Главная » Статьи » Статьи о Майкле Джексоне » Интервью

“Встреча с Королём”. Интервью журнала Gold 2002г
Майкл Джексон – музыкальная легенда. Но сейчас он также на пути к тому, чтобы стать еще и легендой Голливуда. В своём интервью Магдалене, (по прозвищу GOLD Girl), он рассказал о тяжком бремени славы, звёздного детства, о прессе и о своих видах на будущую карьеру в кино.

Gold Girl: Вы в основном видите себя как музыканта, артиста на сцене или шоу-бизнесмена?
MJ: Видимо, как всё это вместе, потому что я люблю выступать и я всегда буду любить выступать на сцене. Я люблю становиться рабом ритма, потому что танец – это интерпретация звука и аранжировки всех инструментов. Знаете, ты просто становишься звуком, становишься бас-гитарой, становишься всем тем, что ты слышишь, и передаёшь это своим телом. Но я стараюсь не настолько увлекаться всем этим, чтобы не задумываться о будущем. Так много великих артистов просто отстали от жизни и окончили свои дни в печали, одиночестве и бедности. Я всегда говорил себе, что не хочу для себя такого, и я собираюсь приложить все усилия, чтобы научиться бизнесу, тому, как обеспечить себя, инвестировать деньги, сохранять их. Кто знает, что будет завтра? Хочется быть финансово защищённым, чтобы обеспечивать себя.
Gold Girl: Вы бы хотели, чтобы вас запомнили как великого артиста, человека, который развлекает людей?
MJ: Я люблю фильмы, люблю искусство – и ведь архитектор тоже развлекает людей, и тот, кто строит «американские горки», тоже. Он знает, где построить крутой спуск, а где подъём… Он заставляет вас кричать «о Боже!», когда вы поднимаетесь на самую вершину, прямо перед тем, как помчаться вниз. Это точно то же самое, что построение шоу или танца.
Gold Girl: Становилось ли вам тяжело быть одним самых узнаваемых "звёзд” в мире?
MJ: На самом деле, нет такого места в мире, куда бы я мог пойти и быть там сам по себе. Это причиняет больше всего боли – то, что твоя частная жизнь у тебя отнята. Это глупое выражение – «жизнь в аквариуме», но это действительно так. Я переодеваюсь в разные костюмы… А люди узнают их все, это трудно, очень трудно.
Gold Girl: Что это за костюмы?
MJ: Костюмы толстяков, торчащие зубы, очки, парики-афро, всякие накладки, грим, что угодно. Просто чтобы посидеть среди публики и посмотреть шоу так, как его смотрят зрители; я хочу почувствовать то, что чувствуют они.
Gold Girl: Вас узнают?
MJ: Иногда да. Поначалу нет, но потом они начинают смотреть мне в глаза. Я надеваю всё это, а они тогда начинают заглядывать под очки… Девушки очень умные, знаете. Парня провести легче, чем девушку. Женщины просто всё замечают. Знают, как ты двигаешься, как ходишь, как жестикулируешь. Я слышу, как они говорят: «Посмотри, как двигаются его руки», или «посмотри на его походку», и думаю про себя – «о, нет!».
Gold Girl: Если бы вы могли провести день в Лондоне и быть невидимкой, что бы вы стали делать?
MJ: Ой… Кому бы я дал пинка? Сейчас подумаю… (смеётся) Думаю, я бы нашёл одного из таблоидных папарацци и надрал бы ему задницу, в стиле «лунной походки». Так хочется поскидывать их с этих маленьких скутеров, на которых они вечно ездят, я бы действительно сделал это, выбил бы камеры прямо у них из рук. Они так достают меня, я бы взялся за них для начала, точно. Они просто с ума сводят. От них невозможно отделаться. Это ужасно.
Gold Girl: Кто больше всего вдохновляет вас профессионально, и кто вам близок духовно?
