Главная » Статьи » Статьи о Майкле Джексоне » Интервью

«Я такой же человек, как и вы».1984 год, интервью Майкла радиоведущей Диэн Коллинз
Диэн Коллинз: - Это Диэн Коллинз и Майкл Джексон. Майкл, говорят, что ты очень любишь животных, это правда?
Майкл Джексон: - Это чистая правда. Когда мы гастролировали в прошлом, мы были в разных странах, разных государствах, и я побывал в разных зоопарках по всему миру, видел разных животных. Я люблю с ними общаться, мне с ними проще, чем…
ДК: - Чем с людьми.
МД: - Да.
ДК: - А правда, что у тебя дома есть зоопарк?
МД: - Ну, я бы не сказал «зоопарк», но у меня есть несколько животных, и я продолжаю собирать животных.
ДК: - Какие это животные?
МД: - Что есть у меня? Ну, у меня есть лама, этот очень красивое животное, он с меня ростом, он родом из Перу, Южная Америка. Да. (Смеётся.) Он жил в цирке, его зовут Луи, он очень милый, любит людей, делает всякие трюки. У меня есть муфлон, он выглядит точно как баран, многие люди думают, что это баран, но это не так. Он тоже жил в цирке, они выросли вместе. Его зовут Мистер Типс. У меня есть почти шестифутовый боа-констриктор, его зовут Мускул, я беру его в студию. Дайана Росс однажды видела, как он меняет кожу, как он снимает её, знаете. Это было здорово. Она его очень боялась, но потом он ей понравился. И…
ДК: - Она его трогала?
МД: - Да.
ДК: - Правда?
МД: - Да. Еще у меня есть два оленя, их зовут Принц и Принцесса. Они очень милые, это североамериканские белохвостые олени. И… Я выкормил их из бутылочки. Они очень милые. У меня есть несколько разных видов птиц и всякое такое…
ДК: - У тебя есть любимцы?
МД: - Любимые животные? Ммм… возможно, Луи и Принц с Принцессой.
ДК: - Хорошо. Ты считаешься артистом номер один в мире. В чём твой секрет, Майкл?
МД: - Ммм… Просто… любить то, что я делаю, говорить от сердца, быть честным. (Смеётся.) Я не могу назвать вам особую формулу для этого, это просто… хотеть сделать нечто выдающееся, знаете, и делать это. (Смеётся.)
ДК: - И, я думаю, любить своё дело – это тоже немаловажно.
МД: - Да. Стараться для этого, любить это, вкладывать своё сердце в работу.
ДК: - Честно = это очень важно для тебя?
МД: - О, да, очень важно. Я имею в виду… ничто не сравнится с написанием песен, которые тебе очень нравятся, как “Billie Jean”, “Beat it”, “Starting something”, такие вещи. Ты чувствуешь, словно получил великий приз, знаете, когда сделаешь их. Я очень серьёзно работал над ними.
ДК: - Думаю, ты говоришь о честности, но как бы не только о честности в повседневной жизни, а о честности в музыке, об искреннем выражении себя, когда ты делаешь альбом.
МД: - Да.
ДК: - Твои слушатели ждут чего-то нового и захватывающего каждый раз, когда ты выпускаешь альбом. Становится ли со временем труднее или легче соответствовать этим стандартам?
МД: - Это становится труднее. Потому что – неважно, что ты делаешь – ты соревнуешься со своей предыдущей работой, и все ждут чего-то большего, это как в кино, когда идёшь на «Звёздные войны», и от «Империя наносит ответный удар» уже ждёшь большего, и от «Джедая» тоже ждёшь большего… И ты всегда стараешься превзойти себя. Это как с Bee Gees, с их “Saturday Night Fever”, когда позже вышел “Spirits Having Flown”, и это очень трудно, знаете… Но я верю в то, что можно сделать лучше. Ты растёшь, и ты должен становиться лучше. Именно так – я становлюсь старше и я становлюсь лучше.
