майкл! Я в
порядке, но ты должен знать кое что…» - и голос мальчика задрожал.
- Что? Что такого я должен знать? Успокойся! Все будет хорошо, мы все решим!
Затем к Майклу подошел Эван и обнял его: «Я рад видеть тебя, Майкл». Майкл словно
проклиная зыркнул на него своими черными глазами… после такого эксцентричного
ритуала приветствия, все расселись по местам. Майкл и Энтони Пеликано сели рядом,
напротив них разместились Джорди и его отец. Позже Энтони заметил, что если бы кто-то
обидевший его сына находился бы с ним так близко, он бы растерзал этого человека на
месте, - «странный все-таки человек этот Эван Чендлер…»
Когда все расселись, Эван сходу заявил, что полностью уверен в том, что Майкл Джексон
проявлял интерес сексуального характера к Джорди.
«Это он о чем, Джорди?» - повернувшись к мальчику, спросил Майкл. Мальчик посмотрел в
глаза Майклу и слегка кивнул головой, как бы пытаясь передать какое-то секретное
сообщение. Майкл продолжал недоуменно смотреть на подростка.
В это время Эван достал из кармана конверт и вытащил какой-то документ. Он пояснил,
что в этом документе зафиксированы «особые» отношения между Джексоном и
мальчиком заверенные врачом. Он зачитал последний абзац документа –
«несовершеннолетний находится в опасности, любые контакты нужно срочно прекратить.
Так же ограничь любое воздействие на остальных членов семьи несовершеннолетнего. В
связи с такими обстоятельствами для ребенка создается опасная ситуация, которая
может расцениваться, как растление несовершеннолетних ».
«Что вы хотите этим сказать?» - спросил Майкл.
«Это значит, что доктор предполагает сексуальные отношения между вами с Джорди» -
сказал Эван, теряя самообладание. Майкл вел себя спокойно, чем заставлял Эвана
психовать еще больше. И тут Эван не сдержался и закричал: «у вас с Джорди был секс? А
ну, отвечай немедленно! Признайся, мать твою! Будь мужиком, просто признайся, Майкл!»
В глазах Эвана уже стояли слезы. «Как ты мог, Майкл? О, Господи, как ты мог так
поступить с Джорди?»
«Я говорю тебе в который раз, Эван, я ни делал ничего такого с Джорди.» - таким же
спокойным голосом ответил Майкл, – «это бред, такого никогда не было. Я даже понятия
не имею, что это за доктор.» Майкл повернулся к Энтони, - «разве мы знакомы с этим
доктором»?
Энтони, который в отличие от Майкла уже кипел от гнева, сказал: «нет, черт подери! Мы не
знаем никакого доктора! И вообще, встреча окончена! Давай, катись отсюда ко всем
чертям, Эван!»
«Нет уж, подождите», ответил Эван и стал зачитывать что-то из другого документа
написанного тем самым доктором, «Тридцатичетырехлетний мужчина и тринадцатилетний
мальчик постоянно спят в одной постели, когда другие кровати пустуют » -, Эван понизил
голос «это порочное, неприступное и развратное поведение. Порочное и развратное
поведение, Майкл, ты слышишь, что я говорю?»
Майкл выглядел ошарашенным, он посмотрел на Джорди, искал в нем какую-то поддержку,
но Джорди только отводил глаза.
«Я сказал, хватит!» - рявкнул Энтони – «Ты хочешь войны, Эван? Будет тебе война! Ты
думал ты вот так просто придешь сюда и обвинишь Майкла Джексона в преступлении? Ты
с катушек чтоли съехал? Пошел на хрен отсюда!»
Но Эван не сдавался, «Если он», он указал на Майкла «пойдет и даст показания на
детекторе лжи и все мои слова не подтвердятся, я слова больше не скажу и вообще
исчезну из вашей жизни. Он даже сможет взять Джорди в свое мировое турне, я
разрешаю».
«Что за херню ты несешь?» - Энтони уже не сдерживал себя в выражениях. «Никакой
гребаный тест на гребаном детекторе лжи Майкл сдавать не будет! И, кстати, я служил
когда-то в разведке, как думаешь, смогу ли я научить Майкла увиливать от детектора
лжи?»
Конечно, это заявление одного из приближенных Майкла Джексона звучало, по меньшей
мере, странно, это могло повернуть всю дискуссию совершенно в иное русло. На секунду
Эван замешкался и не знал, что ответить, потом выдохнул и сказал, - «отлично! Может, ты
еще и Джорди научишь профессионально врать?»
Энтони привстал – «Слушай меня, и слушай меня внимательно», он был готов напасть на
Эвана и прикончить его «Майкл Джексон никогда не занимался сексом с твоим сыном и
никаких тестов на детекторе лжи он проходить не будет!»
«Я тебя услышал, только не понимаю, почему нет?»
«Потому что ты оскорбил Майкла, вот почему!»
Все развернулись в сторону Майкла, который сидел с абсолютно ровной спиной, и
казалось, находился в трансе.
«Ну, значит, мне больше нечего сказать. Встреча окончена, мы уходим». Эван встал и
направился к выходу «Мы встретимся в суде, Майкл». Майкл продолжал находиться в
состоянии транса и никак не реагировал на происходящее. Джорди, которого Эван даже не
удосужился спросить вслух об интимных отношениях с Майклом Джексоном встал и
последовал за отцом. Остановившись в дверном проеме, он очень грустно взглянул на
Майкла. Майкл уставился на Джорди и даже не подозревал, что больше он никогда не
сможет просто так посмотреть на этого мальчика.
Эван на прощание обернулся и сказал - «да, чуть не забыл, я уничтожу тебя! От тебя
ничего не останется, Майкл! НИЧЕГО не останется!!!»
Наконец Майкл и Энтони остались вдвоем, «о, Боже мой…», сказал Майкл спустя минуту,
он выглядел совершенно опустошенным и очень сильно побледнел. Он вскочил со стула,
подошел к окну, «о, Боже мой…» По его лицу ручьями потекли слезы – «О, Боже мой…»


*****


Продолжение переводов этой книги - в этом журнале (под тегом Тараборелли)
 
Майкл Джексон - Форум » Michael Joseph Jackson » Майкл Джозеф Джексон - статьи, книги, воспоминания » Книги о MJ » Michael Jackson: The Magic, The Madness, The whole story (J. Randy Taraborrelli (перевод книги))
Страница 1 из 11
Поиск:
Администратор Модератор Специалист Поклонники V.I.P. Поклонники Moonwalker Заблокированные
Сегодня сайт посетили: Lunarian, Sasha_MJ