MJ: Наверное, это Уолт Дисней, потому что когда я был маленьким, я рос в мире взрослых. Я вырос на сцене. Я вырос в ночных клубах. Когда мне было семь-восемь лет, я часто бывал в ночных клубах. Я видел, как стриптизёрши снимают с себя всю одежду. Видел, как затеваются драки. Видел, как людей рвало друг на друга. Видел, как взрослые ведут себя, как свиньи. Поэтому я и по сей день ненавижу ночные клубы. Я не люблю ходить по клубам – я уже там был и всё это видел. Вот почему теперь я восполняю всё то, чего тогда я не делал. И когда вы придёте ко мне домой, то увидите, что у меня там есть аттракционы, кинотеатр, животные. Я люблю животных – слонов и жирафов, львов и тигров, медведей, разных змей. Я могу заниматься всеми теми замечательными вещами, которыми не мог заниматься, когда был маленьким, потому что у нас их не было. У нас не бывало Рождества. Мы не могли приводить друзей на ночь. Мы не ходили в школу, нас учили частные учителя, когда мы были на гастролях. Я не ходил в общественную школу. Я походил туда всего недели две, но ничего не вышло, это было слишком сложно. Трудно расти ребёнком-звездой. Очень немногие дети-звёзды смогли стать взрослыми звёздами. Это очень нелегко.
Я чувствую духовную близость с Ширли Темпл. Я встретил её в Сан-Франциско, подсел за её столик и расплакался. Она спросила: «Что случилось, Майкл?» Я сказал: «Я люблю вас. Я бы хотел чаще видеться с вами». Она сказала: «Ты ведь один из нас, правда?», - и я сказал, «да, верно». Кто-то еще спросил: «Что вы имеете в виду?», и она сказала: «Майкл знает, что я имею в виду». И я точно знал, о чём она – быть ребёнком-звездой, а потом расти и успешно сделать этот переход к славе уже взрослым человеком, это очень трудно. Когда ты ребёнок-звезда, люди не хотят, чтобы ты вырастал. Они хотят, чтобы ты оставался маленьким вечно. Они не хотят, чтобы ты делал что-то еще. Это очень тяжело.
Gold Girl: Расскажите мне больше о вашем интересе к тематическим паркам – что вас так привлекает в них?
MJ: То, что я больше всего люблю в тематических парках – а я неплохо их знаю, потому что объехал весь мир уже несколько раз – это то, что я вижу, как люди приходят туда целыми семьями и просто веселятся. Это по-настоящему их сближает. Я прихожу в парки развлекаться, но также и изучать их. В большинство парков я хожу тогда, когда для посещения они закрыты, потому что в обычное время я не могу там находиться, и в это время они похожи на города-привидения.
Gold Girl: Я слышала, у вас есть какие-то идеи для тематического парка в Лас-Вегасе?
MJ: Я участвовал во многих проектах в Лас-Вегасе, и, мне кажется, мне удалось там расширить демографические рамки. Потому что когда я был ребёнком – мне было не больше восьми лет тогда – мы с братьями приезжали в Лас-Вегас, и в те времена детям даже не позволялось входить в казино. И мы оставались в своих номерах, скучая, пока все остальные развлекались. В то время в Вегасе было только одно место для детей, оно называлось "Circus Circus". Это был отель, и там были клоуны, человек на трапеции, шимпанзе катались на маленьких велосипедах. Когда я стал старше, мы много выступали в Вегасе – мы выступали там очень часто – и я подумал об этом и сказал: "Это несправедливо, что здесь ничего нет для детей", и начал разрабатывать несколько идей для некоторых владельцев отелей. И теперь там целое царство семейного отдыха, это действительно так.
Gold Girl: Какие люди больше всего привлекают вас?