ДК: - Стараться превзойти себя в своих альбомах - насколько это утомительно морально и физически?
МД: - Нет, это испытание. Это весело. Это как большая… ну, я бы не сказал «игра», но это… Я получаю огромное удовольствие, делая это. Зарабатывать тем, что ты любишь делать – это настоящее удовольствие. Ведь многие люди ненавидят свою работу, говорят, что это ужасно, а я получаю деньги за то, что я люблю делать, и это очень весело, я просто прекрасно провожу время.
ДК: - Ты утверждаешь, что чувствуешь себя гораздо комфортнее, когда ты на сцене, чем в любое другое время. Что ты делаешь, чтобы «завестись», и что ты делаешь, когда ты уходишь со сцены?
МД: - Мечтаю о сцене. (Смеётся.) Играю с моими животными, всякое такое… Я же совсем не выхожу никуда. Вы не увидите меня на дискотеках или в ночных клубах, то есть, там очень весело, если вам это нравится, но когда я иду куда-нибудь, это превращается в работу вместо удовольствия. Они объявляют, что я здесь, по громкоговорителю, включают мои записи, я даю автографы, и…
ДК: - И ты снова на сцене.
МД: - Ну да. Я не могу просто развлекаться. Я, бывало, переодевался, делал что-то такое, но это не срабатывает. Но это… Знаете, всё в порядке, я не против. (Смеётся.)
ДК: - Для меня расслабиться – это почитать, послушать музыку. Для тебя это животные, как ты сказал, или что-то еще?
МД: - Да, наверное, животные. Или общение с детьми, которых я очень люблю, я люблю малышей. Я играю с ними или плаваю, всякое такое…
ДК: - Ты в музыкальном бизнесе с пяти- или шестилетнего возраста. Как по-твоему, чем была бы твоя жизнь, если бы у тебя не было таланта петь?
МД: - (Пауза.) Господи, я просто не представляю… Я… понятия не имею. Что бы я делал… Это кажется единственно верным для меня, я здесь, чтобы делать это, и… ммм… это содержание моей жизни – делать то, что я делаю, и я вкладываю всю душу в это. Я делаю всё, что могу, потому что я люблю людей и люблю делать их счастливыми. Ничто не сравнится с тем, когда твоя пластинка становится номером один – не из-за тщеславия, я ненавижу тщеславие, - но я знаю, что люди покупают её, она им нравится, приносит им радость, это так хорошо. И я благодарен всем тем людям, кто… Я хочу сказать, я могу сделать прекрасную музыку, но в это вовлечены еще люди, делающие гастроли, и ди-джеи, и режиссёры, разные люди, которые постарались для этого, и я благодарен за это.
ДК: - И ты мог бы сказать, что Майкл Джексон в шестьдесят лет всё еще на сцене?
МД: - (Пауза, потом неуверенно.) Да… Я, возможно, буду писать для фильмов, возможно, буду режиссёром, что-то такое, но всё еще буду работать. Или буду за сценой – помогать развиваться другим людям, показывать им, в каком направлении двигаться.
ДК: - В связи с твоим успехом в шоу-бизнесе, ты как-то сказал, что твоя личная жизнь почти потеряна. Что ты делаешь, когда хочешь выйти куда-то? Или ты совсем не выходишь? Все эти люди, которые фотографируют тебя, просят автографы – ты нашёл способ справиться с этим, чтобы поддерживать свою личную жизнь вне дома?
МД: - Ммм… Лучшая личная жизнь – это в тебе самом, это быть независимым дома, потому что всё, что я хочу делать – здесь. Здесь я могу делать всё, что мне хочется. Здесь я свободен. Когда я выхожу куда-нибудь, это… это нечто, это всегда много автографов, людей… Но я не против давать автографы, это весело, и это… Ну, знаете, часть моей работы, того, что я делаю.
ДК: - Ты не думаешь о том, чтобы уйти на несколько лет или год, просто «нюхать розы», жить для самого себя, дать нам провести какое-то время без Майкла Джексона, без пластинок, фильмов или любых других связанных с шоу-бизнесом вещей. Ты мог бы так сделать?