MJ: Я люблю тех людей, кто внёс настоящий вклад в радость и счастье планеты и человечества, людей, несущих свет – от Уолта Диснея и Ганди до Эдисона и Мартина Лютера Кинга. Это люди, несущие свет, люди, которые по-настоящему заботились о детях, объединяя семьи, даря любовь. Это то, что я стараюсь сказать своей музыкой, моими песнями. Если вы придёте на мой концерт, на одно из моих шоу, вы увидите, как 200 тысяч человек раскачиваются, держат свечи и говорят, «мы хотим исцелить мир» и «мы любим тебя». Я видел это по всему миру, в России и Германии, Польше, Африке и Америке. Мы все одинаковые. Люди плачут в одних и тех же местах шоу, они чувствуют гнев, чувствуют трепет в одни и те же моменты.
Gold Girl: Был ли Фред Астер вашим другом?
MJ: Да. Фред Астер был моим соседом. Я видел его каждый день, катаясь на моём маленьком мотороллере. Он всегда говорил мне, он повторял мне это, когда я был ребёнком: «Ты станешь большой звездой». Он говорил, что считает меня невероятным артистом и великим танцором. И он всегда говорил: «Ты самый лучший», а я отвечал: «Это вы самый лучший». Я помню, когда я впервые сделал «лунную походку», Фред позвонил мне домой. Он просто кричал в трубку, он сказал, что это лучшее выступление, которое он видел. Я сказал: «О, да ладно…», а он – «Майкл, ты их уделал. Ты дьявольский танцор». И я ответил: «Ну, после этих ваших слов мне не нужна никакая награда». Потому что я был номинирован на «Эмми» за то выступление, но не выиграл, но это уже было неважно, ведь Фред Астер сказал, что ему нравится моё выступление, и мне не нужно было другой награды.
Gold Girl: Если бы вы могли поработать с кем-то из тех, кто живёт сейчас или уже умер, кто бы это был?
MJ: Если бы я мог поработать с кем угодно, это был бы Чарли Чаплин, я его очень люблю. Еще Лоуренс Оливье, он был настоящим гением. С ними двумя, я думаю. И еще с королём - Брандо.
Gold Girl: В прошлом году вы вместе с Брандо сняли фильм "You Rock My World". Каково это - работать с таким мастером?
MJ: Брандо мой хороший друг. Мы с ним очень похожи. Он не так много путешествует. Он приезжает в Нэверленд, или останавливается в моём доме на Малхолланд Драйв, или едет на Таити. Его сын проработал со мной более 20 лет, а другой его сын учился со мной в частной школе. Он просто гигант. Знаете, Брандо очень умный, когда мы работает со мной, он всегда говорит: "Я знаю, на какие кнопки нажимать, чтобы добиться от тебя нужных эмоций". Он хорошо меня знает. Он знает, как раскачать меня, так что он говорит что-то нарочно, чтобы я по-настоящему завёлся. Он гений. Он король. Он последний из этого поколения. Он потрясающий человек, чудесный. Я очень люблю его, он мой близкий друг.
Gold Girl: Вы сыграли эпизод в фильме "Люди в чёрном - 2"; это была интересная работа?
MJ: Участие в проекте "Люди в чёрном - 2" было большим удовольствием, потому что я представил себя как совершенно другого человека.
Gold Girl: Еще с видео "Thriller" стало очевидно, что у вас есть огромный интерес к визуальному искусству.
MJ: Всё, что я делаю, я люблю либо режиссировать сам, либо близко сотрудничать с режиссёром - мы работаем вместе и вместе развиваем идеи.
Если вы посмотрите "Привидения", то там сказано, что история написана совместно Майклом Джексоном и Стивеном Кингом. Мы написали её по телефону, Стивен и я - он чудесный парень, удивительный. Мы писали сценарий, просто говоря по телефону.
Gold Girl: Кем вы больше всего восхищаетесь в кино и почему?
MJ: Я просто обожаю Роберта Де Ниро. Думаю, он универсальный актёр. Он может сыграть что угодно, комедианта или священника, убийцу-психопата или идиота, милого дядюшку - кого угодно. И, конечно, я люблю всех великих танцоров.
Gold Girl: Кто был бы для вас идеальной исполнительницей главной роли и почему?
MJ: Актриса? (смеётся) Нам с вами можно было бы сделать фильм вместе. Давайте, я с удовольствием…
Gold Girl: Говорят, что вы собираетесь на луну, чтобы там сделать самую настоящую "лунную походку". Есть ли в этом хоть капля правды?
MJ: (Смеётся) Какая-то правда в этом есть. Это не сплетня, скажем так.
Gold Girl: Когда продавался каталог Beatles, вы предложили большую цену на аукционе, чем Пол Маккартни. Что в этом такого особенного?
MJ: Нет, я не предлагал большую цену, он вообще не участвовал в аукционе. Каталог продавался, он мне понравился, и я его купил, как покупают произведение искусства.
Gold Girl: Расскажите мне больше о ваших благотворительных организациях для детей. Какие именно организации вы поддерживаете?
MJ: Ну, есть благотворительная организация, которую я сам создал, это "Heal The World". И где бы у меня ни проходил концерт или просто был выход на сцену, я передаю определённую сумму "Heal The World" - знаете, в детские дома или больницы, детям, которым нужна операция, например, пересадка печени, мы находим таких детей и платим за операцию. Когда я на гастролях, я посещаю столько же больниц и детских домов, сколько у меня бывает концертов, мы приходим к детям и приносим множество и множество коробок с игрушками, постеры и фирменные вещи от Майкла Джексона. Им нравится.
Gold Girl: Чего бы еще вы хотели добиться в жизни?
MJ: Я никогда не успокаиваюсь. Есть еще так много разных направлений и столько разных вещей, которые я хотел бы сделать. Я много сделал, но я не думаю, что этого достаточно, и потому я не держу никаких наград в своём доме. Вы не увидите ни одной награды у меня дома, я держу их в кладовке. Потому что если ты увлечёшься этим, то начнёшь думать - "О, здорово, я сделал это". А есть еще намного больше вершин, которые можно покорять.
Gold Girl: Если кто-то из ваших детей придёт к вам и скажет: "Папа, я хочу стать поп-звездой", - какой самый лучший совет вы могли бы им дать?
MJ: Лучший совет, который я мог бы дать им, в том, что это тяжёлая работа и нужно быть готовым к этому, потому что это вовсе не сплошное удовольствие. И вы должны иметь шкуру как у носорога, потому что чем больше звезда, тем больше мишень. Таблоидная пресса - это ублюдки, и нужно иметь шкуру носорога, чтобы справляться с таким невежеством и бездушием. Они делают всё это только чтобы продавать газеты, потому что лучше продаются плохие вести, а не хорошие. Они попросту сочиняют что-то. Если нет ничего подходящего, они это сочиняют. Я - совершенно не то, что изображают из меня таблоиды, совершенно. Ничего похожего. Это они сумасшедшие. Им на всё наплевать. Я всегда говорю моим фэнам: "Давайте устроим костёр из таблоидов. Сложим таблоиды в большую кучу и просто сожжём". Настоящие фэны, которые любят меня, знают, что в этом мусоре нет правды. Они знают. Они разумные люди.
Gold Girl: Вы всегда хотели заниматься кино? Если бы ваше семейство не было столь успешными музыкантами, то вы обратились к кино в более раннем возрасте?
MJ: Я всегда хотел снимать кино, но этому мешали гастроли. Вот почему я хочу на несколько лет уйти и заняться фильмами. Я бы хотел сделать шесть хороших фильмов, затем вернуться к гастролям, а потом опять заняться кино.
Gold Girl: Какие идеи у вас есть для кино?
MJ: У меня есть некоторые идеи, танцевальные движения и другие вещи, которых люди никогда еще не видели. Я с нетерпением жду возможности удивить людей. Вот почему я просто умирал от желания начать работу с кинокомпанией, и я в восторге от того, что мы делаем на "Neverland Pictures". Я наконец могу начать с самого начала, играть, творить, создавать.