МД: - Я не могу так, если бы я ушёл всего на неделю, я бы чувствовал, что отстаю от жизни. Я… я люблю быть активным, люблю творчество, я постоянно занят разными песнями, разными идеями, я ищу то, что будет интересно в будущем, звук завтрашнего дня. Музыка постоянно меняется, минута за минутой, и очень важно не стать «старой шляпой» - вы ведь знаете это выражение.
ДК: - Да. Но вот твои записи, те, которые уже считаются классикой, они когда-нибудь станут «старой шляпой»?
МД: - Нет, потому что, по-моему, великие мелодии не устаревают. Самая важная вещь – это хорошая мелодия, как в некоторых старых песнях «Мотауна», в песнях «Битлз», они просто феноменальны и никогда не устареют. Но звук этой музыки может устареть, звук инструментов. В шестидесятых было много электрогитар, акустических гитар, а теперь всё делается на компьютере и синтезаторный звук полностью занял их место. Звук теперь другой, но мелодия остаётся, даже если музыка меняется.
ДК: - Да, я понимаю, о чём ты говоришь. Ты сказал, что любишь детей, ты с радостью говоришь о них. А ты не собираешься жениться? И, может быть, иметь детей? Как насчёт этого?
МД: - Понятия не имею… (Смеётся.) Я понятия не имею, ладно?
ДК: - Ладно. Ну, ведь еще не поздно. В “TV Special” ты сказал, что хотел бы что-то сделать на телевидении.
МД: - Ммм… Пока ничего… У меня полно всяческих предложений делать специальные фильмы, мой собственный сериал, «пилоты» к мультсериалам, всякие такие вещи, и я сейчас собираюсь участвовать в создании кинофильма. Я в этом очень заинтересован.
ДК: - Какого фильма?
МД: - Это нечто особенное, захватывающее… Нечто такое, чего люди еще не видели. Как то, чем были «Звёздные войны» для всей индустрии кино – совершенно другой взгляд, совершенно новый подход к созданию фильма. Существа, которые двигаются, космос… Это движение в совершенно новом направлении. [Майкл говорит о проекте «Капитан Ио». – Прим. переводчика.]
ДК: - «Звёздные войны» один из твоих любимых фильмов?
МД: - Да. И «Инопланетянин». [“Е.Т.” – знаменитый фильм Стивена Спилберга. – Прим перев.]
ДК: - «Инопланетянин»?
МД: - Да. (Смеётся.)
ДК: - Хорошо. И-Ти, позвони Майклу. [Диэн имеет в виду фразу инопланетянина в фильме, который постоянно повторяет «И-Ти звонить домой», мечтая связаться с родной планетой. – Прим. перев.]
МД: - Да. (Смеётся.) Я думаю, Стивен Спилберг выдающийся человек.

ДК: - Твоё творческое начало распространяется на все аспекты твоей жизни, ты делаешь музыку будущего, действительно смотришь в будущее, строишь планы, и даже в кино ты хочешь чего-то такого, чего прежде не было. Я пытаюсь представить, что это будет за фильм, это будет – я не знаю. Не мог бы ты что-то рассказать Мне первой об этом фильме?
МД: - Я очень хотел бы его сделать. Мне предлагали много сценариев с тех пор, как я снялся в “The WIZ”, разных сценариев. А в кинематографе, знаете… очень важно уметь сделать правильный выбор, подобрать то, что тебе идеально подходит, и… Мне очень нравится удивлять публику, делать нечто такое, чего никто не ждал, и есть несколько разных проектов, в которых я заинтересован, но я терпеть не могу рассказывать о них, потому что очень хочу снова удивить людей. (Смеётся.)
ДК: - Ну хоть чуть-чуть, позволь взглянуть одним глазком.
МД: - Это будет… проект будущего, и… нечто очень особенное, вот всё. что я могу сказать.
ДК: - Ладно. Значит, в основном для Майкла Джексона главное – продолжать делать что-то особенное.
МД: - Да.
ДК: Ты сказал, что “Eagles” – твоя любимая группа. Верно ли, что их «Отель Калифорния» дал тебе вдохновение для “Heartbreak Hotel” или «Триллера»?
МД: - Нет, это “Heartbreak Hotel” дал идею Роду Темпертону для «Триллера», он мне говорил, как ему нравится “Heartbreak Hotel”, со всеми этими звуками, шумами, спецэффектами. Я ведь старался сделать шаг в будущее, делая “Heartbreak Hotel”, сделать нечто особенное. Выразить драму с помощью звуковых эффектов, музыки. И это сработало. Теперь многие люди делают такие же вещи, «Пинк Флойд» или даже Род Темпертон с «Триллером». И очень многие другие люди теперь используют такие звуки в записи, разные спецэффекты, и это здорово.
ДК: - То есть, это был как бы «пилот», прототип того, что происходит сейчас.
МД: - Да.
ДК: - Состоится ли турне The Jacksons вместе с Джерменом и Джанет?
МД: - Ну, мы… Возможно, где-то этой осенью… Мы еще ничего не назначали, мы еще ни в чём не уверены. Что касается Джанет и Джермена, мы еще не говорили об этом. О Джермене разговор был, но это будет сюрприз, если всё получится, еще нельзя точно сказать «да» или «нет», потому что он иногда непредсказуем. Он может сказать: «Я решил уйти», и отдыхать где-нибудь, потому что он… (смеётся) Он очень быстро передумывает. Последний раз я слышал, что он переезжает на остров, который он собрался купить, а он переехал куда-то в другое место, так что он всё время меняется, и я не могу ответить за него.
ДК: - Все эти награды, «золотые» и «платиновые» диски, премии до сих пор волнуют и вдохновляют Майкла Джексона на продолжение работы?
МД: - Да, это всегда волнует меня, «золотые», «платиновые» диски, но важно только не воспринимать это слишком всерьёз, и… не… не сосредотачиваться чересчур на прошлом, на пройденном… Можно увязнуть в своих… своих достижениях, и вместо того, чтобы продолжать делать хорошую работу, думать об уже сделанном… В это легко можно потеряться. И иногда мои записи становятся «золотыми» и «платиновыми», но я стараюсь не воспринимать это слишком всерьёз, ведь есть еще очень многое, что я должен сделать, и я не могу об этом забывать.
ДК: - Но насколько трудно забыть об этом – о своей суперзвёздности? Ведь твоё имя буквально у всех на устах, тебя везде знают, как ты сказал, ты не можешь никуда выйти, и все знают Майкла Джексона. Трудно ли не воспринимать себя всерьёз?
МД: - Ммм… Нет, это довольно просто для меня, потому что… об очень многих вещах я не задумываюсь… Я… большей частью вижу себя… таким, как вы, как люди в этой комнате, я такой же человек, как и вы, я ничуть не лучше, чем вы. Я могу иметь определённый талант в искусстве написания песен, в танце, во всём том, что касается шоу-бизнеса, но как человек я такой же, как вы.
ДК: - Во всём?
МД: - Да. И для меня неправильно было бы думать, что я лучше вас, или быть самовлюблённым, «ходить по воздуху», ведь есть очень много людей в моём деле, кто ведёт себя так, и многие из этих людей, они… они проваливаются. то правда, потому что они начинают плохо относиться к людям рядом с ними, забывают, откуда они появились, забывают тех, кто помог им стать теми, кто они есть. А это очень важно, поэтому я благодарен всем, я благодарю каждого.
ДК: - И практически ты защищаешь себя от провала, стараясь быть обычным человеком.
МД: - Да. Я не верю в провал. Я даже не думаю об этом. Этого слова даже нет в моём лексиконе – провал. Я не верю в это.