Gold Girl: Расскажите мне чуть больше о теме оборотней в ваших фильмах, как это относится к видео?
MJ: Я еще не читал сценарий для фильма "Ставший волком" - это один из фильмов, который мы собираемся снимать, и я очень увлечён этим. Я счастлив работать с Сэмми Ли (из компании "Music Box", которая приобрела право "первого взгляда" на фильмы Джексона. -прим. GOLD). Мы занимаемся несколькими замечательными проектами вместе, и мне это очень интересно.
Gold Girl: И "Ставший волком" будет вашим первым фильмом?
MJ: На данный момент наш график говорит, что "Ставший волком" будет первым фильмом. Это будет весело. Я хочу, чтобы он был очень страшным. Рик Бейкер хочет делать все спецэффекты. У него семь "Оскаров". Рик очень увлечён этим тоже; он когда-то сделал "Американского оборотня в Лондоне". Он выиграл "Оскар", и сказал: "Майкл, это ничего не значит". По сравнению с тем, что он может сегодня, это ничего не значило. И он же сделал "Триллер", и о нём тоже сказал - "это ничего не значит". Он может намного больше. Он сделал все фильмы с Эдди Мерфи, "Клампс", "Чокнутый профессор", всё, что есть в "Людях в чёрном". Он делает всё это.
Gold Girl: Так скажите мне, как бы вы хотели, чтобы вас запомнили?
MJ: Как бы я хотел, чтобы меня запомнили? Как человека, который пришёл и принёс свет миру, какое-то освобождение от забот. А еще как голос безгласных детей, потому что я люблю их. Я живу для детей. Если бы это было не для детей, я бы давно опустил руки. Младенец, ребёнок - это удивительно. Они маленькие гении, знаете, маленькие гении, это правда.
Gold Girl: Вам нравится быть отцом?
MJ: Это самое любимое для меня. Я люблю это, очень, очень люблю.
Gold Girl: Я видела, как вы взяли вашу дочь на руки, когда она спала. Вы просто взяли её на руки, и я видела радость на вашем лице...
MJ: О, я люблю их. У Джексонов много детей. У меня множество племянников и племянниц. Нас много!
Gold Girl: Какие у вас отношения с вашими братьями и сёстрами?
MJ: Я люблю моих братьев и сестёр. Мы смеёмся, когда мы вместе. Это как бы другая версия тебя самого. Мы просто смеёмся, шутим, говорим о прошлом. Мы уже не проводим вместе столько времени, сколько нам бы хотелось. Мы все заняты. Мы все в шоу-бизнесе. Мы всегда что-то делаем. Если я в городе, то Джанет здесь нет; если мы оба здесь, то мои братья еще где-то. Все всё время перемещаются, знаете.
Gold Girl: Вы - семейный человек? Чем вы любите заниматься в вашей семье?
MJ: В моей собственной семье, с моими детьми? Мы любим просто сидеть вместе, разговаривать, гулять. Мы сидим у озера. Я беру их на прогулку каждый день. Мы сидим у озера, бросаем камешки в воду и просто разговариваем.
Gold Girl: Как вы думаете, какова самая глубочайшая любовь, которую только может чувствовать человек? И чувствовали ли вы это когда-нибудь?
MJ: О, думаю, это на самом деле зависит от самого человека. Чувствовал ли я самую глубокую любовь? Я не знаю, что могло бы быть наиболее... (долгая пауза) интересный вопрос... (повторяет вопрос несколько раз). Я очень, очень люблю моих детей, и я всегда смотрю им в глаза и говорю им это - вот это, я думаю, самое важное.

Перевод: АК

Категория: Интервью | Добавил: Добавлено: Инна (Дата: 22.11.2009)
Просмотров: 1490 | Комментарии: 2 | Теги: Статьи о Майкле
Всего комментариев: 2
0
2  
Это Майкл Джексон- это он- САМЫЙ ИСКРЕННИЙ ДОБРЫЙ И ЛЮБЯЩИЙ

0
1  

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]