ДК: - Это часть твоего воспитания – быть целеустремлённым и не верить, даже не произносить слово «провал»? Тебя научили этому твои мама и папа?
МД: - Они очень многому меня научили, мои отец и мать. Как работать, быть решительным, делать то и это. Но это просто то, во что я верю.
ДК: - Хорошо. Мы сказали, что ты с пяти или шести лет в шоу-бизнесе. Тебе не хотелось бы иногда вернуться в детство, чтобы к тебе тогда относились иначе? Потому что в основном ты «пропустил» детство, и не кажется ли тебе, что тебя впихнули во взрослый мир?
МД: - Ммм… (Пауза.) Ну, это было не так, как у других – стоять на сцене, ездить на гастроли… Это не похоже на обычную детскую жизнь. Это действительно другое, я имею в виду… Мне нравилось это делать, у меня ведь не было родителей-артистов, которые заставляли бы меня этим заниматься… Если бы так было, я, наверное, мог бы уже кончить передозировкой или чем-то таким… (Смеётся.) Но мне это нравилось, я люблю это, ничто не сравнится с этим – когда стоишь на сцене, это не выразить словами, когда на тебя падает свет, и ты чувствуешь определённое настроение, и… я просто не люблю уходить со сцены. (Смеётся.)
ДК: - И ты мог бы двадцать четыре часа стоять на сцене.
МД: - Да.
ДК: - И ты бы не жалел ни…
МД: - …Ни об одной минуте. Ни об одной минуте.
ДК: - Ты был приглашён на роль Питера Пэна. Как идут дела с проектом этого фильма?
МД: - Он сейчас в развитии. И я в этом проекте заинтересован. Несколько человек предложили мне сделать фильм. И… Я еще не сказал «да», я еще не видел сценарий, так что они продолжают работу, и я жду. [По-видимому, речь идёт о фильме “The Hook” (в русском варианте «Капитан Крюк»), где в конечном итоге снялся Робин Уильямс. – Прим. перев.]
ДК: - Ладно. Но ты мне скажешь, да?
МД: - Да. (Смеётся.)
ДК: - Я считаю тебя настоящим гением чёрной музыки. Как бы то ни было, теперь ты представляешь собой нечто гораздо большее. Трудно ли тебе в своих выступлениях обращаться сразу и к чёрной, и к белой аудитории одновременно? Я хочу сказать. задумываешься ли ты вообще об этом вопросе?
МД: - Нет. Я… я не думаю о цветах и расах. Я не думаю, когда пишу песни, «это для чёрных, а это для белых». Я просто пишу и выпускаю их. На меня влияет то, что я слышу. С тех пор, как я был маленьким, и по сей день. Это общее влияние всей той музыки, на которой я вырос. И я не думаю в понятиях цвета, потому что я не верю в это. Действительно не верю.
ДК: - Значит, ты говоришь, что музыка «вне цветов»?
МД: - Да, она вне цветов, она для всех. Для всего мира… всем на радость.
ДК: - Как исполнитель и суперзвезда, Майкл, ты всегда в центре внимания. Трудно ли оставаться чёрным – и не на музыкальном уровне, а на личном уровне Майкла Джексона, трудно ли оглядываться назад и помнить свои корни?
МД: - Нет, совсем не трудно. Достаточно посмотреть в зеркало. Это всё, что я должен сделать. Или взглянуть на свои руки.
ДК: - Хорошо. Если бы у тебя была возможность сейчас сказать всё, что тебе хотелось бы, твоим фэнам, что бы ты сказал, если бы у тебя была такая возможность?
МД: - Я бы хотел… Всё, что я могу сказать – спасибо вам, и я люблю вас.
Это Майкл Джексон, и вы слушали…
ДК: - Диэн Коллинз с Майклом Джексоном.

Перевод: Анастасия Кисиленко, Моника Байлер.
Категория: Интервью | Добавил: Добавлено: Инна (Дата: 22.11.2009)
Просмотров: 1193 | Теги: Статьи о Майкле
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]